Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6: Добро пожаловать в Сумеречный мир

Двенадцатая. Тринадцатая. Четырнадцатая. Пятнадцатая...

Харухиро и остальные наемники продолжали исследовать «комнаты» пещеры.

Кое в чем они уже убедились: чем дальше их уводил лабиринт, тем крупнее становились яйца в кладках. Нет, если сравнивать кладки соседних комнат, то разницы не заметишь, но если взять первую и шестнадцатую, в последней яйца в разы больше, хорошо, не в разы, но в два или полтора — точно.

После того случая с Крылоруким наемники так и не встретили никого подобного.

Что это вообще за «крылорукие»? Что Крылорукий там делал? Это его кладка? Или же нет? Непонятно.

Семнадцатая комната была просторной или же просто казалась таковой.

— Яйц… нет, — пробормотал Харухиро.

Никаких источников света, только тьма кромешная. Есть тут крылорукие или нет — не поймешь.

Ничто не говорило о присутствии этих монстров, но ребята все равно исследовали закоулки комнаты с осторожностью, вынужденные полагаться лишь на свет фонарей.

Нет, крылорукие здесь не водились.

Зато наемники обнаружили в углу дыру, причем не в стене, а в полу пещеры. Почти идеально круглый проем диаметром около ста двадцати сантиметров. Лаз.

Ребята окружили его.

Харухиро присел на корточки и вытянул руку с фонарем вперед, чтобы пролить над дырой свет.

— Дна… совсем не видно. Уж очень глубоко.

— Угу, — Миморин качнула подбородком. — Очень глубоко.

Кстати, а почему Миморин оказалась рядом с Харухиро? А, ну да, по-прежнему надеется «приручить» его. Во что бы то ни стало. Но даже сидя на корточках она была просто огромной. Великаншей!

— Может, спустимся, используя наши руки и ноги? Вот сюда, — Киккава указал подбородком на дыру. — Тогда и без лестницы справимся, спустимся и поднимемся, да? Ну или что-то типа того.

Конечно, если зацепиться руками за ноги другого человека, можно свеситься вниз. Да, спуск выйдет медленным, но это все равно решение.

— Зодиак, — Ранта тряхнул головой. — Спустись и осмотрись немного.

Ки-хи… Ранта… Лучше скинуть тебя… Ки-хи-хи-хи…

Отказ. Без вариантов.

— Кх… — Инуи подкинул монету большим пальцем и тут же схватил ее. — Возможно, стоит попробовать...

— Ауч! — вскрикнула Анна. — Госпожа Анна и сама собиралась!

— Уже опоздала… Кх… — Инуи бросил монету в дыру.

Наемники двух групп навострили уши.

Вскоре послышался едва различимый звон. Судя по всему, дно там все-таки есть. А еще они узнали, что добраться до него трудновато, очень уж глубоко.

— Ну… — начал Харухиро с коротким вздохом. — Я пошел.

— Уж извини за это, Вор. — Токимуне улыбнулся, как и всегда демонстрируя ослепительно-белые зубы.

— Постарайся, — без каких-либо эмоций напутствовала Миморин.

Да уж… Игнорировать ее как-то неловко. Поэтому Харухиро, повесив на запястье фонарь, с натянутой улыбкой благодарно кивнул ей. Едва сдерживая раздражение, недовольство и борясь с усталостью, вор полез в лаз. Точнее, начал спускаться, ставя ноги по одной на выступы стены и держась за что попадется руками.

Где-то на полпути к нему пришла мысль: «А так ли нужно, чтобы обстановку разведывал лидер?»

Нет конечно, он всегда этим занимается, вот и сейчас взялся, но ведь основная задача лидера — принимать решения и руководить группой. Если отряд лишится руководства, пусть и в лице такого заурядного командира, поход может обернуться катастрофой. Разведка — рисковое дело само по себе, а если он получит рану, то и умереть тут недолго. Разве лидер должен заниматься чем-то подобным?..

