Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1. Неясные очертания гор

— Нафщубэра, тобро, фрагращура, прапрапрю.

— Анабущу, факанакана, бара-арафренё, кракощу.

— Катябюрёхо, кяпася, тяпа, рюбарября, хокощю.

Из бесчисленных нор в стенах пещеры лился синеватый свет. Сколько же гремлинов живет в этой Общине? Сотни? Тысячи? Или гораздо больше?

Эти существа, смахивающие на помесь гоблина и летучей мыши, по своей природе безвредны. Пусть Харухиро и его ребята знали это, но все равно побаивались. Если что-то пойдет не так и эти монстры набросятся на наемников, у людей не будет и шанса выстоять.

Пройдя Общину гремлинов, ребята наткнулись на кладку яиц, точнее, попали на территорию Хранилища. Структура этого места проста: прямой путь без развилок пересекал ряд «комнат», где и располагались кладки. Ребят совершенно не интересовало потомство гремлинов, а потому они просто прошли мимо, не потревожив обитателей Хранилища.

«Просто пойдем дальше, да?..»

Харухиро периодически оглядывался, выискивая во мраке силуэты Ранты, Кузаку, Юмэ, Шихору и Мэри, попутно задаваясь вопросами: «А нам и правда нужно идти дальше? Не лучше ли повернуть назад?» Только ответов на них не было. Он попросту не знал их.

Группу Харухиро вели Госпожа и ее слуга — оба шагали осторожно, но уверенно. Фонарь нес Ноно, а потому свет больше падал на фигуру бесстрашной Лалы, нежели на дорогу.

В целом, Госпожа и не думала подчеркивать нарядом округлые формы, выставляя красоту тела напоказ. Просто она как бы случайно обнажила именно то, что лучше не демонстрировать публике. Не то чтобы Харухиро хотел глазеть на нее. Только… он ничего не мог с собой поделать «Она это намеренно, да? Хочет купаться во всеобщем внимании?» — подумал вор.

Седовласый Ноно, скрывший рот маской, оказался на удивление молчаливым парнем. Харухиро так и не услышал его голоса. Когда группа наемников останавливалась передохнуть, Ноно неизменно служил стулом для Лалы. Если говорить точнее…

Отношения этой парочки казались уж очень странными.

Конечно, эти двое талантливы. Невероятно одарены. На них можно положиться. Только вот стоит ли? Сложно сказать. Харухиро считал, что если доверить судьбу его группы проводникам, ребята точно попадут в беду.

Тем временем они вышли из Хранилища. Некоторое время дорога вела лишь вперед, но чуть погодя вильнула вправо, а затем еще раз — поворот был резким, чуть ли не под острым углом.

В конце пути ребят ждал Т-образный перекресток. Харухиро посетило дежавю: словно в Хранилище Загадочной Норы очутился! Если так, то пути развилки в конечном счете пересекутся, а на другом конце их может ждать Загадочная Нора.

«Неужели мы сможем вернуться?» — осенило Харухиро. Естественно, вряд ли так получится.

Лала и Ноно решили пойти направо. Путь снова оказался извилистым, а потом и правда разделился надвое. Группа повернула направо и долго шла вперед. Проход сузился, потолок давил все ниже и ниже. Дорога петляла все чаще и чаще.

И хоть это место напоминало вход в пещеры Загадочной Норы, однако на деле же таковым не являлось. Куда же ведет путь? Сможет ли группа Харухиро вернуться в Гримгар?

— Мы рядом с выходом, — прошептала Лала.

Стоило ей сказать это, как слабое дуновение коснулось лица Харухиро. В отличие от сквозняков, что гуляли по закоулкам пещеры, оно было гораздо холоднее. Ноно накрыл фонарь тряпицей — путешественников окутала тьма. Никакого намека на свет впереди.

— Уже ночь? — пробормотал Ранта и сглотнул.

