Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 4. Храм пустоты

Глава 00

И изрек он:

Ты, принявший в себя все,

Навсегда избегнешь ран.

Все, что не сродственно тебе,

Все, что не мило тебе,

Все, что непозволительно тебе.

Приняв в себя безропотно все,

Ты навсегда избегнешь ран.

Отринув все дары,

Ты примешь бесчисленные раны.

За все, что сродственно тебе,

За все, что мило тебе,

За все, что грезилось тебе.

Отринув все дары без жертвоприношения,

Ты примешь бесчисленные раны.

Пропасть между двумя сердцами,

Неспособными ни принять, ни отвергнуть.

Меж ними лишь ничто.

Меж ними лишь я.

— Слышала о пациентке из отдельной палаты на третьем этаже?

— Конечно! Эта история у всех на слуху с середины вчерашнего дня. Даже невозмутимый доктор Асика из нейрологии утратил обычное хладнокровие. Как ни старались все погасить, слухи полетели, будто на крыльях. Говорят, та пациентка пришла в себя — до сих пор не могу поверить!

— И это еще не все! Ты не слышала, что было дальше. Знаешь, что она натворила, как только очнулась? Только не падай, предупреждаю. Сразу же попыталась выдавить себе глаза!

— Не может быть! Ты серьезно?!

— Еще бы! Новость пока еще не вышла за пределы нейрологического отделения, но мне-то рассказала подруга, которая хвостом ходит за доктором Асикой, так что можешь быть уверена — это чистая правда. Представь себе, стоило Асике на секунду отвернуться, как пациентка принялась давить ладонями на глазные яблоки — прямо через бинты. Ужаскакой-то!

— Постой, нокак же онасмогла? Если пролежать в коме два года, то суставы должны закостенеть, а мышцы — атрофироваться, разве нет? Да такой пациент и пальцем не сумеет пошевелить!

— В обычном случае — конечно. Но девушка ведь из богатой семьи. И все это время ей ежедневно делали физиотерапию, разминали конечности, поэтому суставы и двигаются. Конечно, за два года тонус мышц упал, и координация нарушилась. К счастью — ведь из-за этого она и не сумела себя ослепить, как собиралась.

— Все равно, это просто чудеса какие-то. Нас же учили, что в коме все физиологические процессы замедляются так, что тело превращается в тряпочку. Хотя нам, медсестрам, за иммобилизованным пациентом гораздо проще ухаживать. Если эта девушка пролежала два года — от нее почти ничего не должно было остаться!

— Именно потому даже у доктора был такой вид, словно его застигли врасплох. Теперь все бегают, как встрепанные. Погоди, как же это называется?.. Когда у пациента кровоточит склера?

— Субконъюнктивальноекровоизлияние.

— А, точно! По идее, должно зажить самостоятельно — конечно, если она снова не начнет беситься. Сейчас глаза в плохом состоянии, ведь она повредила склеру почти до состояния глаукомы, и ничего не видит. Говорят, наложили повязку, как она и просила, кстати.

— Получается, даже выйдя из комы, ей не порадоваться солнечному свету… ее окружает только тьма. Звучит… немного неправильно.

— «Немного»? Мягко сказано. Мало того, это еще не все. Афазия, потеря речи — на закуску. Она не может говорить, доктор уже вызвал для нее логопеда. В нашей больнице специалиста не нашлось.

— Ах да, ведь доктор Арая уволился в прошлом месяце. Так, значит, пока она в таком состоянии, посещения не разрешат?

— Скорее всего. Пока хотя бы психика не нормализуется, даже родителей пускают на пару минут.

— Хм, тогда мне жаль мальчика.

— Какого мальчика?

— Разве ты незнаешь? С тех пор, как пациентка сюда попала, он навещал ее каждую среду. Постой, за это время он подрос, и мальчишкой его уже не назвать. Говори что хочешь, но, будь я на месте лечащего врача, разрешила бы ему увидеть подругу.

— А, ты имела в виду того милого мальчика со щенячьими глазами! О боги, он все еще приходит?.. Чудеса! Вот уж не думала, что в наше время остались такие верные сердца.

— Еще бы. Задва годаон осталсяединственным, ктоее не оставили не отчаялся. Знаешь, я бы сказала, что это чудесное воскрешение — благодаря нему. Говоришь, странно звучит от той, что проработала здесь столько лет? Ох, милая, сама себе не верю. Может быть, и со мной что-то не так?

Глава 01

Здесь было темно. Внизу простиралась угольно-черная плоскость.

Осознав, что меня окружает только черное «ничто», я убедилась — это смерть. Я умерла.

Я парила в чернильном океане, где не было ни единого проблеска света, ни единого звука. Обнаженная человеческая сущность по имени Рёги Шики тонула в неизмеримых глубинах.

Только мрак.

Да, скорее всего, я ошиблась — здесь некуда падать.

Потому что здесь не было ничего.

Не просто отсутствие света, здесь не было даже самой темноты. «Ничто», не видимое и не воспринимаемое глазом. Концепция падения утратила здесь всякий смысл.

Мое тело тонуло в бесформенном «ничто», отрицающем любую упорядоченную структуру. Я была бессильна и беззащитна — в ядовитых мрачных тенях, наполняющих ужасом и отвращением. Один взгляд на них вызывал тошноту, но отвернуться, и не видеть их было невозможно — они были повсюду. Ничего, кроме ядовитой темноты

— …Это смерть.

Мой шепот не мог нарушить оглушающего безмолвия. Казалось, я говорила в вату, как бывает в дурном сне.

Потом я обнаружила нечто, что можно было назвать «временем». В этом бесконечном мраке оно почти утратило свое значение, но я каким-то чудом уцепилась за возможность следить за его течением. Единственное, что я могла.

Терпеливо, как вода, точащая камень, как разложение, гложущее и превращающее в прах мертвое тело, я пропускала через себя бесконечное время.

Больше здесь не было ничего.

Как бы пристально я ни вглядывалась вдаль, я не видела ничего.

Как бы страстно я ни ждала, чтобы что-то случилось, ничего не происходило.

Стерильность ибезмолвие.

Нет, постойте… раз здесь ничто не имело значения, само понятие «бытие» здесь оказалось возведено в абсолют.

Это была смерть.

Мир, коснуться которого способны лишь мертвые. Мир, невидимый для живых.

Но я была все еще жива.

Не знаю, почему я не сошла с ума.

Два года в самом сердце мрака, имя которому могло быть только одно — «смерть». Но это была не нирвана — скорее, это напоминало яростную битву.

По мере того, как незаметно подкрадывалось утро, госпиталь оживал. Шаги медсестер из одного конца коридора в другой, вздохи и бормотание просыпающихся пациентов, погружающихся в свои утренние заботы, множились, накладывались друг на друга. По сравнению с ночным безмолвием это оживление заставляло меня почувствовать себя посреди начинающейся ярмарки.

Для того, кто только что очнулся от бесконечного сна, шум был практически невыносим.

По счастью, моя палата была отдельной. Пусть снаружи все шумело и кипело, по крайней мере, здесь было тихо. Чуть позже появился и доктор. Утренний обход.

— Как вы себя чувствуете, Рёги-сан?

— М-м-м… не знаю.

Безразличный ответ заставил доктора озадаченно поднять брови.

— В самом деле?.. Ладно, хорошо и то, вы выглядите спокойнее, чем вчера. Это может вас взволновать, но я должен объяснить сложившуюся ситуацию. Если что-то будет непонятно, не стесняйтесь, спросите у меня.

В ответ — тишина. Меня не слишком-то интересовало то, что и так очевидно. Но доктор, по всей видимости, принял молчание за знак согласия.

— Хорошо. Тогдая будукраток. Сегодня четырнадцатое июня 1998 года. Вы, Рёги Шики, оказались жертвой дорожно-транспортного происшествия и были доставлены в наш госпиталь пятого марта, но — два года назад. Вас сбила машина на пешеходном переходе. Припоминаете?

Я снова неответила. Впрочем, отвечать былонечего. Последним зрительным образом, который я смогла найти в памяти, оказалась картина с моим одноклассником, в оцепенении замершим под ночным дождем. Никакой аварии — я не смогла вспомнить ничего.

— Если вы не помните — ничего страшного. Я полагаю, что вы заметили опасность и пытались избежать удара. Благодаряэтому внешниеповреждения оказаласьнезначительными. Но, с другой стороны, я подозреваю сильнейший удар головой и сотрясение. Вы уже находились в коме к тому моменту, когда вас доставили в госпиталь, хотя, к счастью, сам по себе мозг не был поврежден физически. На этом основании я могу предположить, что потеря памяти о происшествии — результат двух лет, проведенных в коматозном состоянии. В принципе, это должно пройти, поскольку на электроэнцефалограмме, снятой во время проведенного прошлой ночью обследования, никакой патологии не обнаружилось. Воспоминания должны постепенно вернуться, хотя я не могу гарантировать, что это непременно произойдет. Да что там говорить, тот факт, что вы вышли из комы, сам по себе — чудо.

Два года.

Неужели?..

Но что бы доктор ни говорил, в его словах не чувствовалось веса реальности. Для спящей Рёги Шики это время было все той же нескончаемой пустотой.

Для личности по имени Рёги Шики единственным вчера была только та промозглая дождливая ночь двухлетней давности.

Но не для меня.

Для нынешней «меня» вчера было только пустотой.

— Далее. Повреждения ваших глаз тоже не слишком серьезны. В плане глазных травм удары тупым предметом всегда считались наименее опасными. Это просто счастье, что у вас под рукой вчерашней ночью не оказалось ножниц или еще чего-нибудь острого. Мы постараемся снять повязку как можно скорее. Думаю, вы уже сможете полюбоваться пейзажем за окном на следующей неделе или около того.

В словах доктора звучал мягкий упрек. Должно быть, моя попытка выдавить себе глаза заставила его здорово понервничать. Прошлой ночью он уже пытался выспросить, зачем я это сделала, но не получил ответа.

— С сегодняшнего дня я назначил вам физиотерапевтические упражнения по утрам и после обеда. Но что касается посещений членами семьи, боюсь, придется ограничиться одним часом, не более. Мы выпишем вас, как только психика и физическое состояние вернутся к норме. Придется нелегко, но, пожалуйста, постарайтесь вытерпеть.

Его речь, как и можно было ожидать, вогнала меня в мрачное настроение.

Отвернув голову от излучающего жизнелюбие доктора, я попыталась поднять правую руку. Но она почти не слушалась. Мало того, тело совершенно не ощущалось моим собственным. Жест получился страшно замедленным, словно во сне. Настоящей была только боль, грызущая мышцы и суставы. Едва выносимой.

Неудивительно — ведь я не использовала их целых два года.

— На это утро — все. Поскольку вы успокоились и пришли в себя, я не буду назначать постоянную сиделку. Если вам что-нибудь потребуется, рядом с подушкой находится кнопка. За следующей по коридору дверью — пост медсестры. Не стесняйтесь вызвать ее, как только вам что-нибудь потребуется — даже незначительное.

Доктор говорил мягко и доброжелательно. Хотя я и не могла его видеть, уверена, что с его губ не сходила довольная улыбка. Поднявшись, чтобы выйти, он остановился у двери и добавил, как будто только что вспомнил:

— Ах, да. С завтрашнего дня вас будет посещать консультант. Психолог-логопед. Наш специалист ненамного старше вас, думаю, вы сможете беседовать без напряжения. Сейчас важнее всего восстановить ваши речевые функции.