Это лишь минутные сомнения. Теперь, когда у его ребят есть запасной вариант в виде Токимуне, наверное, они справятся, даже если с Харухиро что-нибудь приключится. Вообще, доверить разведку кому-то еще — хлопот не оберешься. Хотя те же Ранта и Юмэ — шустрые наемники благодаря навыкам своего класса (и вполне годятся для этой работы), они не смогут выполнить задачу просто из-за склада характера. В первую очередь, этим двоим не достает внимательности.

Тогда кто бы из «Токкиз» потянул развездку? Может, Инуи, он ведь в прошлом состоял в воровской гильдии?

Хотя если пойдет речь о «Токкиз», эти наемники как раз и не заморачиваются мелочами вроде разведки: они просто толпой ринутся вперед с дикими криками и круша все на своем пути. Нет, все-таки разведка совсем не мелочь.

Кстати, Харухиро отнюдь не брезговал этой работой.

Вылазка — вещь, конечно, обычная и ничем не примечательная, но кто-то же должен этим заниматься. К тому же, если сделать все по науке, это неоценимая помощь отряду. Хоть за разведку его и не похвалят, Харухиро все равно чувствовал удовлетворение от хорошо проделанной вылазки, потому что такая работа ему в тайне нравилась.

Может, он и не семи пядей во лбу и умелым себя никогда не считал, но с разведкой у него все в порядке. Как ни притворяйся неумехой, истину не скроешь.

Стараясь лишний раз не шуметь, он медленно спускался вниз, в глубины странного лаза.

И вот он добрался до дна.

Внизу оказалась дорога, но ничего впереди или позади не было. А еще вор совершенно не чувствовал хоть чье-либо присутствие. Никаких признаков жизни.

— Кажется, все в порядке. Можно двигаться дальше. Спускайтесь! — крикнул остальным вор.

Первым начал спускаться Токимуне, остальные последовали за ним. «Может, Токимуне стоило лезть последним?» — не мог не подумать Харухиро, но вслух это, разумеется, не сказал.

Там, где очутились наемники, дорога сужалась. Высота пещеры достигала двух метров, не больше, а ширина — примерно метра полтора. Иными словами, в две колонны уже не построиться. Поэтому получилось так, что во главе отряда шел Харухиро, а чуть позади и левее — сам Токимуне; а по правую руку и чуть позади от него плелся Киккава. Зигзагообразной вереницей, больше смахивающей на неполные две колонны, добровольцы Багровой Луны принялись прочесывать местность.

Продвигались в тишине, причем молчали не только ребята Харухиро, но и наемники «Токкиз».

Кажется, с ними вот-вот что-то случится. Наверняка. Сердце Харухиро застучало быстрее. «Нет, успокойся!» — приказал себе младший лидер. Он должен взять себя в руки! Да, взять себя в руки, взять себя в руки… Если станет слишком напрягаться, то тело задеревенеет, а поле зрения сузится.

Дорога шла без изгибов и поворотов.

В какой-то момент Харухиро заметил, что до ужаса медленно шагает. Хорошо бы ускорить темп.

— Сейчас… — Харухиро остановился и обернулся. — Кто-то что-то сказал?

— М? — Токимуне повел плечами. — Так что: кто-нибудь что-то говорил?

Никто не поднял руку. Все покачали головами.

— Ты что-то слышал? — спросил вора старший лидер.

— А… ну, мне показалось, что слышал… наверное? Может быть, показалось. А…

Харухиро поднес указательный палец к губам. Все затаили дыхание. До наемников долетели странные голоса.

— Арбрубра.

— Фраграбрубарадира.

— Щурубирубрахарагреро.

— Пюрарюгади.

— Абрагу.

— Крылорукие, — прошептал Киккава. — Сколько же их там?

Глубоко вздохнув, Харухиро поставил фонарь на землю.

— Пойду посмотрю.