Послышался чей-то вздох. Чьи-то шаги. Шуршание одежды. Лязг доспехов. Чье-то дыхание. Ноно двинулся вперед, решив не снимать тряпицу с фонаря. Сквозь прорехи на ткани пробивался слабый свет.

Вдруг Лала замерла на месте и жестами указала на что-то Ноно. Харухиро и его товарищи тоже остановились. Судя по всему, Госпожа отправила слугу на разведку.

Ноно знал «Тихую поступь» — Харухиро, будучи Вором, без труда распознал ее. Однако уровень навыка у Ноно гораздо выше. Отдав фонарь Лале, слуга без единого звука растворился в темноте. Не прошло и пяти минут, как он вернулся. Ноно наклонился к Госпоже и, кажется, что-то прошептал. Только Харухиро не услышал ни слов, ни самого шепота.

Лала кивнула и, поручив Ноно фонарь, отправилась вперед. Харухиро и его товарищам пришлось следовать за ней.

С фонаря так и не сняли тряпицу, а тьма вокруг до сих пор не рассеялась, однако наемники знали, что вскоре окажутся у выхода.

«Еще чуть-чуть! Почти пришли!», — подумал Харухиро.

— Нья?! — странно вскрикнула Юмэ.

Снаружи путешественников встретила влажная пелена холода и тьмы. До ушей доносились странные звуки. Нечто похожее на…

— У-у-у… У-у-у… У-у-у…

Долгий и протяжный… звериный вой? Ему вторил другой тягучий звук:

— Ши-и, шу-у.

Наверное, его издает какое-нибудь насекомое?

Цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу, — стрекотал кто-то. Жуткий звук. Харухиро поежился.

— Где мы вообще… — чуть слышно шепнул Кузаку.

Послышался всхлип. Должно быть, это Шихору.

— Все будет хорошо, — Мэри попыталась ободрить ее. Только вот голос жрицы дрожал.

— Ночь… — Харухиро внезапно осенило. — Разве это не он? Ночной мир…

Лала и Ноно первыми разыскали дорогу к Сумеречному миру, когда исследовали Общину гремлинов. Затем они нашли еще одно тайное место, где обосновались эти существа, а вслед за ним и путь в иной мир. Тот, который проводники и прозвали Ночным. Тот, где, похоже, вовсе не бывает рассвета, как в Сумеречном мире не бывает ни утра, ни ночи.

— Если это так, — Ранта пустился в пляс, — значит, мы сможем вернуться?!

— Возможно, — Лала шмыгнула носом. — А может, и нет. На каждом шагу нас подстерегает опасность. Здесь ничего не исследовано. Слишком опасно.

Харухиро почесал живот — от таких новостей у него заболел желудок. Причем достаточно сильно. Даже Ранта, который минуту назад горел энтузиазмом, мгновенно притих.

Наемники осознали, что на них могут напасть в любую минуту. Какой-нибудь неизвестный монстр выпрыгнет на них из тьмы.

— Что ж, нам пора.

Лала и Ноно двинулись вперед. Харухиро не сразу понял, что хотела сказать проводница да и что вообще задумала эта парочка.

— А?! Что… С-с-стойте!

— Что?

— Вам пора… А? Что это значит… А? А? И лишь… вдвоем?

— В конце концов, мы понятия не имеем, что там будет впереди.

— Нет, само собой, мы тоже не знаем, но… Но все же...

— Мой опыт говорит, что если оказался в незнакомом месте, лучше странствовать вдвоем. Сработало раньше, поступим так и сейчас.

— А, но, но ведь...

— Не!.. — Ранта упал на колени. — Не оставля-я-я-я-я-яйте меня! Прошу вас, правда-правда, умоляю вас! П-п-п-пожалуйста! Не бросайте меня!

Даже Харухиро, имея представление, какой из себя Ранта человек (точнее, отброс), был ошеломлен этой сценой. Иначе и быть не могло.