Дверь закрылась, и я осталось одна.

Лежа на больничной кровати, безучастно обратив лицо вперед, я подняла руки, приложив ладони к закрывающей глаза повязке.

— Мое имя… — прошептала я пересохшими, едва двигающимися губами. — …Рёги Шики.

Но человека стаким именемболее несуществовало.

Потому, что два года холодной пустоты убили меня.

Нет, я прекрасно помнила все, что относилось к жизни Рёги Шики: детство, родителей, школу. Но что с того? Что значат эти воспоминания для того, кто умер и случайно вернулся обратно?

Два бесконечных года пустоты полностью нарушили связь между «мной-нынешней» и «мной-прошлой», словно между расцепленными вагонами.

Безусловно, я — в теле Рёги Шики, ничьем ином. Но я не могу признать ее воспоминания, ее память своими.

Возрожденная, восставшая из мертвых личность словно смотрела на экран, где крутился фильм о жизни человека, которого звали Рёги Шики. Но его главная героиня — совсем не я.

Словно призрак, случайно проступивший на негативе.

Я закусилагубу.

Понятия не имею, кто я такая.

Совсем не уверена, что Рёги Шики — это я.

Наверное, подобным образом себя ощущает человек, полностью лишенный индивидуальности.

Это тело — пустая ракушка, пещера, в которой уныло и одиноко завывает ветер.

Не знаю, откуда, но в моей груди возникла огромная дыра.

Так тревожно. Так одиноко.

Мое сердце — словно пропавший кусочек головоломки. Без него я стала пустой, невесомой, словно перышко.

Во мне так пусто, что я не видела причины, по которой стоило бы утруждаться и жить дальше.

«Но — что же, если даже и так, Шики»?

Какая мне, в конце концов, разница?

Удивительно, но эта тревога, эта нервная дрожь утраты, которая стискивала сердце, оказались такими знакомыми… почти родными. Словно явернулась домой.

Тоска. Боль.

Но они были так привычны для той девочки по имени Рёги Шики — она жила в них, словно рыбка в воде, с самого детства.

Апатия. Безразличность.

Возвращение к жизни через два года смертного сна? Что же с того? Оно не заставит меня дрогнуть и загореться человеческим теплом.

Гораздо лучше плыть в потоке времени, словно невесомая пушинка на ветру. Ненужная никому. Не задевающаяникого. Нечувствующая ничего.

Не чувствующая даже того, что все-таки жива.

Глава 02

Пришел новыйдень.

Даже я, неспособная увидеть яркий утренний свет, встретила его с некоторым облегчением. Мимолетное событие, крошечное удовольствие. Я задавалась вопросом, почему тяжесть в груди как будто немножко ослабла, не обращая внимания на то, как начался и закончился утренний врачебный обход.

Мне не дали передышки и после него — навестить пришли мать и старший брат. Нельзя сказать, что разговор прошел гладко. Ощущение отчужденности, неузнавания, заставило меня говорить с этими незнакомцами скупо и осторожно. Но деваться было некуда и, воспользовавшись услужливо распростершейся передо мной памятью Шики, я ответила на все вопросы, которые они поспешили задать. Матьушла снаписанным налице облегчением. Ничего не заметив, не уличив меня в самозванстве.

Смешно. Я дажеи сама незнала — притворяюсьли я.

Наступил вечер, и появился консультант, о котором вчера говорил доктор.

Женщина, представившаяся логопедом-терапевтом, начала знакомиться столь бодро и шумно, что я пришла в некоторое замешательство. Быстрая веселая речь не позволила заглянуть за ширму радушных слов и понять, что за характер за ней скрывается.

Мне раньше никогда не приходилось сталкиваться с докторами, обращающимися к пациенту со словами: «Приветик! Какнаши делишки»? И этим вовсе не закончилось.

— Ах, я думала, что ты будешь вся такая истощенная и высохшая! Но что за чудесная кожа! Оказывается, медсестрички не наврали. Подумать только, впервые услышав эту историю, я представила тебя прозрачной и чахленькой, как несчастный призрак под сакурой. Хи-хи, мне даже не очень-то хотелось приходить. И вдруг я вижу такую красотку, как раз в моем вкусе — вот повезло, так повезло!

Женщина, которой по голосу можно было дать лет двадцать пять-тридцать, уселась на стул, стоявший у изголовья моей койки.

— Рада познакомиться. Я — врач-логопед, и буду заниматься твоей афазией. Поскольку я нештатный сотрудник госпиталя, показать свою идентификационную карточку не могу — да, впрочем, ты бы ее все равно не увидела.

— У кого это еще тут афазия… — сердито пробурчала я.

— Хо-хо.

Женщина-врач, как мне показалось, удовлетворенно кивнула, наконец-то получив хоть какой-то ответ.

— Не стесняйся, я и так вижу, что ты злишься. Афазия — не очень-то приятная вещь, но, к счастью, в твоем случае мы имеем что?.. Правильно — ошибочный диагноз. Доктор Асика все делает по книжке, и немного слабоват, когда дело доходит до таких сложных и специфических случаев. Но тут есть и доля твоей вины. Неудивительно, что возникает непонимание, если ты не снисходишь до ответов на вопросы.

Женщина говорила так доверительно и сердечно, словно мы с ней были лучшими подругами. Не знаю почему, но у меня возникло стойкое ощущение, что она из тех, кто носит очки.

— Они решили, что у меня афазия?

— Конечно. Если мозг пациента пострадал в результате несчастного случая, то подозрение на повреждения речевых центров всплывает самом собой. Ошибочка! Причина твоего молчания не столько физиологическая, сколько психологическая, верно? Дело вовсене в афазии, как япогляжу. Простоты немножкоупрямишься ивредничаешь. Что особенно грустно, в таком случае моя помощь совсем не требуется. Но было бы слишком обидно расстаться, только познакомившись и поговорив пару минут, не находишь? Раз уж мне заплатят, и это не мешает моей основной работе, я не против немножко поиграть по твоим правилам.

Пытается выставить себя доброй самаритянкой? Нет, спасибо, не нуждаюсь.

Я потянулась к шнурку звонка, которым вызывают медсестру, но докторша ловко выхватила его у меня из рук и убрала в сторонку.

— Что вы делаете?..

— Ух, ты менянапугала. Стоит тебе наябедничать Асике, как меня тут же выгонят в толчки. Так не пойдет. Я понимаю, как удобно прикрываться афазией, чтобы не отвечать на глупые вопросы, так что у нас с тобой у обоих рыльце в пушку. Зачем же вредничать и устраивать друг-дружке неприятности? Не лучше ли сохранить ли статус-кво?

В общем, это верно. Но кто же она такая, что говорит так беспардонно?

Взгляд моих глаз, скрытых под толстым слоем бинтов, устремился в сторону собеседницы.

— Вы вовсе недоктор.

— Ни капельки. По профессии я — магичка.

Это звучало так абсурдно, что я фыркнула.

— Маги мне ни к чему.

— А-а, прямо в точку. Никакой маг не поможет залечить дыру в твоей груди. Единственный, кто смог бы ее заполнить — самый обычный человек.

— Дыра в груди?..

— Да. Ты уже должна была бы почувствовать. Ты осталасьодна.

Хмыкнув, докторша с шумом отодвинула стул и поднялась на ноги. Судя по тому, как зацокали ее каблучки, она направилась в сторону двери.

— Об этом, впрочем, говорить еще рановато. Завтра заглянуеще. Не скучай!

Выскочив, как чертик из коробочки, она исчезла так же внезапно.

С трудом преодолевая сопротивление ослабших мышц, я подняла правую руку и прикоснулась к губам.

Осталась… одна…

Дыра в груди.

Как же такое могло случиться?..

Да, я действительно не понимала до сих пор.

Его не было. Как бы яни звала, он неотвечал. Сознание, которое звали Рёги ШИКИ, делившее со мной тело девушки, носившей имя Рёги Шики, пропало. Исчезло безследа.

Шики страдала раздвоением личности, неся в одном деле две самостоятельные личности: женскую и мужскую. Генетические особенности фамильной линии клана Рёги периодически приводили к рождению детей с раздвоением личности. То, что привело бы в ужас нормальную семью и заставило бы ее стыдиться, для Рёги являлось предметом гордости. Расценивая рождение такого ребенка как проявление наследия древней, трансцендентной нечеловеческой крови, члены клана находили в этом тайное удовлетворение. Такое событие праздновалось, а ребенок — носитель двойной личности становился истинным наследником рода.

Шики унаследовала ту кровь. Именно здесь крылась причина того, что ее старший брат оказался обойден, отодвинут в сторону, и преемницей всех тайн клана Рёги должна была в будущем стать только она.

Ведь подобные дети не рождаются часто.

Две личности: Янь, тяготеющая к мужской и женская — Инь. Когда они схватывались за лидерство в одном теле, Янь практически всегда оказывался сильнее. Те немногие истинные наследники крови Рёги, что появлялись на свет до сих пор, рождались мужчинами с женской личностью в довесок. На этот раз произошла какая-то ошибка, флюктуация, и родилась девочка, совершенно выбившаяся из правил.

В теле женщины по имени Шики, был заключен и мужчина — ШИКИ.

Власть над телом принадлежала только женскому сознанию Шики — мне.

ШИКИ был моейобратной стороной. Стороной со знаком «минус». В нем собрались все мои негативные, подавляемые эмоции. Шики росла, постоянно сражаясь, загоняя внутрь тьму, носившую имя ШИКИ. День за днем, ежечасно, ежеминутно она убивала свою обратную ипостась и жила, притворяясь нормальной. ШИКИне выказывалнеудовольствия. Проиграв, он дремал глубоко внутри, просыпаясь лишь для уроков кэндо, позволяя себе жаловаться, что принимать власть над общим телом в такие моменты скучно и раздражает.

Могло показаться, что наши отношения складывались как у хозяина и слуги, но на самом деле все было далеко не так. Как бы то ни было, Шики и ШИКИ были одной личностью, поэтому то, что творила Шики, не шло против воли ШИКИ, а он подавлял свои пристрастия в угоду ей.

...Да, ШИКИ был прирожденным убийцей. Насколько я знаю, ему не довелось попробовать крови, но в нем бушевала жажда — крушить, резать, убивать эти хрупкие живые существа, окружавшие его. Людей. Таких же, как мы. Доминирующая личность Шики безжалостно душила его поползновения в зародыше — она была против.

Шики и ШИКИ были неразделимы, хотя старались игнорировать друг-друга. Шики выглядела одинокой и отстраненной, но вторая личность, ШИКИ, всегда был с ней. Маячил заплечом.

И вот пришло время, когда неразрывная связь распалась.

Это случилось два года назад, когда Шики стала ученицей первого класса старшей школы. То время, когда ШИКИ, никогда не вмешивавшийся в то, что делало наше тело, впервые захотел выйти наружу и действовать по своему усмотрению — и попросил об этом.

С того момента воспоминания Шики расплывались в тумане.

Сейчас, лежа на больничной койке, я не могла вспомнить почти ничего из начала первого года в новой школе. Вплоть до момента несчастного случая.

