Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Правила создания привлекательных персонажей

Здесь я буду говорить о персонажах, которых сам считаю интересными.

При написании персонажей ранобэ крайне важно, чтобы читатель мог им сочувствовать, и в первую очередь это касается главного героя и героини.

Под сочувствием я здесь понимаю буквально возможность испытывать все эмоции вместе с ними. Например, если главный герой попал в какую-то передрягу, впечатления читателя будут сильно разниться в зависимости от того, ощущает он себя наблюдателем по ту сторону окна или мысленно стоит плечом к плечу с вымышленным героем.

Разумеется, стремиться нужно ко второму варианту. Чем теснее отношения между человеком и персонажем, тем более небезразлично происходящее, а чем слабее, тем более безразлично. Если читатель смотрит через окно, он будет считать, что «его это все не касается». Если он стоит плечом к плечу с героем, он будет волноваться, нервничать и поддерживать персонажа изо всех сил.

Для меня Камидзё Тома, о котором я уже говорил, как раз такой близкий персонаж.

Я осознаю это каждый раз, когда сажусь за редактирование «Индекса». Дело в том, что я могу восхищаться им и находить в нем обаяние.

Умение вызывать «восхищение» и «обаяние» — непременные атрибуты персонажа, которому можно сочувствовать. В идеале нужно стремиться не к чему-то одному, а одновременно и к восхищению, и к обаянию.

Но почему же эти атрибуты так важны?

Я полагаю, что главный герой должен быть крутым, но не слишком.

Под крутым главным героем часто понимают этакого сверхчеловека, который решит любую задачу, прекрасно справится даже с неожиданностью и вскружит голову любой прекрасной девушке. Однако если он так ведет себя в течение всего произведения, я начинаю раздражаться, мол «да-да, я понял, он крутой».

Избыточно крутые персонажи со временем отдаляются от читателя и становятся чуждыми. От этого усиливается восхищение, но теряется интерес к самому персонажу. И вот нужно сблизить героя и читателя, так сказать, усадить их на соседние стулья, чтобы они смогли дружно над чем-то посмеяться. Эту задачу и выполняет обаяние.

Символ «восхищения» Камидзё Томой — его правая рука, «Разрушитель иллюзий». Она побеждает любую сверхъестественную силу, с ней не сравнится никакой маг или эспер. Именно с ее помощью Камидзё в школьном возрасте спасает мир (и становится весьма популярным среди девушек, пусть он на это и не рассчитывал). Это круто, и этим все восхищаются.

Но в чем же обаяние Камидзё Томы? В том, что он неудачник, поскольку сила «Разрушителя иллюзий» уничтожила и его божественное покровительство, то есть, удачу. Живет он, как правило, бедно, подвергается атакам хулиганов и сталкивается с другими неприятными вещами. Более того, у него крайне обывательское сознание. В магазине он тщательно выискивает скидки, в школе бегает по коридору в носках, скользит и слышит возмущенные возгласы школьниц. Если смотреть на одну только повседневную жизнь Камидзё Томы, он покажется обычным пареньком из небольшого города, бесконечно далеким от спасения мира. Индекс находит все новые поводы укусить его за голову, Мисака Микото при каждом удобном случае разряжает в него электрошок, свою сверхспособность, и зрелище того, как Камидзё Тома опять кричит «не везе-е-ет» невольно вызывает улыбку. Наверняка многие люди ощущают к нему симпатию и хотят помочь. Это и есть то самое обаяние.

«Умение вызывать восхищение» и «обаяние» есть и у Индекс, главной героини тайтла.

Какой бы маг вдруг ни объявился, она мгновенно разберет его заклинания и придумает, как им противостоять. Дело в том, что она обладает «памятью о содержании 103 тысяч магических гримуаров», что объясняет и ее имя. Это в глазах читателя предстает крутизной, а значит, вызывает восхищение. С другой стороны, на ней несмываемая печать «вечно голодной монашки», сильно досаждающей Камидзё своим обжорством, далеко ушедшим от аскетичного образа жизни монаха. Ее постоянный голод, который приводит к тому, что она поедает что попало, вызывают смех и симпатию. В этом ее обаяние.

Можно сказать, что герою интересного произведения просто обязательно иметь две противоположные стороны. После того, как книга тщательно расписывает аспекты, призванные вызвать «восхищение», очарование проступившего «обаяния» становится в разы сильнее. И наоборот: после хорошо прописанной сцены «обаяния» в разы сильнее станет более позднее «восхищение». Именно поэтому в идеале нужно стремиться и к тому, и к другому.

Когда у персонажа есть и положительная, и отрицательная сторона, он становится человечнее. От человечности рождается сочувствие и мысль «хочу и дальше смотреть, чем он будет заниматься».

Взять, например, «Гарри Поттера» (за авторством Дж. К. Роулинг, в Японии издается компанией Сидзусанся). Гарри, главный герой тайтла, великолепный маг, но что было бы, если бы он нравился всем, кто его окружает? Наверняка ему не пришлось бы особо напрягаться, и жил бы он себе привилегированным школьником Хогвартса. В безбедной жизни нет ни волнения, ни переживаний. Есть только скучные путешествия от одной безопасной зоны к другой. В таких условиях уже становится неясно, с какой стати Гарри вообще считается главным героем. Его обаяние рождается именно из «слабостей»: неопытности, заставляющей его тянуться к темным силам, а также неспособности бросить кого-либо в беде. Не поэтому ли Гарри кажется читателям человечным и симпатичным?

Человечные персонажи способны не только вызывать сочувствие, но и тянуть читателя за собой.

Правда, если мыслить такими критериями, мы придем к выводу, что из Камати-сана плохой персонаж, поскольку ничего, кроме восхищения, он не вызывает. :)

Комментарии