Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 12: Из прошлого в настоящее, из настоящего в будущее

— Нет…

Сколько времени прошло с того момента, как колокол отбил восемь часов? Пять минут? Десять? У Харухиро не было такой дорогостоящей вещи, как карманные часы, поэтому вор не знал точно.

— Они все не идут…

— Похоже на то… — согласилась Мэри, которая все это время стояла рядом с лидером. Периодически жрица нервно втыкала посох в рыхлую землю.

Харухиро пришел к Северным воротам загодя, наверное, где-то в половине восьмого. Вчера Ранта вернулся в общежитие поздней ночью. Когда же вор попытался растолкать товарища утром, тот отмахнулся от него, мол, иди первым. Шихору и Юмэ Харухиро звать не стал, поскольку подумал, что в этом нет никакой необходимости. Сам лидер проснулся достаточно рано и быстро заскучал торчать в общежитии, поэтому скоро выдвинулся к месту встречи.

Мэри появилась у Северных ворот чуть позже Харухиро, минут на десять. Естественно, заметив жрицу, тот почувствовал невероятное облегчение. «Слава богу!» — возблагодарил он ее от всей души.

За время тренировок Мэри выучила навык «Таинство»*. Это заклинание по праву считалось вершиной исцеляющей магии, способное затянуть даже глубокие раны. Можно сказать, что для освоения «Таинства» нужно быть жрецом не ниже среднего уровня.

Но, судя по всему, Мэри могла использовать заклинание не больше двух раз в день. Впрочем, «Таинство», все равно, без сомнения, пригодится группе Харухиро. Возможно, именно оно спасет кого-нибудь из товарищей, окажись он на грани жизни и смерти. Ко всему прочему, добавив такое умение в свой арсенал, Мэри станет куда уверенней в бою.

На всякий случай помимо «Натиска» наставница Барбара научила Харухиро навыку «Дробление колен»*. Как и следовало из названия, это техника нанесения ударов по коленям противника, которую, в основном, комбинируют со «Скользящим ударом». После него в связке идут «Арест» или «Дробление колен». Так как теперь у Харухиро было два варианта тактических действий, у него появился атакующий потенциал. Можно использовать «Скользящий удар», если замечаешь, что враг собирается контратаковать. «Натиск» — чтобы прикончить противника. Вот так Харухиро представлял свою тактику на поле боя.

«Ну, наверное, у меня не получится выполнить каждый прием мастерски, но это не беда, ведь каждый в нашей группе старается улучшить свои навыки, значит, однажды и я смогу это сделать», — так размышлял лидер.

Пожалуй, в такой ситуации он и его ребята… Нет, все вместе они наверняка преодолеют любые трудности.

Харухиро был настроен позитивно. По крайней мере, он хотел быть позитивным.

Пусть он и неопытен, но все-таки старается быть настоящим лидером. Если командир не поднимет голову, не двинется вперед на шаг, на полшага, никто не последует за ним. Другими словами, если лидер не стремится вперед, у него просто не будет последователей. Умеет ли он хоть что-нибудь или нет — без разницы. Лидеру должно пытаться. Делать хоть что-нибудь, как-нибудь. Стоять на месте — бессмысленно. Если не положить начало, цели никогда не достичь. А если выпадает шанс, за него надо цепляться из-за всех сил. Идти вперед, шаг за шагом.

Но даже так…

— Что-то они запаздывают…— с беспокойством заметил Харухиро.

— Да… Но… — рассеянно подтвердила Мэри.

— М-м-м…

— Может, легли спать поздно…

— Наверное…

— Может быть, сильно устали, пока изучали навыки...

— Угу. Такое возможно…

— Если так, то ладно…

— Ага, я так и подумал. Ну, я тоже… Не могу сказать, что не устал. Нет, как раз очень устал… наставница Барбара сурова, да… Ха-ха…

Харухиро выдавил из себя смешок, и он сразу же потонул в воцарившемся молчании. Вор пожалел, что вообще рассмеялся.

«Это ужасно! Тут явно что-то не так, но что? Почему мы так...молчим? Почему ребята не идут? Опаздывать в такой важный день?.. Да как это вообще случилось? Странно. Нет, вряд ли они опаздывают. Я уже думал об этом. Они специально? Или же… может, я все же ошибаюсь?»