Перед глазами вставала только одна сцена — я сама, замершая посреди кровавой лужи. Место преступления? Но за ней всплыл следующий обрывок, более ясный и четкий.

Классная комната, залитая пламенем алого заката.

Тот, кто уничтожил Шики, мой одноклассник.

Мальчишка, которого Шики хотела убить.

Кусочек нормальной жизни, который Шики хотела спасти.

У меня возникло такое чувство, что эта сцена будет всегда преследовать меня. Всю жизнь.

Но его имя было единственным, что новая «я», очнувшаяся от бесконечного сна, никак не могла вспомнить.

С приходом ночи госпиталь постепенно затихал.

Только редкое шарканье тапочек по гулким пустым коридорам напоминало о том, что я не сплю.

Тьма во тьме, и я в бесконечном пустом пространстве. Затопивший меня мрак ослепил, пронзил сердце отчетливым осознанием — я осталась одна. Та, прошлая Шики, никогда не испытала бы такого безмерного, космического одиночества. Шики, всегда существовавшая наедине со второй ипостасью. Но она исчезла. ШИКИ не стало.

Кто же тогда остался? Кто я — Шики или ШИКИ?

Я не знала.

По логике, если ушел ШИКИ, то я должна признать себя, как женскую половину, Шики.

— Хм… задали же задачку. Вычесть половину из суммы. Но в учебнике никогда не пишут, какую из половин…

Жалкая попытка заговорить сама с собой ни на грош не погасила страшного ощущения внутренней пустоты. Слабая мысль о том, что надо бы грустить, лишь скользнула по стеклянной броне бесчувственности и канула в никуда.

Мне все равно не узнать наверняка. Никогда.

Я — никто. Конечно, воспоминания Рёги Шики по-настоящему мне не принадлежали, я не чувствовала себя вправе присвоить их. Да есть лив этом хотькакой-тосмысл? В пустой ракушке по имени Рёги Шики свищет ветер, безжалостно унесший прочь ее обитателей.

Кому она нужна теперь?

Как больно.

Но что же может болеть в гулкой пустой пещере?

Разве ее может что-то наполнить?

— …Я …иду.

Откуда пришли эти неожиданные слова? Яуслышала их?

Воздух дрогнул, словно открылась дверь.

Показалось?

Я повернула лицо с забинтованными глазами к двери.

Там…. там что-то было.

Облачко белесогодыма. Мои незрячие глаза почему-то различили во тьме неясные очертания. Клубок дымаподозрительно напоминалчеловека. Или нет, скорее — бескостное человекообразное существо, извивающееся и покачивающееся на ветру, как подсолнух с тяжелой головой.

Облако приблизилось, и меня пронизала дрожь инстинктивного отвращения.

Бежать я не могла, поэтому лишь молча ждала.

Призрак? Дух? Мне все равно не страшно.

По-настоящему страшные вещи не имеют формы. Каким бы угрожающим и отталкивающим не было это создание, ему не напугать меня, если его можно загнать хоть в какие-то рамки.

Пусть это действительно призрак — но отличаюсь ли от него нынешняя «я»? Он неживой, и я — утратившая причину существовать. Где разница?

Дымное облако качнулось вперед и окутало меня.

Леденяще острое прикосновение, заставившее все тело судорожно напрячься. В позвоночник словно впились и процарапали сверху вниз острейшие птичьи когти.

Это было отвратительно, но я продолжала сидеть. Прямо и молча. Бесчувственноглядя передсобой. Время тянулось, словно вечность, но, наконец, присосавшийся ко мне призрачный туман растаял, словно слизняк, посыпанный солью.

Очнувшись, я поняла, в чем дело. Пять часов миновало, и призрак растворился, изгнанный спасительной новой зарей. В изнеможении я откинулась на подушки, пытаясь заснуть.

Глава 03

Проснувшись, я не увидела ничего. Мои глаза по-прежнему скрывал толстый слой бинтов. Новое утро, кто знает, какое по счету с тех пор, как я пришла в себя?

Тихое, безмятежное утро. Ни души.

Бархатная тишина мягко приняла меня в свои объятия — так нежно, что я растворилась в ней, почти утратив себя.

Щебет птиц заокном.

Ласковое прикосновениесолнечных лучей.

Упоительно чистый воздух, которым можно дышать полной грудью.

Как непохоже это на мир мрака и пустоты. Этот мир… он — прекрасен.

Но могла ли я безмятежно наслаждаться им? Окутывающая меня утренняя свежесть, омывающая все оставшиеся органы чувств целебным покоем, вызывала лишь одну горькую мысль:

«Они счастливы. Даже… так».

Люди невероятно одиноки. И вот что странно, ведь брести в пустоте, не позволяя никому приближаться к себе, намного безопаснее. Почемуже одиночествонастолько невыносимо?

«Я» прошлаябыла совершенна. Ничего лишнего, самодостаточность, холод, отчуждение. Мне ненужен былникто. Теперь все изменилось, я стала другой. Совершенство исчезло. Меня невыносимо тянуло вперед — искать ту половину, которой я лишилась. Отчаянное, безумное, страстное желание.

Но кого же я ищу?..

Самоуверенно назвавшаяся консультантом-психотерапевтом докторша приходила каждый день. Я поймала себя на том, что дожидаюсь момента, когда простучат ее каблучки и скрипнет дверь. Эти незатейливые беседы стали единственной отдушиной в тягучей рутине сменяющих друг-друга одинаковых дней.

— …Вот как. Хм, так я и предполагала. Дело было не в том, что ШИКИ не мог командовать общим телом, просто он не считал нужным утруждаться. Чем больше я узнаю, тем восхитительнее выглядит ваш миленький дуэт.

Небрежно подтащив стул поближе, и усевшись у кровати, докторша светилась неприкрытым удовольствием. По какой-то необъяснимой причине она был в курсе моих сложных и тайных обстоятельств, хотя о раздвоении личности знали очень немногие — даже в клане Рёги. Она же знала и о том, что я была замешана в таинственной цепочке серийных убийств двухлетней давности. Конечно, я не стала бы делиться обрывочными воспоминаниями с кем попало, но меня подталкивало желание разобраться — ведь для меня те события до сих пор оставались загадочными и нелогичными.

Не успела я оглянуться, как уже обсуждала самое сокровенное, хмурясь в ответ на ее необидные поддразнивания.

— В раздвоении личности нет ничего смешного.

— А вот инет. Разумеется, вы двое не подпадаете под такой скучный и хорошо изученный диагноз, как диссоциативное расстройство идентичности. Одномоментно существующие, наделенные свободой воли личности, мало того, способные координировать свои действия — это нечто уникальное. Такое сложное состояние правильно было бы назвать не раздвоением личности, а «субстратом самостоятельных личностей».

— Субстрат… самостоятельных личностей?

— Именно. Хотя некоторые вопросы так и не снимаются. Прежде всего, труднообъяснима пассивность ШИКИ, который, по твоим словам, чаще всего спал. Причин для этого я не вижу… и это выглядит странно.

ШИКИ, погруженный в бесконечный сон.

Наверное, я — единственная, кто может ответить, почему.

ШИКИ нравилось видеть сны. Он был мечтателем — куда больше, чем Шики.

— Итак, он невозвращается?

Ответом докторшебыло лишьмолчание.

— Понимаю. Онумер. Два года назад, в той катастрофе. Вместо тебя.

Она помолчала, потом заговорила снова.

— Вот откуда прорехи в твоей памяти. Он умер, унеся свои воспоминания с собой. Их уже не вернуть. Что именно связывало Рёги Шики с серийным убийцей… все безвозвратно кануло во тьму забвения.

— Те убийства… говорят, маньяка так и не поймали.

— Да. Он исчез, как и не было, сразу после происшествия с тобой. Знать бы, что тогда на самом деле происходило. — Даже по голосу было ясно, что докторша криво усмехнулась. — Как бы то ни было, ШИКИ ушел сознательно. Понимаешь, если бы он продолжал дремать, игнорируя внешний мир, погибла бы Шики. Трудно сказать, что его к тому побудило, но он принял удар на себя — и по собственной воле.

Я не знала, что на это ответить — как бы близко это меня ни касалось.

Не знала.

— Меня неспрашивайте. Лучшескажите, ножницыпринесли?

— Увы, не смогла — что и неудивительно. После твоих художеств все колюще-режущее строжайше запретили.

Ее ответ не удивил меня. Были ли тому причиной ежедневная физиотерапия — неизвестно, но мои мускулы восстановились настолько, что я уже могла двигаться самостоятельно. Врачи выражали осторожно-оптимистичное удивление. Я была первой пациенткой, которая приходила в форму так быстро, упражняясь по несколько минут всего два раза в день.

Может быть, моя просьба к психотерапевту принести ножницы была неосознанной попыткой это отпраздновать.

— Любопытно, для чего тебе понадобились ножницы? — поинтересовалась она. — Собираешься заняться икебаной?

— Вот еще. Подрезать волосы.

Да, дело было именно в этом. Теперь, когда я уже могла привстать, отросшие до середины спины волосы начали мешать. Щекочущие шеюи путающиесяпряди ужаснораздражали.

— Вызови парикмахера. Если сама не хочешь, я могу устроить.

— Нет уж, спасибо. Чтобыкто-тохватал меняза волосы? Не надо мне такого счастья.

— Хм, это верно. Женщины серьезно относятся к своим волосам. Хотя, с другой стороны, разве не прекрасно, что твои волосы отросли за два года, а ты ни капельки не состарилась?

Я услышала, как она встала.

— Что бы тебе такое предложить взамен? Вот, подарю камень, украшенный руной. Такой, знаешь ли, амулет. Положу здесь, на косяк над дверью, так что не роняй его никому на голову.

Судя по звуку, странная докторша не поленилась подтащить к дверям стул, и действительно пристроить что-то — в самом деле, амулет? — на карнизе над створками.

Потом скрипнуласама створка.

— Это от меня. Мало ли кто тут может шляться. Ладно, пока, некашляй.

Выдав напоследок загадочную фразу, докторша удалилась.

Той ночью ставший уже привычным гость не появился. Дымный призрак, возникавший точно в полночь, по какой-то причине так и не пробрался в палату.

Призрачное облако, что окутывало меня каждую ночь.

Я знала, что это опасно, но мне было все равно. Пусть призрак окажется хищным и попытается убить меня — какая разница?

Нет, больше того — может быть, будет гораздо легче и удобнее, если я умру? У меня не осталось причин влачить существование и дальше, ведь я не чувствовала себя живой. Исчезнуть, раствориться без следа — прекрасный выход.

Протянув руки в привычной темноте, я потрогала лицо, бинты, скрывающие глаза. Зрение скоро должно вернуться. Что же, тогда я уничтожу эти глаза — на этот раз без осечки. Полностью инавсегда.

Сейчас я не видела их, но, если зрение вернется, они снова предстанут передо мной. Если мне снова придется взирать на этот безумный мир… лучше я не буду видеть ничего. Такиеглаза мнене нужны. Даже если я больше никогда не увижу дневного света — я готова. Это гораздо лучше чем то, что возникло перед моими глазами, когда я вышла из комы.

Но до этого самого момента я не могла решиться.

Прошлая Шики выколола бы себе глаза без малейшего колебания, но нынешняя «я» остановилась, погрузив себя во временную темноту.

Это так… так недостойно и унизительно.