— Все будет в порядке? Точно? —Токимуне выглядел необычайно встревоженным.

Это плохой знак… Нет-нет.

— Хочешь, могу составить тебе компанию? — самодовольным тоном предложил Ранта.

— Без такого как ты в миллион раз лучше.

— Ты совсем не милый. Ауч…

Ранта схватился за голову и присел. Рядом с ним стояла та, кто огрел его посохом по макушке.

— Харухиро милый.

Это была Миморин. Как и всегда, с бесстрастным выражением лица.

— Думаешь? — спросила Шихору.

Пожалуй, она просто из любопытства поинтересовалась, но это ее «Думаешь?» грубовато звучало. Но она права! Он, Харухиро, совершенно не милый! Именно! Он в этом уверен. Не то чтобы он совсем не хотел оказаться милым...

— Хоть он жалкий, но старается что-то сделать, пусть и тщетно, — пояснила Миморин.

«Вот как?» — Харухиро устало потер переносицу. «Понятно…»

Да, он — жалкий тип. Определенно. И при этом старается что-то сделать, хоть и тщетно. На самом деле, вор был просто шокирован тем, что Мимори нашла его уязвимость, сказала наобум и попала в яблочко. После такого Харухиро вряд ли сможет оправиться. Ладно, плевать! Ну а если даже не плевать, тогда ему хотелось бы знать, что она нашла тут милого?!

— Мимори-ин, — пусть Анна и небольшого роста, она все-таки сумела достать до плеча Великанши и похлопать по нему. — Сейчас я кое-что поняла.

— Да? — кивнула Миморин.

— Бат это… как думается госпоже Анне, это просто какое-то… сопутствие. Не так… сочувствие? Что-то вроде жалости? Что-то такое, да? Так ведь? Ты считаешь его жалким? Верно?

Миморин в задумчивости слегка наклонила голову, но на вопрос жрицы так и не ответила. Вместо этого она обернулась к вору.

— Харухиро милый.

— А-а… спасибо.

— Хочу приручить. Позволь.

— Нельзя.

— Вот как.

— Да.

— Только не умирай.

— Хорошо…

Харухиро с такой поспешностью отправился ко входу в подземелье, будто спасался бегством. «Вылазка! Я должен разведать путь! Стараться изо всех сил! Идеальная вылазка! Это должна быть безупречная вылазка, на какую никто не способен! Разведка! Я буду мастером разведки. Я лучший разведчик…» — вору отчаянно хотелось сказать это все с гордостью.

«Нет, мне не особо хочется говорить такие вещи вслух, ладно, нужно разведать местность. В любом случае, вылазке уже быть!

«Тихая поступь». Да, весело ходить «Тихой поступью». Обожаю это! Хоть он жалкий, но старается что-то сделать, пусть и тщетно! Разве плохо стараться? Хорошо, я жалок, но если бы перестал стараться, вообще бы скатился… Такие мысли больше подходят госпоже Анне. Эх… Концентрация. Нужно сконцентрироваться!» — прервал свои размышления Харухиро.

Дорога оставалась прямой как струна. Харухиро шел и слышал голоса крылоруких. С такого расстояния не разберешь, но они что, так общаются? По крайней мере, очевидно: они не собираются поднимать тревогу. Продвигаясь вперед практически на ощупь, вор с каждым шагом все больше разбирал речь монстров. Да, никаких сомнений не осталось: там обитают крылорукие. Лидер мельком подумал, что оставить фонарь ребятам оказалось хорошим решением… Пожалуй.

И вдруг он заметил слабый свет. Постепенно легкое зарево становилось все ближе и ближе. Он нашел еще один грот.

Перед тем как проникнуть внутрь, Харухиро некоторое время постоял у входа, прислушиваясь к разговорам крылоруких.

— Убрера, браберё, самрагеращу.

— Пагащубрура, фаиабщу, факащубрю.

— Рабрещубрарро, фанафарабщу, иребрещерто.

