Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Рыцари Камелота

1

После открытия «Полумесяца» в Акибу вернулась жизнь.

Вопрос питания казался простым, но на деле это оказалось не так.

Жители Акибы, до недавних пор жевавшие безвкусную еду, в мгновение ока предались пороку новой восхитительной пищи. «Полумесяц», как и любой ресторан фастфуда, продавал еще и на вынос, и, хоть по законам обычного мира, эту еду вряд ли посчитали бы роскошной, здесь она явно произвела фурор.

Только что открывшиеся лавочки не могли полностью удовлетворить спрос, но затем добавилась четвертая лавка. Призыватель Альянса Полумесяца вызвал саламандру, чтобы подогревать железные листы с ломтиками пиццы, в меню появился пудинг с заварным кремом, приготовленный из жирных сладких сливок. Эти нововведения вызвали восторг среди покупателей.

С самого открытия жители Акибы заметили, что «Полумесяц» принадлежал маленькой гильдии — Альянсу Полумесяца. Разумеется, нашлись люди, раскритиковавшие присвоение новых рецептов, однако по законам игры кто успел, тот и съел, потому жителям оставалось только молча соглашаться.

На самом деле кто-то посылал Альянсу Полумесяца письма с угрозами, в которых было написано, что они должны опубликовать новые рецепты. Но даже те, кто так делал, прекрасно знали, что это всего лишь отговорка.

После открытия четвертой лавки по городской зоне пополз слух, будто Альянс Полумесяца сотрудничает с тремя самыми крупными производственными гильдиями в Акибе: Океанической Системой, Фирмой Родрика и Восьмой Торговой Улицей.

Суммарно в них состояло 5000 человек, что составляло 30 процентов от всех игроков в Акибе. По факту, некоторые товары на рынке стали популярнее, также кто-то видел, как игроки из Восьмой Торговой Улицы закупали продукты. По-видимому, слухи легко могли оказаться правдой.

Но хоть и открылась новая лавка, появились новые блюда в меню и клиентов стали обслуживать быстрее, Полумесяцу никак не удавалось удовлетворить спрос. В совокупности все лавки в день могли обслужить только 1500 посетителей.

Многие в Акибе уже отведали восхитительных бургеров, купленных на вынос в «Полумесяце», и те, кто их попробовал, хотели вернуться еще раз. Люди, вспомнившие вкус еды из старого мира, больше не могли страдать, питаясь космической едой из воска.

Еще до рассвета перед «Полумесяцем» выстраивались огромные очереди, поэтому приходилось раздавать номерки.

«Полумесяц» вызвал внезапный подъем экономики, положительно повлиявший на остальные области.

Еда в нем продавалась очень дорого, в 3-6 раз дороже, чем на рынке. За неимением других развлечений игроки в Акибе охотно спускали деньги в «Полумесяце», однако вопрос заключался в том, имелись ли у них на руках такие деньги? Если каждый день завтракать, обедать и ужинать в «Полумесяце» (при условии, если у кого-то вообще выдавалась такая счастливая возможность), то за месяц вышло бы примерно 1350 монет.

Раньше для жизни в Акибе не требовалось много денег, поэтому некоторые просто сидели в руинах и горевали о прошлом мире. После открытия «Полумесяца» даже они стремились заработать, так что и это входило в список благоприятных изменений, вызванных открытием лавок.

На главной площади Акибы появились люди, предлагающие работу. Они не имели отношения к гильдиям — просто игроки, которые хотели пойти фармить вместе. И хоть они лишь искали спутников, в этом мире такая деятельность казалась удивительной, поэтому собралось много зевак.

Когда они отправлялись с главной площади, работники недавно открывшегося «Полумесяца» хором кричали «Счастливого пути!» и махали им вслед.

Конечно же, участники экспедиции могли купить кувшинчик-другой чая из лепестков черной розы, возможно, кто-то из них знал работников лавочки лично.

И все же раньше в Elder Tales не случалось ничего подобного, потому эта картина зажгла в сердцах людей маленькие огоньки. Игроки, отправлявшиеся в путь, оставляли город со светлыми улыбками на лицах.

Но помимо таких групп игроков, никто в городе больше не занимался экономической деятельностью, и некоторые продукты, например мясо молодого оленя, картофель и мясо глухаря, начали понемногу дорожать.

Такое влияние на рынок оказала Восьмая Торговая Улица, осторожно скупая товар. Однако как только товар поднялся в цене, люди поняли, в чем дело, и принялись скупать его. Получившие информацию гильдии активно образовывали группы по работе с сырьем и наводняли рынок дешевыми продуктами, пытаясь получить прибыль.

Вот только Карасин давно уже предвидел такой исход, заранее договорившись с небольшими гильдиями, и они вместе организовали поход за сырьем.

Карасин спланировал мероприятия по фарму продолжительностью в несколько дней, распределил обязанности между участниками гильдии, основал группу фарма и группу поставок. Используя систему поддержки в производственных гильдиях, создал сеть поставок сырья.

Впервые не только после Катастрофы, но и за всю историю Elder Tales в игре появилась система поддержки производственными гильдиями боевых гильдий прямо на поле боя. Эта система оказалась успешной, и Карасин больше не зависел от рынка — он мог получать большое количество сырья по фиксированной цене.

Игроки, раньше сидевшие в четырех стенах, стали выходить за пределы своих гнездышек, тратить больше ресурсов и чаще чинить снаряжение. У мастеров появилась дополнительная работа. Постепенно, шаг за шагом, Акиба начала меняться.

Разве не открытие «Полумесяца» послужило источником всех изменений?

Если Альянс Полумесяца и вправду сотрудничал с тремя самыми крупными производственными гильдиями в Акибе, то количество игроков в этой организации составляло около одной шестой от населения японского сервера, что означало зарождение самой сильной и влиятельной группировки на нем. В соседних городах тоже интересовались по телепатии об Альянсе Полумесяца, постоянно просили о вступлении в гильдию, но Мариэль всегда вежливо отказывала им со словами: «Пожалуйста, подождите до конца месяца».

Боевые гильдии, обычно не обращающие внимания на дела производственных, все чаще задумывались.

В мире без интернета и сетевого телевидения единственным развлечением были сплетни.

Жители Акибы то тут, то там перемывали косточки и строили догадки. В сплетнях фигурировала приветливая и заботливая глава Альянса Полумесяца Мариэль, талантливая Генриетта, молодой командир боевой гильдии Сёрю. В это же время более опытные игроки, обладавшие информацией, упоминали имена Сироэ, Наоцугу, Нянты и остальных участников Чайных Дебоширов.

Но никто не обратил внимания, что не только Авантюристы распускали эти слухи.

2

С момента начала кампании прошло 10 дней.

«Полумесяц», постоянно наводняемый толпами людей, гармонично вписался в городскую зону. Длинные очереди за едой уже стали местной достопримечательностью. Сегодня, под летним безоблачным небом, у четырех лавочек, как и всегда, кипела жизнь — клиенты шли непрерывным потоком.