Лишившись воли к жизни, я не могла найти сил даже для того, чтобы убить себя. Холодная и бесчувственная пустая ракушка, оставшаяся от меня, не желала ничего. Никаких действий, никаких движений, никаких мыслей. Вялая покорность чужой воле и чужим рукам.

Зачем сопротивляться, если какой-то призрак попытается погубить меня? Яне пошевельнудаже пальцем.

Мысли о смерти не несли в себе притягательности, но я не могла найти в себе и малейших следов привязанности к жизни.

Если я могу ощущать, чувствовать — будь то счастье или горе, только как исчезнувшая Рёги Шики… то у нынешней «меня» не осталось ни малейшей причины, чтобы жить.

Глава 04

Аозаки Тоуко впервые услышала о девушке по имени Рёги Шики в блаженном мареве послеполуденной сиесты, в один из мирных дней только-только наступившего июня.

Она лениво выслушивала рассказ своего недавно и, в общем-то, нанятого исключительно благодаря капризу помощника — просто, чтобы убить время. Юноша оказался другом Рёги Шики.

Если верить ему, та девушка уже два года провела в глубокой коме — со времени трагического дорожно-транспортного происшествия двухлетней давности. Функции жизнедеятельности организма сохранялись, но никто уже и не надеялся на то, что она когда-нибудь придет в себя. Мало того, складывалось впечатление, что процессы роста и старения в ее теле, где едва заметно тлел огонек жизни, полностью замерли. Вопиющее противоречие поначалу заставило Тоуко отнестись к этой истории скептически. В самом деле, как может прерваться старение организма, сохраняющего свою жизнеспособность?

— Хм-м... Единственное состояние, при котором живые клетки прекращают рост — это смерть. Нет, время не оставляет своим вниманием даже мертвецов, ведь в трупе начинается процесс, называющийся разложением, возвращающий его элементы в естественный круговорот веществ. Прахк праху. Единственное создание, способное замереть, остановиться в потоке времени, сохраняя способность к движению — та кукла, которая так тебя заворожила, заставила бросить все и прийти сюда, Кокуто-кун.

— Но это правда. За все прошедшее после аварии время она не изменилась, не выросла, словно заколдованная. А вы не слышали о других необъяснимых случаях, когда люди впадали в кому, Тоуко-сан?

— Хм-м… — в ответ на вопрос новичка Тоуко задумалась, скрестив руки на груди. — Дай-ка подумать. Был один известный случай за рубежом. Женщина лет двадцати, только что вышедшая замуж, оказалась в коматозном состоянии. Нопрошло пятьдесятлет, и онаочнулась. Тыне слышал?

Новичок только мрачно покачал головой.

— И какой она была, когда проснулась?

— Вполне заурядной. Словно и не проспала долгие пятьдесят лет. Сознание женщины осталось в том же самом состоянии, как и в двадцать лет — к ужасу ее мужа.

— «К ужасу»?.. Но почему? Разве он не должен был бы обрадоваться выздоровлению супруги?

— Увы, хотя интеллектуально она осталась двадцатилетней, ее тело старилось естественным путем, и она превратилась в семидесятилетнюю старушку. Так и должно быть — лежащий в коме пациент продолжает жить и время не обходит его стороной. Всеживое — тленно.

Тоуко помолчала.

— И вот представь семидесятилетнюю бабушку, уверенную в том, что ей двадцать — и пытающуюся объяснить это мужу. А он-то прожил свои семьдесят лет нормально. Ей невозможно было объяснить, что произошло, она отказывалась признать, что пятьдесят лет, бесчувственно промелькнувшие для нее во сне, упали им на плечи всей своей тяжестью. Дело было не в простом упрямстве, она просто не могла принять такую правду. Настоящая трагедия. Невозможно было смотреть, как морщинистая старушка виснет на своем престарелом супруге, словно девочка. Он не мог сдержать слез. Говорили, что он так переживал, что даже не сдержался и в сердцах бросил однажды, что чем так, лучше бы ей и вовсе не просыпаться. Ну, как тебетакая история? Причем, это не выдумка, такое случилось по-настоящему. Извлек какой-нибудь урок?

Как ни удивительно, он лишь спокойно кивнул, несмотря на неприкрытый сарказм, звучавший в словах начальницы. Та продолжала со слегка озадаченной, но ехидной усмешкой:

— Неужели? Ты что-то понял?

Он снова кивнул.

— Кажется, да. Мне уже приходило в голову… может быть, Шики просто не хочет очнуться.

— Звучит так, словно за этим скрывается какая-то история. Чудесно. Так и быть — я выслушаю тебя… хотя бы для того, чтобы развеять скуку.

Цинизм Тоуко заставил его нахмуриться.

— Наверное, нестоит. Тоуко-сан, ваша бесчувственность временами просто поражает.

— В самом деле? Но ведь тысам завелэтот разговор. Так что не стесняйся, продолжай. Что бы там тебе ни казалось, с моей стороны это вовсе не прихоть. Кроме того, Азака частенько поминает эту твою пресловутую Шики. А мне сложно что-то ответить, раз я не знаю, что та была за человек, верно?

При упоминании об Азаке его лицо невольно приняло кислое выражение.

— Давно хотел вас спросить… как так вышло, что вы познакомились с моей сестрой, Тоуко-сан?

— Примерно год назад. Возникла затруднительная ситуация в одном популярном туристическом месте, и я здорово засветилась. Совершенно случайно.

— Да? Хотел бы напомнить, что Азака — наивная и увлекающаяся девочка, и она в таком возрасте, что я переживаю за нее, даже без дополнительных причин. Мне бы не хотелось, чтобы она слушала разговоры обо всех этих сверхъестественных вещах или оказалась вовлечена во что-то… нехорошее.

— Азака — «наивная»?.. Впрочем, твои отношения с сестрой — ваше личное дело. Меня это не касается, и вмешиваться я не собираюсь. Расскажи лучше об этой девочке, о Шики.

Не в силах отказать Тоуко, которая устроилась поудобнее, поставив локти на стол и с интересом глядя на него, он заговорил.

Заговорил, рассказывая о своей странной, не похожей ни на кого, подруге по имени Рёги Шики.

Ему приходилось слышать фамилию Рёги — древнего семейного клана — еще до того, как они оказались одноклассниками на первом году обучения старшей школы. Как ни странно, они подружились, причем он стал единственным, кто сумел преодолеть ледяной барьер отчуждения, которым окружила себя Шики. Она не желала общаться ни с кем, но судьба распорядилась иначе.

Поэтому он стал свидетелем того, как Рёги Шики начала странно и страшно меняться после того, как по городу прокатилась волна слухов о жестоких серийных убийствах — как раз в середине первого года их старшей школы.

Случилось так, что она призналась в том, что страдает раздвоением личности, и ее вторая ипостась наслаждается кровопролитием и убийствами.

По правде говоря, даже сейчас, два года спустя, непонятная связь Шики с теми убийствами оставалась загадкой. Прежде, чем хоть что-то прояснилось, девушку на его глазах сбила машина, и она попала в госпиталь.

Та промозглая ночь в начале марта снова встала перед его глазами. Словно опять забарабанил по плечам ледяной дождь.

Неизвестно, чего ждала Тоуко от этой истории — сочла ли одной из тех побасенок, который рассказывают за пивом? — но по ходу рассказа ироническая улыбка исчезла с ее лица.

— Вот и все, что я могу рассказать о наших с Шики отношениях. В любом случае, это старая история — два года уже миновали.

— Так вот как она перестала расти… впала в летаргию. Она не вампирка, часом? — губы Тоуко искривила подозрительная усмешка. Она явно была заинтересована. — Постой, а как пишется имя этой девочки? Кандзями, конечно?

— «Шики*» как в «шикигами». А что?

— Шикигами… Да еще и фамилия — те самые Рёги. Восхитительно.

Решительно раздавив сигарету в пепельнице, Тоуко вскочила, словно ее подгоняло неотложное дело.

— Это тот госпиталь в пригороде? Интересно-интересно… вернусь позже.

Не дожидаясь ответа, Тоуко быстрым шагом покинула кабинет.

Спускаясь по лестнице, она задумчиво нахмурилась.

«Поверить не могу, что сама сую голову в это странное дело. Или, может быть, это судьба»?

Рёги Шики пришла в себя буквально через несколько дней.

Но ее состояние было таким, что врачи не разрешили посещения даже родным, не говоря уже о посторонних.

Наверное, дело было в этом.

Именно по этой причине новый работник так угрюмо сгорбился над своим столом, уткнувшись в накладные и прайс-листы, что казалось, на его плечах лежит невидимый, но тяжкий груз.

— Мрачная у нас тут атмосфера, — заявила, словно бы ни к кому не обращаясь, Тоуко.

— Да-да… кстати, я заказал подходящие светильники, как вы велели, — пробурчал он, не глядя на начальницу.

Той уже приходилось видеть, как самые серьезные и ответственные люди, оказавшись в тисках жестокого психологического стресса, ломались и начинали творить ужасающие глупости. Раздумывая, не из таких ли этот мрачный юноша, ее новый работник, Тоуко сочувственно заговорила:

— Не стоит так сильно переживать. А то ты выглядишь, словно готов этой же ночью залезть туда через окно.

— Это невозможно, хозяйка. В том госпитале охрана не хуже, чем в научно-исследовательской лаборатории.

Хотя это было произнесено вполне буднично, создавалось впечатление, что он тщательно исследовал и такую возможность.

Тоуко вздохнула и пожала плечами. Придется его успокоить. В самом деле, не хотелось бы лишиться нового работника — ведь такими темпами он мигом угодит в тюрьму.

— Не хотела тебе говорить, но раз уж ты в жестокой депрессии — скажу. С завтрашнего дня я работаю в том госпитале на полставки. Сиди спокойно и скоро узнаешь, как там поживает твоя Рёги Шики.

— Правда?!

— Вышло так, что меня пригласили в качестве консультанта-логопеда. Я бы отказалась, но сейчас мне уже не кажется — как поначалу — что это не мое дело. Раз уж я вытащила из тебя эту историю, сделаю, что смогу.

Тоуко говорила небрежно, словно о каких-то пустяках, но реакция намного превзошла ее ожидания.

Вскочив со стула, он бросился к начальнице, схватил ее руки в свои и изо всех сил потряс. Не совсемпонимая, какэто расценивать, Тоуко поднялаброви.

— Странные же у тебя манеры, друг мой.

— Да я просто в восхищении! Нет — я поражен до глубины души! Оказывается, у вас тоже есть милая и человеколюбивая сторона, как у всех нормальных людей! Вы так ловко ее скрывали!..

— Это похвала такая? Слушай, я знаю, что выбиваюсь из ряда, но вот так вот, откровенно — это уже перебор…

— Простите, я не хотел вас обидеть! А-а, так вот почему вы сегодня так прилично одеты. Костюм вам идет — строгий и элегантный. Вас просто не узнать!

— Ладно-ладно, я такая же, как всегда. Но комплименты принимаю, так и быть, — понимая, что гасить фонтанирующий энтузиазм было бы бесполезно и жестоко, Тоуко только вздохнула. — А теперь запомни — никаких глупостей. Даже если не говорить о твоей подруге, тот госпиталь — странное место. Поэтомусиди тихои присматривайза офисом, понял?

Эти слова, наконец, добрались до сознания новичка, заставив поумерить свои восторги.