«Да как он не сгорел от стыда? Совсем бесстыжий? И вообще, он сказал «не оставляйте меня»? Серьезно?! Только о себе и думает! Я, конечно, и раньше это знал, но этот тип и правда худший из худших…» — удрученно размышлял лидер.

— Бай!

Лала, кажется, помахала им рукой. Или не помахала — Харухиро так и не увидел этого.

Госпожа и ее слуга исчезли.

— Ч-что будем делать? — шепотом спросил Кузаку.

«Плохо дело! Вокруг лишь тьма непроглядная! Со-о-о-о-о-овсем ничего не видно. Сплошной мрак!» — Харухиро показалось, будто его накрыло чем-то черным. Накрыло, запеленало, так что не выпутаться, не пошевелиться. Не сбежать. Это конец.

Нет, все не так! Просто иллюзия!

— Т-точно. Для начала нужен свет…

Харухиро порылся в рюкзаке и достал фонарь. Зажег и, увидев огонек, слегка успокоился. Юмэ хотела было последовать его примеру, но Харухиро остановил ее.

— Хватит и одного. Сначала воспользуемся моим. Нужно экономить масло.

— Ой! Да, а ведь точно…

— Черт, эта девчонка… — Ранта стиснул зубы и стукнул кулаком по земле. — Ни за что не прощу!

— Не пла...

— Я-я не плачу! Ты глупый-глупый идиот, Парупиро! У-у-у-у-у…

Мэри крепко обнимала Шихору. Если бы жрица не придерживала ее, та бы не устояла на ногах.

Харухиро глубоко вздохнул, заставляя себя расслабиться. «Нужно взять себя в руки. Я ведь лидер. Должен поддержать ребят. Помочь собраться. Не позволю никому умереть. Мы выживем. Мы все обязательно выживем», — твердо решил вор.

— Нужно идти. Это займет какое-то время, но мы справимся. Мы что-нибудь придумаем. Я… нет, точнее, мы все здесь. Постарайтесь не шуметь. Если чувствуете чье-то приближение — тут же сообщайте. Оставайтесь начеку и… Угу. Итак, идем.

Харухиро заметил, что его речь вышла бессвязной. «О чем я только думаю?! Да и о чем вообще нужно думать? Не знаю. Но оставаться здесь нельзя… верно? Или, может, мне просто не хочется оставаться здесь? Наверное, мне просто страшно сидеть и ждать. А опытные Лала и Ноно быстро покинули это место. Точно! И нам нельзя оставаться», — решил Харухиро.

Наемники двинулись вперед, стараясь идти прислонившись спиной к скале. Они шли все дальше и дальше, оставив хранилище за собой.

Лала и Ноно пропали из виду где-то здесь, на повороте налево. Впереди был не слишком-то крутой склон. Земля под ногами оказалась неровной, каменистой. «Направо, прямо или налево?» — задумался Харухиро.

Долгое время он колебался. Но в итоге решил последовать за Лалой и Ноно. Пожалуй, проводников теперь не догнать, однако ясно, что те повернули налево. Там, по крайней мере, безопаснее, не то что на тропе справа… наверное?

Проверяя землю под ногами, Харухиро осторожно двинулся по тропе слева, что тянулась вдоль скалы. Ему казалось, что он ступает по узкому бревенчатому мосту.

«Не слишком ли медленно мы идем? Может, стоит поторопиться? Но что хорошего в спешке? Вот было б здесь светлее — совсем другое дело! Интересно, а здесь вообще бывает утро?» — на ходу размышлял Харухиро.

Шихору все еще рыдала — никак не могла успокоиться.

— Прекрати уже! — цокнул Ранта. — Ай!

— Заткнись, придурок! — похоже, Юмэ стукнула Ранту.

