Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8: Неизменчивый мир

Время, потраченное на обыск четырех убитых гоблинов, ничего не дало: Харухиро не стало лучше, поэтому у группы не было выбора, кроме как вернуться в Алтану.

Перво-наперво они вновь зашли в штаб-квартиру Багровой Луны, чтобы разобраться с формальностями и получить свидетельство о смерти Могузо, а также доказательство родства. Хотя Юмэ и Шихору утешали лидера, говоря, что и это дело требует внимания, Харухиро сожалел, что по его вине охота закончилась. Вор просто не мог избавиться от гнетущего чувства вины.

Впрочем, бесполезно терзаться, сделанного не воротишь. И сегодня лишь удача помогла Харухиро избежать неминуемой смерти. Последний бой дал лидеру пищу для раздумий, и, если он сделает правильные выводы, плодами этих размышлений можно воспользоваться в будущем. Вернее, придется воспользоваться.

Закончив с делами, они зашли в таверну Шерри, чтобы обсудить текущее положение группы. Но разговор не заладился с самого начала. Обмен мнениями перерос в скандал, и командовал парадом, конечно же, Ранта.

—… вот об этом я и говорил, причем с самого начала! Я поступаю, как хочу, и не могу танчить всегда, это вообще не моё! Что такое «танк»? Пушечное мясо, боец, который прется напролом, а потом стоит как вкопанный! Похоже, вы ни черта не знаете! Так вот, вы все должны следовать за мной, согласовывать действия… Что? Я не прав? А? Нечего возразить? Пока этот… этот… х-хидиот Харухиро что-то бормочет под нос, я горбачусь на поле боя! А? Это были приказы? Ну так я и кружил вокруг гоблинов, собирая тычки!

— Кажется, я понял твою точку зрения…— вяло поддержал его Харухиро.

— Слава Владыке, он что-то понял! Достижение! Прогресс! С этим закончили, да?

— Нет! Еще нет! — запротестовала Юмэ, резко вскочив со своего места и ударив ладонями по столу.

— Чтобы вся группа слушалась Ранту... Ты совсем идиот?! Это вообще как?

— Хорош спорить! — осадил ее темный рыцарь.

— Не Ранте решать, спорить или не спорить! — надулась охотница.

— Вы только и делаете, что ноете. Мол, действия не согласованы… Я вот считаю, что наш потенциал ни черта не раскрыт! — в глазах кудрявого рыцаря зажглись огоньки энтузиазма.

— Юмэ так не думает! Юмэ думает, что Ранта должен уйти!

— Если я свалю, вы вляпаетесь по самые уши! Гарантированно! Поэтому сейчас я — опора для всей группы!

— Даже мысль об этом нелепа…— ядовито заметила маг Тени.

— А-а? Наконец Шихору подала голос! Наша тихоня все это время прятала за шикарной грудью удивительно черное сердце! А теперь показала зубы, чертова демоница!

— Я не скрываю там «черное сердце», и они большие, потому что я толстая…— с раздражением возразила волшебница.

— Тогда продемонстрируй! Я сам решу, что ты там прячешь!

— Обойдешься…

— Пф-ф. Жадная стерва. Скучная ты. Ску-учная, — дразнил ее Ранта.

— Зато тебе всегда весело. Только и умеешь, что валять дурака, потому что ни о чем другом думать…

— Знаю! Ладно, уела. И что? Ты хотела обидеть меня? Да мне плевать, у меня сердце из камня! Валяй, обзывайся. Все равно планировать будете с опорой на мои умения. С этого дня! И точка! Я тут главный. Понятно? И вы обязаны понимать меня, изучить там… Короче, подстраивайтесь. И тогда все пойдет как по маслу!

— Слушать тебя? И это поможет? Что-то сомневаюсь…— съязвила волшебница.

— Юмэ согласна с Шихору! А ты, Мэри? — обратилась охотница к молчаливой жрице. Но та не следила за спором ребят, и вопрос Юмэ застал ее врасплох.

— А? М-м-м, я…— замялась девушка.

— Мэри, Ранта ведь не хочет ни с кем «согласовываться», так? Он ведь Ранта! — как могла, пояснила охотница.

— Это…— растерялась Мэри, не понимая, что от нее хотят.

— Пф-ф, — презрительно фыркнул Ранта, подперев кулаком щеку.. — Говори, что хочешь! Но! Только благодаря мне мы как-то тянем битвы. Просто задумайтесь, почему! Да кто, кроме меня, может стоять на передовой и делать, что ему вздумается? Не согласны? Окей. Валяйте, выкладывайте свой план. ДРУГОЙ ПЛАН. Даже самый тупой, выкладывайте! Ну что, есть идеи, Харухиро?

— Другой план, — по-идиотски повторил лидер. Обхватив глиняную кружку пальцами, вор всматривался вглубь мутного напитка. Это была медовуха, и парень не сделал ни глотка с самого начала разговора.