— «Странный»? Вы имеете в виду тот госпиталь?

— Именно. Тамустановлен невидимыйбарьер. Выглядит так, словно порезвился еще один магик. Но едва ли его цель — Рёги Шики. Если бы так, за два года он бы уже успел добиться всего, чего хотел.

Наглая ложь — но сказанная с такой уверенностью, что юноше и в голову не пришло что-то заподозрить.

— Барьер... Словновторая стеназдания?

— В точку. Барьеры бывают разного уровня, но все предназначены изолировать какую-то территорию. Некоторые создают настоящую стену, другие просто прикрывают назначенное место невидимым колпаком. Высококлассные барьеры построены на подсознательном внушении, которое действует незаметно, исподволь. Вродебы и ничегоне происходит, но войтинельзя. Совсем как тот, что окружает дом, где мы сидим. Когда ты заклинаешь место на внушение типа «никто, кто не знает о существовании этого места, его просто не заметит», появляется барьер, продолжающий существовать незаметно для окружающих. Барьер, который лишь подделывается под окружающий мир и вызывает у людей подозрения — низкий класс, нечистая работа.

Магичка знала, о чем говорила. Легкое искажение, не дающее заметить ничего неестественного — это была ее визитная карточка. Барьер, который посторонние люди не видели, словно пустое место, и подсознательно обтекали, как вода на реке обтекает камень. Тайный мирок, в котором она жила, выглядел ничуть не загадочнее, чем любое соседнее здание.

Но вышло так, что этот новичок легко, ни капельки не задумываясь, прошел сквозь этот барьер. Запросто вошел в подъезд дома, куда не мог попасть никто, кто не был знаком с Аозаки Тоуко.

Что же, именно поэтому она и наняла его.

— Выходит, установленный в госпитале барьер опасен?

— Ты невнимательно слушаешь. Сам по себе барьер не причиняет вреда. В конце концов, даже само слово — мирного буддийского происхождения. Это просто граница, которая изолирует какую-то зону от внешнего мира. Да, еще так иногда называют щиты, которыми маги прикрывают себя — но это совсем другая техника. Понимаешь? Я ведь уже и раньше говорила, что наилучшие барьеры устроены так, чтобы не вызывать в обычном человеке никаких странных ощущений. Если угодно, термин будет звучать примерно так: «навязанный на уровне подсознания паттерн поведения». Самые отточенные барьеры практически достигают той стадии, что часть пространства вычленяется и пропадает так, что никто не может ее найти и не помнит о том, что она существовала. Но это, конечно, уровень могущественных чародеев, а не простых магов. Сейчас в этой стране только один чародей, которому по силам такое, поэтому едва ли ты сможешь столкнуться со столь мощным барьером.

Тоуко помолчала, потом продолжила задумчиво:

— Здесь мы не видим ничего сравнимого по силе, но структура установленного в госпитале барьера достаточно изощренная. Он хорош — даже я не сразу его заметила. А стиль напомнил мне об одном специалисте — я знавала его раньше. Понимаешь, немало философов и исследователей умеют ставить барьеры. Большинство из них далеки от любых проявлений насилия, поэтому я думаю, что все будет в порядке.

Она не кривила душой: действительно, сам по себе барьер не нес опасности. Опасность заключалась в другом — в том, что именно могло произойти в отрезанном от внешнего мира участке пространства. Госпитальный барьер был направлен внутрь, не наружу. Другими словами, что бы ни случилось в его пределах, на этажах госпитального корпуса, снаружи этого никто не смог бы заметить. К примеру, даже если в палате взорвалась бы бомба, в других помещениях никто бы не услышал и не проснулся.

Тоуко не стала рассказывать об этом. Пробормотав, что спешит, она взглянула на часы и торопливо направилась к двери. Ее догнал голоспомощника:

— Тоуко-сан. Пожалуйста, позаботьтесьо Шики.

— Ладно-ладно.

Не оборачиваясь, она успокаивающе взмахнула рукой, но следующий вопрос — совершенно невинный — почему-то заставил ее узкую спину дрогнуть.

— Да, а кто этот ваш знакомый специалист по барьерам?

Цокот каблучков внезапно резко прервался. Секунда молчания. Взгляд, которым она прожгла его через плечо, был темен и непонятен.

— Раз специалист по барьерам, то монах, конечно же.

Прошло дней шесть с того момента, как Тоуко пригласили в качестве терапевта-логопеда. Каждый день она радовала помощника новостями о том, что Рёги Шики чувствует себя все лучше и лучше, но сама с трудом прятала сомнения.

Отнесется ли нынешняя Рёги Шики к некоему человеку так же, как и ее прежняя личность?

— Она очень устает — ведь ей назначена физиотерапия два раза в день, да к тому же еще и компьютерная томография. Потерпи еще немного, ты сможешь увидеть ее сразу же, как только Шики выпишут.

Тоуко, только что вернувшаяся в офис из госпиталя, расслабила тонкий оранжевый галстук и уселась на край стола. За окном сгущался летний вечер. Закат подкрасил мрачноватую обстановку в тусклые темно-красные цвета.

— Ей делают физиотерапию всего два раза в день? Неужели этого достаточно? Ведь она проспала целых два года.

— Процедуру разминки суставов не прекращали на протяжении всей ее комы, так что она не в самом худшем состоянии. Мало того, с физиотерапией все не так как с обычной физзарядкой, пяти минут в день для выздоравливающего вполне достаточно. Если хочешь знать, сам термин «реабилитация» изначально был не медицинским, и относился не столько к восстановлению нормального физического состояния, сколько к возвращению больному человеческого достоинства. Только так Реги Шики, прикованная к постели, превратившаяся в бесчувственную колоду, сможет снова вспомнить, что значит быть человеком. Физическое восстановление… что же, это немного другая история.

Тоуко прервала разговор, чтобы зажечь вставленную в рот сигарету.

— Чтобы ты знал, проблема отнюдь не в теле, а в сознании. Девочка становится все больше непохожей на прежнюю Рёги Шики.

— Это… потеря памяти?

Его голос звучал болезненно, словно он уже давно ждал и боялся этого.

— Хм-м-м, не уверена. Нет, думаю, ее индивидуальность осталась прежней. Речь идет не о Рёги Шики, а о ШИКИ. Не знаю, станет ли это для тебя потрясением.

— Я привычен к таким вещам. Пожалуйста, говорите все. Всю правду. Шики… что случилось с ней?

— Правду? Хорошо. Она абсолютно пуста. До сих пор внутри нее всегда жила еще одна личность, ШИКИ. И вот теперь его больше не существует. Понимаешь, она даже не может быть уверенной в том, кто она теперь: Шики или ШИКИ. Когда она очнулась, ШИКИ пропал. В ее сознании образовалась громадная зияющая пустота. Девочка может просто не перенести этого. В ее сердце пусто и холодно. Онословно пробитонасквозь… ив дыресвищет ветер.

— Так вы хотите сказать… ШИКИ исчез? К-какэто?..

— Вероятно, он умер вместо Шики. Если бы не это, Рёги Шики тоже погибла бы в два года назад. Ты до сих пор этого не понимаешь, потому что она движется и говорит, но представь на минуту, что она все же умерла, и вернулась к жизни как новая личность в старом теле, принадлежавшем прежней Рёги Шики. Прошлая Шики, нынешняя Шики и будущая Шики, которая вырастет из воспоминаний, которые в ней остались — все они отличаются друг от друга так, словно совершенно разные люди. Они незнакомы, никто из них не может принять историю жизни другой, как свою собственную. Наверное, она молча мучается ночами, пытаясь понять, кто она такая.

— ...Кто она такая? Значит, Шики не может вспомнить, что с ней происходило раньше?

— Нет, она помнит. И нынешняя Шики несет в себе многое от той, которую ты знал. Она и жива-то еще только потому, что личности Шики и ШИКИ были равноценными, но не слитыми между собой. Авария привела к гибели сознания Рёги Шики. Можно сказать, что ШИКИ выбрал смерть, прикрыв собой вторую половину. И теперь, несмотря на безусловно фатальный результат удара, половина сознания, то есть — Шики — уцелела и осталась безраздельной хозяйкой этого тела. Она впала в кому из-за шока при разделении в момент смерти ШИКИ, но все же выжила — только благодаря его самопожертвованию. Насколько страшным был шок при разделении, можно понять по тому, что она на два года выпала из жизни. Ее тело продолжало функционировать, но не росло — все потому, что она была практически мертва. Неудивительно, что выжившая личность в деталях сильно отличается от старой Шики. Это не настолько тяжело, чтобы назвать полной потерей памяти, но многое оказалось стерто безвозвратно, как бы она ни пыталась вспомнить. Нет, это не совсем другой человек, не совершенная незнакомка, но она отличается от Шики, которую ты знал. Новая личность — сплав из обрывков индивидуальностей Шики и ШИКИ, пожалуй, это будет наиболее точный диагноз.

...Она говорила — но говорила не все. В реальности все было еще сложнее.

Из того, что Тоуко знала о клане Рёги, о прошлых наследниках с раздвоением личности, можно было сделать печальный вывод — лишившись второй личности, Шики обречена. Она никогда не сможет своими силами заполнить зияющую кровоточащую дыру, оставленную ушедшим ШИКИ.

Не сказав об этом ни слова, Тоуко продолжала:

— Может быть, ты и не узнаешь ее — но она все еще Рёги Шики. Как бы девочка сама ни сомневалась в себе — это ее единственный якорь. Наверное, сейчас она даже не ощущает себя по-настоящему живой, но время придет — и она смирится. Поймет, что она — никто инаая, как Шики. «Как розу ты ни назови»… Родившись розой, она ей и останется. Роза не превратится в другой цветок, если пересадить ее в другую землю и поливать иной водой.

«Не надо отчаиваться», — добавила она неслышным шепотом, словно бы для себя.

— Рано или поздно холодная пустота в ее груди заполнится. Она будет строить новую личность, не столько из тяжелых воспоминаний, сколько из впечатлений новой жизни. Этот храм она должна возвести самостоятельно, неторопливо и благоговейно. Поспешное и неловкое вмешательство со стороны может все испортить. Ты понимаешь? Все, что нужно сделать тебе — встретить ее так, словно ничего не случилось, бережно и осторожно — не испугать, не заставить ее заметаться. Да, мне сказали, что осталось совсем недолго ждать того момента, как ее выпишут.

Бросив окурок в форточку, Тоуко заложила руки за голову, выпрямила спину и с наслаждением потянулась так, что захрустели позвонки.

— Эх, знала я, что не нужно лезть не в свое дело. С ума сойти — даже сигареты стали противными на вкус.

Безусловно, такой долгий и тяжелый вздох мог родиться только в груди бесконечно уставшего от мира страдальца.

Лишь когда завершился обычный утренний обход, я поняла, что сегодня — уже двадцатое число. Это значит, что с момента, когда я очнулась, миновала целая неделя. Выздоровление шло гладко, и завтра меня обещали выписать. Да, уже завтра утром мне придется снять бинты, прикрывающие мои глаза.

Семь дней... неделя.

За это время ко мне почти ничего не вернулось.

Утраты же были столь велики, что я даже не была уверена — осталось ли мне хоть что-нибудь.