Они там! Там! Они все ближе! Там, впереди!

Грот оказался достаточным по ширине, высоте и длине, чтобы в нем кто-то обитал и чтобы туда вошли люди. Но каковы реальные размеры этого закутка? И что там такое светящееся? Что за источник слабого света?

Харухиро напряг зрение, пытаясь разглядеть обстановку. Бесполезно. Ничего не увидеть, если не зайти.

Спрятавшись за укрытие, Харухиро сначала повернул голову, а потом плечо. Кивнув самому себе, он немного высунулся, чтобы поглядеть, стараясь получше спрятаться за углом.

Да, грот просторный… Хотя не такой уж большой. Может, шириной около десяти метров. Какая здесь высота — сложно сказать. Длина тоже. Источников света много, они расположены хаотично, и это… дыры в потолке, причем совершенно разных размеров. Сквозь них льется на землю голубоватый свет. Судя по всему, крылорукие прячутся в этих световых колодцах. Они… висят там вниз головой, да? Их тут тьма. Значит, они просто висят и болтают друг с дружкой? Видимо, да.

Выходит, здесь логово крылоруких. Вот что это за место.

Монстры так и не заметили его, и Харухиро благополучно вернулся к своим. Одиннадцать наемников и Зодиак встретили его молчанием.

— Место похоже на логово крылоруких. Их там безумно много! Больше десяти-двадцати. Не горю особым желанием туда ломиться. Лично я.

— Хм… — Токимуне призадумался.

— Предоставьте это мне, — вдруг вызвался Тада. На линзах его очков затанцевали блики света от фонаря. — По моим предположениям, крылорукие не станут атаковать. Сейчас я отправлюсь туда один, хочу убедиться в этом. Если что случится — бегите.

— Погоди-ка, — прервал жреца Ранта… С ним что-то происходило. Страх и напускное самодовольство перекосили его лицо, смешались в кривой ухмылке. — Не только «Токкиз» пойдут туда. Позвольте и мне.

Ки-хи… Прекрати… Ранта… Ки-хи-хи… Можешь прикидываться крутым, но ты совсем не такой…

— Вранье! Я невероятно крутой! Настолько, что все поневоле влюбляются в меня, понял? Верно? А? А? — Ранта повернулся к девушкам.

Никакой реакции. Лишь холодное презрение.

— Эм-м… ну… — Харухиро почесал в затылке. — Разве вы сами не считаете это дело опасным? Не лучше ли не ходить?..

— Без вариантов, — Тада поправил очки указательным пальцем левой руки. — Совершенно и категорически! Ладно, Токимуне, если что случится, бегите.

— Угу. Что же, в путь? — откликнулся его командир.

— Он согласился с такой легкостью… — простонал Кузаку.

— Ты не против, Харухиро? — вдруг спросил Токимуне. Факт того, что он спросил мнение младшего лидера, страшно удивил вора. — Итак, увидимся позже, Тада.

Он что, не дождался ответа? Опять?

Закинув боевой молот на плечо и напевая себе что-то под нос, Тада невозмутимо отправился в логово крылоруких.

— П-постой! И я, и я с тобой! — Ранта и Зодиак погнались за ним.

— Хо-о… — протянула ошеломленная Юмэ.

Мэри прочистила горло. Наверное, так она пыталась успокоиться.

Харухиро тяжело вздохнул. Кажется, привычка тяжело вздыхать стала его вечным спутником, и лишь ему можно доверять. Нет, дело не в том, чтобы верить или нет. Просто...

— Я пойду за господином Тадой. Господин Токимуне, убедитесь, пожалуйста, что все готовы бежать.

— Окей. Спасибо огромное.

— Харухиро, — Миморин кивнула с нечитаемым выражением лица. — Выживи.

— Да…

В любом случае, он был рад ее напутствию. Ладно, если быть честным, не слишком-то рад. Харухиро плелся за Рантой и Зодиаком, отстав от них метра на три.