Но не здесь, в просторной комнате, далекой от городской суеты.

Она носила название Сердце Акибы — огромный зал совещаний, расположенный на верхнем этаже здания гильдии.

Эта комната была открыта для пользования всем Авантюристам. Однако в этом мире электричество отсутствовало, поэтому лифт служил больше для украшения, а подниматься по ступенькам на 16 этаж стал бы только сумасшедший.

В центре просторного помещения с высокими потолками стоял огромный круглый стол. Сидевшие за ним люди легко могли назвать себя представителями Акибы.

Верховный глава Рыцарей Черного Меча — «Черный меч» Айзек.

Айнз, гильд-мастер Честности.

Лидер ДДД — «Берсерк» Красти.

Молодой вождь Серебряного Меча Уильям.

Любитель гарема Содзиро, глава Бригады Западного Ветра.

Мититака «Сильные Руки» — лидер Океанической Системы.

Родрик, предводитель Фирмы Родрика.

Юный гильд-мастер Восьмой Торговой Улицы Карасин.

Мариэль, глава Альянса Полумесяца.

Лидер Великолепия — Алхимик Вудсток.

Превосходнейший Механик — гильд-мастер Радиорынка Аканея.

И глава Log Horizon — Сироэ.

12 человек, севшие за круглый стол, привели с собой несколько доверенных, но этот зал спокойно вмещал в себя 30 человек. И все они испытывали разные эмоции.

Кто-то беспокоился, кто-то удивлялся, кто-то сидел с каменным лицом, кто-то — с самодовольным. Каждый вчера вечером получил по приглашению, в котором было указано место встречи в этом конференц-зале.

Тема собрания звучала так: «Будущее Акибы».

Его организовали Сироэ из Log Horizon и Мариэль из Альянса Полумесяца.

Практически все собравшиеся здесь возглавляли крупнейшие гильдии, а Океаническая Система, Фирма Родрика и Восьмая Торговая Улица занимали первые три строчки в топе производственных гильдий.

Рыцари Черного Меча, Честность, ДДД, Серебряный Меч и Бригада Западного Ветра — крупнейшие боевые гильдии, прославившиеся на весь город.

Альянс Полумесяца, Великолепие и Радиорынок — гильдии, которые некогда пытались создать коалицию мелкомасштабных гильдий, но, к сожалению, их попытка провалилась.

И только о Log Horizon никто абсолютно ничего не знал.

Однако лидеры крупнейших гильдий уже обладали информацией о происходящем, поэтому при виде Сироэ удивилось около четверти собравшихся.

Пока участники собрания оценивали друг друга, в зал вошла Серара из Альянса Полумесяца и предложила всем холодного фруктового чая. Этот напиток еще не появился в меню «Полумесяца», поэтому люди удивились. Однако небольшой шок вскоре прошел, и в зале снова воцарилась тишина.

Сироэ сидел спокойно, не шевелясь.

Однако внутренне было далеко не так.

Собрание служило полем боя Сироэ.

Этот бой был ничем не хуже тех, что происходили за городской зоной, когда крупные гильдии сражались с монстрами. Сироэ одновременно почувствовал жар и холод, пронизывающие его с головы до ног. Он хотел сотрудничать со всеми собравшимися здесь людьми, однако мог доверять лишь немногим. Что бы ни произошло, ему нельзя терять лицо перед ними.

(Я сам это затеял.)

Как и сказал Содзиро, этот мир — тюрьма. Люди оказались в оковах «безопасного выхода» и никак не могли освободиться от отчаяния. Из-за монстров, которые населяли пустоши, игроков сковывало бессилие.

После Катастрофы Сироэ каждый день решал какие-то проблемы, разрабатывал стратегии и строил планы, чтобы увеличить шансы на выживание.

Однако эта битва отличалась от предыдущих. Шла ли речь о спасении Тои и Минори или же о порядке в Акибе, кто-то мог бы даже назвать это эгоистичным желанием Сироэ. Он хотел сделать это даже ценой ненужных и бесполезных сражений. И, конечно же, он понимал, что его действия очень полезны и важны.

Он принес бы пользу не только себе, но и своим близким и всей Акибе — так думал Сироэ.

Но и в таком случае он все равно оставался упрямым и своевольным.

Получалось, что Сироэ обрел свободу впервые с момента Катастрофы. Он брал силы из упрямства, отдал всего себя ради исполнения желаемого. Однако подобное очень быстро истощило его, он стал чувствовать бессилие и собственную нерешительность, но в то же время ощущал сильнейший прилив восторга.

— Сироэ-чи? Все в порядке, ня? — спросил Нянта, стоявший позади него.

Теперь Сироэ даже такие слова мог воспринять спокойно. Кроме Нянты, в Log Horizon входили Наоцугу и Акацки, которые не присутствовали на собрании. Эта маленькая гильдия, всего из четырех человек, принимала свой первый бой. Пусть они исполняли разные роли, они сражались на одном поле боя.

Бороться и победить ради своих товарищей.

Вот в чем поклялся себе Сироэ.

Напряжение в зале постепенно нарастало, все собравшиеся наконец-то заняли свои места.

Сироэ поднялся, чтобы начать свою приветственную речь.

— Спасибо, что нашли время для того, чтобы прийти сюда, я очень благодарен. Меня зовут Сироэ, я возглавляю гильдию под названием Log Horizon... Сегодня я собрал вас всех, чтобы обсудить один очень важный вопрос. Он довольно сложен, поэтому, пожалуйста, проявите немного терпения.

Он остановился на минуту и окинул собрание взглядом.

(Что ж, как бы то ни было, спасибо всем, кто пришел, вероятно, это — дело рук Содзиро... Хотя так мне не пришлось тратить время, чтобы обойти их всех. С другой стороны, это моя решающая битва.)

— Давай поскорее заканчивай свое вступление, «Дебошир» Сироэ, все мы друг друга не первый день знаем.

Эти слова принадлежали Айзеку, «Черному мечу», одному из самых опытных и прокаченных игроков на японском сервере. Во всех крупных сражениях он обычно выступал в передовом отряде и часто просил Сироэ о поддержке. Тот думал, что Айзек и не вспомнит о нем, бесполезном Чародее, однако на деле вышло иначе.

— Так что, в конце концов, мы собрались обсуждать?

Нетерпеливым парнем оказался молодой лидер Серебряного Меча Уильям. С серебряными волосами, убранными в хвост на затылке, он выглядел как эльфийский принц и будто в нетерпении перекладывал одну ногу на другую.

— Раз кто-то хочет начать собрание, не будем откладывать дело в долгий ящик и приступим к теме сегодняшнего обсуждения — ситуации в Акибе. Как уважаемые гости уже знают, в день Катастрофы все мы оказались заперты в этом альтернативном мире и пока еще не нашли способ возвратиться. И так как у нас нет ни единой идеи, как вернуться домой, ситуация для нас просто невыносима. С другой стороны, при таком положении вещей обстановка в Акибе с каждым днем ухудшается, множество наших товарищей впали в уныние, некоторые просто махнули на себя рукой. Экономика переживает застой, а эффективность поисково-исследовательских работ не улучшается. Мы надеемся справиться с этой ситуацией и именно поэтому все вы здесь, — проговорил Сироэ с полуприкрытыми глазами.