— … ну. Точно. Другой план. В смысле… если Ранта возьмет на себя роль танка... Выбора нет, придется смириться с этим. Ранта ведь прав. Но и ему нужно соответствовать тактике, вести себя как танк. Если не переключиться в защиту, ничего не выйдет… Либо выйдет не так, как надо. Прямо сейчас мне кажется…

— Эй! Не мямли! — оборвал его рассуждения Ранта, ковыряя мизинцем в носу. — Лидер-мямля — это просто смешно. Чертовски смешно. Да и днем ты был как чёрти что…

— Да, я виноват. И я много раз извинялся за свое поведение.

— Хо-о. Огрызаешься? Парупиро, ты понимаешь, что значит «огрызаться»? Ты просто сливаешь свой негатив. В последнее время ты только это и делаешь. И будто так и надо. Тебе плевать.

— Неправда…

— Серьезно? Не похоже, если судить по тому, что ты творишь.

— Заткнись! — Юмэ надула щеки. — Будто бы ты ведешь себя по-другому! Нехорошо сыпать сон на раму! Ты совсем не думаешь о чувствах людей!

— Дура! Если взялась умничать, то говори «сыпать соль на рану»! — разозлился Ранта.

— А-а-а…— недоверчиво протянула охотница, не понимая, где же ошиблась.

— Да вообще, что за «сыпать сон на раму»?! Это невозможно!

— Но… Если попробовать… Вдруг выйдет? Да! Нужно только попробовать!

— Давай! Пробуй! Вот прямо сейчас! Здесь! Получится — упаду пред тобой на колени! Спляшу в чем мать родила! А потом снова паду тебе в ноги, так что давай! Рискни!

Юмэ что-то промычала в ответ. Ее лицо стало пунцовым, и казалось, что в любую минуту из ушей охотницы повалит дым.

«Другой план, хм...» — погрузился в размышления Харухиро.

Вор поднес кружку к губам, собираясь хлебнуть медовухи, но вдруг замер, пораженный очевидной мыслью: «Другой план. Точно! Правда, ничего не приходит в голову. Другой план? Как и сказал Ранта, никаких идей. Но я лидер, а значит, должен что-то придумать».

Но роли внутри группы уже давно устоялись, и никто из товарищей Харухиро не пойдет на смену класса, и все же, учитывая текущую ситуацию, перемены неизбежны.

Пока Могузо был с ними, команде не приходилось мудрить с планом, прорабатывая каждую деталь. Смерть Манато заставила Харухиро и остальных быть чуть осторожнее, и тогда они впервые задумались о том, чтобы распределить обязанности поровну. Тогда же определились ключевые роли для каждого из ребят. Удачные походы закрепили эффективные тактические решения, выявили ошибки, ведь боевой опыт лучше впитывается шкурой, а не головой. Безусловные рефлексы всегда полезнее неустойчивой мысли.

Но даже это им не помогло.

Если подумать, Могузо был необычным танком. Он брал на себя как атаку, так и защиту. Мечник инициировал бой, отвлекал внимание врагов, блокировал их, принимал основной удар на себя, чтобы затем контратаковать и добивать по необходимости. Только эти качества уже делали Могузо величайшим защитником, а ко всему прочему он был способным воином. На его могучих плечах держалась вся атака и оборона группы. И Могузо был лучшим в своем деле. Величайшим. Он был просто незаменим.

Именно поэтому Харухиро и остальные излишне полагались на боевые качества мечника, добавляя ему работы день ото дня. Бремя ответственности, которое свалилось на крепкого парня, оказалось неподъемным, и однажды Могузо не стало.

И все же этот добрый человек никогда не жаловался, а терпеливо исполнял свою роль, заботясь о команде. Он видел в этом собственный путь развития.

— Могузо…— горькое имя само сорвалось с уст Харухиро, пока он думал о погибшем друге. Услышав лидера, остальные затаили дыхание.

— Он был удивительным человеком. С самого начала. Он всегда был особенным. Но не врожденные качества сделали его таким. Талант тоже нужен, не спорю, но дело не в нем. Могузо был стойким. Он всегда принимал бой. Конечно, любой испугается, встретив врага лицом к лицу, любой захочет убежать, но Могузо не мог поступить так. Он защищал нас. Вот почему. Он брал всех нас под свою защиту и так становился сильнее. Я слишком полагался на его выносливость. Я думал, что она бесконечна, — горькие слова рвались наружу, и Харухиро не мог остановиться. Он говорил то, что думал.

«Я должен был заметить! Пока не было поздно! Но я был слеп. Я был слеп, поэтому Могузо больше нет с нами. Ранта прав. Такой лидер просто смешон. Жалок до ужаса», — запоздалое раскаяние теснило грудь вора.