«Открою рот — буду только жаловаться и жаловаться. Время… Как долго идем? Даже представить не могу. А сколько еще идти? Может, надо передохнуть? Наверняка все устали. Нужно ли спросить остальных? Они голодны? Хотят пить? Нам нужна вода. И провизия. Что делать? Как все это добыть? Как нам всем выжить? Это вообще возможно? В подобной-то ситуации…»

В какой-то момент Шихору затихла. Постепенно скала за их спинами перестала быть отвесной. Наверное, при желании Харухиро смог бы забраться наверх, но ему не хотелось…

По правую же руку не было ничего, кроме тьмы. Даже когда лидер поднес фонарь к краю, он увидел только пустоту.

— «Ау-у-у… У-у-у-у… У-у-у...»

— Ши-и, шу-у…

— Цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу-цу...

До его ушей по-прежнему доносились вой зверей и стрекот насекомых.

Вдруг в лицо подул ветер.

— Стойте! — Харухиро жестом остановил товарищей.

Вор осторожно двинулся вперед. Вскоре он обнаружил обрыв.

«Впереди обрыв. Как далеко до дна?» — подумал лидер. Он пригнулся и подсветил фонарем бездну, но дна так и не увидел. Навострив уши, Харухиро услышал плеск. «Это… вода? Внизу течет река? Вода. Значит, мы нашли воду. С другой стороны, с обрыва никак не спуститься. Прыгать вниз — не вариант».

Харухиро поднял камешек и бросил вниз. Спустя какое-то время он услышал всплеск. Вряд ли скала очень высокая, но никак не меньше десяти метров.

— Внизу река, — вернувшись к товарищам, сообщил Харухиро, однако реакции на его слова не последовало. Даже Ранта молчал. Похоже, все ужасно вымотались. Как физически, так и морально.

— Мы пойдем по краю обрыва, постараемся разыскать, где можно спуститься. Вот бы добраться до воды…

— Ага… — коротко согласился Кузаку.

— Шихору, ты в порядке? — спросил Харухиро.

Та молча кивнула. Нет, не похоже, что с ней все в порядке. Лидер беспокоился о ней, однако решил, что Шихору станет лучше, если предложить ей попить. Только можно ли пить воду из той реки? Не опасно ли? Вот если ее вскипятить… Точно! Можно развести костер!

«Нужно быть внимательным, чтобы не свалиться с обрыва» — мелькнуло в голове Харухиро. Конечно, его товарищи не настолько глупы, чтобы сорваться со скалы, но лидер решил перестраховаться.

Пока путешественники шагали по краю обрыва, их трепал влажный и ледяной ветер. Если не спуститься поскорей, то они промерзнут до костей.

Вскоре наемники оказались в туманной дымке. Почва под ногами стала мягче, камни встречались все реже, то и дело попадались какие-то растения, быть может, трава. Только вот не зеленая, а белесая. Это точно трава?

— У-а! — внезапно Ранта подскочил на месте. — Ой-ой-ой!..

— Что случилось?

— Я на-наступил на что-то! Кажется, оно неживое!.. А-а! — темный рыцарь наклонился и что-то поднял с земли. Нечто белое и продолговатое. — Смотрите! Это кость!..

— Кья-а-а!

— Зачем ты подобрал эту штуку?!

— Поверить не могу…

Когда девушки двинулись к Ранте, чтобы проучить его, тот поспешно отскочил назад и принялся размахивать костью.

— Глупые девчонки, испугались простой косточки! Чего тут бояться, а? Я вот совершенно спокоен! Потому что это я!

— Чья это кость?.. — Харухиро присмотрелся к предмету в руках Ранты.

Рука? Похоже на руку. Ранта грубо тряс и размахивал ею, а все равно она осталась цела, значит, кости все еще скрепляли жилы и суставы, остатки высохшей плоти.

— М? — Ранта поднес останки к самому лицу, вглядываясь в очертания конечности. — Большая, может, даже человеческая… Только пальцы подлиннее будут. Да, слишком длинные. Стоп, их так много? Восемь штук? Хм-м?..

Кузаку присел рядом с Рантой. Прямо перед ними лежал скелет, поросший высокой белой травой, которая и скрывала останки.