Он говорил легко, слова сами приходили ему в голову — такие ясные, что, казалось, он мог почувствовать их.

— И что мы можем сделать?

— Так хлопотно...

— И зачем мы сейчас это обсуждаем?

— Я понимаю тебя, но что, в итоге, мы можем сделать? — перекрывая все голоса, спросил Айнз, юный лидер Честности.

— Я что-то слышал об альянсе гильдий.

— Этот план вроде как провалился.

Сироэ перевел взгляд на авторов плана — гильд-мастеров Великолепия и Радиорынка. Те, побледнев, кивнули ему. Они, как и Альянс Полумесяца, относились к маленьким гильдиям и на фоне остальных выглядели некомпетентными. Во многих гильдиях, чьи лидеры сидели в этой комнате, насчитывалось игроков в пятьдесят раз больше, чем в этих маленьких группках.

— Этот план на самом деле не удалось выполнить, но я полагаю, подобное произошло из-за того, что каждая из сторон пыталась перетянуть одеяло на себя. В то время план заключался в том, чтобы объединить мелкие гильдии для противостояния большим... Иными словами, альянс маленьких гильдий, созданный с целью защиты наших общих интересов. Именно поэтому наш план и провалился.

— Верно, мы вроде как и согласились работать вместе, но потом пытались извлечь выгоду только для собственных гильдий, поэтому нам и не удалось достигнуть консенсуса, и в итоге ничего не вышло.

Мастер в изготовлении часов и мелких механизмов, гильд-мастер Радиорынка Механик Аканея выразил свою точку зрения о ситуации, дополнив реплику Мариэль.

— Теперь вы захотели собрать всех, по крайней мере сильнейших в Акибе, чтобы урегулировать материальные отношения в городе?

— Небольшие гильдии, попав в безвыходное положение, начнут объединяться, а если начнут еще и потеснять законные права сильных мира сего, то это вообще ни в какие рамки не лезет!

Присутствующие в зале отреагировали на речь Мариэль.

В приглашении стояла ее подпись, а также Альянса Полумесяца, и это родило в головах собравшихся мысли типа «Другими словами, разве мы здесь собирались обсуждать не провал плана о коалициях небольших гильдий?» Это требовало объяснений.

(Вполне разумное умозаключение.)

Даже если кто-то и знал Сироэ, не стоило созывать собрание только от его имени.

Мариэль, а также Альянс Полумесяца, то есть лавка «Полумесяц», — авторитет этих двух имен с большим трудом позволил созвать собрание, однако произошло недопонимание, и его следовало немедленно исправить.

— Повестка дня сегодняшнего собрания немного иная, мы хотели бы обсудить, как можно улучшить ситуацию в Акибе.

Сироэ тут же перебили:

— Если так, то позвольте откланяться.

Со своего места поднялся тот, кто все собрание нервничал и строил недовольные мины, — гильд-мастер Серебряного Меча Уильям. Он закрепил меч за поясом, поправил плащ и продолжил:

— Мы боевая гильдия, атмосфера в городе нас не касается. Мы возвращаемся сюда только поменять деньги и пополнить запасы провизии. Говоря иначе, нам все равно — опасная обстановка в городе или гармоничная, дела в городской зоне мы оставляем тем, кому они интересны. Пусть мы и не хотим тратить на это время, вам мешать мы не станем. Нам это неинтересно, поэтому на нас не рассчитывайте.

Закончив свою тираду, он покинул зал для собраний.

По залу прошла волна суматохи.

Представители Великолепия, Радиорынка и Альянса Полумесяца сидели с кислыми лицами. Сироэ слышал, что после образования коалиции маленьких гильдий многие представители вели себя как Уильям и покидали коалицию.

Однако он сразу предугадал такой ход событий.

(Серебряный Меч выбыл...)

Сироэ проанализировал влияние этой ситуации на общую картину битвы и занес данные в ведомость в своей голове.

Серебряный Меч, без сомнения, занимал одну из ведущих позиций среди боевых гильдий, однако его отсутствие на собрании ничего особо не решало. Если бы самая крупная боевая гильдия — ДДД и самая крупная производственная — Океаническая Система решили покинуть собрание, то у Сироэ имелся план, как их убедить не делать этого. Но Сироэ все же предполагал возможный уход одной или двух гильдий.

Но самое важное, что после того как Уильям покинул собрание, в зале воцарилась тревожная атмосфера, и ее нельзя было проигнорировать.

— Несмотря на то, что нас теперь одиннадцать, позвольте продолжить. Как только что сказал лидер Серебряного Меча, вас всех пригласили сюда, чтобы мы вместе сели за круглый стол и обсудили вопрос самоуправления в Акибе. Но перед нами стоят еще две задачи: сначала нам нужно улучшить обстановку в Акибе, а конкретнее вести за собой жителей города и дать им источник жизненной энергии, вторая цель — обеспечить безопасность. Я надеюсь, что мы сможем решить эти проблемы и в конечном итоге установить аппарат самоуправления в Акибе.

В зале заседаний повисла мертвая тишина.

Участники собрания молча наблюдали за реакцией друг друга.

(Дальше пойдет самая важная часть.)

Сироэ, по ощущениям словно стоя перед стартовой линией, окинул всех присутствующих оценивающим взглядом.

Игроки, что находились тут, действительно могли бы оказать влияние на 80 процентов населения города — только в гильдиях, чьи лидеры собрались в зале заседаний, состояло около 6000 человек, что составляло 40 процентов от всего населения Акибы.

Плюс ко всему многие серьезные гильдии дружили друг с другом или вообще строили отношения «начальник-подчиненный». Также широко распространились горизонтальные связи по доставке сырья и совместным рейдам.

Так как собравшиеся здесь Авантюристы обладали большим влиянием на Акибу, принятые на собрании решения обязательно отразились бы и на жителях города. Именно поэтому Сироэ и пригласил их всех.

Однако получить поддержку столь большого числа гильдий очень сложно — в несколько раз сложнее, чем развалить гильдию. Сироэ это понимал, но все же вступил в битву.

— Не мог бы ты сначала объяснить критерии такого выбора приглашенных? — первым прервал молчание Айнз, глава Честности. Его голос звучал точно так, как должен звучать у человека средних лет.

