Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 9: Сошествие ангелов

Почти любому известно, что значит «быть не в своей тарелке». Именно это чувствовали Юмэ и Шихору в тот день.

Неподалеку от дороги Цветов располагалась харчевня под названием «Малайка». Над входом не висело таблички с надписью, просто хозяйку заведения звали Малайкой, и однажды ее именем стали называть и само место. В девяноста процентах случаев, а порой и на все сто, в «Малайку» наведывались женщины. Нельзя сказать, что мужчин здесь не принимали, однако среди них было мало храбрецов, готовых пропустить стаканчик-другой в женской обители.

Именно для слабого пола «Малайка» была раем на земле, где любая из дам чувствовала себя комфортно. В Алтане таких мест — по пальцам пересчитать. Шихору вообще не знала ни одной харчевни, похожей на эту. К тому же, здесь за небольшую плату подавали вкусные блюда, что, если присовокупить к этому возможность поесть чисто в женской компании, делало «Малайку» лучшим выбором для девушки-добровольца и не только.

Именно наемницы были основными клиентами «Малайки», поскольку предпочитали обедать вне дома. Кроме них приходили женщины, трудившиеся в многочисленных гостиницах у дороги Цветов. Из-за того, что многие клиентки обожали эту харчевню, здесь всегда было людно.

Шихору успела заскочить в харчевню до того, как посетительницы заняли все столики, и найти место для себя и Юмэ. И все же без близкого соседства не обошлось: к ним подсели еще две девушки, с которыми пришлось делить большой угловой стол, прижимаясь к друг дружке коленями. Охотница и ее подруга успели расправиться с принесенным заказом наполовину, когда в «Малайку» хлынула толпа, да так, что яблоку негде упасть.

— У Шихору есть какие-нибудь успехи? — вернулась к прерванному разговору Юмэ.

— Ага… Но за четыре дня я выучила только одно заклинание… Все-таки, очень непривычная магия… наверное. До этого я не использовала ничего, кроме магии Дарс…

— Магия «Дарс?»

— Да, для покорения магии…

— А? Поколение?

— М-м-м…Нет. По-ко-ре-ние.

— А-а-а. Покорение. Понятно. Покорение? Что такое «по-ко-ре-ни-е»?

— Для чародеев источником силы являются элементали — магические существа. Всего их четыре типа… — Шихору начала загибать пальцы. — Альв, Канон, Фальц, Дарс…

— Альп, Гатон, Палец, Дарс? Хм-м... Как сло-ожно.

— В любом случае… Всего существует четыре типа элементалей. Магия — это знания, которые касаются обуздания этих существ. Когда ты успешно используешь их силу, произнося заклинание… то лучше… чувствуешь элементаля. Это и есть «покорение» магии. Каждому элементалю нужен… особый подход. Эти существа… похожи… и все-таки различаются...

— Тогда покорение — это когда ты используешь все четыре?

— Почти. К примеру… подходы к магии Дарс и Альв различаются. Я… Из-за того, что я постоянно пользуюсь магией Дарс, мне удалось стать чуточку опытнее…в этом. Но другой тип магии нужно изучать заново... Примерно так…

— Поня-ятно. Как-то сложновато. Но Юмэ тоже так делает! В гильдии охотников у нас много всяких штук. Лук, кукри и... м-м-м… навыки охотников? Вроде все. А? Вышло три. Но Юмэ считает, что навыки охотников — самые классные!

— А выращивание волков — тоже навык охотника?

— Ага! Но, знаешь, Юмэ недавно подумала и решила не делать этого, хотя у Юмэ есть деньги. Если Юмэ хочет волчика, его надо брать щенком и выращивать. Юмэ надо правильно ухаживать за ним. Но заботиться, как надо, у Юмэ не получится.

— Постоянно присматривать за волчонком будет сложно. Пока... — согласилась маг Тени.

— Юмэ знает. Юмэ думала об этом. Но так жаль, что волчика не завести!

— Да, выращивать животных не такое уж простое дело...

— Похоже на то. Юмэ смогла бы? Наверное, да. Кроме того, волк сильно привяжется к Юмэ, волк никогда-никогда не предаст хозяина. Будет рисковать жизнью, защищая Юмэ.

— Такую преданность да людям...

— М-м? Шихору хочет выращивать человека вместо волка? — удивилась охотница.

