Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: Талант, положение в обществе и легкая горечь

— Ранта! Не забегай вперед! — крикнул Харухиро, подбираясь к старшему кобольду, с которым сражался Могузо, со спины. Вор искал брешь в защите врага, чтобы нанести удар и прикончить монстра.

Это было несложно, ведь у существа хватало уязвимых мест, и, если постараться, убить его не составит труда. «Там! Снова!» — некоторое время Харухиро наблюдал за движениями хвоста старшего кобольда, пока не понял их последовательность.

Если Могузо атакует согласно «плану А», тогда кобольд ответит по «плану Б», затем использует «план В». Если не «В», тогда наверняка «Г». Сейчас Харухиро мог предугадать поведение врага. Он знал, что теперь способен убить кобольда с помощью «Удара в спину»* или «Паука»*.

Но вор медлил. Ему не хотелось нападать и убивать кобольда просто так, уж слишком просто. Харухиро ждал…

Он ждал, когда перед его взором возникнет «линия». Путеводная нить, нечеткая сияющая траектория. Он страстно хотел увидеть ее снова. Барбара, его наставница в Гильдии Воров, однажды сказала ему: «Эту «линию», которую ты заметил, вернее, почувствовал, другие видят пару раз от силы, когда накапливается достаточно опыта».

Она добавила еще кое-что: «Вряд ли получится вызвать ее простой концентрацией или чем-то подобным». Хоть Барбара и уточнила, что это не плохой знак, она предупредила ученика: «Только не морочь себе голову. Ничего особенного в этом нет».

Наставница сказала, что другие воры видят эту траекторию пару раз в жизни, когда наберутся опыта. Но Харухиро мог поклясться, что видит «линию» гораздо чаще. В последний раз этот спасительный путь явился ему в схватке с Пятнами Смерти. Если бы не линия, не было бы и шанса убить босса-кобольда.

Расправившись с Харухиро, Пятна Смерти погнался бы за остальными. Кто знает, что бы случилось тогда? Он мог перебить всю группу. Но сияющий путь спас Харухиро, а вместе с ним и остальных.

Однако появление «линии» — чистая случайность. Сказочный подарок судьбы. В тот момент сияющий луч просто возник перед ним. Харухиро повезло, и без этой удачи все бы погибли.

Правда, вор никак не мог смириться с тем, что их спас случай. На самом деле парень не понимал, что хочет сказать этим, и до конца не осознавал, что произошло в Шахте Сирен. Лишь одно Харухиро знал наверняка: он хотел видеть сияющий путь, и тот возник перед его глазами. Теперь же ему хотелось вызывать линию по мановению руки, если такое возможно. Вот бы она появлялась всякий раз, когда ему понадобится помощь! Тогда он станет... непобедимым?

Не то, чтобы Харухиро толкали вперед какие-либо амбиции, желание стать богоподобным или еще что, просто ему хотелось быть чуть сильнее. Он хотел владеть мощью, способной переломить ход сражения, когда это особенно нужно.

— СПАСИБО! — взревел Могузо и обрушил на кобольда меч. Это был завершающий, смертельный удар.

«Линия… ну же, появляйся! Ну же! Появляйся, линия!» — в то время умолял Харухиро, поторапливая себя, но вор не успел: двуручник Могузо рассек монстра от плеча до бедра. В одном сокрушительном ударе сошлись и невероятная мощь техники «Яростный выпад»*, и природная сила мечника.

Клинок Могузо вошел на полметра в плечо старшего кобольда, расколов кольчужный доспех, будто того вовсе не существовало. А все-таки этот парень силен, невероятно развит физически! Хотя это не просто крепость мышц, но и качество его нового меча, Чоппера.

Недавно все в группе Харухиро наперебой предлагали имя для нового двуручника Могузо, но, в конце концов, сошлись на варианте Ранты — Чоппере. Сам меч был около ста двадцати сантиметров в длину и отличался невероятно широким лезвием. Кроме того, у него было что-то наподобие гарды, и все же он больше походил на мясницкий тесак, чем на обычный двуручный меч.

Раньше это грозное оружие принадлежало Пятнам Смерти, однако новый хозяин орудовал им ничуть не хуже.