— Понял. Рыцари Черного Меча, Честность, ДДД и Бригада Западного Ветра относятся к крупнейшим боевым гильдиям или же многого успели достичь. Разумеется, только что покинувший собрание Серебряный Меч тоже не отставал от вышеназванных. Океаническая система, Фирма Родрика и Восьмая Торговая Улица занимали три первые строчки в рейтинге самых крупных производственных гильдий. Альянс Полумесяца, Великолепие и Радиорынок — представители небольших гильдий, поэтому мы их сюда и пригласили. Однако есть одна вещь, которую гости немного неправильно поняли. Эти три гильдии представляют не только самих себя, но еще и те гильдии, которые не смогли присутствовать, чтобы выражать их точку зрения и высказать их мнение. Нельзя пренебрегать правом высказаться даже самой маленькой гильдии, и посему эти три гильдии здесь, чтобы отстаивать позиции всех маленьких гильдий.

Сироэ поначалу предполагал, что наличие маленьких гильдий, занявших аж три места, вызовет протест, но, вопреки его ожиданиям, все спокойно восприняли этот факт.

Количество людей в больших гильдиях, чьи представители собрались в этом зале, действительно достигало 6000 человек. Но с другой стороны, в Акибе помимо них проживали игроки, которые или не хотели присоединяться к гильдиям, или же вступали в маленькие и средние гильдии. Всего таких игроков насчитывалось около 9000. Сироэ попросил присутствующие три гильдии представлять на собрании всех этих людей, и, похоже, данный метод вполне себе сработал и был принят участниками собрания.

Однако, вероятно, никто и подумать не мог, что какие-то важные дела можно решить на первом же собрании. Поэтому пропускали все мимо ушей. Именно такую картину наблюдал Сироэ.

— А ты? — коротко спросил руководитель ДДД «Берсерк» Красти, красивый мужчина в очках. Его прозвище никак не вязалось с обликом.

— Я — автор и руководитель проекта, — заявил Сироэ.

Он отвечал за организацию плана по устройству самоуправления в Акибе, но раз для участия в этом собрании необходимо обладать известностью среди крупных городских гильдий, то гильдия Сироэ не подходила под нужные критерии.

Основанная только на прошлой неделе, да еще и состоящая всего из четырех человек не вписывалась даже в понятие «маленькая». Таким образом, пусть лидер такой гильдии и говорил о будущем Акибы, его бы вряд ли кто-то захотел слушать.

Сироэ и его гильдии следовало покинуть этот зал хотя бы по условиям, который он сам и поставил.

(Однако это не важно.)

Конечно, он не подходил масштабам собрания, но какая из этих больших гильдий сделала хоть что-то для улучшения этого города? Если спросить кого-нибудь из них: «Сделали ли вы что-нибудь для людей в этом городе?», то в ответ прозвучит: «Нет».

(Практика показала, что проблему нельзя решить, просто переждав. Если вы хотите назвать меня заносчивым — окажитесь абсолютно правыми. Это мой каприз, но я больше не буду церемониться и сдерживаться... Поэтому я и завершил все приготовления заранее и созвал это собрание.)

— Эм... Иными словами, ты специально занялся рассылкой приглашений, чтобы попасть на это собрание?

Красти задал такой вопрос, потому что понял план Сироэ, и поэтому тот, выпятив грудь, ответил:

— Именно так.

— Допустим, собрание состоялось. Что нужно сделать для обеспечения общественного порядка? Нет, в конце концов, что ты подразумеваешь под ухудшением общественного порядка? — спросил «Черный меч» Айзек. Сироэ собрался с силами.

— Некоторые гильдии под предлогом защиты посадили новичков под домашний арест, это широко известный факт, не так ли? Я считаю, что такая ситуация выходит за рамки «нормального».

Такая прямолинейная речь Сироэ заставила «Черного меча» Айзека, отступить.

— Из-за Зелья Опыта, не так ли? Но это же незаконно!

Как только в разговоре затронули Зелья Опыта, по залу прошел беспокойный шумок. Половина отреагировали примерно так: «Ах, все-таки он поднял этот вопрос», ведь зелье пока что не вышло за рамки закона, и многие невольно чувствовали себя виноватыми по поводу сложившейся ситуации.

— На данный момент у игроков нет законов, которых они могли бы придерживаться, «нарушение закона» в этом мире — очень расплывчатое понятие. Вы все должны это понимать.

Сироэ посмотрел на мрачного Айзека и продолжил:

— Количество Зелья Опыта не ограничено, вопрос в том, что у игроков нет законов, которым бы они могли следовать. Мы можем творить в этом мире что захотим, да? Но нас сдерживает не буква закона, а собственное чувство стыда.

— Это все бессмысленные споры, закон на самом деле существует. Игроки не могут сражаться в городской зоне, иначе их ждет наказание под названием смерть.

— Это последствия, а не закон, простейшая цепочка причины и следствия... Если еще проще, то запрет на битвы в городской зоне — причина, которая приводит к следствию — атаке городской стражи. Это нельзя назвать законом, только лишь феноменом. Мы не согласны, не мы организовали такую систему. И это вы хотите назвать «законом»?

На эту реплику Сироэ Айзек ничего не смог ответить.

Рыцари Черного Меча, по слухам, будто бы покупали Зелье Опыта, как и некоторые большие гильдии, и Айзек отпирался, пытаясь оправдать себя.

Но он стоял на пути у Сироэ, поэтому его следовало убрать.

— К примеру, я недавно был в Сусукино, и там есть одна гильдия под названием Бригандия. Они занимаются теневым бизнесом — берут в плен юных девушек-NPC и продают их в рабство игрокам.

Участники собрания с изумленными лицами смотрели на Сироэ.

— Согласно вашей логике, подобное не выходит за рамки закона, потому что на них не нападает стража. Но это не закон, не так ли? Такие поступки вполне осуществимы в этом мире, и их можно расценивать по критерию «возможно или невозможно». Такую ситуацию можно отнести к возможной, но явно не к законной. Вопрос заключается в том, можем ли мы сами терпеть такой «закон»? Нам необходимо основать аппарат самоуправления.

Можно отпираться сколько угодно.

Например, новичков заключили под домашний арест, чтобы защитить их. Зелье опыта конфискуют, потому что они слишком слабы, чтобы обеспечить себя, но им нужно чем-то платить.

Покупку NPC тоже можно оправдать, сказав, что они бесправные куклы с искусственным интеллектом. Во всяком случае, никто не смог бы доказать, что они не куклы и у них есть права. В этом мире свое право на что-то нельзя доказать, только завоевать, как и подтверждала история реального мира.

Поэтому тактической целью Сироэ стало не победить оппонента в логическом поединке, а показать всем, насколько этот беззаконный мир нуждается в самоуправлении.

Подняв этот вопрос, Сироэ добился абсолютно противоположных результатов: кто-то соблюдал осторожность в своих речах, кто-то очень громко высказывал свою точку зрения. Говорили не только лидеры гильдий, но и их помощники. Конференц-зал наполнился громкими голосами собравшихся.

Можно было наблюдать два вида реакции.

Одни действительно хотели издать законы.

Другие считали, что из этого ничего не выйдет.