Тада же шагал впереди, напевая себе под нос. Не слишком ли ему весело? Да что вообще творится в голове у этого парня? Очень опасно тащиться в логово монстров, да еще без всякой попытки скрыть свое присутствие! Но что поделать? Такой уж он.

Тада казался радостным, будто происходящее для него — всего лишь увеселительная прогулка, и все же Харухиро нервничал. Ранта вообще вел себя странно: похоже, он напуган до смерти. До того напуган, что стал невольно походить на какую-то симпатичную зверушку, особенно это бросалось в глаза при сравнении с Тадой. Да ладно? Милый Ранта? Харухиро впервые воспринимал его таким. Странное чувство.

Жрец упрямо шел вперед, без остановок, не сбавляя темпа, прямиком в логово крылоруких. У входа в грот Ранта встал столбом, не решаясь войти, и тогда Зодиак подтолкнул темного рыцаря в спину.

— А-ай, сто… Зодиак? Прекрати! Для таких дел нужна моральная подготовка, разве нет?..

Ки-хи… Заткнись и умри…

— Опять ты про смерть, а-а-а-а-а-а-а?!

— Ранта, — пусть и поздно, но Харухиро решил предупредить темного рыцаря, — ты слишком шумный!

— Уо-о-о!? — от его замечания Ранта аж подпрыгнул на месте.

— Ха-ха, — Тада обернулся и взмахнул боевым молотом. — Не беспокойтесь! Нет проблем! По моим расчетам, крылорукие не станут атаковать!

И тут голоса крылоруких… пропали.

Тишина.

— Видите? — Тада с триумфальным видом указал на логово монстров. — Как я и думал! Они до жути трусливы! Абсолютно не воинственные!

— Эм... но, господин Тада, именно вы убили Крылорукого в той комнате...

— Тогда я и понял! Может быть, именно во время удара? Понял, что он слабак.

— Значит это… как это сказать… ваша интуиция?

— Это жизнь. Нет никаких оснований.

— Ого! — Ранта упал на одно колено и прижал руку к сердцу. — Мудрые слова! Точно! Для жизни нет никаких оснований! Круто, господин Тада!

— Не стоит так восхвалять меня, — Тада, хлопнув рукояткой боевого молота по надплечью, поправил очки. — Я подхвачу от тебя глупость.

— Ва-ха-ха! Нет-нет-не-ет! Просто вы великолепно сказали, господи-и-ин Тада!

Что с этими двумя? Понятно, что Ранта с самого начала был идиотом, но неужели Тада тоже идиот? Друзья-идиоты?

Тем временем крылорукие все еще не подавали никаких признаков своего присутствия, предпочитая молчать и прятаться… или же это затишье перед бурей? Честно сказать, Харухиро не был уверен, что здесь достаточно безопасно.

— Харухиро! Ты тоже давай сюда, — жрец поманил его рукой.

— Если можно, я бы остался на своем месте.

— Ну же, иди сюда!

— Именно, Парупиро-о-о-о! Ну же! Хватит быть трусом!

— Быстрее! Иначе получишь от меня!

— Если вы ударите меня молотом, то и убьете ненароком…

Он ведь шутит, да? Но раз это Тада, то кто его знает? Ничего не поделаешь.

Харухиро робко зашел в логово крылоруких. Да, так и есть: монстры не выглядели угрожающими, скорее, откровенно трусили. И это при том, что, навалившись на захватчиков, они могли стать реальной угрозой! Крылоруких так много, что при желании они бы в мгновение ока превратили людишек в фарш. Смерть бродила где-то поблизости, Харухиро чувствовал это нутром. «Выживи», — сказала ему Миморин, но, похоже, с этой задачей ему не справиться.

Хотя… может, и справиться.

Крылорукие висели в гроте неподвижно и не подавали голоса.