Зарычав, Могузо толкнул старшего кобольда ногой, повалил на землю, а затем опустил Чоппер на его мохнатую голову. Череп кобольда треснул словно яичная скорлупа.

— СЛЕДУЮЩИЙ! — рявкнул Могузо.

«Черт! Удивителен и крут!» — промелькнуло в голове Харухиро.

— Хару! — окликнула вора Мэри: пока остальные сражались, он просто глазел на Могузо и восхищался его силой.

— Эм… д-да? — помедлив, ответил Харухиро.

— Какого черта ты творишь?! — ругнулся Ранта.

Темный рыцарь был последним человеком, от которого хотелось получить взбучку, но Харухиро пришлось признать, что Ранта прав: вор действительно забыл о бое, витая где-то в облаках.

В последнее время ребята охотились на старших кобольдов на третьем уровне Шахт Сирен. Большая часть талисманов, полученных от этих монстров, приносила хорошие деньги. После того как Харухиро победил Пятна Смерти, третий страт стал куда безопаснее. Теперь охота давала стабильный заработок.

Правда, нельзя сказать, что они совсем не рисковали. Харухиро и остальные по-прежнему находились на вражеской территории, и они заплатят высокую цену, если будут вести себя слишком самонадеянно и беспечно.

Когда Могузо прикончил старшего кобольда-рабочего, осталось еще двое. Ранта сражался с «Кобольдом А», пока Мэри и Юмэ брали в кольцо «Кобольда Б».

Неожиданно показался еще один кобольд, старшина рабочих. Он вел за собой трех поросят… Нет, еще трех рабочих! И те, заметив людей, бросились в атаку. Это случилось, когда Харухиро совсем расслабился, подумав, что бой будет простым, поскольку самого опасного кобольда устранил Могузо… Но законы этого мира как всегда идут вразрез с планами людей.

— Шестеро! — завопил вор, закончив считать кобольдов. В тот же миг Могузо с криком «СПАСИБО!» обрушил клинок на противника Мэри и Юмэ, «Кобольда Б».

— А, теперь пятеро! — поправил себя Харухиро.

— Получи! — Ранта скрестил клинки с «Кобольдом А» и с силой оттолкнул монстра.

Он использовал недавно изученную технику темных рыцарей, «Отторжение»*, которая позволяла давить на противника, оттесняя его на край поля боя. Но это было уловкой: через некоторое время рыцарь Тьмы мог разорвать дистанцию, отскочив назад, чтобы приготовиться для новой непредсказуемой атаки. Сам прием не был броским, но Ранта любил разыгрывать из любой мелочи целое представление, преувеличивая собственную значимость и силу.

И все же Харухиро признавал, что у «Отторжения» есть неплохой потенциал для комбинации с приемами других членов группы.

— Выпад гнева!*

Секунду назад Ранта находился вне зоны атаки, а спустя еще одну оказался совсем рядом с «Кобольдом А», рывком вонзив меч в горло монстра. Стремительный удар, несущий мгновенную смерть. Пришлось Харухиро признать, пусть и неохотно, что в этот момент Ранта выглядел по-настоящему круто.

Вора впечатляли не только боевые техники адептов Скаллхейла, но и новенький шлем-бацинет Ранты, купленный совсем недавно. Старый ведроподобный никуда не годился: слишком много повреждений, которые не подлежали ремонту. Бацинет же оказался поддержанным шлемом с двумя креплениями для забрала, которое полностью закрывало лицо, защищая его от ударов. Кроме того, шлем был окрашен в черный, и Ранта как всегда сморозил какую-то чепуху насчет того, что такой красавец сделает его похожим на настоящего рыцаря Тьмы.

— Эм-м… осталось четверо! — предупредил ребят Харухиро, который чувствовал себя растерянным, отдавая им приказы. Но ничего не поделаешь, он все-таки лидер. — Могузо, на тебе старший! Ранта, прикончи одного из рабочих, и побыстрее! Я и Юмэ берем остальных!

Могузо набросился на старшего кобольда с воплем. Едва их клинки скрестились, зазвенев, как мечник применил «Вихрь»*, отбрасывая и тесня противника.

— Удар ненависти! — заорал Ранта и прыгнул на «Кобольда В». Тот отразил атаку, но это не смутило темного рыцаря: он продолжал давить, обрушивая на врага шквал ударов.