Или все-таки его группа просто задерживается?

— Нет… Ха-ха-ха…

Харухиро отчаянно хотелось, чтобы тревога, заполнившая все его существо, оказалась беспричинной, пустой. И он смеялся, стараясь пережить это чувство. Если же догадки обернутся правдой… Ему хотелось просто сбежать от этой мысли. Но бежать некуда и невозможно. Если он сорвется с места, это будет странным поступком, не больше.

— Они все не идут… — сказала очевидное Мэри.

— Да…

Что же делать? Похоже, жрица волновалась не меньше него самого. Почему? Какого черта? Ранта ведь знал, что они встречаются у ворот, но даже и не думал просыпаться. Но это Ранта, что с него возьмешь? Однако Шихору и Юмэ тоже не явились. Юмэ не слишком пунктуальна, но Шихору очень порядочная, она бы не заставила его ждать, ведь не имела привычки опаздывать на встречу. Нонсенс! Такое с Харухиро происходило впервые. Значит ли это, что с ними что-то произошло, вот они и не пришли? Тогда это «что-то» было спонтанным. Харухиро решил, что, если дела обстоят так, он спросит девушек об этом.

— Ах! — вдруг тихо вскрикнула Мэри.

Она смотрела куда-то на другой стороне улицы. Харухиро тоже бросил туда взгляд, думая: «Наверное, там Шихору, Юмэ или Ранта. Наконец-то!» Но вор ошибся.

К ним навстречу шел высокий сутулый парень, облаченный в пластинчатый нагрудник и наручи, подержанные на вид. На его броне красовалась выгравированная гексаграмма Люминеса.

— Привет.

Когда парень поравнялся с Мэри и Харухиро, он внезапно кивнул, приветствуя их. Харухиро ничего не ответил, лишь нахмурился. Судя по всему, утро у вора не задалось.

— Кузаку…

— Что?

Мэри опустила взгляд, и, кажется, волновалась… Ее лицо… залилось румянцем? Что?

Да что здесь происходит?

— А… — Кузаку поднял массивную руку и почесал мизинцем бровь. — А-а. Это все из-за того случая?

— Ничего не говори! — выпалила жрица.

— А? А?! – Харухиро не выдержал и вмешался в разговор – Ч-что? Стоп, в смысле, что-то произошло?!

— Нет, ничего! — сильно смутившись, пробормотала Мэри.

— Нет-нет, — лицо Кузако приняло неопределенное выражение, будто он пытался уйти от ответа.

Что-то произошло…

Между этими двумя, определенно, что-то есть…

Но что? Для начала, какие у них отношения? Они знакомы? Но, поскольку Кузаку для них всех — младший товарищ, в это не так просто поверить. Впрочем, Харухиро не был уверен в своих предположениях на все сто. В ту ночь, когда Мэри напилась в одиночку, она могла повстречать Кузаку случайно… И тогда между ними что-то произошло… Но что? И что…теперь будет?

Мэри упорно буравила взглядом землю, нервно сжимая руками короткий посох. Кузаку, вероятно, было тоже неловко, но он старался держаться так, будто ничего особенно не произошло. Мол, ничего такого. Обычное дело… Обычное дело? Будто завоевал кое-кого, провернул одну авантюру… Закрутил роман? Закрутил роман… Что это? Или небольшую интрижку…

Харухиро задыхался от гнева, отчаянно моргая, будто что-то попало ему в глаз. «Так! И что такого? Как поступать Мэри — решает она сама, так ведь? Я не имею права судить или как-то ограничивать ее, верно? Кузаку, конечно, высок, да еще ходит постоянно хмурым, но его черты грубыми не назовешь. Если хорошенько приглядеться, то он довольно-таки привлекательный. Наверное. Какая разница?! Хорошее лицо у этого ублюдка или плохое?! Я не могу судить об этом! И не собираюсь! К черту!» — разошелся лидер, молчаливо переживая бурю внутри себя.

«Ладно. Я спокоен. Уже все в порядке. Я совершенно спокоен». — Харухиро показалось, что его мысли смерзлись в камень, словно вода в заледеневшем озере.

— И? Что тебе нужно? Просто случайно проходил мимо? Что-то не похоже, — спросил вор Кузаку.