— Да, и правда не похожа на человеческую. Может, кто-то другой?

Юмэ, Мэри и Шихору отпрянули. Харухиро наклонился к Ранте и Кузаку. На земле лежал чей-то скелет, облаченный в металлическую броню. У существа две руки и две ноги. А еще хвост. Значит, все-таки не человек. Голову ребята так и не нашли. Может, ее не было изначально? Или утащило какое-нибудь животное? Скелет распластался ничком. Рядом с ним лежало странное длинное и тонкое оружие, вероятно, меч. И нечто круглое… скорее всего, щит? Тоже местами поросший травой.

Кузаку ухватил край щита и потянул на себя. Стебли белых растений, опутавших находку, оказались очень гибкими, так просто не сорвать. Однако паладин все-таки поднял щит.

— Может пригодиться.

— От паладина без щита пользы, как от насекомого. Бери его! — Ранта выкинул руку скелета и поднял меч. — Похоже, он бесполезен. Совсем заржавел.

Харухиро, заметив, с какой грубостью Ранта обошелся с мертвецом, невольно нахмурился, но вскоре переключился на останки мужчины. «Это существо может быть и женщиной, но для удобства буду считать его мужчиной. Раз вооружен — значит, разумен. Сколько времени прошло с момента смерти? Вряд ли несколько дней. Несколько месяцев? Год? Несколько лет? Или же десятки лет?» — размышлял вор.

— Ранта, переверни его.

— Ни-за-что! С чего это мне слушаться твоих приказов? Подохни!

— Я переверну, — Кузаку подхватил скелет и перевернул его на спину. — И-и-и вот…

Харухиро со всевозможной внимательностью изучил останки. Судя по всему, существо и вправду обезглавили. Причина смерти была ясна как день, стоило только взглянуть на шейные позвонки. На поясе скелета висело нечто, похожее на короб. Открыв его, Харухиро обнаружил внутри черный твердый кругляш… Монета? И еще нечто, смахивающее на семена. А кроме того нож и… ключ? Плюс какие-то инструменты.

На шее скелета болталась цепочка. «Красивая. Кажется, золото. Нет, вряд ли она из чистого золота...» — подумал вор.

Смахнув землю с нагрудника, Харухиро увидел гравировку. То ли буквы, то ли узоры. Скорее всего, буквы. На черном кругляшке, смахивающем на монету, некто выгравировал такие же.

Кстати говоря, у орков в Гримгаре есть свой язык. Нежить же говорит на смеси языков людей, эльфов и дворфов.

Конечно же, после этого Харухиро решил, что раса найденного существа не уступает в интеллекте людям, если не равна им.

— Хару, — Юмэ потянула Харухиро за плащ. — Юмэ кажется, там кто-то шуршит.

Ранта завертел головой в поисках источника звука. Мэри и Шихору встали поближе друг к другу и затаили дыхание. Кузаку приготовил щит, позаимствованный у скелета, и встал на одно колено, держа ладонь на рукоятке меча.

Харухиро быстро побросал находки в рюкзак и тоже навострил уши.

— Шух. Шух. Шух. Шух. Шух.

Действительно, кто-то шуршал неподалеку. Где-то за спинами наемников. Что же им делать? Стоит подождать? Или бежать? Харухиро тут же принял решение: «Пойдем на компромисс. Убежим и подождем, что будет».

— Будем начеку и пойдем дальше. Ранта, Кузаку…

Лидер жестами показал товарищам построение: впереди сам Харухиро, далее Мэри, Шихору и Юмэ. А Ранта и Кузаку прикроют девушек слева. «Если оставим зажженный фонарь, не будет ли это сигналом вроде «Пожалуйте сюда!», а? Но если потушим, вообще ничего не увидим. Так и со скалы упасть недолго».

И вот Харухиро и его ребята двинулись вперед.