Родители иАкитака осталисьтакими же, как раньше. Но как я ни старалась, я не могла увидеть и почувствовать в них никого, кроме незнакомцев, совершенно чужих людей. Весь мой мир — который был раньше так тонко и неосязаемо привычен — исчез. С этим невозможнобыло что-топоделать. Нет, я знала — мир был не виноват. Изменился не он, изменилась я сама. Та, которуювсе называлиРёги Шики.

На ощупь поднеся пальцы к забинтованным глазницам, я осторожно коснулась шероховатой ткани.

Единственное, что я получила взамен бесчисленных утрат.

Мое тело, испытавшее два года смертной пустоты, было все еще живым. Но оно изменилось, мутировало так, что глаза оказались способны воспринимать изначальную, глубинную форму мира. Форму, не предназначенную для людей.

Первое, что бросилось в глаза, когда я подняла веки, возвращаясь из комы в человеческий мир, было не озабоченное лицо медсестрички, бросившейся ко мне. Нет, это была линия, перехватившая ее горло. Люди, стены, даже сам воздух… все исчерчивали хирургически тонкие, но отчетливые линии. Они дрожали и двигались, смещаясь с места на место. Онинаполняли менябезотчетным ужасом. Осознание того, что в любой момент из этих пульсирующих линий, первичных космических швов на меня может ринуться смерть, поглотить, втянуть в себя, заставило меня сжаться в комок. Перед глазами вспыхнуло жуткое видение — бегущая ко мне медсестра вдруг развалилась на части, начиная со шва, пересекающего ее тонкое горло — в бесформенную груду, в кровавый хлам.

Осознание того, что именно означают эти линии, подняло мои руки к глазницам. Я давила, давила, давила — не видеть ничего, избавиться, освободиться…

Но руки, ослабшие и за два года комы, подвели. Едва не атрофировавшиеся мускулы вызывали жестокую резь при простой попытке сжать пальцы — но я все равно из всех сил пыталась выдавить глаза, пока — к счастью или к несчастью — мои руки не перехватили влетевшие в палату врачи. Когда беготня и суматоха поутихли, консилиум докторов пришел к заключению, что то был спонтанный приступ паранойи, вызванный затуманенным после комы рассудком. Найдя устраивающее всех объяснение, врачи успокоились и не донимали меня вопросами, почему мне вдруг пришло в голову выдавить себе глаза.

— Эти глаза — они снова будут видеть?

Я не хочу. Не желаю снова увидеть тот страшный мир.

Мир, где нет самого понятия «бытие». Находясь «там», я замерла в ледяном покое умиротворения.

Вспоминая тот мир после того, как очнулась, я поняла — ничто не может быть более жалким и отталкивающим, чем он. Одна мысль о том, чтобы снова провалиться во тьму — даже если она была всего лишь приснившимся мне кошмаром — повергла меня в ужас.

И мои собственные глаза готовы были снова затащить меня в черноту.

Выпрямив пальцы, я медленно поднесла кончики ногтей к повязке на лице — точно напротив глаз.

Если это единственное, что чем я могу защититься… что же, усилие, потребное, чтобы пронзить глазные яблоки, окажется не больше, чем те цуки — уколы бамбуковым синаем*, которые я отрабатывала в додзё.

— Подожди секунду. Не слишком ли быстро ты сдалась?

Неожиданно раздавшийся голос заставил меня рефлекторно повернуть голову в сторону двери.

Кто там?

Тот, кто бесшумно вошел в палату несколько секунд назад, неторопливо прошагал к койке.

— «Глаза предчувствия смерти»? Знаешь, милая моя Шики, просто так взять и выколоть их будет слишком большой потерей. Бессмысленной, к тому же. Напрасно ты считаешь, что, избавившись от глаз, больше не увидишь того, что тебе суждено видеть. Понимаешь ли, проклятие вернется, словно бумеранг, стоит его отбросить.

— Откуда ты знаешь? Ты ведь не простой человек. Кто же?..

Невидимый собеседник лишь бодро хмыкнул в ответ на мой вопрос. Щелкнула зажигалка, и зашипел невидимый огонек.

— Магичка. Я пришла научить тебя пользоваться этими глазами.

Знакомый голос. Теперь сомнений не осталось — та самая женщина, мой речевой терапевт.

— Что значит — «пользоваться»?..

— Не обещаю, что будет намного легче, чем сейчас — но это лучше, чем ничего. Но твои мистические глаза, способные видеть чужую смерть, впервые вернулись в наш мир со времен кельтских богов. Кажется, тогдаих владельцем былБалор. Выколотьих — жуткоерасточительство.

«Балор»? Никогда не слышала такого имени. Но женщина, ничуть не смущаясь, продолжала.

— Мистические глаза — особое зрение, позволяющее видеть невидимое — иногда становились случайными и непредвиденным результатом операций на центральной нервной системе. Но в твоем случае, как мне кажется, это было предопределено заранее. Врожденная способность всплыла и усилилась в результате травматического шока. Ты же не станешь отрицать, что та девочка, Шики, всегда смотрела в самое сердце вещей?

...Она говорила так уверенно, будто была с ней знакома.

Но это былаправда. Как она и говорила, Шики всегда смотрела пристально, словно насквозь. Глядя на человека, она видела не внешность, а душу.

Пусть даже сама Шики и не подозревала об этом.

— Для тебя не секрет, что старая Шики не могла пользоваться этим механизмом по желанию — он работал спонтанно, подсознательно. Проницать взглядом скрытую суть вещей — это не назовешь безопасным занятием. Дело в том, что во всем сущем есть слабые места. Во всем заложено возвратное стремление распасться, начиная с маленьких трещин, прекратить существование, чтобы вернуться более совершенным. Знать бы, насколько обуревающее некоторых людей подсознательное желание переустроить мир связано с этим. Ведь его корни — именно в том, что в мире нет ничего совершенного, нет ничего без изъяна. Твои глаза видят эти слабые места, или, если угодно — изъяны, трещины, пороки — так, как это делает микроскоп. Причина — мощный спиритуальный спектр зрения. Твой мозг, так долго балансировавший на грани между жизнью и смертью, теперь способен распознавать эти невидимые для всех остальных швы. Мало того, он воспринимает их чудовищное значение. Другими словами — ты видишьсаму смерть. И не только видишь, но даже можешь прикоснуться к ней. Всякий живой организм несет в себе линии смерти с момента рождения. Глаза, обладающие способностью видеть их, по большому счету, все равно, что легендарные зеницы богов и чудовищ, убивающие одним взглядом. Послушай, если тебе так неймется их выколоть, то лучше отдай глаза мне — я уплачу любую цену, которую пожелаешь.

— …Ты сказала, что я не смогу избавиться от этой способности, даже лишившись глаз? Тогда нетсмысла ихвыкалывать.

— Умничка. Подумай — ты ведь все равно не сможешь жить нормальной жизнью. Что толку рыдать по убежавшему молоку? Открой глаза, Рёги Шики — ты изначально была из той же стаи, что и я. Вспомни об этом и — оставь надежду раствориться среди обычных людей.

Вот он, приговор. Жестокий и окончательный.

Но я не могла найти ни единого довода в пользу того, чтобы принять его. Смиритьсяс ним.

Мой голос прозвучал холодно и отстраненно.

— Жалко цепляться за жизнь — только чтобы мучиться и дальше? Нетжелания.

— Хм. Неудивительно, если вспомнить, как пусттвой рассудок. Но ведь и тяги к смерти ты в себе не находишь, верно? Ты же видела тот мир. Мало того, ты взошла на такую ступень понимания его, которой не предполагает даже Кетер*, маленькая нахалка. Не понимаешь? Но ведь всеочень просто. Да, тывозродилась инымчеловеком. Такчто же изтого? ШИКИ ушел, но, как бы тесно вы ни были связаны, ты все равно остаешься отдельной, самоценной личностью. Пусть в вашем бывшем общем теле, пусть непохожая ни на кого из его прежних владельцев — но это не значит, что тебя не существует, верно? Тогдастоит литерзаться? Тыбудешь самасобой, пойдешьсвоей дорогой. Вот она — впереди. Сейчас ты отчаянно отрицаешь смерть, с которой познакомилась слишком близко, но в то же время не понимаешь, что значит жизнь, не находишь в себе воли к продолжению существования. У тебя нет цели, ради которой стоит жить, но смерть тебя тоже не привлекает. Жизнь или смерть — ты не можешь выбрать. Подобно канатоходцу ты балансируешь на острой границе. Неудивительно, что твое сознание полностью опустошено.

— Изображаешь всезнайку?..

Повернув лицо на голос, словно, чтобы прожечь Тоуко взглядом, я вздрогнула. На миг, без предупреждения, мои забинтованные ослепленные глаза поймали женский силуэт, перечеркнутый черными линиями.

В линиях отчетливыми, словно змеиными, кольцами свернулась смерть. Смерть, готовая выпрыгнуть и броситься на меня.

— Видишь? Тебе не требуется много усилий, чтобы различить швы в реальности. И точно так же бродячие духи отлично видят тебя. Твое тело крайне привлекательно для них, это — прекрасный сосуд, который они жаждут заполучить. Если ты не проснешься, наконец, тебя затащат во тьму и убьют.

«Затащат и убьют»? Говоря о духах, она имеет в виду тот белый дым? Но ведь он больше ни разу не появлялся.

— Бродячие духи — распадающиеся кусочки душ, остающиеся после смерти. Они не обладают собственной волей и просто витают вокруг. Но постепенно они могут слипаться в некую общность, до тех пор, пока не превратятся в призрака. Вотсутствии сознанияими руководятпримитивные инстинкты. «Вернуться обратно» или «хочу человеческое тело» — что-то вроде того. Как ты понимаешь, в госпитале бродячих духов — пруд пруди. Получившиеся из них призраки бродят здесь кругами, на ощупь разыскивая подходящее тело, куда смогли бы вселиться. Они так прозрачны и слабы, что обычный человек не может ни почувствовать их присутствия, ни общаться с ними. Бродячие духи инстинктивно выбирают и преследуют людей, обладающих паранормальными способностями — тех, кто способен чувствовать, воспринимать их. Маги, которые имеют опыт общения с призраками — кое-кто работает с ними и даже зарабатывает на этом — защищают свое индивидуальное «эго» с помощью специальных щитов, и не позволяют бродячим духам завладеть собой. Но на человека с опустевшим сердцем — к примеру, на тебя — призраки бросятся, как мухи на мед. Особенно, если ты потворствуешь им.

В ее голосе прозвучало плохо скрытое презрение.

Так вот зачем ко мне приходил тот дым. Но почему же призрак не смог овладеть мной? Ведь я и не собиралась сопротивляться, плавая в вязком киселе бездеятельности и безразличия. Хотите мое тело? Пожалуйста — мне все равно.

Докторша, безошибочно уловив мое настроение, встала и ядовито проговорила:

— Выглядит жалко. Если нет воли — не поможет и рунная защита. Не предполагала, что ты сдашься так легко. Как-то это не вписывается в твой образ... но — дело твое.

Повернувшись спиной, она решительно шагнула к двери. Но, уже задвигая створку, все же задержалась на секунду, бросив через плечо:

— Значит, ШИКИ в самом деле умер впустую, Рёги Шики?

Мне нечего было ответить на это.

Что же она за человек, эта докторша? Что за привычка — безжалостно вонзать свои шпильки как раз туда, где больнее всего?..