— Гильдия Серебряный Меч только что заявила, что не будет участвовать в собрании и покинула здание, но они как будто хотели, чтобы собрание продолжалось. Что, если в Акибе появится новая сила, которая не захочет, чтобы эта организация существовала, что тогда? Иными словами, возможно, в городе есть кто-то, кто не пожелает подчиняться решениям, вынесенным на этом собрании, — спокойно сказал Айзек, будто говоря от лица всех собравшихся.

— Тогда придется сражаться, а точнее выгонять этого «кого-то» из Акибы. Если он уже пробрался в городскую зону, то могут возникнуть трудности. Разумеется, мы можем заставить его распустить гильдию.

Ответ Сироэ вызвал бурную реакцию среди боевых гильдий.

Две недели назад на собрании Альянса Полумесяца Мариэль, Генриетта и Сёрю отреагировали точно так же.

«Распустить гильдию», «изгнать гильдию».

Такое легко сказать, однако на практике могли появиться трудности. В этом мире можно было воскреснуть, поэтому даже смерть никого бы не остановила. И раз смерть перестала служить весомым рычагом влияния, эффект от заключения в тюрьме тоже отличался от реального мира. Те, кто попадал в тюрьму, могли просто покончить жизнь самоубийством.

При таком положении вещей возникли бы большие проблемы с уничтожением гильдии.

Однако сегодня растерянное молчание было вызвано иными причинами, в отличие от собрания двухнедельной давности. Тогда Альянс Полумесяца молчал от бессилия, но в этой комнате собрались люди, которые имели влияние на 80 процентов населения Акибы.

Если участники собрания достигнут консенсуса, то решатся вопросы, которые не мог уладить Альянс Полумесяца. Например, нужно было следить за входом в Акибу и ловить преступников, например ПКшников. Производственные гильдии могли перестать сотрудничать с такими гильдиями и прекратить поставку товаров для преступников.

Подобные действия, разумеется, предполагали огромный расход усилий и денежных средств, но давление происходило бы сразу на физическую и моральную сторону жизни.

— Получается, что для исполнения такой задачи понадобится поддержка боевых гильдий? — Этим вопросом «Черный меч» Айзек обратил на себя внимание Сироэ. — В конце концов, если дело касается десяти или двадцати человек, то мы сможем их наказать, но если какая-то из присутствующих гильдий не согласится с решением, вынесенным сегодня, и скажет, что мы можем катиться к чертям вместе со всеми законами... Тогда, получается, разразится война? Даже если собрание уже удалось организовать, не факт, что по всем пунктам удастся достигнуть согласия. Поэтому у меня возник вопрос, есть ли какой-то способ прийти к единому мнению в этой ситуации? Если кто-то не будет согласен и разразится война, в чем вообще смысл собрания?

Упрек, который высказал Айзек, подчеркивал самые важные проблемы.

Игроки шепотом соглашались с ним, а шум в зале постепенно утих.

К примеру, если его Рыцари Черного Меча поднимут бунт, то против всех поднимутся 190 игроков девяностого уровня. Противостоять такой силе будет очень нелегко. Из-за того что в городской зоне нельзя сражаться, им пришлось бы арестовывать и убивать их в других зонах. Но найдись у кого-то силы с ними справиться, решающий удар не удалось бы нанести никому.

Экономическая блокада в отношении гильдии нецелесообразна — в такой большой гильдии непременно найдутся игроки с производственными подклассами, и их навыков вполне хватит для удовлетворения внутренних нужд гильдии.

Ситуация зависела от уровня подкласса игроков в гильдии и от количества людей, обладающих нужными подклассами. Пятидесяти человек достаточно для того, чтобы стать автономными.

Если бы поддержали вопрос, который поднял Сироэ, но одна из больших гильдий выступила против, продолжать собрание не вышло бы. Иными словами, если бы какая-то крупная гильдия имела право вето, у этой ситуации был бы только один исход.

Сироэ опустил взгляд и поправил очки.

(До сегодняшнего дня все шло в соответствии с планом. Даже если в итоге сформируется совет, могут начаться внутренние конфликты, на решение которых не останется сил.)

— Тебе не кажется, что твое предложение слишком нереалистичное? — спросил Красти. Его прелестное лицо с изящными чертами легко могло сбить с толку, ведь за ним скрывался мудрый мужчина, «Берсерк», от имени которого люди трепетали в благоговейном ужасе. Однако он задал разумный вопрос, и продолжил подтверждать свою точку зрения: — Я думаю, что в создании совета есть свой смысл, но... То, что сейчас происходит, — всего лишь формальность, я считаю, что мы не сможем играть роль основной силы.

В ответ на этот упрек Сироэ поднял руку.

Люди, охваченные шоком, посмотрели на это действие, и зал наполнился тишиной.

— Сегодня — а именно четыре часа назад, — я купил зону, в которой находятся здания гильдий.

Участников собрания мгновенно переполнили эмоции. Им как будто нанесли удар в спину.

Всем потребовалось немного времени, чтобы осознать полученную информацию.

— Разумеется, у меня есть доступ к настройкам зоны, я могу ограничивать и открывать доступ игрокам по своему желанию. Иными словами, те люди, которых я считаю преступниками, больше не могут получить доступ в здания гильдий. Кроме того, они не смогут пользоваться залами гильдий, банком и складом.

Все собравшиеся замерли, изумленно уставившись на Сироэ, и только Генриетта глубоко вздохнула. Среди игроков в этом просторном конференц-зале только она смогла разгадать его замысел. Сироэ, услышав ее вздох, горько усмехнулся.

— Посмотри-ка, как он пыль в глаза пускает.

Генриетта своими словами одновременно выражала и симпатию, и безысходность. Мариэль, обслуживавшая гостей, затаила дыхание и кивнула в ответ. Сказанное Сироэ прозвучало как смертный приговор.

3

Проснувшись утром, она умылась из ведра, доверху наполненного водой.

Это потрепанное ведро раньше использовали под корм для лошадей. Минори зачерпнула холодной воды и ополоснула лицо, а затем накинула грязный плащ.

Она находилась в зале гильдии Хамелин, в одной из комнат, в которой спали новички. В помещении не было ничего, кроме убогой мебели и самых низкокачественных предметов первой необходимости.

(Нужно идти на кухню...)

Утром у новичков почти не оставалось времени на сборы. Каждый приходил в движение, выполняя назначенную ему работу. Минори отвечала за завтрак, поэтому была обязана явиться на кухню за порциями.

Она молилась о том, чтобы сегодня ничего не произошло.

Только этот день был особенным.

Минори быстро поправила одежду, привела себя в порядок и отправилась на кухню.

Игроки, владеющие навыками Повара, вставали раньше всех и пекли черный хлеб. Минори не считала эту еду плохой, ведь в этом мире лучше никто не мог достать. Одинаковый вкус для всего. С другой стороны, черный хлеб и вода — тоже неплохая еда, успокаивала себя Минори на протяжении двух месяцев.

Девушка тихо поприветствовала Повара и быстро забрала у него поднос. На кухне, кроме Поваров-новичков, находились еще и надзиратели из гильдии, и Минори, стараясь не пересекаться с ними взглядами, споро наполнила кувшин питьевой водой.

