Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 11: Воины границы

Его звали Энтони Джастин. Он был честным человеком и достойным Воином первого полка пограничных войск, взвод Воинов. Будучи незаурядным бойцом да к тому же мастером своего дела, он командовал штурмом главных ворот крепости Мертвых Голов. Энтони поставил на кон честь и доброе имя, решив участвовать в операции «Двухголовый Змей». Пока все шло хорошо: с самого начала он и его солдаты продвигались вперед и только вперед.

Естественно, бойцу с крепким телосложением и навыками Воина самое место в авангарде. Энтони лично вел своих храбрецов к стенам крепости орков. И пусть он поступал по совести, в глубине его сердца таился гнев. Его возмущало, что кое-кто отсиживается, пока идет наступление. Энтони злился на полковника Рена Вотерса.

Энтони считал полковника Рена Вотерса трусливым старикашкой, который и мухи не обидит. Вотерс родом с центральных земель, возможно поэтому и был бесхребетным слизняком. Энтони Джастин считал, что истинный паладин не будет отсиживаться в стороне, а пойдет в авангарде, рискуя жизнью, чтобы защитить братьев по оружию. У паладинов, рожденных у границ королевства людей, есть хотя бы храбрость. А что Вотерс? Жалкое подобие, насмешка над высоким званием паладина.

Старый трус укрылся за щитами паладинов, окружил себя жрецами, и все это в тылу основных войск! И после этого еще мнит себя авторитетом! Идиот. Позор армии, трусливый придурок. Хуже грязи. Как он, будучи потомком известного рода Вотерсов, умудрился не перенять ни одной семейной черты предков-храбрецов? Нет, этому старикашке пора сойти в могилу. Сдохнуть и вечно гореть в аду.

Тем временем генерал Грэхем Ласентора уже должен повести войска на штурм цитадели Стальной Кости, а полковник Ян Латти — подвести под стены крепости Мертвых Голов часть основных сил Алтаны — грозных и искусных в военном деле солдат. Кстати, сам Латти родился и вырос на границе королевства людей и успел заработать репутацию лучшего Воина округи. Получается, Вотерс должен был остаться в Алтане, скрываясь за стенами города, словно недавно вылупившийся цыпленок.

С начала штурма Энтони и его люди громили посты дозорных и лагеря орков, прорываясь сквозь дождь из стрел, пока не оказались у стен крепости. Теперь же взвод воинов пытался пробиться сквозь ворота, используя тараны, в то время как Вотерс наблюдал за битвой с безопасного расстояния. Все, что сделал мерзкий старикашка, так это крикнул своим солдатам «вперед!» Даже шестилетний пацан справится с такой нехитрой задачей!

В пограничные войска Алтаны зачастую вступают местные — выносливые люди со стальным характером, воспитанные в духе патриотизма. Они презирают бесхребетных трусов с центральных земель, поскольку думают, что те только и умеют нести высокопарную чушь и хвастать почем зря, а вот с мечом обращаться не способны, даже если на кону стоит их собственная жизнь. Что ж, такие ничтожества заслуживают презрения. Местные правы, когда желчно отзываются о них.

Когда солдатам объявили, что Рен Вотерс назначен главнокомандующим штурма крепости Мертвых Голов, они зароптали. Мораль упала. Ничего удивительного: такое назначение — все равно что сыпать соль на рану. Никто из добровольцев и регулярных войск и так не рвался штурмовать крепость Мертвых Голов, где победа была делом решенным, а сама затея выглядела как повод повод добавить очередное перо на фуражку Рена Вотерса. Интерес представляла лишь цитадель Стальной Кости. Конечно, свой долг войска выполнят и захватят орочью крепость… О поражении даже не заикались.

К черту Рена Вотерса! Гори он в аду! Вот что значит влияние семьи! Тут и говорить не о чем. Для такой должности старик никак не отличился. Ничего для военной карьеры не делал. Его просто назначили сверху. Так все и было.