— Ранта, — Тада указал подбородком на путь, по которому они пришли. — Позови Токимуне и остальных. Я и Харухиро подождем здесь.

— Так точно!

Ку-хи-хи… Ранта как мальчик на побегушках… Ку-хи… Тебе это идет… Ку-хи-хи-хи…

— Заткнись! Ладно! Ведь сегодня господин Тада сказал нечто мудрое!

Пробормотав что-то еще, темный рыцарь побежал по тропе назад. Зодиак последовал за ним.

А Харухиро остался с Тадой практически наедине. Но все было, конечно же, иначе: повсюду из световых колодцев свисали крылорукие.

— Харухиро.

— Что? — откликнулся вор.

Но Тада не спешил завязывать разговор. Немного погодя жрец продолжил:

— Позаботься о Мимори.

— А?

— Она выше меня, у нее ужасный вкус, непонятно, о чем она думает, а еще не позволяет называть ее Миморин. Она меня просто бесит, но мы все-таки товарищи.

— Нет… Не меня стоит просить...

— Она тебе не нравится?

— Э? Нет, не то чтобы не нравится, просто тут другое…

— Огромная грудь. Да и все остальное огромное.

— Это никак не связано...

— Связано. Над грудью посмеешься, от груди и поплачешь.

— Так это работает?

— Что? Ты никогда не плакал от груди?

— Нет...

— А я — да.

— Хэ-э?

— Хочешь послушать? Узнать все детали?

— Хочешь поговорить об этом?

— Не твое дело! Это слишком личное! Ты совсем безумный!

Кто бы говорил!

Харухиро огляделся. Крылорукие все еще безмолвно висели.

— Неужели ради этого разговора ты и отослал Ранту?

— Именно! Разговор-то важный.

— У меня нет к ней особых чувств, вот и все.

— Как прямо! А ты честный. Хоть и безумный. Что с тобой не так?

— Действительно, что не так...

...с тобой, Тада?

Вскоре прибыли остальные наемники, освещая путь фонарями. Ранта, Зодиак и «Токкиз» спокойно зашли в логово, а вот Кузаку, Шихору, Юмэ и Мэри невольно робели. Это нормально. Нормальных людей и видеть приятно. Нормальность — хорошо. Нормальность — лучше всего.

— О-о! — Токимуне, выставив ладонь козырьком, энергично осматривал логово. — Это логово крылоруких? Хм-м... Похоже, они тут кишмя кишат.

До сих пор крылатые монстры сидели молча, а тут загалдели. Харухиро поежился.

— Ч-что будем делать? Со всем этим? — спросил он.

— Пойдем дальше, вот что, — спокойно ответил Токимуне.

— Вот оно что…

— Хотите вернуться? Если так, то возвращайтесь. Мы остаемся. Точнее, мы пойдем дальше.

Для экспедиции группа Харухиро не нужна — вот о чем на самом деле говорил Токимуне. Если маленький отряд Харухиро уйдет, «Токкиз» все равно исследуют новое место.

— Мы тоже пойдем.

— Будто есть другой вариант, — и Токимуне улыбнулся вору, демонстрируя ряд белоснежных зубов.

Харухиро показалось, будто он только что заглотил наживку. И даже спустя некоторое время это неприятное чувство никуда не исчезло. Сколько ни размышляй, все равно выходит, что они действуют по плану «Токкиз». Но чтобы выиграть у них в лидерстве… даже мечтать не стоит! Что остается? Плыть по течению?

Если крылорукие задумают… к примеру, если монстры захотят расправиться с захватчиками, то людям тут же придет конец. Да и что их вообще ждет, если не истребление групп в полном составе?

Харухиро забрал у Кузаку фонарь и, когда наемники двух отрядов выстроились в две колонны и отправились дальше, задумался: «А понимают ли остальные, как на самом деле обстоят дела?» Несмотря на обстоятельства, невозможно, чтобы никто из них хотя бы раз не осознавал всю меру грядущей опасности. Получается, они все вместе намеренно пошли на риск? Такая стратегия, конечно, естественна для «Токкиз»...