— Из-за того, что мы свалили все обязанности, все наши ожидания на Могузо, его больше нет. Если бы я понял это раньше! Я бы мог протянуть ему руку, взять часть его ноши, и тогда бы он не умер. Сейчас поздно сожалеть об этом. Теперь обязанности Могузо — наша забота, и мы разделим это бремя пополам. Но мы должны стать лучше. Изучить новые способности, стать сильнее в бою. Наших умений пока недостаточно.

— Я тоже так думаю… — Шихору закусила губу и кивнула в знак согласия. — Я так и не выучила сильную магию…

— Угу… — подала голос охотница. После речи Харухиро она поникла, ссутулилась, уронила голову на руки и уперлась подбородком о поверхность стола. — Юмэ тоже будет учиться. Это сложно, но Юмэ будет стараться. А еще Юмэ хочет себе волчика…

— Ха! — выплюнул Ранта, скрестив руки на груди. — Н-ну, раз уж зашел разговор... В смысле, люди много чего не умеют, поэтому учатся. Боевые техники темных рыцарей зависят от мобильности, то есть, надо быстро бегать и часто махать мечом. Застыну истуканом — от меня будет мало толку. А еще я не могу покинуть гильдию и стать воином. Однажды присягнув на верность Скалхейлу, остаешься его слугой до самого гроба.

— Смена класса, хм… — пробормотал лидер. Его взгляд упал на Юмэ.

— М-м? Юмэ надо сменить класс?

— Нет…— поспешно уверил охотницу Харухиро.

«Юмэ невероятно сильная. По чистой силе она не уступает нам, парням. И очень храбрая. Она охотник, но лучше управляется с кукри, чем с луком, и, орудуя ножом, наносит множество точных ударов. Если она покинет гильдию охотников, то вполне сможет стать воином… Нет, нельзя. Юмэ останется охотником, потому что мечтает завести волка. Плохая идея — губить ее мечты. Несправедливо просить ее сменить класс, взять на себя роль Могузо. Да и толкать девушку на передовую… Это как-то… За пределами добра и зла», — и вор решил, что Юмэ не стоит что-то менять в своей тактике. Но тогда… Кто вместо нее?

«Нет. Мы должны что-то поменять. Но кто станет воином? Кто откажется от своей гильдии? Уж точно не Шихору… И не Мэри, потому что без магии Люменеса мы сильно рискуем. Ранта не может сменить класс. В таком случае…»

— Я? — прошептал Харухиро, убеждаясь в своей догадке. Он был шокирован этой мыслью: «Да чтобы я надел тяжелые доспехи, взял Чоппер, размахивал двуручником как… Что-то не верится», — это просто не укладывалось в голове вора.

В конце концов, Харухиро прекрасно знал, насколько он хрупок и слаб. Не с его конституцией брать на себя роль танка. Как ни крути, у него это выйдет из рук вон плохо. «Я слишком слаб…» — шепнул лидеру внутренний голос.

«Чоко не должна была умереть! Нет, забудь об этом! Ничего не вернуть назад! Надо сосредоточиться на текущих проблемах…» — Харухиро приказал себе собраться.

И главный вопрос на повестке дня — кто же возьмет на себя роль танка? Без крепкого и выносливого воина его группе просто не выжить в бою. Танк и целитель — ключевые фигуры в любой команде. И если у них нет на примете одинокого воина или жреца, то нужно ими стать.

Если кому-то и суждено взвалить на себя эту роль, так это Ранте. Он выносливее остальных, поскольку защищен довольно-таки крепкой броней и умеет биться на передовой. Возможно, если он изменит свой стиль, подстроится под ситуацию, наберется опыта, то все получится. Все будет хорошо. Но так ли это?

Когда Манато не стало, они нашли нового целителя. Мэри. Но замену Могузо так просто не сыскать.

Значит… Танком придется стать лидеру группы. Нельзя сказать, что вор не ожидал от себя такой инициативы. Эта мысль маячила где-то на краю сознания парня, и тот не желал перевести ее в волевое решение.

Харухиро сознательно не хотел думать об этой перспективе. Он гнал эту мысль прочь, но…

Лидер бросил короткий взгляд на Ранту, Юмэ, Шихору, а затем на Мэри. Их лица были хмурыми, и каждый напряженно думал о чем-то. Если подать им идею, что он, Харухиро, способен заменить Могузо, то ребята смогут хотя бы хорошенько обдумать этот вариант и помочь ему с выбором. Но почему-то Харухиро не мог вымолвить ни слова. Он не хотел делиться с товарищами этой задумкой, не хотел, чтобы они подтолкнули его к неизбежному и неприятному решению.

— Эм-м, я… — пока вор мучился вопросом, как вызваться на роль танка, Мэри подняла правую руку, привлекая к себе внимание. — Можно сказать? Я хочу поговорить о том, что случилось… Я должна кое-что рассказать… — решилась девушка.