— Эм-м… нет, не в этом смысле…

Шихору замолчала и принялась сгребать содержимое тарелки деревянной вилкой. Юмэ, потеряв интерес к разговору, тоже замолкла и равнодушно уставилась куда-то в сторону. Случайная беседа двух подруг оборвалась в одно мгновение. Разглядывая охотницу, Шихору задалась вопросом: «Может, это я странная?»

Тревога когтистой лапой сжала сердце волшебницы. А вдруг она настолько странная, что больше не может испытывать никаких чувств, романтических порывов к кому-либо? Ей не полюбить никого и никогда. Или нет? Шихору почувствовала отвращение к самой себе. Магу вдруг страстно захотелось быть хоть чуточку похожей на жизнерадостную Юмэ. Наверное, быть такой, как подруга, очень здорово.

Нет. Быть такой, как Юмэ — это кошмар. Тогда бы Шихору стала нравиться парням, и это ненужное внимание обернулось бы для девушки новыми страданиями. Нет. Уж лучше никакой любви, чем такая.

— Эй! Привет! — окликнул их кто-то.

Шихору и Юмэ немного испугало то, что они кому-то понадобились.

Волшебница первой узнала обладательницу голоса, хотя не помнила ни имени, ни лица девушки — лишь роскошную фигурку и белое боа, накинутое на шею. Кроме того, голову наемницы украшала бандана с белыми перьями.

— Меня зовут Кикуно… вы меня не помните? Тогда понятно, почему не здороваетесь. Ладно, главное, что я вас знаю. Мы ведь вместе сражались у крепости Мертвых Голов.

— А-а! — Юмэ наставила на Кикуно указательный палец. — Ты же из «Дряхлых Ангелов»!

— Она из «Диких Ангелов»… Юмэ, не тычь в людей пальцем, это невежливо. — одернула подругу волшебница.

— Ой! П-прошу прощения! Теперь Юмэ будет внимательнее.

— Ничего. Меня такие вещи не тревожат, но есть люди с паршивым характером, которые не будут терпеть подобное. Не будем об этом. О, Кадзико! — обрадовалась наемница.

Кикуно повернула голову и помахала кому-то рукой, и Кадзико направилась к ним. Невероятно, та самая Кадзико! Собственной персоной!

— Уо-о, — странный звук вырвался из груди Юмэ.

Шихору напряглась, не смея отвести взгляда от высокой воительницы, которая с неумолимостью судьбы приближалась к ним, меряя харчевню большими шагами.

— Освободите-ка место, — коротко приказала Кикуно соседкам Юмэ и Шихору. Невольные свидетельницы разговора все еще жались друг к дружке по ту сторону стола. Услышав просьбу, они поспешно ретировались, уступая место Кикуно и пугающей красотке, что направлялась к ним.

Кадзико страшила своей красотой, которая казалась отталкивающе бесподобной. Эта жуткая красота смущала всякого, кто просто смотрел на нее. И для охотницы, и для мага сидеть напротив живой легенды было по-своему страшно. Шихору едва держала себя в руках: ей очень хотелось сбежать куда подальше, но девушка не могла так рисковать. Попробуй сделать ноги — и тебя прикончат одним взмахом меча. Даже беспечная Юмэ ощущала ауру опасности, которая исходила от Кадзико: охотница притихла, став на время удивительно покладистой и молчаливой.

— Давненько не виделись… Впрочем, не так уж и давненько, — поприветствовала их Кадзико и улыбнулась. Юмэ и Шихору показалось, будто к их сердцам поднесли ледяное лезвие. — Я глава «Диких Ангелов». А вы… Юмэ... и Шихору, так?

Будто марионетка, которую дернули за веревочку, Шихору молча кивнула. Дрожь сотрясала тело волшебницы.

— М-м? — промычала Юмэ и склонила голову набок. — Откуда вам знать, как нас зовут?

— Я всегда узнаю имена интересующих меня девушек, — в словах Кадзико было что-то пугающее. — Кстати. Тот мечник. У парня была выдержка что надо. Соболезную вашей утрате.

— Могузо… он был сильным, — пробормотала Юмэ и грустно повесила голову.