— Шух… Шух… Шух…

Кто-то все еще шуршал позади них. «Оно преследует нас? Кажется, что оно не так уж и далеко… даже очень близко. Где-то в десяти метрах? Нет, наверное, ближе. Гораздо ближе», — размышлял Харухиро.

Вору страстно захотелось увидеть преследователя собственными глазами. «Так ведь будет лучше, да? Вряд ли. Не могу решиться!»

Харухиро осторожно шел по краю обрыва, внимательно прислушиваясь ко всем звукам, что издавало невидимое существо.

«Это сводит меня с ума! Все, хватит с меня!» — думал он снова и снова. Одни и те же мысли шли по кругу, сменяясь на другие всего лишь на пару минут. Постепенно он вообще перестал думать о чем-то еще.

Харухиро страшно хотелось бросить все и бежать. Бежать? Но куда?..

Как только Харухиро подумал: «Огонь совсем слаб...» — как тут же фонарь погас.

— Э, э-э-э-э-э-эй?! Какого черта, Парупиро, ничерта не видно же! Идиот! Зажги опять!

— Масло все вышло! Эм-м, тогда давайте зажжем фонарь Юмэ...

— Постой, — сдавленно сказала Мэри. — Небо…

Харухиро бросил взгляд… на пустоту за обрывом. И правда. Небо менялось.

— Наступило... утро?

Где-то вдалеке темнели силуэты гор, за ними разгоралось слабое зарево. Красного или оранжевого оттенка. Странно… Обычно с рассветом небеса постепенно светлеют, становятся голубого или лилового оттенка, а затем окрашиваются на горизонте в красный. Тут же иначе — где это видано, чтобы небо так вдруг становилось красным?

Харухиро уже знал, что существуют миры по типу Сумеречного, где нет ни утра, ни ночи. Неудивительно, что здешнее небо так странно меняется.

По крайней мере, не похоже, что они очутились в Гримгаре или Ночном мире. Это открытие поразило вора.

— А? — Харухиро удивленно наклонил голову.

Он больше не слышал шуршание того, кто их преследовал. Исчез? Или же затаился? При любом раскладе лучше поспешить и убраться куда подальше. Харухиро уж было тронулся с места, но тут случилось нечто неожиданное.

— Унья! — странно вскрикнула Юмэ и упала. Точнее, ее повалили на землю. Кто-то кинулся на охотницу, но кто именно — не разобрать.

— О-о-о-о-о-о?! — вскрикнув, Ранта поспешил на помощь Юмэ, стараясь сбросить врага.

— Черт, слишком темно!.. — крикнул Кузаку.

— Юмэ, Юмэ! Юмэ!.. — отчаянно звал Харухиро, торопясь добраться до охотницы.

Из-за спешки вор чуть было не оступился и не свалился с обрыва. Он запаниковал.

Послышался глухой звук чьих-то ударов. Юмэ плакала и кричала.

— Оно сбежало! — крикнул Ранта.

Вдруг во тьме мелькнул огонек. Свеча. Шихору припасла походный подсвечник.

Волшебница опустилась на колени рядом с Юмэ, держа его в руках:

— Юмэ! Держись!

— Враг! Этот чертов ублюдок! Где он!? Черт! — вопил Ранта, размахивая мечом.

— Что это было?! — Кузаку все еще держал перед собой щит и пытался отдышаться.

Юмэ, держась за горло, лежала на земле. Вся в крови. Из раны на горле текла кровь. Много крови.

— Кх. Фу. Фу. Ха. Кх. Ха-а, — Юмэ дышала с усилием, отрывисто.

«Не может быть! Не надо! Вы шутите?! Почему?! Это все неправда, да? Пожалуйста, скажите кто-нибудь, что это все ложь! Этого! Не может! Быть! Нет! Невозможно! Это безумие!!!» — Харухиро не верил в происходящее.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — заголосил вор.

Рассудок. Чувство долга. Чувство ответственности. Самоконтроль. Мотивация. Способность к мышлению. Все это кануло в небытие в одно мгновение.