Поговаривают, что генералу Грэхему Ласенторе, живому символу храбрости пограничных войск, в этом году исполнится сорок шесть лет. Он достаточно молод и перспективен, командование столицы присматривается к нему довольно-таки давно. Ласенторе предлагали должность повыше уже трижды, но тот лишь отмахивался. Ему прочили назначение в центральные земли каждый божий день, и все только ждали, когда выйдет приказ. В связи с этим ходили слухи, что место Ласенторы займет Рен Вотерс.

Ласенторе служили трое полковников: единомышленник Джоруд Хорн, Ян Латти и дерьмоголовый Рен Вотерс. Логично предположить, что место Ласенторы должен занять его ближайший друг и доверенное лицо, то есть Джоруд Хорн, однако в действительности тот, скорее всего, отправится в столицу вместе с Ласенторой.

На очереди Ян Латти, кстати сказать, человек высоких талантов, не чета Вотерсу, но ушлый старик уже наверняка воспользовался влиянием семьи, так что генерала, скорее всего, дадут ему. С другой стороны, дерьмоголовый и сам рвался на материк, поближе к цивилизации. Что ж, скатертью дорога! Только побыстрей! Дерьмоголовые должны жить в мире дерьмоголовых, раз уж выползли оттуда.

Сам Энтони никогда не бывал в землях, раскинувшихся по другую сторону гор Небесного Дракона, хотя представлял, что там расположены десятки, если не сотни, городов людей. В тех краях поля и луга тянутся до самого горизонта, сколько хватает глаз, и скот тихо и мирно пасется там.

Конечно, за горами на юге тоже обитали дикие племена, войска Аравакии так и не сумели уничтожить их полностью, однако угрозу дикари не представляли. Набеги и стычки случались нечасто, поэтому смерть солдата в этих землях была редкостью. В основном дикие племена соперничали друг с другом, и порой королевская власть вмешивалась в их дела, чтобы примирить их, как мудрый и милосердный отец вмешивается в ссору сыновей.

Стоит добавить, что промышленность королевства необычайно развита, здесь достаточно любителей ремесла, искусства и всевозможных развлечений. Похоже, люди в этих краях живут благодатью Люменеса, то есть искренне наслаждаются благами своего мира. Народ зажиточен и счастлив. Пусть и в Алтане, и в центральных землях ходит одна и та же монета (валюту чеканит монетный двор столицы), но то, что на границе стоит золотой, на столичном рынке — десять серебряников. Торговля так развита, что на прилавках можно найти все, что угодно. Цены низкие, поэтому попрошайки легко находят средства на еду и одежду. Жалкие нищие живут гораздо лучше любого солдата на границе.

Дерьмоголовые. Все они, черт их дери, дерьмоголовые!

Интересно, а хоть один дерьмоголовый задумывался о том, кто обеспечил им счастливую дерьмоголовую жизнь? За нее заплатили кровью простые солдаты, подобные Энтони. Если Алтана падет, остальным точно придется несладко. Когда легионы орков и нежити разыщут подземные тоннели, которые тянутся под горами Небесного Дракона — всего лишь вопрос времени. А когда разыщут, заполонят земли королевства. Пока вторжения такого масштаба не случались, но угроза всегда остается угрозой.

Благополучие королевства стоит на костях простых людей, таких как Энтони. Все равно что строить замок в зыбучих песках.

Людям, похожим на Энтони, плевать на рассказы о сказочных богатствах столицы, плевать, что те земли — рай земной. Для него те края всегда были и остаются навозной кучей. Честно говоря, Энтони Джастин предпочел бы пойти войной на столицу, чтобы разграбить ее подчистую, чем сражаться с тьмой орков и нежити. Однако у него нет на это права. Но есть долг, который требует защищать богатства королевства людей. Долг он выполнит, а людишки центральных земель продолжат копить добро. Но раз столица обязана благосостоянием Энтони и другим солдатам, тогда, получается, богатства по факту принадлежат пограничным войскам. Энтони и не думал преувеличивать, рассуждая в таком ключе.

