Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 10: Выживший

— Ох…

Харухиро лежал на своей койке. Стоило ему повернуться на бок, как тело заломило от невыносимой боли.

— Так и умереть можно… — пробормотал он.

«Нет, нет, нет. Нельзя бросать такие слова на ветер. Просто пришлось к случаю. Но ведь и правда все болит».

— Учитель Барбара — просто демон. Хотя я и раньше об этом догадывался...

Харухиро выучил новый прием — «Натиск»*, специальное умение Воров для боя один на один.

Хотя навык и отличался громким названием, но по сути представлял собой отчаянную атаку. В момент, когда противник готовится контратаковать, Вор нападает и без передышки наносит удар за ударом. Защита и уклонение в расчет не принимаются. Ничего, кроме атаки, атаки и еще раз атаки не требуется. Конечно, из этого не следует, что нужно размахивать ножом наобум. Для эффективного использования клинка, нужно, по возможности, не делать пауз между атаками. Не использовать защиту и уклонение, а вместо этого осыпать противника ударами, чтобы тем самым снизить вероятность вражеской контратаки. Но если вдруг противник перейдет из защиты в нападение, то Вор обречен. Это верное поражение. Как говорится, бей первым, пока не побили тебя. Вот такой рисковый навык.

Сейчас Харухиро растянулся на двухъярусной кровати в мрачной комнате общежития добровольцев. Каждая клеточка его тела ныла от боли, и даже повернуться на бок было до невыносимого трудно. На расстоянии вытянутой руки лежал недавно купленный кинжал — новенький, довольно-таки качественный клинок. По другую руку — «Сап», или дубинка около тридцати сантиметров в длину, обтянутая кожей. Ее конец был утяжелен, но при этом сама дубинка оставалась гибкой. К рукояти крепился шнурок для лучшего хвата.

И новый кинжал, и сап подходили для изучения «Натиска». Используя тактику и оружие для боя двумя руками, а также новую способность, Харухиро хотел раскрыть свой атакующий потенциал.

Естественно, парень не умел одинаково хорошо биться и правой, и левой. Он вообще был правшой, и сражаться не ведущей рукой было действительно тяжко. Но сочетать атаки левой и правой руки оказалось куда сложнее.

— В любом случае, привыкай к этому, — посоветовала Харухиро учитель Барбара. — Чтобы освоиться, крепко сжимай оружие даже во сне.

Харухиро в который раз взялся за сап и кинжал. Все-таки невозможно постоянно держать в руках что либо, но теперь придется браться за оружие куда чаще, используя для практики любую возможность.

За шесть дней непрерывных суровых тренировок вор хорошо усвоил, что такое «Натиск». Первые два дня учитель Барбара отрабатывала этот прием на его шкуре, затем еще двое суток Харухиро пытался повторить за ней, работая в поте лица без сна и отдыха. Последние два дня ушли на тренировочный бой. И, несмотря на все усилия, вору так и не удалось добраться до наставницы, зато она регулярно угощала его бесчисленными ударами деревянного ножа. Харухиро неоднократно терял сознание, но Барбара звала жрецов, те приводили его в чувство и отправляли в бой снова.

Поэтому серьезный ран у Харухиро не осталось. Служители культа Люменеса позаботились об этом. И все же каждая часть его тела отзывалась болью, а затем наливалась тяжестью, да так, что не пошевелиться.

— Похоже, Ранта не вернется…

Ни Юмэ, ни Шихору в общежитии не было: волшебница осваивала новую магию, а ее подруга — навыки охотника. Похоже, Ранта тоже не бездельничал. Конечно, темный рыцарь мог под каким-либо предлогом пойти развлекаться, но это вряд ли.

Завтра Харухиро планировал изучить новый навык, а для этого надо было вернуться в воровскую гильдию. Но хотеть — это одно, а сделать — совсем другое. Получится ли у него в текущем состоянии? Парень особо не верил, что ему удастся добиться какого-то прогресса.

— Впрочем, стоит ли сейчас ломать голову?

Тело казалось непослушным, тяжелым, а еще Харухиро чувствовал голод. Прежде чем заснуть, он подумал, что, наверное, лучше хоть чем-нибудь подкрепиться. Парень рывком поднялся с постели, вложил кинжал в ножны и закрепил сап на поясе.

Соскочив с кровати, Харухиро молниеносно вытянул кинжал, перехватил сап и встал в боевую стойку.

— Слишком медленно…

«Это никуда не годится», — устало подумал вор. Харухиро опять убрал кинжал и сап, а затем снова извлек их, стараясь сделать это быстрее. Он пробовал провернуть это раз за разом, но получалось не так, как нужно.

— Ох… Думаю, на сегодня все. Я слишком тороплюсь…

— Тебе не хватает боевого духа! — снова и снова ругала его учитель Барбара. — Твердости, смелости и силы духа!