В свою очередь Юмэ пошла на «Кобольда Г» в лоб, и когда он отбился от ее атаки взмахом лопаты, охотница перекатилась, припав к земле, уклоняясь от удара железного полотна. Ее новое умение, «Лисий прыжок»*, было разработано специально для кукри, но, честно говоря, Харухиро не понимал почему, ведь для приема не требовалось размахивать ножом. Таким образом Юмэ смогла снова подобраться к обескураженному «Кобольду Г» и наказать его с помощью «Сметающего»* и «Крестового удара»*, заставив того отступить.

— Воу! — невольно вырвалось из груди Харухиро.

Он был удивлен прытью охотницы, ведь для него как представителя класса Вор сражаться с противником один-на-один — дело нелегкое. «Кобольд Д» преследовал Харухиро, размахивая лопатой, пока парень пытался отражать его атаки с помощью «Скользящего удара»*. Почему пытался? Лопаты кобольдов были тяжелым, но эффективным оружием, поскольку целиком состояли из металла: ими добывали руду в Шахтах Сирен.

Конечно, «Скользящий удар» как защитный навык должен был помочь Харухиро, но вор больше ждал возможности использовать его атакующий потенциал — прорваться сквозь оборону противника.

Это удалось, когда «Кобольд Д» опустил лопату, закончив широкий взмах по дуге. Харухиро не стал блокировать атаку ножом, а вместо этого просто уклонился. «Кобольд Д» мгновенно почуял опасность, поднял лопату и принялся теснить вора чуть менее размашистыми движениями, полагаясь больше на скорость, чем на силу.

«Сейчас!» — улучив момент, Харухиро отразил атаку кобольда-рабочего привычным «Скользящим ударом», но в этот раз парень вложил в прием силу, чтобы сместить лопату в сторону. Кобольд открылся, можно было нападать.

Тогда Харухиро шагнул к нему и заломил правую лапу монстра, перехватив ее левой рукой и правым предплечьем. «Кобольд Д» заскулил, когда вор обездвижил его, нажав на локтевой сустав, а затем Харухиро сделал подсечку и опрокинул врага на землю.

Так он впервые опробовал новую технику, «Захват»*, которой его обучила, точнее, которую в него вдолбила наставница Барбара. В этот раз Харухиро был в отличной форме, поэтому превосходно исполнил прием, хотя умение и не считалось особо броским.

Пока «Кобольд Д» корчился на земле, вор подскочил к нему и точно зарядил ногой в челюсть. Голова кобольда похожа на собачью: челюсти сжимаются плотно, поэтому раны от укусов глубокие, но череп сам по себе хрупкий. Кроме того, слабые челюстные суставы делают кобольдов легкой мишенью, особенно если прицельно попасть по ним. От удара «Кобольд Д» почти отключился.

— Оом, рел, ект, прам, дарс! — крикнула Шихору.

Теневой элементаль, похожий на прозрачное черное полотно или морские водоросли, оторвался от посоха волшебницы и, словно снаряд, пролетел по узкой спирали, рассекая воздух.

— Юмэ, берегись! — успела предупредить охотницу Шихору.

Вскрикнув, Юмэ пригнулась. Как раз вовремя: теневой элементаль просвистел над ее головой, ударил «Кобольда Г» прямо в морду и начал просачиваться в его череп через уши, рот и нос: спустя мгновение тело зверя одеревенело.

Новое заклинание Шихору, «Запутанные тени»*, способно в буквальном смысле проникать в голову врагов, сбивая их с толку. Волшебница остановила свой выбор на нем, поскольку хотела научиться атаковать. Кроме того, в отличие от «Призрачного сна»*, магия срабатывала даже на осторожных врагах, а также на тех, кому хватало воли противостоять теневым чарам. Такая тактика вполне в духе Шихору, а заклинание оказалось невероятно полезным в бою.

Юмэ чуть подождала, пока растерянный «Кобольда Г» отбросит лопату, а затем яростно атаковала его, размахивая кукри и подбадривая себя криками. Когда противник очухался, было уже поздно: Юмэ так изрезала его, что кобольд не мог даже защищаться.

— АРГХ! — с яростным воплем Ранта прикончил «Кобольда Г», скомбинировав «Отторжение» и «Выпад гнева».