Добровольным солдатам как раз подходит кто-то вроде наемников «Токкиз», а не посредственности вроде Харухиро. Ну еще подойдут подобные Ранте — слегка безумные ребята.

Харухиро же просто занимается не своим делом. И раз он не годен для такой службы, стоит ли вообще стараться? Или тот факт, что ему мало подходит ремесло наемника, делает его уникальным? Он может то, на что не способны другие?

Крылорукие все не желали униматься… но по-прежнему висели в световых колодцах, не шевелясь.

— Даже если бы настолько беззащитные и слабые звери оказались здесь… — сказал Токимуне, склонив голову. — Их сразу бы прикончили… Ведь в Загадочной Норе снисхождения не найти.

Так или иначе, но вполне очевидно, что хотел сказать Токимуне. В Загадочной Норе выживают сильнейшие, здесь царит закон джунглей. Существа, не способные защитить свою территорию, будут уничтожены тотчас.

Тройка Псевдолюдей считается слабейшими монстрами Загадочной Норы. И хоть эти существа нападают не на всех, с некоторыми врагами они могут быть по-настоящему свирепыми. По сравнению с ними крылорукие кажутся слишком пассивными и слабыми, по крайней мере, сейчас.

Наемники углубились в пещеру и долго шли прямо, пока не наткнулись на коридор слева и на два прохода справа. Токимуне сделал вид, что даже не заметил их, а направился сразу прямо, пока не оказался у т-образной развилки.

Крылорукие галдели, не затыкаясь, но все еще не решались напасть.

Добровольцы Багровой Луны выбрали поворот налево.

Еще дважды дорога поворачивала налево. Наконец ребята остановились, заметив впереди нечеткое пятно света. Они больше не слышали голоса крылоруких.

— Мы обошли логово? — пробормотал Харухиро.

Токимуне ткнул пальцем перед собой.

— Но там есть дорога. Кроме того…

— Да.

Он тоже заметил. Сквозняк.

С той стороны явно сквозило. Ветер гулял по пещере.

Харухиро и так не чувствовал себя спокойным, но тут его мышцы вообще задеревенели. Без какой-либо видимой причины. Не сказать, что у вора были на то основания, но Харухиро предчувствовал: скоро что-то случится, и он ждал, когда. Судя по всему, нечто подобное ощущали и остальные наемники.

Дорога начала петлять и через какое-то время повела наверх, уклон возрастал.

— А? — удивился Ранта и принялся озираться в поисках кого-то. — Зодиак исчез…

— Истекло время призыва или что-то такое? — предположила Юмэ.

— Быть такого не может! Хм-м… — темный рыцарь некоторое время размышлял, склонив голову. — А, без разницы!

«Без разницы ли?» — вот о чем на мгновение задумался Харухиро. — «А, ладно!». У него возникло странное чувство, будто ему не терпится где-то оказаться, пойти куда-то вперед. Там что-то есть, может, что-то будет... Нет, совершенно точно!

От сквозняков пробирала дрожь.

Впереди показалась полоска света.

Это...

— Кх… — прочистил горло Инуи. — Выход?..

Путь наружу.

Нелепость какая! Ведь наемники спустились в подземелье! На самую глубину! Они никак не могли выйти на поверхность. И все же лучи, пробившиеся в грот, давали естественное освещение. Да и сквозняк — не сквозняк, а самый настоящий ветер.

— Уо-о-о-о-о-о-о! Мне уже не терпится! — Ранта ломанулся вперед.

— Эй!.. — Тада бросился за ним.

— Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! — жизнерадостно смеясь, Токимуне побежал за теми двумя.

— Нечестно! Я тоже-тоже с вами! — рванул следом и Киккава.

— Кх… — Инуи поспешил за товарищами.