— Нет, не случайно. Есть одно дело, — откликнулся тот.

— И? Зачем же?

— Сегодня ты меня немного пугаешь…

— Вот как? Сомневаюсь. Так что? Ответишь на вопрос?

— В смысле... я пришел спросить еще раз, — решился Кузаку.

— А?

— Насчет группы. Нельзя ли мне присоединиться?

— Слушай…

— Ты уже говорил, что не можешь решать такие вопросы в одиночку. Значит, если спросишь у остальных, то примешь решение. Вот я и подумал, что нужно подойти, когда вы соберетесь.

«Вот же упрямый…» — с досадой подумал о надоедливом парне Харухиро.

«Я же вроде ему отказал? Разве я не четко дал понять, что «нет»? Он ведь ответил: «А, вон оно что!» Вот я и подумал, что что он все понял и сдался».

Злость и раздражение мгновенно захватили вора: «Нет! Нельзя себе такого позволять! Нельзя. Я же лидер. И что? Не знаю, но я должен держать себя в руках, что бы ни произошло» — твердил Харухиро его внутренний голос, призывая сдержаться.

— Да, говорил. Верно. Говорил, но эти вещи несколько отличаются.

— Что-что отличается?

— А? Ну, в смысле… то и это отличаются.

— Что за «то» и «это»?

— Э-это, ну…

«Черт. Голова совсем не работает! Он ни черта не понимает! Почему все так обернулось? Может, все дело в том, что я расстроен? Или слишком много думаю? Или потому, что не получается отказать?»

— Эй, Харухиро, — Кузаку на мгновение взглянул на Мэри. – Ты говорил с товарищами? Обо мне? Если говорил, то, может, они уже дали свое согласие? Похоже, что не говорил.

— Нет, не говорил…

— Я… — Мэри прочистила горло и слегка повысила тон. — Я, п-пожалуй, п-против… наверное.

Лицо Харухиро невольно расплылось в широкой улыбке.

— Вот видишь!

— «Видишь» что? — спросил кто-то за спиной вора.

— А? Что … — Харухиро отскочил в сторону. — А-ай! Ранта?

— Эй, не нужно так нервничать! А то ведешь себя как чудак.

Ранта! Когда он успел тут оказаться? Просто вырос из-под земли. Нет, пришел не только Ранта, но и Шихору с Юмэ. Будто свалились с неба. Внезапно.

— Что-о? — Ранта, ковыряясь в ухе, прищурился и бросил удивленный взгляд Кузаку. — А ты кто такой? Погоди! Лицо, вроде как, знакомое...М-м-м? Младший по званию? А? Разве ты не умер у Мертвых Голов? Ты зомби?

— Я дышу, так почему мне быть мертвым?

— Ох. Какой нахальный новичок. Чего тебе, а? Если хочешь сразиться, то я принимаю вызов.

— Нет. Какой мне резон? Нет смысла.

—Хо-о! Понятно. Я все понял! Эй, раз у тебя рост чутка выше моего, то решил смотреть на меня свысока?

— Чутка? — переспросил Кузаку.

— Думаю, не «чутка», — изумилась Юмэ, пытаясь сравнить рост Ранты и хмурого незнакомого парня. — Тут разница — сантиметров двадцать, это ведь много?

— Дура! Ерундовая разница! Разуй глаза, идиотка!

— Думаю, мой рост примерно сто девяносто два сантиметра, — уточнил Кузаку.

Шихору издала смешок.

— Разве рост Ранты не метр семьдесят? Разница не меньше двадцати сантиметров…

— Ничего подобного! Я выше ста семидесяти сантиметров! Нет, еще выше! Весь метр восемьдесят! Ладно, придурок-переросток, зачем ты сюда явился?

— Ну, в смысле, ранее…

Харухиро по очереди оглядел лица Ранты, Шихору и Юмэ, всех троих, и они старательно отводили взгляд, когда замечали его немой вопрос. «Что-то произошло. Уж очень подозрительно…» — так показалось вору.

— Почему… почему вы опоздали? Мы ведь договаривались встретиться перед Северными воротами в восемь часов утра. С Рантой все понятно, но что с вами? Юмэ? Шихору?