Где-то неподалеку зло ворчал Могузо, и Харухиро с удивлением понял, что старший кобольд был не по зубам мечнику. «Нет, не в этом дело», — успокоил себя лидер. И в тот же миг старший кобольд нашел брешь в обороне Могузо и попытался отрубить ему левую руку. На самом деле, грузный парень позволил противнику достать его. И на то были причины.

С некоторых пор Могузо сменил экипировку, в частности, в его облачении появилась латная юбка, «фолдз», которая отлично защищала от ударов торс и бедра. Кроме того, мечник получил стальные наручи, хоть и поношенные, но подогнанные бронником под его, Могузо, нужды. Ко всему прочему парень освоил новую технику, которая отражала большую часть ударов — «Стальной отпор»*, и она отлично усилила защитные характеристики тяжелой брони Могузо. Как это работало? Харухиро не знал, поскольку не был посвящен в секреты Гильдии Воинов, но догадывался, что это умение связано с магической энергией, которая укрепляла доспехи, отражая физический урон. Из-за «Стального отпора» меч старшего кобольда не навредил Могузо, а лишь отскочил от его руки с громким лязгом.

Но если группе потребуется дополнительная защита, Мэри наложит на всех заклинание «Оберег Света», которое повышает на некоторое время физическую стойкость, сопротивление эффектам и увеличивает регенерацию тела. Эта магия напрямую связана с силой Владыки Люменеса, божества Света: именно его знак в виде гексаграммы парил над левым запястьем воина, на которого накладывался «Оберег Света». Мэри рассказала остальным, что заклинание может одновременно охватить шестерых членов группы, а его действие не превышает тридцати минут. Харухиро по-своему чувствовал целебный эффект печати: вору казалось, что его тело становится заметно легче, что позволяло парню двигаться гораздо быстрее, а, значит, сражаться эффективнее.

Возможно именно «Оберег Света» позволил Могузо прикончить старшего кобольда одним неуловимым движением.

— СПАСИБО!!! — гаркнул мечник, прежде чем опустить на врага свой двуручник.

Последний удар был воплощением техники «Яростный выпад». Могузо привык использовать его в качестве завершающего удара, и со временем это умение переросло в стабильно мощный и безотказно действующий прием. «Яростный выпад» обрушился на ключицу потерявшего равновесие кобольда, разрубив его надвое, как и первого старшину-рабочего.

И вид, и боевой стиль Могузо выглядели достойно, ведь мечник, в отличие от Ранты, никогда не суетился, не прибегал к сомнительным уловкам и дешевым трюкам, просто чтобы покрасоваться. Могузо был прост, и это было его лучшей стороной как в бою, так и в жизни. Придерживаясь базовых техник Гильдии Воинов, парень довел искусство владения мечом до совершенства и, сочетая средние по мощи и эффектам приемы, он создал собственный уникальный стиль.

Возможно, Харухиро слегка переоценил боевые навыки товарища, и все же он знал твердо, что «Яростный выпад» в исполнении Могузо перестал быть средней, даже заурядной техникой, а стал разрушительной силой, разящей противников наповал. Разумеется, эффективность любого боевого приема зависит от физической силы воина, использующего его, а также от профессионализма, экипировки и многих других факторов. Но из всех условий в бою именно выбор времени был ключевым. И Могузо отлично справлялся с этим, что делало его «Яростный выпад» по-настоящему смертоносным.

Мечник использовал этот прием всегда, стоило ему или остальным найти брешь в обороне врага. Поэтому Харухиро частенько охватывал неописуемый восторг всякий раз, когда Могузо, безошибочно угадывая момент, сбивал «Яростным выпадом» противника с ног. Тогда вору хотелось аплодировать товарищу стоя…

Так было и в этой стычке, и на секунду лидер группы задумался, а что ему мешает повосхищаться Могузо?

Ранта, как и ожидал Харухиро, зашел за спину «Кобольда Г», которого до этого осаждала Юмэ. Охотница не успела: пока она бежала к противнику, Ранта одним резким выпадом прикончил зверя.

— Ха-ха-ха! ДА-А-А-А-А-А! Я получил свой вайс! — победоносно объявил Ранта.

— Глупый Ранта! — возмутилась охотница. — Юмэ хотела все сделать сама!