Она сложила на большой деревянный поднос черный хлеб и воду, рассчитанную на тридцать пять человек.

— Погоди.

Услышав мужской голос, Минори вздрогнула.

Она почувствовала, как на ее ладонях выступил отвратительный холодный пот.

(Почему... Я же ничегошеньки не сделала, все как всегда...)

С самого утра она ошиблась в этом обычном дне.

— Э... да? — выжала из себя Минори. Она чувствовала себя так, будто слышала комара, но никак не могла его увидеть.

— Ха, ну и чумазая же ты... Чего так? И почему не приветствуешь старших, как следует?

— Да, доброе утро...

Охранник фыркнул и поправил Минори.

Она подавленно поздоровалась с ним.

— Забудь... Ты же Портной, да? Какого уровня?

— 31.

— Получается, ты уже можешь изготовить кожаную броню 30 уровня. Сшей мне сегодня перчатки и нагрудник в качестве тренировки.

— Поняла, — ответила Минори, опустив голову, а затем покинула кухню. Ее сердце колотилось, как бешеное.

После той ночи Сироэ и Минори связывались всего несколько раз.

Им постоянно приходилось разговаривать после захода солнца, глубокой ночью, когда все в гильдии спали.

Минори ложилась на холодный бетонный пол, заворачивалась в плащ и выжидала, затаив дыхание. Она ждала, когда в ее ухе зазвонят колокольчики, которые слышала только она. Это означало, что Сироэ телепатически связался с ней.

Поздней ночью, когда в спальной комнате Хамелин стояла мертвая тишина, разумеется, нормальный разговор бы не вышел. Почти все время она общалась с помощью покашливаний или постукиваний, и только когда спальню не охраняли, она могла прошептать два-три коротких предложения. Она говорила тихо-тихо, чтобы собеседник не слышал, как позорно дрожит ее голос.

Обычно Сироэ сообщал ей самые обыденные вещи.

Они связывались каждый день или раз в два дня, каждый сеанс телепатии не превышал десяти минут.

Например, Сироэ рассказывал, где был или с кем встречался, — и все примерно в таком духе.

У него появилось много товарищей. Любитель странных шуток, но очень надежный Защитник Наоцугу. Язвительная и острая на язык Акацки — Ассассин. Еще Сироэ рассказывал про пожилого Головореза Нянту, которого он называл Шефом. Также Минори узнала о Мариэль из Альянса Полумесяца, Генриетте, Сёрю и прочих.

Сироэ делился своими успехами и текущими планами. Немного преувеличивая, но именно так он и видел мир.

(Мы с Сироэ-саном находимся в одном мире... Очевидно, что мир один и тот же, но я вижу его усталым и замызганным... Сироэ-сан же говорит, что он прекрасен и необъятен...)

Все это навевало на Минори мрачные мысли.

Она не думала о несправедливости. Минори считала, что видит тот же самый мир убогим, из-за того что ее глаза и душу накрыла тень.

Сироэ общался с веселыми, открытыми и порядочными людьми, чего не скажешь о ее окружении. Минори понимала, что она внутренне завидовала ему. Мир Сироэ согревал и слепил глаза ярким светом, у нее же было грязно и холодно. Иными словами, внутренняя грязь проникала из сердца во внешний мир. Думая об этом, Минори все больше погружалась в депрессию.

Сироэ рассказывал медленно и выдавал информацию по крупицам.

До некоторого момента он не вступал в гильдии.

Словно наемник, он появлялся то тут, то там, предлагая помощь.

Как только Сироэ добивался успеха, он тут же все рушил. Он ни разу не пытался создавать сам, но несмотря на это, он наконец-то решился построить свой собственный дом. Он еще боялся работать с другими людьми, приглашать их, просить о помощи.

Однако, по мнению Минори, Сироэ отнюдь не лез на рожон и зря волновался.

По причине того, что он однажды уже проявил ласку и заботу к Минори и Тое (хоть с точки зрения Сироэ такое вряд ли походило на ласку), и эта забота до сих пор помогала брату и сестре.

Сироэ жил в мире, который он заслужил, и раз уж Минори не могла видеть его мир, значит, она была недостойна его.

Она боялась, что упустила свой шанс еще в первые дни после Катастрофы.

(Тогда я всего лишь хотела, чтобы меня спасли, и коротала дни, проливая слезы. Вот тогда я и могла упустить свой шанс...)

Мысли Минори переполняли горечь и страдание. Вступив в Хамелин, она надеялась обрести спасение и не хотела делать что-либо самостоятельно. Она думала только о том, что ее вот-вот выручат из беды, и поэтому потеряла все. Сироэ и Минори в свое время получили одинаковые шансы, но Сироэ активно использовал его, а Минори не смогла этого сделать.

Поэтому о несправедливости не могло быть и речи.

Минори не жила так ослепительно, как Сироэ, но тут не было его вины.

(И если бы я посмела обвинять его... Я бы не стоила и одного слова Сироэ-сана!)

Теперь Сироэ строил дорогу для собственного дома — таким образом, Минори тоже необходимо постараться. Может, она и потеряла все свое имущество, но ведь она лишь новичок, а у новичков при себе никогда много не водилось.

(У меня есть Тоя, самый дорогой мой человек, моя семья.)

Даже если ступив на свой путь, она боялась и чувствовала себя одинокой, а иногда даже пряталась в развалинах и темных местах, безусловно, нынешний расклад получался куда хуже. Если бы в первые дни после Катастрофы она держала себя в руках, то не оказалась бы в такой кошмарной ситуации.

Минори привела свои чувства в порядок и направилась в жилую комнату для новичков.

Сироэ на самом деле готовил план по ее освобождению — более того, судя по словам самого Сироэ, он собирался спасти не только Минори, но и всех новичков Хамелина. Похоже, после его действий все они и правда обретут свободу.

(Сироэ-сан просто необыкновенный! Серьезный, взрослый, красивый, много знает, высокий да еще и ласковый!)

Минори поняла, что ее мысли ушли куда-то далеко и зарделась.

Этот человек как раз собирался спасти ее.

Сироэ до сих пор считал, что Минори стоит того, чтобы спасти ее.

Конечно, она все еще не верила в собственную ценность, списывая все на доброту Сироэ. Минори думала, что именно поэтому он чувствует ответственность за двойняшек, с которыми провел так мало времени.

Но Тоя размышлял иначе. Раньше он говорил: «Братик такой классный!», а потом, немного помолчав, продолжал: «Я могу стать таким, как он?»

Минори гордилась Тоей, своим братом.

И раз уж он так думал, то Минори приходилось считать точно так же — она хотела доказать Сироэ, что решение помочь ей не ошибочно. Если бы она не сделала этого в будущем, то уже не смогла бы общаться с Сироэ.

Вот почему Минори не допускала даже мысли о несправедливости.

Возможно, она завидовала, и, возможно, эта ярость тоже омрачала ее мысли.