Харухиро не бросился к Юмэ, не вцепился мертвой хваткой. Он лишь стоял на месте и голосил. Стоял так, понимая, что больше не выдержит. Горе сломило его.

«Все кончено! Давайте покончим с этим! Нет, не могу! Но что могу я?! Выхода нет! Безнадежно! Конец всему! Все безнадежно, так ведь? Юмэ ведь умрет?..»

— О свет!..

Мэри, прикоснувшись к лбу, сложила пентаграмму, а затем опустила средний палец к переносице, чтобы завершить гексаграмму. Покончив с приготовлениями, жрица подскочила к Юмэ и приложила ладонь к горлу охотницы.

— ...под божественной благодатью Люменеса! Таинство!

Что… Что она делает? Она сошла с ума?! Это ведь бесполезно! Ведь магия света не действует в Сумеречном мире… Конечно, это не Сумеречный мир, но и не Гримгар, поэтому, скорее всего, благодать Люменеса не достигнет этого места…

Мэри должна понимать это лучше всех. И даже зная это, она не сдалась? Неужели решила уцепиться за крохотный шанс?

— А-а… Ха… — Юмэ захлопала ресницами. — А?

Тело охотницы окутало тусклое сияние.

Мэри стиснула зубы. Плечи, руки, ладони, а затем и все тело жрицы задрожали.

Как такое возможно…

Это все взаправду?!

Это не ложь?!

— Рана!.. — Шихору распахнула глаза. — Юмэ! Рана затягивается!..

Ранта перестал махать мечом и пораженно уставился на Юмэ.

— Ха-ха, — из груди Кузаку вырвался нервный смешок. — Уха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха-ха! Ва-ха-ха-ха!

Харухиро тоже хотелось смеяться. Да кто бы не хотел? Что еще оставалось? Только посмеяться не вышло. По щекам вора потекли слезы.

Юмэ так и осталась сидеть на земле. А Мэри, судя по ее действиям, так и не закончила с лечением. Обычно «Таинство» не поддерживают так долго…

Харухиро рухнул на колени рядом с Юмэ. Наконец Мэри убрала ладонь и тоже села на землю. Жрица тяжело дышала и выглядела очень уставшей.

Юмэ, посмотрев на Мэри, мягко улыбнулась.

— Спасибо, Мэри. А? Почему Хару плачет?

— Юмэ! — Харухиро без раздумий бросился к Юмэ и сжал ее в объятиях. — Слава богам! Я так рад, Юмэ! Я так… Прости! Думал, тебя уже не спасти, поэтому…

— О-ой! Хару, будешь так обнимать Юмэ, испачкаешься в крови.

— Это пустяки!

— Понятно. Юмэ, конечно, рада, когда ее так крепко обнимают, но больновато как-то.

— П-п-п-прости! — Харухиро поспешил выпустить девушку, но тут его кто-то огрел по затылку. — Ай-ай... А-а? Р-ранта? Чего это ты вдруг?!

— Ничего, кретин!

По какой-то причине темный рыцарь бросил Харухиро угрожающий взгляд. «И правда, что с ним такое? Он идиот? Или просто придурок?»

— Вы еще не закончили? Простите, что прерываю, но… — застенчиво напомнил о себе Кузаку. — Не пора ли убраться отсюда? Мы ведь позволили той твари сбежать…

— Ох... — Харухиро вытер лицо. Точно…

«Он прав. А вот я растерялся. Надо бы хорошенько обмозговать произошедшее, но это может подождать. Лучше воспользоваться советом Кузаку», — собрался с мыслями вор.

— Ю-юмэ, можешь стоять? А ты, Мэри? Точно! Кто-нибудь! Зажгите фонарь! Итак, вперед!

Перед тем как отправиться в путь, Харухиро посмотрел на очертания гор, подсвеченных оранжевым маревом. «Неужели восход? Хотя нет, вряд ли».

Комментарии