— Что такое? Ты собиралась зарезать его собственными руками? Мисс Стиральная Доска рыщет повсюду, словно дикий зверь, чуя кровь?! Ха! Хочешь в ряды верных слуг Владыки Скаллхейла? — дразнил девушку темный рыцарь.

— Ни за что! — вскричала та. — Юмэ — Охотник, Юмэ любит Белую Богиню Элдритч! Юмэ просто подумала, что если будет сражается с бедным коби один в один, то увидит его достойную смерть! И не зови Юмэ плоской!

— Юмэ, правильно будет «один на один»… — мягко поправил ее Харухиро, поскольку не мог промолчать, но, как и ожидалось, охотница его просто проигнорировала.

— Плоскогрудая значит плоскогрудая! Если ты хочешь, чтобы я перестал тебя так называть, то увеличь ее! — парировал Ранта.

— Юмэ не знает, как увеличить грудь! — серьезно возразила девушка.

— Делай так! — и темный рыцарь повернулся к ней боком для лучшей наглядности, чтобы показать, как надо массировать груди.

— Извращенец! — задохнулась от возмущения Шихору, буравя Ранту яростным взглядом. Мэри же тяжко вздохнула и чуть слышно пробормотала:

— Презренный человек.

— Я лучший! — рассвирепел Ранта, да так, что вены на его висках вздулись. — Лучший извращенец на свете! Самый презренный человек на земле! Ну же! Что еще скажете? Плевать на все! Я стану королем презренных извращенцев!

— Хм… — задумалась Юмэ, ее ладони легли на грудь, и девушка принялась ласкать себя неуверенными движениями, подражая Ранте. — Она и вправду станет больше? Почему Юмэ ничего не чувствует? Не работает? Или все не так просто, как кажется?

Заметив действия охотницы, Могузо поперхнулся, а Шихору резво подскочила к подруге, чтобы перехватить ее руки:

— Ю-юмэ… это не то, что можно делать перед другими людьми!

— Ой, тогда это сработает, если я поделаю так одна? — удивилась та.

— Эм, нет… Не думаю, что это поможет… — смутилась Шихору.

Ранта осклабился:

— Да какая разница? Жамкай дальше! Они все равно такие крошечные, что никто и не заметит!

— Ранта — дурак! — обиженно крикнула Юмэ.

— Я не дурак! Забыла? Я — Презреннейший Король Извращенцев! Это мой недавно провозглашенный титул, и не смей забывать о нем, иначе пожалеешь! А теперь склонись пред моей чудовищной извращенностью!

— Хватит говорить о своей извращенности так, будто ты этим гордишься, — попытался унять товарища Харухиро, обыскивая трупы кобольдов.

Закончив с этим, ребята поняли, что ничего из оружия и скудной экипировки, полученной во время охоты, не продать, лишь талисманы. Когда Харухиро присел рядом с телом убитого кобольда-рабочего и принялся осторожно вынимать серьгу-талисман из его носа, внезапно подскочил Ранта и одним движением вырвал золотое кольцо, перехватывая у лидера добычу.

В тот момент Харухиро испытал странное чувство гадливости: его раздражала грубость Ранты к мертвецам, смахивающая на издевательство. И эта черта в характере темного рыцаря была не единственной вещью, которая отталкивала Харухиро. На самом деле, почти во всем этот парень был невыносимым.

— Что? — Ранта дерзко взглянул на Харухиро. — Хочешь что-то сказать?

— Не совсем, — уклончиво ответил лидер.

— Тогда скажу я.

— Что?

— Харухиро, — Ранта подбросил кольцо-талисман большим пальцем и тут же поймал его, сжав в кулаке. — Поменьше думай о всяком.

— Поменьше? — переспросил Харухиро. — Что бы это значило?

— Ты ведь вообразил, что сделался каким-то героем, так? — похоже, Ранта обвинял его в чем-то.

— Героем? — не понял вор.

Только тупице-Ранте могло прийти такое в голову! Вот что подумал Харухиро, разозлившись на слова темного рыцаря. Несмотря на первые эмоции, вор молчал: слова застревали в горле, не выходя наружу. «Значит, герой, да?» — зло повторил про себя Харухиро: он никогда не тешил себя мыслями о подвигах, он даже не мечтал стать таким. Ни тени мысли об этом, но...