Ночь.

Меня поглотилаглубокая чернильнаятьма. Даже отдаленных звуков ходьбы не доносилось из пустынных коридоров. Здесь, в стенах маленькой больничной палаты, молчание застыло, словно зеркальные воды сокрытого в самом сердце гор ледяного озера.

Но в моей груди не было покоя.

Вопрос, брошенный на прощание разочарованной собеседницей, жег меня огнем.

Ради чего же умер ШИКИ, заслонивший собой Шики?

Его уже не спросишь.

ШИКИ ушел.

Почему же он исчез?

В обмен на что он выбрал эту долю?

ШИКИ, которому так нравилось видеть сны.

Он спал — почтивсегда. Но в ту дождливую ночь он отринул свое существование, свое «я», свои сны. И умер.

Моя половина, с которойя большеникогда невстречусь. Та, которой просто не должно было существовать.

ШИКИ, который тоже был мной.

Надо успокоиться. Чтобы принять решение надо успокоиться. Может быть, я смогу понять, почему он так поступил, если перелистаю унаследованные воспоминания?

Мои мысли прервал скрип двери.

Кто-то вошел в палату — медленные тяжелые шаги приблизились к койке. Медсестра? Едва ли, ведь времядавно ужеперевалило заполночь.

Это не может быть посетитель, но тогда кто же?..

В этот момент на горло мне легли жесткие холодные ладони. Стальная хватка сдавила так, что, казалось, в следующую секунду шейные позвонки хрустнут и рассыплются.

Задушенный болезненный вскрик — единственное, что смогла выдавить Шики.

Она не могла дышать. Впрочем, сжатая, точно тисками, шея должна была сломаться раньше, чем удушье убьет ее.

Шики в отчаянии обратила на нежданного врага взор своих невидящих глаз.

Это был… не человек.

Нет, тело оказалось человеческим, то тот, кто сейчас безжалостно выдавливал из нее жизнь, был уже давно мертв. На Шики навалился тяжелый и уже остывший труп, который заставила прийти в движение какая-то непонятная, но явно не человеческая сила.

Шики боролась, изо всех сил вцепившись в стиснувшие, перехватившие горло ледяные руки — но разница в силе была слишком велика.

Более того — разве не этого она втайне желала?

Внезапно разжав пальцы и перестав вырываться, она замерла.

Перестать сопротивляться, дать себя убить… разве это не лучший выход? Ведь в ее жизни все равно не осталось ни крупицы смысла. Зачем влачить существование, если ты даже не в силах ощутить текущую в тебе жизнь? Это гораздо больнее и будет тянуться долго-долго… не лучше ли кончить все разом? Уйти, хлопнуть дверью — не в этом ли высшая мудрость и дальновидность?

Жизнь, энергия и тепло утекали.

Несколько секунд, прошедшие с момента, когда ее начали душить, растянулись в резиновую бесконечность.

Твердые пальцы, в которых не осталось ни следа человеческого тепла, больше похожие на куски дерева, глубоко впились в ее плоть.

В этом убийстве не было человеческих чувств — ярости, ненависти, похоти.

Тупо, бездушно, механически.

Кожа на шее лопнула, и теплые струйки крови внезапно напомнили Шики, что она еще жива.

Но ведь умереть… умереть, как ШИКИ, разве это не значит окончательно отбросить все, что у нее осталось?

Выбросить напомойку? Эта мысль вдруг заставила ее тормозящее, замирающее сознание снова разгореться.

Вопрос, вспыхнувший в пустоте со всей беспощадной простой.

Готов ли был бы он умереть так же покорно?

...Как же она не подумала об этом раньше?

Она знала — какой бы ни была настоящая причина его гибели, она заключалась не в тупом безволии и покорности судьбе.

Он никогда не покончил бы с собой по собственной воле.

Ведь смерть — такая одинокая и бессмысленная вещь.

Смерть так темна и неприветлива.

Смерть… да, смерть — последнее место, где бы ей хотелось очутиться.

— Нет.

Словно электрический разряд проскочил по нервам Шики, заставив ее тело ожить, налиться стремительной энергией. Стиснув горло навалившегося трупа, она подогнула колени и уперлась ногой в его живот.

— …Провалиться тудаопять?! Да ни за что на свете!!!

Толчок, в который она вложила все свои силы и гнев, отшвырнул мертвеца, точно кусок мяса. Скользкие от ее крови пальцы соскользнули, и он свалился с кровати.

Шики стремительно выскользнула из-под него, ощутив босыми ногами гладкий холодный пол.

Труп опять тупо, по-бульдожьи, попер на нее, загоняя в угол, и снова настиг. Сцепившись, онизакружились потемной госпитальнойпалате. Мертвец был крупным взрослым мужчиной, на две головы выше Шики, и, как она ни сопротивлялась, сдержать напор было невозможно. Она сумела поймать холодные руки, но труп давил и толкал, намереваясь прижать к стене. Госпитальная палата была небольшой, и Шики, отчаянно упираясь, все равно скоро почувствовала спиной бетон. В этот момент решение вспыхнуло, словно молния. Не пытаясь больше пересилить противника, она повернулась так, чтобы позади оказалось широкое окно.

Даже без глаз она могла определить его положение по памяти. И рассчитать падение.

Вопрос был только в том — сколько внизу этажей.

— Неважно! Колебания — прочь!..

Выкрикнув это, словно боевой клич, она выпустила руки мертвеца и прянула назад. С торжествующим урчанием он снова потянулся, чтобы сцапать ее за горло, но Шики действовала быстрее — закинув руку за спину, щелкнула задвижкой и распахнула створку рамы. В следующее мгновение оба противника, снова сцепившись, вывалились из окна.

В первый же миг падения я стиснула голову трупа, словно в броске через себя, и извернулась так, чтобы оказаться сверху. Воздух завыл в ушах. Обострившееся шестое чувство подсказало мне, что земля уже рядом, и, упершись ногами в его грудь, я изо всех сил прыгнула верх и вбок.

Чувства меня не обманули — земная твердь уже готова была встретить нас. Труп врезался в нее спиной, плашмя, с отвратительным хрустом ломающихся костей, а я, отчасти погасив энергию, уже отлетела в сторону. Удар, вращение, кувырок — но, прочертив глубокие борозды и разбрасывая землю и траву, я удержалась на руках и ногах, как приземляющаяся на четыре лапы кошка.

Боль от падения с высоты почти парализовала меня. Ладони ощутили подстриженную траву газона — значит, я упала на приличном расстоянии от стены госпиталя. Мертвец, судя по звуку, рухнул на клумбу на полдороги до меня. Распахнутое окно, из которого мы выпали, осталось далеко наверху — не менее чем на третьем этаже. То, что я выжила, было поистине чудом — даже на тренировках в додзё мне не удавалось проделать такой безумный трюк.

Позади во мраке робко шелестели листвой парковые деревья. Глухая ночь насторожилась, ожидая развязки.

Боль в отбитых руках и ногах сковала меня, не позволяя двинуться с места, гортань, едва не раздавленная жестокой хваткой мертвеца, сжала судорога.

Но я была жива.

И труп — труп тоже зашуршал и завозился, пытаясь подняться. Ничего еще не закончилась.

Если я не хочу умереть… иного выбора не осталось. Я знаю, что нужно делать.

Убить, прежде чем убьют меня.

Странно, эта простая мысль сработала, точно поворот ключа. Ключа, освободившего запертые и замороженные чувства. Куда же делась пустота, зиявшая в моей груди?

— Так вот как получается… — пробормотала я.

Только этот кошмар оказался способным открыть мне глаза. По-настоящему.

Да, даже той мне, которая столько мучилась нерешительностью, словно дурочка.

А ведь ответ оказался таким простым.

— Чудеса. Уж не кошачьего ли ты рода?

Голос, неожиданно раздавшийся из-за плеча Шики, звучал удивленно.

Все еще пытаясь превозмочь шок удара об землю, Шики спросила, не дав себе труда обернуться:

— Это ты? Что ты тут делаешь?

Самозваная докторша-магичка ответила так, словно это была самая естественная вещь на свете:

— Караулю. Так и думала, что они решат наброситься на тебя сегодняшней ночью. Не думай, что ты уже справилась и можешь перевести дух. Госпиталь — такое место, где всегда найдется парочка подходящих мускулистых трупов. Бродячие духи не смогли овладеть твоим живым телом, поэтому двинулись обходным путем. Забрались в мертвое тело и намереваются все же сделать тебя своей — только уже после того, как убьют тебя.

— А вот мне показалось, что тут не обошлось без того странного камня, который ты оставила, — не разгибаясь, бросила Шики. В ее словах не было ни капли нерешительности, звучавшей несколькими часами раньше.

— Ха, тыдогадалась? Ну, отчасти этотак. В самом деле, я прокололась. Поставила барьер вокруг твоей палаты, чтобы бродячие духи не могли проникнуть внутрь, но мне в голову не пришлось, что они завладеют трупом и вломятся силой. Просто необычайная сообразительность — особенно для них.

Магичка смущенно хохотнула, а Шики холодно бросила:

— Неужели? Ну, тогда сделай что-нибудь.

— Хорошо.

Элегантно протянув вперед руку, Тоуко щелкнула пальцами руки, в которой, судя по запаху, держала сигарету.

Странно, как Шики смогла рассмотреть это забинтованными глазами? Но она отчетливо увидела как в воздухе резкими огненными штрихами — от сигареты? — рисуется незнакомое начертание. Горящий рисунок словно спроецировался на торсе копошащегося поодаль мертвеца.

Прямые линии, острые углы — то был магический знак из далекой страны, столь неожиданный здесь, на противоположном краю земли. Знак, называемый руной, сработал немедленно и эффектно — лежащий ничком труп вспыхнул неровным пламенем.

— Мда, одним «фексом»* его не пронять — слабовато!.. — раздраженно пробормотала магичка.

Пламя зашипело и угасло, а труп продолжал упорно возиться, пытаясь подняться на сломанные ноги. Как ни удивительно, но это ему удалось. Удерживаясь только на икроножных мышцах, он неуклюже заковылял к Шики. Та покачала головой.

— Эй, да ты шарлатанка, оказывается.

— Незачем обзываться. Не так-то просто уничтожить объект размером с человека. Живому человеку пришел бы конец, когда сожжено сердце, но на поднятого мертвеца это не действует, как видишь. Трупу не страшно лишиться головы или руки. Его трудно остановить даже выстрелом из ружья, тут нужно что-то, не уступающее по огневой мощи огнемету, а еще лучше — сразу крематорий. На крайний случай подошел бы священнослужитель или праведник с мощной духовной силой.

— Ладно, дальше можешь не рассказывать. Я уже поняла, что тебе он не по зубам.

Едкое замечание Шики заставило магичку с уязвленным видом выпрямиться.

— Тебе, между прочим, тоже. Труп уже мертв, так что убивать его снова — бессмысленно. И едвали дажетвои способностипомогут. Пораудирать.

Тоуко сделала шаг назад, но Шики не тронулась с места.

И дело было не в том, что она не могла — каким-то чудом девушка не сломала ног даже при падении с третьего этажа.

Она просто стояла, и по губам ее скользила опасная усмешка.

— Труп это или нет, он — «существует». А раз так…

Шики поднялась с четверенек, но ее поза оставалась настороженной — она напоминала хищника, вздыбившего шерсть и готового к прыжку.