— А, это, — неожиданно без колебаний признался Ранта. – Что касается меня, то Ренджи позвал меня вступить в его группу.

— Ох… — Харухиро будто лишился чувств. — А?

— Юмэ и Шихору тоже.

— Тоже?

— Нас позвали в «Дикие Ангелы». Пригласила Кадзико.

— Как…

Черт, черт, черт! Силы оставили Харухиро.

Он покачнулся и упал. Да, кажется, потерял равновесие. Точнее, свалился замертво. В бездну.

— Х-хару!

Мэри кое-как схватила его, удерживая и не давая упасть. Должно быть, Харухиро только что пережил сильный шок. Нет, он был поражен до глубины души.

«О чем я только думал? О проблемах моей группы. Все это время. Ради них я старался. Скажите, и ради чего? Сколько бы я ни прикладывал усилий, все попусту, так? В конце концов, мы сборище неудачников. Нравится мне это или нет, но Ранта, Шихору и Юмэ оказались кому-то нужны. Даже Ранта! Даже чертов придурок Ранта! К тому же, Ренджи позвал его», — такие мысли говорили об одном: Харухиро понимал, что он хуже Ранты. Неудачник. Но… и Мэри тоже? Но Мэри — жрица. Наверное, ее в любой момент могут куда-то пригласить, и она примет предложение, ведь спрос на вора и жреца сильно различается. Получается, Харухиро ждет тоскливое будущее. Нет, никакого будущего, одна кромешная тьма. И он, погруженный в нее навеки вечные.

— А… — Кузаку внимательно изучил Ранту и девушек и нахмурился. — Похоже, моя просьба бессмысленна.

«Именно. Совершенно согласен. Без шансов!».

— Прости… Спасибо, Мэри, — Харухиро отошел от жрицы. — Ха-а-а-а… — глубоко вздохнул он.

Итак.

И что теперь делать ему, лидеру распавшейся группы? На этот случай плана не было. С самого начала Харухиро не подходил на роль добровольца, скорее, у него куда больше таланта стать ремесленником. Пошел бы в подмастерья... Но и тут непросто: вряд ли бы ему хватило умений, чтобы торговать. Но если вкладывать в любое дело силы и время, он мог бы чего-то добиться, так? И ремесленники не расстаются с жизнью, совершая ошибки. Никаких забот и хлопот, если подумать. Гораздо меньше трудностей.

— Хм. Хочешь присоединиться? — Ранта оценивающе осмотрел Кузаку с головы до ног. – Ты паладин? Понятно.

— Хо-о, — Юмэ, видимо, чтобы проверить кое-что, похлопала Кузаку по рукам и плечам. — Какие крепкие! А чем вообще занимаются паладины?

— Ну-у, размахивают мечом? — нерешительно ответил тот. — А, ну еще используют магию света, чтобы лечить небольшие ранения. Но сам я ничего подобного не умею. А еще я могу использовать щит.

— Ой, сколечко всего!

— Сколечко? А… не знаю. Не думаю, что много, — возразил Кузаку.

— Ты… танк? — робко спросила Шихору. Хмурый парень, помедлив, чуть кивнул.

— Что-то в этом роде...

— Как неопределенно! Кх! — плюнул на землю Ранта. — Если хочешь вступить в группу, то говори все как есть! Как мы должны решить, а?

— А? — моргая, Мэри переводила взгляд с одного товарища на другого.

Туман в голове Харухиро так и не развеялся, но сказанное Рантой показалось вору странным. Он просто не понимал, что несет рыцарь Тьмы.

— М? — Ранта бросил лидеру взгляд, полный недоумения. — Чего? У тебя о-очень странный вид, аж мерзко.

— Нет, почему… в смысле… кто бы говорил!

— Я буду называть тебя мерзким, пока ты выглядишь мерзко. Если не хочешь, чтобы тебя называли мерзким, то перестань вести себя так.

— Мерзкий или нет – это субъективно, так что… не в этом дело!

— А в чем?

— А? Ну, потому что… тебя пригласил Ренджи? Шихору и Юмэ — Кадзико. Из-за этого вы опоздали. Другими словами…

— Прости! — сходу извинилась Юмэ.

«Точно… так и думал» — невольно промелькнуло в голове Харухиро. А что тут еще скажешь?