— Точно! — мгновенно подхватила Кадзико. Ее взгляд устремился куда-то вдаль. — А ведь у вас почти нет опыта. Практически новички. Зато хороший потенциал. Если бы ваш парень выжил, он стал бы знаменитым воином. Ничуть не хуже того щеголя, с которым вы бились бок о бок.

— Вы про Ренджи…— догадалась Шихору.

Маг Тени стиснула зубы, приказывая себе успокоиться. А ведь Кадзико не тот человек, что разбрасывается похвалой налево-направо. Волшебница осознавала это. Так вот, что думает о них один из сильнейших бойцов Алтаны, командир «Диких Ангелов». Вот она, честная оценка без всяких прикрас. И словам этой страшной женщины стоило доверять. Она говорит, что Могузо был силен, и это правда. Он мог стать еще сильнее, крепче, могущественнее...

— Что ж, это обычное дело, — Кадзико слегка пожала плечами. — Способные люди умирают до своего расцвета, и так сплошь и рядом. Точнее, талантливым людям проще умереть. Слабаки и трусы редко становятся мишенью. Поэтому они и выживают, а лучшие люди уходят. И я такая же живучая слабачка, как и все.

Слова лидера шокировали Кикуно, и та опустила взгляд.

— Кадзико не такая…— пробормотала она.

— Нет. Не надо переоценивать меня. Конечно, сейчас я не могу назвать себя бездарностью, и, все же, в бою уступлю Соме и Кемури. Правда, могу победить Дакки Красного Дьявола, Макса Таймана* и Шинохару. Только я не была сильной с самого начала. Мой поход в качестве добровольца пришелся на несчастливые, смутные времена. Но врожденная красота позволяла мне обвести вокруг пальца любого мужлана, что по глупости своей рвался защищать меня на поле боя. Используя силу этих тупиц, я смогла выжить. Конечно, мои поступки просто отвратительны. Однако факт остается фактом: если использовать тупых, грубых, никчемных вонючих рубак, поднимаешься все выше и выше, и каждый твой шаг делает тебя сильнее. Не могу сказать, что я слаба без чужой помощи, у меня есть сильные качества. Каждый человек в чем-то силен. Этого добра достаточно, причем, у кого угодно. Но самая важная способность — избегать смерти. Не умирать. Выжить любой ценой — вот что важно. Чтобы избежать смерти, вы должны стать сильнее. Юмэ? Шихору? — обратилась к девушкам Кадзико, завершая свою речь.

— Д-да…— машинально согласилась волшебница.

— М-м-м? — Юмэ неловко улыбнулась, не понимая, к чему ведет лидер «Диких Ангелов».

— Вы потеряли своего мечника. А ведь он был важной частью вашей группы. Его смерть снизила вашу боевую мощь до критического уровня. Теперь вам не выжить.

Шихору попыталась сглотнуть, но во рту все пересохло, а в горле будто ком застрял. Заметив состояние волшебницы, Юмэ бросила испуганный взгляд подруге. Улыбка охотницы померкла.

— Вы особенные, и это заметно, — строгое выражение лица Кадзико чуть смягчилось. — Зоран Зесшу — противник не из легких. Орки — сильная раса, но этот монстр превосходил по силе даже своих собратьев, такое не часто встретишь. Победить его в схватке один на один, наверное, могут только Сома и Кемури. Лично я считаю, что вас могли перебить в полном составе, и никто бы не удивился этому. Но, вопреки всему, вы оказались живучими ребятами. И это впечатляет. Впрочем, боюсь, что вашей группе нанесли тяжелый удар, от которого вам не оправиться. Без танка вы не сможете нормально сражаться. Это большой риск, который приведет к новой смерти. Сначала умрет один, затем второй, потом третий. Так все и начинается. Если бы тот парень выжил, ваша команда смогла бы достичь многого в будущем. К тому же, если говорить о войнах, которые пришлись на ваше поколение, то вы, ребята, поймали удачу за хвост, ваше время считается золотым. Впрочем, Фортуна отвернулась от вас, и если вы, Юмэ, Шихору, будете цепляться за прошлое, останетесь в своей группе, вас ждет жестокая, мучительная смерть.

— Ты предлагаешь… уйти из группы? — спросила Шихору дрожащим голосом, на что сразу же получила одобрительный кивок Кадзико. Та пояснила:

— Именно. Присоединяйтесь к «Диким Ангелам». Я не давлю на вас, не требую немедленного решения, но лучше вам поторопиться. Мы можем включить вас в группу хоть завтра.

