Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Когда моя почта стала полностью рабочей

До сих пор я рассказывал в основном о светлых перспективах и удачах молодого редактора, но без многочисленных сложностей моя жизнь, естественно, не обходилась.

Писатели — не роботы. В ходе написания произведений обязательно случаются периоды тягостных раздумий. Наконец, у любого человека, даже самого гениального, бывают в жизни проблемы.

Как-то раз мы анонсировали выход тома в продажу, но писатель никак не мог закончить рукопись.

Я пригласил бедолагу посидеть поговорить в лобби отеля и попытаться вместе найти выход. Оказалось, беды постигли его как на творческом фронте, так и на личном. Я то сочувствовал ему, то пытался подбодрить, то поднимал настроение за свой счет, то ломал комедию в надежде рассмешить… поскольку решил сидеть с писателем лицом к лицу, пока тот не успокоится. Сам я человек позитивный, унынием от других не заражаюсь, так что пытался уговорить писателя улыбаться и радоваться жизни вместе со мной. Однако победить мучения подопечного никак не получалось, хотя мы просидели до самого утра. Тогда я решил взять перерыв, поскольку надо было уже идти на работу. Вечером я опять пошел к писателю. Так продолжалось изо дня в день. Я всерьез думал над тем, чтобы принести на работу спальный мешок и отдыхать под столом.

Прошло несколько дней.

— Большое спасибо, что так много говорили со мной. Мне полегчало. Сейчас не время унывать, буду работать над рукописью! — сказал писатель с улыбкой на лице.

Мне тоже полегчало на душе. Мне кажется, довести человека до беззаботной мысли «сейчас не время унывать» — вполне себе успех.

Был еще один случай — иллюстратор никак не мог сдать заказанные картинки.

Каждый день я мотался в сверхкороткие командировки — сначала ехал домой к иллюстратору в Осаку, а затем возвращался в Токио. Я бы назвал свои поездки однодневными, но на самом деле они были скорее «полудневными». Я доезжал до станции Син-Осака на первом утреннем Синкансене, покупал гостинцы и ехал прямо домой к иллюстратору. Там я обсуждал причины задержки иллюстраций, сразу возвращался в Токио и умудрялся успеть на рабочее совещание редотдела, которое начиналось ровно в полдень!

Ездил я три раза в неделю, а поскольку остальные книги не согласились бы любезно подождать, читал в поезде присланные рукописи. Возможно, кто-то на моем месте решил бы, что проще отложить выход книги, но я пошел на принцип. Мы уже анонсировали дату выхода. Мы не смогли бы оправдаться перед уже сдавшим рукопись автором. И, что самое главное, — мы не могли откладывать радость предвкушающих читателей.

В конечном счете, иллюстратор чудом успел доделать изображения, и книга вышла в продажу в срок. Речь шла об очередном томе популярной серии, так что нам удалось не разочаровать людей. Подписав книгу в печать, я почувствовал себя так, словно сбросил старую шкуру.

В перерывах на «реалии редакторской жизни» я продолжал заниматься самообучением. Я наугад читал прошедшие первый этап премий Дэнгэки книги (у нас есть специальные «чтецы», в чьи задачи входит читать и оценивать прошедшие первый этап произведения), поставил перед собой задачу смотреть не меньше сотни фильмов в год, просматривал ночные аниме*, листал всю популярную мангу…

Может показаться, я нагружал свою и без того занятую персону лишней работой, но у меня была причина.

Начинающим авторам часто дают такой совет: «Секрет мастерства — писать, писать и еще раз писать». Это очень правильный совет. Бесконечно повторяя одно и то же, человек получает необходимый навык. Поэтому неудивительно, что личинкам иллюстраторов говорят, что «секрет мастерства — рисовать, рисовать и еще раз рисовать». Это тоже верно.

Что же в таком случае нужно сказать редакторам? Конечно же, что «секрет мастерства — редактировать, редактировать и еще раз редактировать». Однако прежде чем много редактировать, нужно предпринять определенные шаги. Писатели пишут черновики, иллюстраторы осваивают новые программы, ну а я решил, что у редакторов аналогом подобных приготовлений, которые помогают извлечь пользу из повторений, является знакомство с большим количеством произведений. Поэтому я всегда выкраивал время на самообучение, и продолжаю выкраивать по сей день.

Так я узнал многое из того, что известно авторам, благодаря чему рабочие встречи с ними стали проходить гораздо легче. Наверное, не стоит даже говорить о том, что продумывать развитие сюжета и сеттинга гораздо проще, когда в голове есть уйма всяческих примеров.

Я тратил все имевшееся у меня время, чтобы знакомиться, знакомиться и еще раз знакомиться с произведениями и на то, чтобы редактировать, редактировать и еще раз редактировать. Я и сам не заметил, как все мои друзья по университету сыграли свадьбы.

С тех пор меня перестали приглашать на вечеринки одногруппников. Последними из почтового ящика пропали письма редакторов, с которыми я познакомился во время поисков работы.

Примечания

  1. Основная часть аниме в Японии делится на праймтаймовое и ночное. Возрастные ограничения не разрешают показывать в прайм-тайм все подряд, так что многие популярные сериалы идут именно в ночные часы.

Комментарии