Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Как появились на свет «Убойный ангел Докуро-тян», «Баллада богини смерти» и «Некий магический Индекс»

Июнь 2003 года.

Издательство Дэнгэки Бунко выпускает «Убойного ангела Докуро-тян» и «Балладу богини смерти».

«Докуро-тян» начиналась как рассказ, который Окаю Масаки-сан отправил на второй конкурс веб-романов Дэнгэки. Он прошел во второй тур, где проиграл. Мы сохранили своенравность произведения (из-за которой оно и проиграло), добавили на манер «Сяны» закадычности (для пресловутого «западания в душу») и создали ранобэ в достаточно редком на тот день жанре комедийного романа, не воспринимающего себя всерьез. Редакторов у «Докуро-тян» было два: я и Вада Ацуси. Вада-сан был одним из тех семпаев, которые учили меня, незнакомого с редактированием, уму-разуму, кроме того мы с ним в равной степени обожали стиль Окаю-сана. «Докуро-тян» стала нашей с ним первой совместной работой.

«Баллада богини смерти» родилась после того, как я обратился к Хасэгава Кэйсукэ-сану, одному из участников восьмого конкурса игровых ранобэ. Эта работа делалась методом проб и ошибок, в ней я осваивал непривычный для себя стиль: аннотацию в вежливом стиле (редкость по тем временам), «воздушные» цветники (иллюстрации в начале ранобэ) и легкий для чтения текст, который должен понравиться даже девушкам.

Обе книги выстрелили, в первый же месяц продались лучше, чем ожидалось, и отправились на допечатку. Безусловно, в первую очередь на их успех повлияло мастерство авторов, но определенный вклад внес своей поддержкой и я. Например, именно тогда мне стало казаться, что я уловил «соль» выбора иллюстраторов и начал понимать, какие иллюстрации приходятся людям по душе.

Не было больше того выскочки, который даже про Комикет не слышал!

На то время еще не успели появиться «каталоги» вроде pixiv и NicoNico Seiga, так что в поисках иллюстраторов приходилось бродить по Комикетам и копаться в специализированных архивах ссылок. Я поставил перед собой задачу за месяц посещать не меньше десяти тысяч сайтов, ведь во многом успешность ранобэ зависит от того, удастся ли откопать пока еще неизвестного, но рисующего замечательные картинки иллюстратора.

А затем пришел апрель 2004 года.

День, когда вышел «Некий магический Индекс». Разумеется, он ушел в допечатку практически сразу же.

«Индекс», опять же, родился из разговора с Камати Кадзумой, проигравшим участником конкурса премии Дэнгэки. Почти все мои успешные работы начинали как «проигравшие участники конкурсов». Наверное, у меня лучше всего получается работать «с грубоватыми, поэтому не победившими работами, в которых тем не менее есть изюминка». «Индекс» — один из лучших примеров такого произведения (на пару с «Ореимо»). Но на этом год не закончился. В октябре другой мой автор, Игараси Юсаку-сан, выпустил «Секрет Ногидзаки Харуки», которая опять же стала хитом (а также вторым произведением, над которым мы с Вада-саном работали сообща).

Разумеется, мне еще никогда не приходилось издавать столько хитов за такое короткое время.

Правда, за это я поплатился временем на сон, которого неуклонно становилось все меньше, но страданий по этому поводу не испытывал.

И наконец, я получил первое предложение аниме-экранизации.

Продюсер Кавасэ Кохэй, работавший на принадлежавшей Pioneer LDC студии Geneon Entertainment (так они назывались на то время, сейчас эту структуру поглотила Warner Entertainment Japan), выслал предложение об экранизации «Докуро-тян» и «Сяны».

Экранизация этих произведений навсегда вдолбила в меня азы медиамиксинга (об этом явлении я расскажу в седьмой главе). Скажем, в случае «Докуро-тян» я узнал о том, как правильно рекламировать аниме с помощью веб-радио («Dokuro Channel»), ну а на примере «Сяны» понял, в какую страшную силу может вылиться сотрудничество аниме и оригинального произведения.

Я был счастлив, что по мере того, как Дэнгэки Бунко карабкался в лидеры издательств, в его стенах развивался и я.

Но если спросить меня, в чем секрет такого взлета, я смогу ответить только одно.

В 2001 году, еще будучи стажером, я как-то попал на совещание к редактору-семпаю и его акуле пера.

Когда нас представили, автор спросил меня:

— И какими проектами вы занимаетесь, Мики-сан?

На этот вопрос я ответить не смог.

У меня не было ни единого проекта.

Вопрос автора показался мне завуалированным посланием: «Я не буду считать тебя настоящим редактором, если у тебя нет знаменитых работ». Разумеется, на самом деле автор не имел в виду ничего такого, но чем больше я обдумывал свою мысль, тем очевиднее она мне казалась.

Принимая в партнеры автора, я, конечно же, изучаю его прошлые работы, и использую их во время переговоров.

Но верно и обратное: автор оценивает редактора по тому, над какими произведениями ему довелось работать. Естественно, ему интересен послужной список редактора, и он тоже будет использовать его во время переговоров.

И мне кажется, один из двигателей моего успеха состоит в желании гордо отвечать таким авторам:

— Я работал над тем-то и тем-то. Рад знакомству.

Комментарии