Если бы эти страдания способствовали ее прогрессу, Минори приняла бы их с распростертыми объятиями, но у нее не хватило бы времени, чтобы обуздать все негативные эмоции, вызванные мыслями о несправедливости.

Раздав хлеб товарищам по несчастью, Минори устроилась на свое обычное место в восточном углу комнаты и принялась есть, откусывая по маленькому кусочку. Хлеб был невкусный, но не слишком отвратительный. Она глотала простую еду, не прожевывая, а потом на время задерживала дыхание, выжидая.

В комнате отсутствовали среднеуровневые игроки.

Собравшиеся вокруг новички смотрели на Минори, та кивала им в ответ и шепотом просила еще немного постараться.

Все те знания, что передал им Сироэ, заключались в азах Elder Tales. Вся информация представляла из себя простейшие факты, однако в этом альтернативном мире, отрезанном от интернет-гайдов, простейшие знания и секреты дали Минори и Тое огромное преимущество перед остальными. Неважно, какой класс и подкласс выбрал игрок, эти базовые знания подходили для множества сфер, и именно они отделили Минори и Тою от обычных новичков.

Они оба использовали полученные знания, чтобы исполнять странные приказания в Хамелине наилучшим возможным способом. Совершая их, они постепенно завоевали доверие остальных новичков.

Минори принесла теплой воды товарищу, которому нездоровилось, и снова погрузилась в мысли.

Сироэ сказал, что свяжется с ней сегодня, а после того как она получит сообщение, ей следовало начинать действовать.

Она уже упоминала об этом при своих товарищах, а Тоя определенно понимал, что сегодня просто необходимо предпринять какие-либо действия.

Минори хоть и не знала, когда Сироэ свяжется с ней, все же предполагала, что это произойдет ближе к ночи. Тоя и другие ребята весь день должны были провести вне здания, занимаясь фармом, и, если бы те, кого нужно спасать, находились бы в разных местах, могли бы возникнуть трудности.

Доев хлеб, игроки собрались в поход под руководством Тои и отправились в другую комнату для подготовки. Участвующие в фарме новички получали приказ о сборе, определяли место назначения, членов команды и структуру задания. Переодевшись, получив оборудование и проведя перекличку, игроки могли отправляться в путь.

В это время в ухе Минори еле слышно зазвучали колокольчики.

(Началось... Это Сироэ-сан!)

Ее сердце колотилось в груди, словно огромный колокол, зная, что вот-вот начнутся беспорядки. Умом понимая, что в этом мире смерть невозможна, Минори боялась оказаться под прицелом оружия.

Она не знала, к какой битве готовиться, но обстановка накалилась до предела и вероятность того, что данная ситуация закончится дракой, оставалась очень высокой. Но Минори уже все взвесила и решила, что никак не сможет опозориться.

После условного сигнала она услышала голос Сироэ. Он говорил:

— Доброе утро. Минори? Дело не терпит отлагательств, нужно начинать битву. Пароль тот же... Ты сейчас в своей спальне?

Минори утвердительно кашлянула.

— Тоя в другой комнате совершает приготовления?

Еще раз да.

— Понял. Когда Тоя соберется покинуть зал гильдии, выходите вместе. Возьмите с собой всех новичков, вам нужно просто выйти за двери. Не беспокойся — мы уже контролируем здание гильдии.

— Контролируете? — Минори не поняла смысла последней фразы и просто утвердительно ответила.

— Вот еще что, если внутри что-нибудь случится... На случай, если вас победят и вы воскреснете, отправляйтесь из собора сразу в здание гильдии. Это наша штаб-квартира, главное здание в плане по спасению игроков.

Минори напрягла извилины, тщательно запоминая все инструкции.

— У этой операции два главнокомандующих, поэтому, если меня в здании не окажется, за все отвечает паренек по имени Сёрю. Кроме того, ты можешь доверять Ассассину Акацки, она будет в здании или около него.

Минори еле стояла на ногах от перенапряжения, в груди все горело, но она из последних сил взяла себя в руки и согласно кашлянула.

— Наоцугу в храме, если будет совсем плохо, ты можешь довериться ему. Собственно, пора начинать нашу операцию «Побег».

4

Тоя тоже услышал условный сигнал.

(Братик, битва начинается.)

Он глотнул воды и стал надевать броню. Руки дрожали от волнения. Глубоко вздохнув, Тоя посмотрел в сторону. Сообщать товарищам о начале операции пока рано.

Сироэ дал следующие указания: «Собрать всех новичков и отправляться в здание гильдии». Тоя и остальные находились в зале Хамелин, только один дверной проем отделял их от свободы.

Если они прорвутся к этим дверям, то один пункт плана Сироэ будет исполнен. Будь Тоя один, он мог бы сбежать за 10 секунд.

Но Минори не могла.

Она заверила брата, что, едва они вырвутся, она просто убежит. Но все наоборот — Минори точно бы оставалась в этом опасном месте до тех пор, пока его бы не покинул последний новичок.

(Раз так, то я тоже никуда не уйду.)

Тоя знал, что по своей природе Минори любила заниматься самобичеванием.

Обратная сторона ответственности. И так всегда. Тоя чувствовал, что она стала такой ответственной из-за него.

Он любил свою сестренку.

Их одноклассники говорили, что взаимоотношения братьев и сестер не обходятся без ссор. Можно стерпеть привычки и чувства чужих людей, но если человек живет с тобой под одной крышей, то он начинает давить на тебя. Вспоминая эти слова, Тоя понимал, что такое имеет место быть.

Однако Тоя считал, что подобное давление чаще всего оказывал старший. Обычно родственники всегда имели разницу в возрасте, и их различия в способностях бросалась в глаза.

С точки зрения старших братьев и сестер, младшие — лишь плохая копия старших. С точки зрения младших, старшие — тираны.

Конечно же, жизнь под одной крышей с братьями или сестрами оставляла свой след.

Но двойняшки почти не испытывали трудностей в этом плане. Минори старше, поэтому постоянно заботилась о Тое. Но хоть они и родились с разницей во времени, Тоя не видел в своей сестре защитницы.

Но он относился к ней как к своей семье, любил как напарника.

Двойняшки понимали друг друга без слов и во время игр, и во время ссоры. Обычные братья и сестры, конечно же, имели разницу в возрасте, но Минори и Тоя никогда не боролись за старшинство. Тоя считал, что им очень повезло.

Но даже несмотря на то, что они ровесники, Минори немного боялась общаться с людьми. Тоя, как мужчина, решил, что должен защищать старшую сестру, он полагал, что это его обязанность.

— Эй, пора выдвигаться, я пойду доложу гильд-мастеру, а вы идите к зданию гильдии и выстройтесь там в шеренги.

Указания командиру отряда охотников давал высокомерный Призыватель. Договорив, он тут же покинул комнату, возможно, отправился в кабинет гильд-мастера.