«Смотри! Видишь? В конце концов, все так и обернулось. Раз они настолько невозмутимы, то уже все решили. Иначе почему они ведут себя как ни в чем не бывало?»

— Юмэ очень жаль. Когда сама Кадзико уговаривала Юме вступить, Юмэ сильно задумалась.

— Да, верно, — Харухиро натянуто улыбнулся. — Это ведь Кадзико. Она знаменитая.

— Да… она очень радушная, — добавила Шихору, поежившись. — И очень заботливая. Мы говорили о разном. Она предлагала хорошие условия…

— И мне. «Ты стал полезным» — вот что сказал Ренджи! И он назвал меня по имени, а не «кудрявым»! Ранта… — темный рыцарь понизил голос, наверное, пытаясь копировать Ренджи, да еще скорчил странное лицо, но выходило не похоже. — «Ты полезный!» Вот так! А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Он сразу все понял! Весь мой блестящий талант…

— Вот как, — Харухиро закрыл глаза. — Точно. Ага. Я не использовал твой потенциал. Верно…

— Ага. Ренджи сказал то же самое. «Харухиро не использует твой потенциал».

— Понятно…

Вор стиснул зубы. Если этот парень, сумевший собрать сильнейшую группу и проложить дорогу к славе, так сказал, значит, все так и есть. Харухиро просто не годится на роль лидера, впрочем, он и сам хорошо это понимал. Да, так и есть.

— В общем, я за это время о всяком передумал, но... — Ранта толкнул Харухиро в плечо. Точнее, хлопнул по нему. – Скажи спасибо, Парупиро!

— Уф… Ха? Спасибо? Кому?

— А-а? Естественно мне, Ранте! Я ведь остался в группе? Ты должен быть благодарен и глубоко тронут, проливая почти три литра слез!

— А…

— Юмэ и Шихору тоже остаются, — Юмэ потерла щеки ладошками. — Мы вместе хорошо подумали об этом, посовещались и все обсудили. Честно говоря, Юмэ колебалась. Но если Юмэ уйдет, у остальных, наверное, будут проблемы! Юмэ испугалась! И Юмэ не могла решиться до сегодняшнего утра.

— Я тоже… в одиночку ничего не могла решить, — Шихору комкала поля своей шляпы. — Я вдруг почувствовала себя жалкой. Подумала, что, если уйду, заметит ли кто… так мне казалось. Есть ли от меня польза… какой толк от меня, если я не помогаю группе? Наверное … вступив в команду сильных людей, я могла бы вести легкую жизнь…

— Поэтому Юмэ и Шихору решили, — Юмэ крепко сжала кулаки. — Мы останемся в группе, где были Манато и Могузо, где сейчас Хару и остальные! Юмэ и Шихору страшно! И тревожно! Но, если бы мы убежали, Юмэ думает, что мы бы потом пожалели. К тому же… Юмэ не хочет, чтобы все разошлись.

— Э-эй, ты чего? — Ранта внезапно покраснел. — То есть ты не хочешь расставаться? Даже…

— Конечно! Но Ранта — довесок.

— Это кто тут довесок, а? Сейчас я схвачу тебя за задницу, дура!

— Извращенец! Ранта не достоин быть даже довеском! Хуже мусора!

Юмэ и Ранта сцепились как и всегда.

Харухиро взглянул на Мэри. Та стояла будто в трансе, на лице застыло недоумение. Наверное, Харухиро выглядел ничуть не лучше.

— Эм-м…

И тогда Шихору низко поклонилась им, от всего сердца, да так, что ее шляпа соскользнула на землю. Смутившись, Шихору подняла шляпу и склонила голову снова.

— Простите… За то, что сомневались! Я не хотела врать. Но если промолчать, правда однажды всплывет, и наверняка возникнет недопонимание… это плохо, подумала я. Поэтому даже о моей слабости… я должна сказать все как есть, если хочу двигаться дальше! Вот что я подумала…

— Пф, — Ранта хмыкнул и скрестил руки, повернувшись к ним боком. — Если подвернется случай стать сильнее, естественно за него ухватятся, так? И чего тут извиняться?

Харухиро недоуменно наклонил голову: он не понимал, что несет темный рыцарь.