«Но я и сам понимаю это. Я хотел бы измениться, но даже если бы получилось, я не смогу вмиг стать совершенно другим человеком. Но я хочу быть другим. Хочу, наверное, измениться в… лучшую сторону? Всегда быть жизнерадостным, например. Надеюсь, что однажды смогу вести людей за собой. Смогу действовать осторожно и в то же время решительно. Таким лидером я хочу стать».

— Я ведь Старый Кот…

У Чоко было прозвище «Нахальная кошка».

Мысль об этом выбила почву из-под ног, ему захотелось сейчас же присесть. Но какой смысл в его слабости? Чоко уже нет. Вполне возможно, их отношения могли однажды наладиться, стать лучше, но теперь надежда на это мертва. Бессмысленно ворошить прошлое, однако Харухиро все равно вспоминал о девушке.

— Хватит, хватит…

Харухиро убрал сап и кинжал. «Еда… еда. Надо поесть. Если я съем что-то вкусное, мне наверняка полегчает».

Вдруг вор понял, что в коридоре кто-то есть.

«Ранта? Нет. Если бы он вернулся, то, скорее всего, сразу зашел бы в комнату. Шихору или Юмэ? Они бы позвали меня, а не топтались снаружи. Думаю, Мэри поступила бы так же. Тогда кто же это? Что-то жутковато. Наверное, лучше лишний раз подстраховаться, чтобы не жалеть потом. Может быть, это грабитель. А может и нет», — перебирал варианты парень.

Применив «Тихую поступь», он подкрался к двери: «И что теперь?»

Решение созрело мгновенно. Сжав в правой руке кинжал, Харухиро левой распахнул дверь. За ней оказался очень высокий парень. Не думая долго, Харухиро зарядил локтем незнакомцу в живот.

— Ах…— задохнулся от боли незваный гость.

Харухиро хотел было зайти парню за спину и приставить кинжал к его шее у затылка, однако...

— А? Ты выжил? — невольно вырвалось из груди вора.

— Уфф-фуф…— отдувался парень, прижав ладонь к животу. Нежданный посетитель скорчил гримасу боли, однако в его чертах Харухиро узнал воина из группы Чоко. Нет, ошибки быть не могло. Это призрак?

Исключено. Парень не походил на призрака, хотя Харухиро был уверен, что тот погиб у крепости Мертвых голов вместе со своей группой. Всех в отряде Чоко вырезали. Видимо, Харухиро все-таки ошибался.

— Уж извини... Да, я выжил, — гость подтвердил догадки вора.

— Нет… это не плохо, но… М-м-м, а остальные…

— Все, кроме меня.

Высокий парень тяжело вздохнул:

— Правда, я подумал, что сейчас и меня прикончат.

— П-просто ты стоял тут. Это показалось мне подозрительным.

— Только поэтому?

— Только поэтому!

— Впредь я буду гора-а-аздо осторожнее.

— Да, думаю, так будет лучше. Ладно, тогда я пойду.

— А? — очнулся высокий парень.

— Э-э? — не понял его Харухиро.

— Есть разговор…

— Ко мне?

— Здесь кроме нас никого нет.

— Да, но… О чем? О чем ты хотел поговорить?

— Ну… о чем же… — высокий парень поскреб затылок. — Хм-м…хотел... посоветоваться?

— Что?

— Нельзя?

— Да нет, просто…

Со стороны разговор напоминал беседу между старшим и младшим товарищами, но Харухиро было практически нечего сказать этому странному воину. Да и не хотелось вору говорить с ним. И в то же время он жалел высокого парня. И было, почему.

Группа Чоко состояла из шести добровольцев, а это значит, что парень потерял в один миг пятерых товарищей. Он остался один на всем белом свете. Но как теперь с ним быть? Харухиро не знал. Этот наемник хотел обсудить что-то с Харухиро, и не похоже, что он искал себе компанию, чтобы повеселиться.

— Ладно, поговорим за едой.

— Пойдет.

— Хорошо. Я угощаю.

Что-то в лице незваного гостя изменилось: он понял, что Харухиро относится к нему покровительственно, и это задело его. Наверное, высокий парень не нуждался в сочувствии и жалости.

Ларьки со съестным выставляли в рабочем квартале, расположенном неподалеку от общежития добровольцев, поэтому двое парней решили поискать подходящее место там. Неподалеку торговали соррузом, но вряд ли Харухиро сможет есть сорруз снова.

На улицах продавали всевозможные блюда, приготовленные из овощей и мяса, которое жарили тут же на вертеле. Глаза разбегались от этого изобилия — хотелось всего и сразу. Харухиро предложил высокому парню взять немного мяса с вертела, и тот согласился. Некоторое время они молча ели, позабыв об отложенной беседе.

— Взять бы еще.... Нет, стоп! Ты вроде как хотел что-то обсудить? — спохватился вор.

— А, точно!

Но разговор по-прежнему не клеился. Харухиро не начинал сам, поскольку парень из группы Чоко казался ему неприветливым. Нельзя сказать, что тот пребывал в дурном настроении, но в его взгляде читалась обида на весь мир. Рост собеседника Харухиро составлял примерно сто девяносто сантиметров, но воин сутулился, поэтому вор не сразу понял, насколько парень высок.