Впрочем, как ни крути, но Энтони денежки дерьмоголовых не присвоит. И дело не в том, что отбирать у своих неразумно, просто ему хватает воинской чести, чтобы не поступать так. Как бы ни были хороши вино, вкусная еда и женщины, но истинный дом настоящего мужчины — поле боя. И настоящие мужчины сражаются здесь, на границе.

— Умри, Рен Вотерс! — гремел Энтони, обращая проклятия в боевой клич.

Солдаты с тараном откликнулись все как один. Их голоса, их насмешки сливались в громоподобный рев: «Чтоб тебе провалиться, Рен Вотерс!» — «Умри, дерьмоголовый Вотерс!»

Если до Вотерса дойдут эти крики, у кого-то точно будут проблемы. Но Энтони было плевать на последствия. Задачу он выполнит, поскольку речь идет о священном воинском долге. На кону его, Энтони, честь.

— Три, два, один, ВЗЯЛИ! — рявкнул Энтони, взмахнув мечом. — Три…

Крикам людей вторил зубодробительный рев орков, готовый расколоть само небо. Чертовы зеленокожие! С боевым кличем они прыгали прямо со стен в самое пекло. Южную стену возвели высотой в семь с половиной метров, то есть до земли остается порядочно. Но орки сигали вниз без всяких колебаний, давя солдат массивными ступнями.

Дермоголовые вояки с материка зачастую относятся к вражеским расам с пренебрежением, недооценивая их потенциал. Другое дело Энтони и подобные ему: они никогда не позволяли себе такой чудовищной ошибки. Энтони опасался орков, поскольку те были смелыми до дерзости, а в физической силе и стойкости превосходили многих людей. Так в один миг с десяток, нет, два десятка воинов авангарда разлетелись в стороны, когда очередной орк бросился вниз. Тела жертв свалились в середину строя, сбивая с ног товарищей.

Все это случилось в одно мгновение. Раз — и солдаты у тарана мертвы, попадали с отвисшей челюстью. Все мертвецы — ветераны, не склонные беспечно глазеть по сторонам, и все же внезапная атака стала причиной их смерти. Нет, Энтони больше не позволит оркам застать их врасплох.

Главные ворота по-прежнему закрыты, прыгнувшим на головы людей оркам некуда отступать. Они — самоубийцы, призванные сражаться до тех пор, пока не падет последний орк. Зеленокожие отчаялись, да так, что не боялись смерти! Если подумать, войска Алтаны штурмовали крепость именно потому, что командование полностью уверено в победе. Другой исход просто немыслим. Все знали этот факт. Но орки все равно не собирались сдаваться без боя и умирать безропотно. Их воля к борьбе совершенно иной природы, чем у людей, а мораль достаточно высока.

— Спокойно, люди! Спокойно! — кричал солдатам Энтони.

Сам он скрестил клинки с орком, поджидая шанс применить «Вихрь»*. Но зеленокожий видел его насквозь и давил на Энтони всей своей силой, не позволяя вражескому клинку приблизиться ни на дюйм. Собравшись, орк отскочил назад и ушел из зоны атаки человека.

— Окружить их! Нас больше, берем их в кольцо! — гаркнул Энтони.

Его люди сразу же среагировали на приказ, в то время как остальные встали столбом, во все глаза пялясь на командира. Они растерялись, нет, это был ступор. Попробуй они и пальцем пошевелить — ничего не выйдет! Со стен опять посыпались стрелы, сея хаос в рядах войск Алтаны. Паника шла все дальше и дальше, поражая солдат пачками.

— Мы должны отступить! — закричал один из солдат.

— Не будь дураком! — яростно осадил того Энтони, продолжая отбиваться от орка-самоубийцы. — На кону наша честь! Во всем виноват дерьмоголовый Рен Вотерс, но у нас нет выбора! Мы прикроем его стыдливую задницу! Поднимайтесь, воины границы! За мной! За мной! Мы прорвемся через ворота!

Примечания

  1. [Spiral Slash]

Комментарии