Харухиро переглянулся с Рантой, Юмэ и Шихору. «Что она скажет?» — лидер почувствовал, как сжалось его сердце. Плохой знак. Жди беды. А раз Мэри — жрица, возможно, она хочет поговорить об операции «Двухглавый змей». О том, как погиб Могузо. Быть может, девушка чувствует вину за это… Возможно, она посвятит товарищей в свои мысли.

— Х-хорошо, — дрожащим голосом согласился Харухиро. — Конечно. О чем ты...

— Я все еще не могу оправиться. Пережить случившееся, — твердо сказала Мэри.

Ее прекрасное лицо оставалось неподвижным, пока девушка говорила, шевелились только губы:

— Эффект «Оберега Света» не вечен. Он рассеивается спустя определенное время. Если не наложить печать снова, магия исчезнет. В битве я забыла об этом. В яростных сражения грань между жизнью и смертью столь тонка, что почти незаметна. И тогда свойства «Оберега Света» получают колоссальное значение. Если бы заклинание не рассеялось, Могузо бы не умер. Наверняка. Получается, он погиб из-за моей глупости. Это я убила его, — жрица говорила это без всякой жалости к себе.

— Что за чушь? — не выдержал Ранта и ударил кулаком по столу. — Что это за бред?! Твоя глупость? Нет, погоди, не только твоя! И я… Могузо был моим бизнес-партнером, мы сражались плечом к плечу…. Но я был слаб, слишком слаб!

— Это другое, — тихо возразила Мэри, чуть качая головой. — «Оберег Света» — основа основ, каждый жрец знает о времени действия печати. Бесполезно оправдываться, мой поступок иначе, чем глупостью, не назовешь. И моя ошибка стоила Могузо жизни. А до этого еще трое товарищей погибли из-за моей слабости. Я поклялась, что не допущу новых смертей. Но я вновь потеряла товарища. Я бесполезна как жрица. И это все, что я могу сказать вам.

— Мэри… — в глаза Юмэ стояли слезы. — Это… это не так! Это неправда! Полезна-бесполезна — не важно! Я думаю…

— Я понимаю… — Шихору поднялась из-за стола, обхватила рукой предплечье, а потом заговорила: — Я понимаю, что чувствует Мэри... Наверное то, что скажу, покажется неуместным… Но я всегда думала, что бесполезна. Задавалась вопросами, подхожу ли я группе? Не слишком ли слаба? Хорошо ли использую заклинания?

—Эй! — воскликнул Ранта с ухмылкой. — Просто забей! Что за разговоры о полезности? Мы вообще-то сборище неудачников! Так что какая к черту разница? Не думайте об этом. Или ты про свою роль? Меня все устраивает. До сих пор все шло нормально, так?

— Ранта прав.

Харухиро перевел взгляд на Мэри, но та предпочла рассматривать стол, избегая любого внимания. Ее лицо казалось неживым, отстраненным, будто мыслями жрица была где-то не здесь, а очень далеко.

— Полезность не важна. Мэри все-таки наш товарищ, и этого вполне достаточно, — подытожил лидер группы.

— Спасибо.

Робкая улыбка чуть тронула уголки губ Мэри. И пусть девушка не испытывала ничего, кроме благодарности, она все же улыбнулась им.

— Мне нужно время… Я поняла это после охоты в Дамроу. Сейчас я для вас обуза, вы не сможете развиваться вместе со мной. Потому что мне страшно. Я не могу контролировать эти чувства. Я слаба, ни в чем не уверена, но у нас не так много времени… Послушайте, дайте мне десять дней… нет, семь дней.

— Хорошо, — Ранта пожал плечами и облокотился на стол. — Я тоже хочу кое-чему научиться. Ладно. Думаю, всем хватит десяти дней, чтобы стать сильнее. А сильнейший рыцарь Тьмы Ранта станет вконец богоподобным! Да любой при виде меня завопит от страха! Уха-ха, — натужно рассмеялся кудрявый парень.

— Юмэ попросит наставника научить ее новым штукам. Деньги у Юмэ есть, — кивнула охотница.

— Я тоже хочу попробовать что-нибудь новое, не теневую магию… — высказалась Шихору.

— Понятно.

Харухиро прикрыл глаза. Значит, им нужно время. Обстоятельства гонят его команду вперед, ведь каждый из них слаб и ничтожен, а мир жесток и беспощаден.

Он открыл глаза.

Ничего не изменилось.

Жестокая реальность не уступила его желанию.

Неизменчивый, неподатливый мир отказывался признавать их волю. Значит, Харухиро и остальным придется измениться самим, принимая этот жестокий мир как данность.

— Через десять дней встретимся у Северных ворот. В восемь утра, — отдал приказ лидер.

Комментарии