Не глядя, она коснулась шеи. Кончики пальцев окрасились алым, разорванная кожа кровоточила там, где впились деревянные пальцы трупа.

Но Шики — жила.

И ее переполняло безумно острое, экстатическое чувство жизни.

— Чем бы оно ни было — я уничтожу его.

Зашуршала, скользя и разматываясь, ткань бинтов. Повязка, прикрывавшая глаза Шиеи, ослабла и упала.

В темноте засветились, просыпаясь, колдовские глаза предчувствия смерти.

Стройные ноги толкнули тело вперед, выбросив клочья травы.

Навстречу нападающему мертвецу, растопырившему цепкие руки.

Уклонившись от захвата, она с размаху резанула труп кончиками напряженных и вытянутых, точно клинок, пальцев. Наискось, поперек груди, по толстой линии, доступной единственным на свете глазам — глазам Шики. Ее ногти глубоко рассекли врага от правого плеча до левого бедра. Удар был таким сильным, что фаланга указательного пальца сломалась, но рана, нанесенная трупу, выглядела гораздо страшнее — он рухнул, словно марионетка с обрезанными веревочками. Только правая рука еще продолжала шевелиться, словно недодавленный паук — скрюченные пальцы медленно шарили по земле, пытаясь вцепиться в ускользнувшую жертву.

Шики безжалостно придавила их ногой.

— Против меня — жалкий труп?.. — ее губы искривила едкая усмешка.

«Я жива».

Душная пелена, окутывавшая сознание Шики, расточилась, словно никогда и не существовала. Ее охватил незнакомый, несравнимый ни с чем восторг. Жилы трепетали от поразительно свежего и чистого тока жизненной энергии — как же получилось, что она не чувствовала его, лежа всего несколько минут в душной больничной палате?..

— …Эй, Шики! Лови!

Магичка окликнула ее сзади и швырнула какой-то предмет.

Тяжелый нож в простых, без украшений, ножнах. Только оправа рукояти поблескивала тусклым серебром.

Поймав его, Шики широко взмахнула рукой. Так, что ножны слетели, обнажив сверкающую сталь клинка. Смерив взглядом копошащийся у ног труп, сумевший с тупым упорством подняться на колени, она с презрительной легкостью пронзила его глотку.

Тот мгновенно замер — это был смертельный удар. Но вследующий миг…

— Дурочка, нужно было располосовать его на части!

Испуганный крик магички запоздал — то, о чем она хотела предупредить, уже случилось.

Стоило Шики пронзить шею трупа, как из него выхлопнуло облачко дыма. Оставив изломанную скорлупу, дым заметался, точно в панике, а потом стремительно прянул на Шики и всосался в ее тело — в мгновение ока.

Колени ослабли, девушка бессильно опустилась на землю.

Бродячие души, неспособные захватить тело жертвы, пока та была в сознании и сопротивлялась, воспользовались неожиданно представившимся шансом — стоило Шики впасть в боевой экстаз. Охватившее ее упоение убийством заставило полностью потерять себя и сыграло дурную службу. Призраки проскользнули в нее и перехватили власть над телом.

— Дурочка, споткнулась в самом конце…

Магичка бросилась к ней, но замерла на полушаге, видя, как рука Шики поднялась механическим и чужим, но красноречивым движением.

Сигнал был понятен — не приближайся.

Тело Шики неловко, будто через силу, перехватило рукоять ножа обеими руками, обратив сверкающий клинок к своей собственной груди.

В опустевших, безучастных глазах внезапно вспыхнула прежняя решимость, губы сжались.

Отточенное остриекоснулось груди.

Нет. Ее воля и ее тело — она не позволит какому-то несчастному призраку забрать их.

— Я… не поддамся, — сосредоточившись, прошептала Шики, ища внутренним взглядом смерть проникшего в ее тело врага. Да, вот крадется эта мерзость.

Клинок был готов пронзить тело Рёги Шики, но смерть, которую он нес — эта смерть была предназначена не ей. Клинок не нанесет раны, он уничтожит свившиеся в клубок бродячие души — Шики собрала всю свою волю, чтобы сделать именно так. С ее губ сорвался отчаянный и грозный выкрик:

— Моя слабость — пусть она умрет!!!

Рёги Шики не будет вашей.

Клинок скользнул в ее грудь необычайно легко и беззвучно.

Она вырвала сверкающий серебром клинок наружу.

Крови не было. Только больнапоминала отом, чтоШики толькочто пронзиласебя ножом.

Резкое ритуальное движение — клинок свистнул по дуге вниз и прочь, словно стряхивая грязные брызги чужой души.

— Что ты там такое говорила? Про то, что можешь научить меня пользоваться этими глазами.

Ее голос звучал резко и отрывисто — магичка облегченно вздохнула, узнав привычную манеру речи Шики. Таосталась собой.

— Я научу тебя видеть глазами предчувствия смерти, но при одном условии. Вобмен тыпоможешь мнев моихделах. Недавно я лишилась слуги-сикигами, и мне позарез нужна пара крепких рук и ног.

— Вот в чем дело, — пробормотала Шики, не оборачиваясь. Потом поинтересовалась с небрежностью, заставившей поежиться даже бывалую магичку: — Если соглашусь, смогу я убивать людей?

— Конечно.

— Тогда можешьраспоряжаться мной. Все равно в этом мире ничто больше не освещает мне путь.

Печальный и отстраненный голос Шики угас — она медленно опустилась на землю, словно из нее вынули стерженек. Взяло ли свое истощение не оправившегося до конца организма или последствия самоубийственного удара ножом — но она потеряла сознание.

Тоуко опустилась рядом и, уложив ее голову себе на колени, долго и задумчиво всматривалась в лицо. Ледяная строгость черт, нахмуренные брови — Шики никто не принял бы за спящую, это было, скорее, сродни мертвому спокойствию.

— «Ничто неосвещает путь»?.. Бедняжка, тытак запуталась. Все ещеблуждаешь втемноте.

Настойчиво, словно наперекор неживому безмолвию, отразившемуся на лице Шики, магичка продолжала:

— Пустота в тебе означает, что ты сможешь заполнять ее — от всей души, всем, чем пожелаешь. Разве может быть судьба счастливее, глупышка?

Кривая, немного смущенная усмешка скользнула по губам Тоуко — когда же в последний раз она позволяла себе так растрогаться? Ах, эта молодежь — заставили вспомнить то, что было давно и надежно забыто.

Храм пустоты

Время, когда мое сознание тонуло в бездонье сновидений — вот что вспомнилось мне. А еще…

ШИКИ, который ушел навсегда. Мое второе «я». Ради чего он пожертвовал своим существованием, что он пытался защитить?

Листая смутные воспоминания Рёги Шики, я, кажется, поняла.

Быть может… ШИКИ спасалсвою мечту. Свой сон о недоступном счастье.

Был ли в том сне мой неуклюжий друг-одноклассник? Как относился к нему ШИКИ? Хотел бы он стать таким же, если бы существовал в мужском теле? Всего этого мне уже не суждено узнать. Никогда.

ШИКИ ушел, чтобы не потерять его… и Шики.

Оставив меня долгому, бесконечному одиночеству.

В палату осторожно пробрались утренние лучи.

Мои прозревшие глаза, словно сами собой, раскрылись им навстречу.

Блаженное тепло. Я проснулась в прежней госпитальной постели. Должно быть, магичка уладила ночное происшествие. Но меня этоне заботило. Зачем вспоминать разные ужасы, когда я могу думать совсем о другом. Онем.

Опираясь спиной на подушки, я лежала неподвижно, полной грудью вдыхая знобкий утренний воздух.

Сколько же дней мои глаза открывались только во тьму? Как необычно проснуться в этот чистый рассвет.

Новый, прозрачный, и словно хрустящий от чистоты. Яркие сильные цвета смывали последние остатки глухой темноты, безраздельно царствовавшей в моем сердце.

Та странная жизнь, что я вела… то второе «я», ранее нераздельно слитое, сплавленное со мной — они таяли и уходили в этот ослепительный свет. Рёги ШИКИ, его сознание, его мечты… я прощалась с ними навсегда.

Если бы я могла проронить хоть одну слезинку, то оплакала бы его. Но мои глаза остались сухи. Да, ярешила — язаплачу лишьединожды вжизни. Иэто не тотслучай.

Утраченное не вернуть, так что толку жалеть?

Так отступает темнота, уступая место новорожденному утреннему солнцу.

Исчезнуть вот так, чисто и бесследно — наверное, это было именно то, чего он хотел.

— Привет, Шики.

Голос прозвучал совсем рядом со мной. Я не заметила, как он вошел.

Медленно повернув голову, я оторвала взгляд от окна.

Он стоял там — мой старый друг. Скромные очки в черной оправе, небрежно зачесанные волосы, которые пошли бы, скорее, школьнику. Ничуть неизменился, такимя его ипомнила.

— Ты… узнаешь меня?..

Странно неуверенный, дрожащий голос.

...Да, я знала всегда.

Все это время он ждал.

Ждал Шики.

Единственный из всех, бесконечно терпеливый, верный, надежный. Он всегда был рядом, не ожидая похвал и наград — друг, защитник.

— Кокуто Микия. Как французскийпоэт.

Мой негромкий ответ вызвал на его лице робкую, но счастливую улыбку. Я уже видела ее… да, в тот день, после школы, под теплым дождем.

Сколько же ему пришлось пережить, сколько отчаяния, горечи и тоски скрывалось за этой простой улыбкой — разве я смогла бы измерить?

Но одно было ясно — он тоже помнит то обещание.

— Здорово, что выдался такой ясный день. Чтобы выписаться из госпиталя лучше и не придумать.

Он пытался говорить естественно, как мог, но в его глазах дрожали слезы.

Даже зиявшая в моей груди холодная пустота не смогла задушить целебное тепло — я словно купалась в нем. Улыбка, прячущая слезы облегчения — вот что выбрал он, мой друг.

Встать лицом к лицу со своим одиночеством, но не остаться в нем — вот что выбрал ШИКИ. Только я все никак не могу выбрать, в какую сторону шагнуть.

— Неужели в мире есть то, что не исчезает? Кто бы мог подумать...

Он словно вошел в солнечный свет, слился с ним, превратившись в сияние… и я купалась в нем, бездумно наслаждаясь блаженным теплом.

Пока мои привыкшие к тьме глаза не налились болью.

Конечно, я знаю.

Знаю без напоминаний.

Дыру в моей груди не заполнить так просто… но оторвать от него взгляд было просто свыше моих сил. Ничего, ничего, мне не надо ничего другого — только смотреть на него…

Ведь эта мягкая, добрая улыбка…

Она пришла не из чьих-то чужих, а из моих собственных воспоминаний.

Конец

Примечания

  1. Шики — 式, шикигами — 式神. Шикигами (сикигами) — духи, которых призывает себе на службу колдун.
  2. Меч для занятий кэндо.
  3. Кетер (евр. Корона) — по каббале, первая из 10 эманаций мироздания (сфирот), которой соответствует состояние не-двойственности, недуальности, первым рождающееся из Эйн Соф, включающее в себя активное (мужское) и пассивное (женское) начала. Аналогично термину Тайцзы в Даосизме.
  4. Fehu — руна германского алфавита.

Комментарии