— Так почему ты упустил такую возможность? Ведь если подумать, ты мог присоединиться к группе Ренджи!

— Чтобы стать сильнее! Разве не ясно?

— Ничего не понимаю…

— Что тут непонятного, придурок? Слушай! Если бы я принял предложение, тогда бы мне приказывали и говорили, куда идти. Но это бессмысленно. Для меня это никакой не прогресс. Круто только тогда, когда ты сам становишься сильнее день ото дня. Именно поэтому я стану сильнее! Сильнее и круче! Понял?

— Отчасти…

— Отчасти?! Ладно, мне без разницы, кто там будет! Ренджи это, Денджи или Бенджи. Я самостоятельно стану сильнее. Короче! Другими словами, я сделаю вас сильнее в два, в три раза! И чтобы не опозориться передо мной, старайтесь изо всех сил! Это ваша задача! Отвечайте «есть»! Ну же! Есть!

— Сесть, м-м-м, сесть? — Юмэ надула щеки и скривила губы. – И что потом?

— То самое! Чего тут непонятного?

— Эм-м-м, — Кузаку указал на себя. — Что насчет меня?

— Будто бы я знаю! — Ранта всплеснул руками, словно опрокинул мусорное ведро. — Мне нет дела до бесполезных здоровяков!

— Паладин — Юмэ вытаращила глаза. — М-м-м…

— Просто это неожиданно… так что… — Шихору не смотрела в сторону Кузаку.

Должно быть, Ранте не нравился Кузаку из-за разницы в росте. Юмэ и Шихору просто не знали, что сказать. Похоже, Мэри против этой затеи, хотя ее что-то связывает с Кузаку. Что до самого Харухиро, то вору не хотелось усложнять ситуацию после разрешенного конфликта.

— Кузаку, прости, но все-таки…

— Прошу.

Кузаку склонился в поклоне. Опершись ладонями о колени, он согнул свое громоздкое тело под углом в девяносто градусов. Впечатляющий жест.

— Прошу. Это не каприз. Я серьезен! Примите меня!

— О, само собой, — Ранта усмехнулся. — Чтобы выжить, надо ведь зарабатывать деньги. Одному с этим не справиться. У нас нет танка. Вообще никакого. Поэтому ты решил вступить? Метишь на это место?

— Нет же…

— Так что же?

— Я подумал, что, вступив в группу, смогу стать похожим на вас, — Кузаку поднял лицо и посмотрел Харухиро прямо в глаза. – У Мертвых Голов я наблюдал за вами. Честно говоря, я совсем не думал, что вы сильны. Да и выглядели вы ненадежно. Но, несмотря на это, вы спасли нас в тот раз, на передовой. Я тогда находился на грани жизни и смерти, поэтому смутно помню, что произошло, но я все слышал. Ваши голоса. «Они крутые», — подумал я. Вряд ли я что-то понимал, но, думаю, вы сражались. Круто сражались. Я думал, что так и умру. Хотел сделать хоть что-нибудь. Почему, почему я был таким беспечным?! Если бы я был куда серьезнее, все бы вышло иначе. Так я думал. Слушая ваши голоса. Я должен был умереть. Но я проснулся живым. Все мои товарищи погибли, остался только я.

Харухиро не мог отвести взгляд.

«Черт!»

«Он так серьезен!»

Он открыл свою душу, показал чувства как есть, сложил их у ног ребят. И теперь Харухиро не мог отнестись к ним с пренебрежением. Если придется отказать, нужно найти достаточно вескую причину. Вор понял, что ему нужно хорошенько подумать.

А есть ли причина? Есть ли хоть один аргумент, почему его группа может отвергнуть Кузаку?

Может, неприязнь Харухиро или недавняя смерть Могузо? Но убедит ли это такого упрямого парня? Правильно ли это? Или Харухиро хочет убедить себя в правильности такого решения?

— Крутой, да?

Ранта обеими руками вцепился в свои кудри и, взъерошив волосы, улыбнулся. Похоже, его тронула речь Кузаку. Темный рыцарь выглядел гордым.

— Хм. Говоришь об очевидных вещах, чтобы умаслить нас? Что ж, ты не безнадежен, раз понял мою крутость.