Наконец случайный знакомец заговорил:

— Да, есть кое-что. В смысле, обсудить.

— М?

— Точнее, у меня есть просьба.

— Ко мне? Просьба? Какая?

— Но об этом очень сложно просить.

— Поэтому ты тянул время…

— Точно.

— Просто скажи уже! Какой же ты проблемный…

— Кузаку.

— Это имя?

— Да. Меня так зовут. А тебя, приятель, зовут Харухиро, так?

— Ну… да, верно.

«Пытается говорить на равных? Ну да ладно. Не имеет значения», — отмахнулся вор.

Кузаку, конечно, помладше его будет, точнее, младший товарищ, но что касается опыта добровольцев, то год или два ничего не меняют. В конце концов, если судить чисто по внешности, Харухиро выглядит не таким взрослым, как рослый воин. К тому же, вор не любил формальностей, поэтому решил закрыть глаза на грубость Кузаку.

— Можно просто Харухиро. Итак, что за просьба?

— Это насчет группы.

— Хм. Чьей?

— О вашей… нет, о твоей.

— И?

— Сейчас я один.

— А, вон оно что...

— Я подумал, что, наверное, у меня нет другого выбора, кроме как присоединиться к какой-нибудь группе. Мне ведь нужно как-то жить.

— Если ты ничего не зарабатываешь, то да, другого выхода у тебя нет.

— Однако, есть еще… кое-что. Скорее всего, это неправильно.

— Что же?

— Это как-то легкомысленно. Я лишился пятерых товарищей, из-за чего остался один. Наверное... я не могу присоединиться к незнакомым людям. Как-то так.

— Должно быть, ты не можешь разобраться в собственных чувствах?

— Хм-м… Можно и так сказать. Да. Похоже на то, и в то же время не похоже... Ох… — Кузаку выпятил подбородок, размял челюсть и высунул на мгновение язык. Проделав все это, он заговорил снова. — Все затекло. Устал говорить. Давненько не болтал. Так долго.

Знакомое чувство кольнуло Харухиро.

«Нет. Не выйдет. Сомневаюсь, что я смогу поладить с Кузаку. Почему же? Что-то не дает мне покоя… Точно!» — и перед глазами вора возникла картина из прошлого.

Тогда Кузаку стоял спиной к стене, скрестив клинки с орком. Он пытался уберечь Чоко. И все же не смог защитить ее. Орк сильно ранил Кузаку, а Чоко убили. «Судьбе Кузаку не позавидуешь. Но почему он не защитил Чоко? Теперь он жив, а она — мертва. Как такое возможно?»

На самом деле Харухиро не хотелось так думать о Кузаку. Но он думал. Харухиро злился на высокого парня. И это смутное недовольство было причиной неприязни вора: как Кузаку смеет жить, когда Чоко мертва? Скорее всего, этот человек сделал все возможное и невозможное, чтобы отвратить беду. Вероятно, Кузаку сожалеет о том, что выжил, о смерти товарищей. Больше, чем кто-либо другой. Он попал в безвыходную ситуацию, и нельзя винить Кузаку за то, что он выбрался из нее.

— Чем ты занимался? В смысле, до сегодняшнего дня?

— Осваивал навыки. Были деньги на это. Можно сказать, я получил наследство, — Кузаку задумчиво подергал ухо. Его губы изогнулись в слабой улыбке. — Думал о всяком… после случившегося.

— И теперь ты хочешь вступить в мою группу?

— Если в двух словах, то типа того.

— Ты воин?

— Нет, паладин.

— В моей группе умер воин, Могузо, и теперь нам не хватает танка. Ты хотел стать танком вместо него?

— Настолько далеко я не думал, — фыркнул Кузако. — Не знаю, выйдет ли у меня… Вы ведь все-таки постарше, поопытнее. Я могу не вписаться.

— Нам просто нужен танк. Честно говоря…

Тренировки с учителем Барбарой научили Харухиро принимать решение за один вдох.

«Нам все еще нужен новый танк, верно? Ведь для вступления в группу нет ограничений, не важно, кого искать: воина или паладина», — размышлял вор.

Харухиро вздохнул и покачал головой, отбрасывая эти мысли:

— Но… это ведь только мое мнение, пока рано говорить об этом. К несчастью, ребята еще не пришли в себя. В любом случае, я не могу принять это решение в одиночку. Боюсь, сейчас я не могу дать тебе положительного ответа. Извини.

— А, вон оно что... — Кузаку слегка кивнул. — Понятно.

Даже если Харухиро примет Кузаку, это не значило, что вор избавился от мучительной боли, что поселилась в его груди. Если говорить начистоту, Харухиро предпочитал никогда больше не видеть Кузаку.

Но Могузо больше нет. И его смерть — самый жестокий и беспощадный удар, который когда-либо обрушивался на группу вора.

Примечания

  1. [Assault]

Комментарии