— Ха-а! Зере из но кьюр фор фул!* — жрица Анна, сказав какую-то колкость, сорвалась с места и побежала со всеми, крича: — Тогда я тоже иду! Я должна пойти!

Миморин двинулась за остальными, меряя путь большими шагами, безмолвная и бесстрастная.

Харухиро, обменявшись взглядами с Кузаку, Шихору, Юмэ и Мэри, заторопился догнать наемников «Токкиз». В глубине души вор понимал тот энтузиазм, что завладел старшими добровольцами, хоть и не до конца.

А что если впереди и вправду есть выход? Путь наружу?

Конечно, он подозревал, что такого просто не может быть. Нереально!

Но вдруг есть какой-то шанс, что это нереальное воплотится в жизнь?

Тогда это стоящее событие. Интересное. Нет, не просто «интересное». Для него, посредственного Харухиро, для такого «жалкого человека, старающегося что-то сделать, пусть и тщетно», это по-настоящему знаменательное событие.

Пусть Харухиро и не бежал со всех ног, но все равно умудрился запыхаться:

Снаружи... А-а!

— Круто…

Небо. Он увидел нечто похожее на небо.

— Хё-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о! — странным голосом во всю глотку завопил Ранта.

— Вот оно! — Токимуне обогнал Таду.

— Ха-ха! — засмеялся жрец-очкарик.

— Сто-о!* — крикнул Киккава что-то невнятно. Что еще за «Сто-о»?

— Кх… Ха-ха-ха-ха-ха!... — Инуи злодейски засмеялся.

— Ох май год! Ох май год!.. — словно безумная, восклицала Анна.

Миморин вышла наружу и тут же застыла на своем месте. Порывы ветра трепали ее волосы, вздымая вверх, будто хотели показать свою силу.

Харухиро остановился рядом с Миморин.

— Это…

Оказавшись свидетелем подобной сцены и выдав лишь «Это…» Харухиро в полной мере показал свою посредственность. Печально.

— Фу-о-о-о-о-о-о-о-о… — Юмэ разинула рот от удивления.

— Поверить не могу… — пробормотала Шихору, сжимая в руках шляпу.

— Серьезно?.. — Кузаку прищурился.

— Это… — проронила Мэри, запрокинув голову. Жрица подошла к Кузаку, а затем подняла руку, словно указывая куда-то.

Небо. Над головами ребят ширился небосвод темно-синего цвета с легкой примесью красного, фиолетового, оранжевого и желтого.

Вечернее небо.

Позади них над дырой, расположенной на середине невысокого холма, простиралось лишь небо. Наемники привыкли видеть небеса чуть ли не каждый день, тут нет ничего необычного, но именно этот небосвод отличался — он горел чуть более насыщенными и яркими красками. Нет, дело не только в этом. В Гримгаре солнце поднималось на востоке и заходило на западе, отчего под вечер полоса горизонта получала кроваво-красный оттенок. Но в открытой наемниками местности все было иначе, и небеса — совсем другими.

Юные путешественники не знали, где стороны света, но в этом и не было нужды: куда ни кинь взгляд, всюду простиралось небо — ярко-красное и желтое. А вот солнца нигде не найти.

Но даже и без него казалось, что невидимый художник разлил по небесному полотну краски всевозможных оттенков.

Почти все наемники «Токкиз» (исключая Миморин) и Ранта поспешили вниз по склону, поросшему высокой травой. То тут, то там попадались белые камни, похожие на вкопанные столбы. Будто кто-то рассыпал их по траве. Харухиро вдруг понял, что ни Токимуне, ни остальные ребята, ни даже каменные столбы не отбрасывают тень. И даже он сам.

— Нет, — пробормотала Миморин. — Это не наш мир.

— Угу, — кивнул Харухиро. — Это другой мир.

Примечания

  1. There is no cure for fool — Нет лекарства от глупости (с англ.)
  2. Здесь Киккава сократил слово «постойте» до ему одному понятных слогов.

Комментарии