Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Второстепенные персонажи тоже живые

Как понять, «человечен» ли кто-либо?

Я считаю, что этот вопрос сродни другому: «живой ли он?»

Может показаться, что меня понесло в дзен-буддизм, но я не прошу глубоко задумываться над ответом.

Очень важно, чтобы в действиях персонажей ощущалась жизнь. Они должны быть описаны до того реалистично, чтобы читатель чувствовал их дыхание. Во всяком случае, если в произведении не будет таких персонажей, оно покажется написанным на скорую руку и быстро забудется.

Для чего существуют люди? Чтобы жить.

Для чего существуют персонажи? Чтобы жить.

Даже персонажи произведения спят, просыпаются, завтракают, ходят в школу, учатся, разговаривают с друзьями, смеются, плачут, злятся, радуются, расстраиваются и каждый день преследуют свои мечты и цели. Причем они должны продолжать жить, даже не находясь в свете софитов (то есть даже когда произведение их не описывает). Более того, это касается всех персонажей — и протагониста, и антагониста, и всех остальных.

Несколько уточняя поднятый в прошлом пункте метод вопроса «почему?», замечу, что для создания живого персонажа необходимо учитывать его мечты, цели и эмоциональные связи. Мечты и цели могут быть совершенно любыми. Скажем, антагонист может считать, что жизнь его лишь тогда обретет смысл, когда он увидит лицо главного героя в слезах. Какой-нибудь малозначимый персонаж может мечтать о том, чтобы всю жизнь проработать стражником в деревне, ну а главный герой — о том, чтобы собрать кучу девушек и основать с их помощью гаремную секцию в школе. Под эмоциональными связями персонажа я понимаю то, какие чувства главные персонажи к нему питают.

Если все эти моменты не определить, в персонаже не будет жизненной силы, он скорее всего покажется скучным и плоским. Нельзя забывать ни о второстепенных персонажах, не бывающих в центре событий, ни о тех, что появляются лишь эпизодически. В них всех нужно вдыхать жизнь (мечты, цели и эмоциональные связи).

Кстати, злодеям иметь разрыв вовсе не обязательно. Поскольку злодей — враг, он может обладать однобоким характером, например, «злой от начала и до конца», «вызывающий у читателя лишь омерзение» или «всесторонне отвергающий главного героя». Такое отличие злодея от других персонажей как раз подкрепляет мысль, что «люди бывают всякие», и служит доказательством людского многообразия.

Главный герой и его девушка просто обязаны обладать человечностью, но если наделить ей и злодея, и вспомогательных персонажей, произведение получится еще более правдоподобным.

Я всегда привожу в пример Мисаку Микото, нижнее белье которой вызвало у нас такие напряженные дебаты. В первом томе «Индекса» она появилась лишь на нескольких страницах, но сцена с шортами сделала из нее по-настоящему «живого» персонажа и резко прибавила популярности.

Есть и другие примеры: Геката из «Сяны», Арагаки Аясэ из «Ореимо», Аш Роллер из «Акселя», Акселератор из «Индекса» и так далее.

Те же самые рассуждения можно попробовать применить и к еще одной девушке из «Сяны» — Ёсиде Кадзуми, изначально просто второстепенному персонажу. Ее цель и мечта — стать девушкой Сакаи Юдзи. Что касается эмоциональных связей, то к Юдзи она питает симпатию, к Сяне — ревность. В первом томе все эти моменты почти не имеют значения. Вся роль этой девушки сводится к тому, что она дает Юдзи бенто в эпилоге. Задача этой сцены, в свою очередь, состояла в том, чтобы продемонстрировать ревность, присущую Сяне, но в то же время она заранее определила мечты, цели и эмоциональные связи Ёсиды. Позднее мы все-таки оформили ей бэкграунд (так я называю сведения, которые нельзя узнать из книг), благодаря чему уже во втором томе она смогла пригласить Юдзи на свидание в Мисаки Атриум Арч, и это событие стало ключевым сюжетным двигателем.

Мы не могли изменить Ёсиду Кадзуми так, чтобы ее интересовала не только любовь Юдзи. Если бы мы так поступили, ее повторное появление читатели бы встретили словами «что-то она с прошлого раза сильно изменилась…». То же самое произошло бы, если бы Акселератор с какой-то стати начал хорошо относиться к Камидзё или если бы волнующаяся за Кирино Аясэ говорила только о себе. Подобные персонажи кажутся «неестественными» и часто выходят скучными.

Итак, живут не только основные персонажи. Это касается и всех вспомогательных, и даже злодеев.

Мне кажется, если держать это в уме, произведение станет гораздо интереснее.

Комментарии