— Тогда ты двигался... — начал Ранта тихим голосом, чтобы их никто не услышал, — странно. Не как всегда.

Почему именно Ранта заметил это? Он же не отличается проницательностью!

— Быть того не может. Все как обычно! — запротестовал Харухиро.

— Нет. Ты вел себя странно, — с нажимом повторил темный рыцарь. — Твой шаг будто замедлился, гораздо медленнее обычного. Нет, не в скорости дело… Ты ведь пытался… сделать кое-что. Прикончить его одним ударом.

Плечи Харухиро дрогнули, но вор промолчал. Он всеми силами старался сохранить на лице нейтральное выражение, но лидер чувствовал, что его прошиб пот. Ранта прав. Но как он догадался?

— Ты не настоящий герой, Харухиро, — повторил Ранта. — Понял? Знай пределы своих сил.

И он с сочувствием похлопал вора по плечу. Харухиро отчаянно хотелось ответить ему увесистым тумаком, но парень сдержался. Что ни скажи темному рыцарю, тот даже не почешется.

«Поймешь ли ты меня, Ранта? Когда-нибудь?»

Нет, он не поймет. Он никогда не осознает, что приходится переживать Харухиро. В схватке с боссом кобольдов лидер практически отдал жизнь, обменяв ее на спасение группы. Им повезло: они до сих пор живы, даже удалось завалить Пятна Смерти, и все закончилось хорошо. Просто замечательно. Но так сложилось только потому, что им улыбнулась госпожа Удача.

Харухиро не справился бы, не появись сияющая линия, траектория, направившая его руку. Вор понимал, что мог бы оставить мысли об этом и просто наслаждаться подарком судьбы… Но как быть в следующий раз? Что, если они попадут в безвыходную ситуацию снова? Опять верить, что им повезет?

Нет, это не выход. Тогда что ему делать?

Варианта всего два. Первый: избегать критических ситуаций, рассчитывая собственные силы. Они так и делают, и Харухиро как лидер прикладывает все усилия, чтобы охота его группы была безопасной. Второй: обратить случай в закономерность, то есть Харухиро нужно научиться видеть линию по желанию. Постоянно.

Сказать просто, но сделать… Наставница Барбара уже объяснила ему: «Иногда траектория появляется, иногда — нет. Вряд ли получится вызвать ее простой концентрацией или чем-то подобным».

Все-таки это явление ненадежно, и рассчитывать на сияющий путь — слишком рисковое, ошибочное решение. И Харухиро отлично понимал мудрость советов наставницы.

И все же сама возможность управлять сияющей линией искушала его. Если у него получится призывать ее всякий раз, по мановению руки, это бы означало, что он, Харухиро, прирожденный воин. Талантливый боец.

«Разве не здорово?» — спросил он самого себя.

— Хару? — прервала мысли вора Мэри.

Харухиро даже не заметил, как она подошла к нему и присела рядом.

— Эм-м… что-то не так? — спросил жрицу лидер.

— Я сама хотела задать этот вопрос, — сказала Мэри с легкой улыбкой. — Что у тебя на уме?

— Нет… ничего… Совсем ничего... — соврал Харухиро.

Если бы сейчас они сидели где-нибудь снаружи, одни, а не на третьем уровне Шахт Сирен, Харухиро, возможно, поделился бы своим беспокойством с Мэри. А может, промолчал бы, зависит от обстоятельств.

— Я в порядке, — настойчиво повторил он, пытаясь успокоить жрицу.

— В самом деле? Как скажешь, — но Мэри не поверила его словам.

Харухиро знал это по выражению ее лица. И то, что он увидел, заставило вора ощутить тупую боль в груди. Будто он сделал что-то ужасное, непоправимое.

«Это… совершенно несправедливо...»

Примечания

  1. [Backstab]
  2. [Widowmaker]
  3. [Rage Cleave]
  4. [Expel Frenzy]
  5. [Anger thrust]
  6. [Spiral Slash]
  7. [Fox Vault]
  8. [Sweeping Slash]
  9. [Cross Cut]
  10. [Swat]
  11. [Arrest]
  12. [Shadow Complex]
  13. [Phantom Sleep]
  14. [Steel Guard]

Комментарии