— Нет. Не конкретно твою, а вашу. Всех вас.

— Не отрицай это! Признай! Очевидно, что так лучше для нас обоих!

— Ты подходишь на роль танка… — застенчиво заметила Шихору. — Думаю, я «за».

— Точно! — Юмэ скрестила руки на груди и закивала, соглашаясь. — Если Ранта будет танком, все выйдет не так. Наверняка.

Харухиро мельком поймал эмоцию, отразившуюся на лице Мэри.

— Мэри?

Та нахмурила брови, упрямо сжав губы, но затем ответила:

— Если это ради группы, то я согласна. Отчасти.

— Но! — Ранта ткнул пальцев в сторону Кузаку. — Только на время! Если на испытательном сроке ты не достигнешь нашего уровня, или не поладишь с нами, или не сможешь понять наши высококлассные шутки, или не будешь нас уважать, или не будешь нас поддерживать деньгами, или обнаружится какая-нибудь проблема, и ты не решишь ее, то мы сразу же выгоним тебя! Усек?

— Не решай за всех…— возразил лидер.

— Заткнись. Харухиро! До тех пор, пока ты не возьмешь себя в руки, я буду принимать решения! С этого момента, если ты не перестанешь трястись над каждой проблемой, я буду говорить все, что думаю. В лоб! Готовься!

— Ни за что! — Юмэ вцепилась в Харухиро. — Хару собран! Если делать все то, что хочет Ранта, то получится отвратительно и ужасно! Юмэ отказывается от такой странной затеи!

Шихору подняла руку:

— И я.

Мэри тоже кивнула, соглашаясь с девушками.

— Эй, какого черта! — завопил Ранта, брызгая слюной. — Я пытаюсь привести в чувство этого ленивого тупого ублюдка Харухиро!

— Да понимаю я, — Харухиро почесал подбородок. — Понимаю.

— В-вот как? Если понимаешь, то ладно…

— Но, думаю, проблема в том, как ты это сказал. Ну, если учесть твой проблемный характер, то ничего не поделаешь.

— Заткнись! Умолкни! Серьезно! Я не шучу!

— Кузаку.

Харухиро обратился напрямую к паладину, игнорируя шумного товарища. Кузаку все еще стоял, склонившись перед ними, стараясь смотреть в глаза лидера группы. «Неожиданно честный парень. Больше и сказать нечего. Все и так понятно. Возможно, нам удастся поладить. Если мы будем одной командой, то, естественно, поглядим. Но что у него с Мэри? Нет, хватит! Не стоит лезть в ее личные дела» — промелькнуло в голове вора.

— Хоть я не поддерживаю Ранту об испытательном сроке, но, думаю, это не такая уж плохая идея. Так как ты паладин, возьмешь на себя роль танка, но это тяжелое бремя. Очень тяжелое. Пожалуй, однажды оно станет невыносимым. Устраивает?

— Да, устраивает. Вполне.

— Понял. Тогда, добро пожаловать!

Харухиро протянул Кузаку правую руку, и тот, распрямившись, пожал ее. Ладонь паладина показалась лидеру большой и костлявой, но ее прикосновение было мягким. Кузаку сжимал ладонь вора неуверенно, осторожно, будто чувствовал себя неловко. Мало похоже на танка. Все ли сложится хорошо? Харухиро хотел было отнять руку, но Кузаку почему-то не собирался прерывать рукопожатие.

— Эм-м. Может, отпустишь руку?

— А! Виноват!

— Нет, просто…

— Отлично! — и Ранта ткнул пальцем в направление севера. — Пора отправляться! Кстати, а куда мы собрались? У меня идея! Так как сегодня мы начали новую счастливую жизнь, нам нужно выбрать подходящее место! Что-то новенькое! Свежая кровь — свежие силы для охоты.

Юмэ удивленно склонила голову набок:

— Свежая бровь для пехоты?

— Ю-юмэ… — Шихору потянула охотницу за руку.

— М? Что не так, Шихору?

— К-как бы это сказать…

— Так куда мы пойдем? — послышался усталый голос Кузаку.

— Аха-ха! — рассмеялся Ранта. — Услышьте и удивитесь! В Загадочную Нору!

Примечания

  1. [Sacrament]
  2. [Shatter]

Комментарии