Тоя тщательно закрепил дешевенький меч у себя на поясе. Повернувшись лицом к двери, он обратился к товарищам, стоявшим позади него:

— Скоро прибудет подмога, о которой я говорил... Сейчас отправляйтесь в главный зал здания гильдии. И поспешите.

Сзади него кто-то вздохнул, все, наверное, тоже почувствовали нарастающее напряжение. Начала распространяться паника, кто-то схватил свои вещи, но их остановили словами: «Оставьте, у нас все равно нет ничего ценного».

И верно, у Тои и остальных на самом деле не было никакого так называемого имущества. Их имущество заключалось лишь в дешевых Сумках Хранения, вещи в которых теряли свой вес, да в одежде и хламе, сваленном в эти мешки.

Тоя приложил ухо к двери и оглянулся на товарищей. Несколько игроков кивнули в знак согласия. Открыв дверь, он вышел в коридор зала гильдии и сразу же отправился в другую спальню.

Тоя подошел к двери и услышал чей-то визг и звук удара. Не раздумывая, он распахнул дверь и увидел, как Минори спорит с кем-то из гильдии, с игроком среднего уровня.

(Нас раскрыли?)

Тоя старался не выдать себя даже дыханием. Он посмотрел на юных девушек-новичков, которые с опаской наблюдали за спором, и жестом приказал им бежать. В то же время сам бросился на коротковолосого бандита, который угрожал безопасности его сестры.

— Эй! Что вы задумали?

Сделав глубокий вдох, коротковолосый бандит собрался закричать во весь голос. Лицо Минори изменилось от испуга, и, только глядя на это, Тоя неосознанно начал действовать.

Сместив центр тяжести, он плавно пошевелил левой рукой.

Вместо того чтобы достать меч, он словно заставил тати вылететь из ножен. Сияющее серебристое свечение превратилось в нить, которая направилась к горлу своей цели. Атакующая техника Самурая под названием Запечатывание Глотки.

Эта техника лишала жертву голосовых связок и возможности кастовать магию. Хоть коротковолосый бандит не собирался произносить заклинания, действие техники продолжалось, и он зашелся в беззвучном, давящем горло кашле.

В зале гильдии изначально запрещались сражения. Если в этой зоне происходил акт насилия, пусть игрок и совершил это в полном одиночестве, на место нарушения мгновенно телепортировался NPC-стражник.

Однако этот запрет легко отменялся в настройках владельцем места. И для того чтобы «контролировать» новичков, в зале Хамелин разрешили боевые действия.

Среднеуровневые участники гильдии пользовались этим, чтобы тиранить новичков.

До сегодняшнего дня.

— Бери всех и уходи!

Минори, услышав голос брата, мгновенно пришла в себя. Она схватила девушек-новичков и потащила их к выходу из зала гильдии. Нельзя было терять ни секунды, и она могла только подбадривать паникующих девушек и вести их за собой.

А в другой части комнаты Тоя противостоял среднеуровневому бандиту.

В глазах этого мужчины с грубыми чертами лица загорелся огонь ненависти. Новичок, мусор, который он всегда презирал, внезапно лишил его голоса, разозлив не на шутку. Фактически, разница между ним и Тоей составляла 20 уровней.

Бандит достал огромную пятидесятисантиметровую кривую саблю из-за пояса и рубанул по Тое. Запечатывание Глотки могло лишить только голоса и способности кастовать магию, оно очень эффективно влияло на магов и хилеров, но не могло лишить мужчину способности к рукопашному бою.

Острие оружия бандита легко пробило защиту Тои и ранило его. Еще один показатель разницы в силе.

Внезапный удар Тои сработал по двум причинам. Заносчивый бандит думал, что новички ни за что не осмелятся нарушить правила, и просчитался. Вторая причина заключалась в том, что Тоя использовал Запечатывание Глотки.

Кулдаун у Самураев длился очень долго, он мог использовать только одну технику в период от 5 до 10 минут и только один раз за определенный промежуток времени. По этой причине все техники Самураев брали силой и высокой точностью. Именно из-за этой особенности техника Тои подействовала на игрока, который был на 20 уровней выше.

Приемы Самурая сильны и разнообразны, но у него совсем немного способностей среднего уровня для уменьшения кулдауна.

Время действия Запечатывания Глотки составляло 15 секунд.

Когда до конца действия оставалось не больше 10 секунд, Тоя подавил панику и принял на себя атаку противника.

(Победа не важна, нужно только продержаться, пока все не убегут!)

Его окружила кровавая дымка, с первого взгляда становилось ясно, что она исходила от Тои. Все его тело пронзала нестерпимая боль, чуть ли не до паралича, а конечности медленно холодели и тяжелели.

— Тоя!

Атаку бандита прервал похожий на зеркало светло-голубой барьер. Зеркало не выдержало высокоуровневой атаки и мгновенно разлетелось на мелкие осколки. Это заклинание Перехвата Урона произнесла Минори. Тоя заметил, как бандит цокнул языком в приступе ненависти.

— Все уже возле дверей, побежали в коридор!

— Окей, бежим!

Тоя взмахнул мечом по широкой дуге, чтобы блокировать бандита, а затем вместе с Минори покинул общую спальню. Ширина коридора не достигала и двух метров, здесь можно было легко защитить Минори, никто бы не смог напасть сзади или сбоку.

— Кхе-кхе!

В этот самый момент закончилось действие Запечатывания Глотки. Бандит зашелся в приступе сиплого кашля, а затем крикнул Тое:

— Вы хоть знаете, чем все это для вас закончится?! Вонючий ублюдок, я убью тебя как минимум сто раз!

Как двойняшки и опасались, крик эхом разнесся по всему залу гильдии. Многочисленные двустворчатые двери распахнулись, и показались основные силы Хамелин с оружием в руках и в полном смятении.

Гильд-мастер с серьезным блеском в глазах, не скрывающий своего волнения Призыватель и мужчина с производственным подклассом презрительно смотрели на девушек-новичков.

Они угрожающее зарычали и достали оружие.

— Что вы двое делаете?!

Призыватель взмахнул рукой, и поднялся черный вихрь из мелких летающих насекомых. Эта магическая атака называлась Смертоносный Вихрь, она сужала угол зрения противника. Обогнув Тою, туча из насекомых напала на Минори.

Та изо всех сил выкрикнула заклинание Перехвата Урона, но разница в уровнях у жертвы и нападающего была слишком высока. Непрерывно атакующие и отлетающие насекомые вскоре проделали брешь в сверкающем барьере, а после и вовсе разрушили его на мелкие осколки.

(Хоть мы в коридоре, мы не можем защитить наши спины от магических атак, какой же я глупец!)

Тоя осуждал себя. Рассекая воздух тати, чтобы отпугнуть от себя насекомых, облепивших их со всех сторон, он увидел Призывателя, который махал своим посохом.

— Тоя, Тоя!

— Минори, еще немного! Опусти голову!

Тоя обнял сестру раненой рукой, и они вместе помчались к двери, ведущей в следующую зону.

Комментарии