— Все члены клана — женщины, — добавила Кикуно, дружелюбно улыбаясь. Ее радушие казалось чем-то необычным, даже неожиданным. — Нет ни одного ублюдка-мужика. Никто не будет вас использовать. Мы сплочены, каждый ангел усердно трудится, развивая свои способности, не забывая наслаждаться жизнью. Хоть мужчины под запретом, но это не значит, что вам нельзя с ними общаться. Но все же без них лучше. Как бы они ни скрывали свою истинную личину, все равно они одинаковые. Вы для них — всего лишь вещь, способ удовлетворить грязные страстишки.

— Кикуно, не горячись, — одернула подчиненную лидер «Диких Ангелов».

— А, прости, Кадзико. Просто…

— Да, это правда. Мужчины у нас под запретом, но это касается лишь вступления в клан. Это правило не ограничивает личную жизнь. Но помните: никому из мужчин не позволено обижать моих подруг. Он может попытаться сбежать, прятаться, но я найду его, и кара обрушится на голову мерзавца. И тогда эти тупицы усвоят, что не стоит приставать к любой из «Диких Ангелов». Если кто-то захочет познакомиться с нами поближе, то у него должны быть серьезные намерения. Иначе побоями до полусмерти он не отделается.

— А что, если… — робко возразила Кикуно.

— Если есть, что сказать, то говори прямо и смотри мне в глаза, Кикуно.

— Н-нет, ничего особенного.

Смерть.

Жестокая, мучительная смерть.

Юмэ и Шихору погибнут в бою.

Осознав это, волшебница опустила голову и крепко зажмурилась.

«Манато… Могузо…»

Она вспомнила. Воскресила в памяти лица погибших друзей. И она, Шихору, закончит так же? Нет, этого еще не случилось. И Кадзико пригласила их вступить в клан «Диких Ангелов». Это может спасти и ее, и Юмэ. Да, это выход из патовой ситуации. Без сомнения.

Теперь группа Харухиро растеряла свой защитный потенциал, их боевая мощь снизилась практически вдвое. Шихору учит новые заклинания, а Юмэ — охотничьи уловки, но этого мало. Им не компенсировать этими фокусами боевой потенциал Могузо. Если бы не стойкость мечника, орки вырезали бы их в считанные минуты. Шихору, будучи бойцом поддержки, имела хороший обзор и лучше всех видела карту сражения. Она знала наверняка, как много делает Могузо, и волшебница не могла представить ни одной стычки без мощной фигуры мечника на передовой. Без Могузо маг Тени чувствовала себя беззащитной, практически голой и беспомощной, выброшенной на погибель в самую гущу боя. Паника одолевала девушку, и она думала лишь о том, чтобы сбежать. Скорее всего, Юмэ и остальные испытывали тот же страх и отчаяние, понимали, что без Могузо бесполезно драться. Поэтому Харухиро и его группа с таким остервенением цеплялись за любую соломинку. Если они останутся в прежнем составе, то им придется идти тернистой дорогой. Прямиком к неминуемой смерти.

Но если Шихору и Юмэ присоединятся к «Диким Ангелам», то сойдут с этого опасного и бессмысленного пути.

Маг открыла глаза, чтобы узнать, что написано на лице подруги. Скорее всего, та напугана не меньше волшебницы и откажется от предложения чужого клана. «Простите, но Юмэ не хочет», — вот что она скажет. Тогда Шихору последует ее примеру и откажется вместе с ней. Так думала маг Тени. Но Юмэ…

Юмэ не возмутилась и не отказалась тотчас. Вместо этого она удивленно вскинула брови и выпятила губы.

Охотница крепко задумалась, сомневаясь в правильности своих мыслей.

Дело в том, что Юмэ тоже была не в восторге от предложения Кадзико, и девушка явно колебалась, не находя быстрого решения.

— Эм-м…— с опаской начала Шихору, чуть склонив голову. Ей казалось, что она извиняется. Но перед кем? За что?

— Можем ли мы подумать об этом… еще? Пожалуйста…— попросила маг Тени.

Примечания

  1. Тайман (タイマン) — термин, который используют японские хулиганы. Означает драку один на один

Комментарии