Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8: Схватив недосягаемое

После безопасного — или, скорее, небезопасного — изучения техники [Widow Maker], Харухиро и остальные продолжили свою рутину в Шахтах Сирен.

Ранта изучил заклинание Рыцарей Страха [Dark Terror]*, которое вселяет ужас Темного Бога Скалхейла во врагов, и нарушает их рациональное мышление. Учитывая, как оно действует, техника кажется полезной… если Ранта будет в состоянии правильно ее использовать.

Могзо вернулся с двойной техникой [Forward Thrust]* и [Reverse Thrust]*. [Forward Thrust] — одноручное протыкание с довольно большим вылетом, в то время как [Reverse Thrust] — протыкание, используемое во время отступления. Это менее причудливая версия приманивающего и запутывающего навыков [Proper Leap] и [Juke Stab].

Шихору изучила заклинание [Shadow Bind]*. Теневой элементаль размещается на земле, обездвиживая врагов, наступивших на него. Однако у него есть ограничение: только один элементаль можно поместить за раз, сильные противники могут выбраться из ловушки, и ловушка действует только 25 секунд. Но, как и [Phantom Sleep], боевые навыки врагов никак не влияют на длительность заклинания. Это скорее заклинание поддержки, чем атакующий навык, но это заклинание соответствует личности Шихору.

Юме вернулась с [Star Pierce]*. Она так много практиковала навык метания ножей с разными видами оружия, что она стала довольно хороша в этом. Она даже купила себе небольшой набор метательных ножей — ну, не совсем сама, как она сказала:

— Юме не знала, какой нож выбрать, поэтому наставник Юме пошел вместе с Юме за покупками, и сказал Юме, что лучше этот, этот или этот. И он купил Юме один из них, что сделало Юме оооооочень счастливой! Конечно, Юме купила несколько на свои собственные деньги…

Похоже, наставнику Юме из Гильдии Охотников она нравится, и Харухиро не мог винить его за это.

Мэри вернулась с заклинанием света [Light of Judgement]*, атакующим заклинанием, которое использует силу Бога Света Люминоса, чтобы наказать врагов. Дальность атаки была короткой, урон слабым, но оно заставляло тело целей онеметь и двигаться медленнее на некоторое время. Наверно, Мэри не собиралась напрямую участвовать в бою с этой техникой, а поддерживать Могзо и других членов группы на передовой.

С всеми новыми навыками, боеспособность команды улучшилась. Сила нового заклинания Шихору [Shadow Bind] являлась особо важным дополнением.

— Шихору, это удивительно! Ты остановила старшего на месте! — прокричал Харухиро.

Они находились на третьем страте Шахт Сирен, когда столкнулись с группой кобольдов под руководством сурового старшего рабочего, который предпочитал стоять позади и отдавать приказы, а не сражаться на передовой. Заклинание Шихору [Shadow Bind] заставило его остаться на месте. Хоть и сковали только его движение, он мог продолжать отдавать приказы подчиненным, но, кажется, старший запаниковал.

— Сейчас! Прикончим подчиненных! — прокричал Харухиро.

Однако Ранте, которому не нужно было говорить или обращать внимание на то, что ему сказали, выдвинул левую руку, надвигаясь на Подчиненного А.

— Идет Рыцарь Страха! За Скалхейла! Дрожите от страха, неверующие! [Dark Terror]!

Пурпурный туман окутал Подчиненного А, входя в его тело через нос и рот. Кобольд издал короткий вой и дико прыгнул на Ранту.

— Чт…! — Ранта незамедлительно заблокировал лезвие кобольда своим длинным мечом, но кобольд не остановился. Он начал серию атак в пустоту без какого-либо здравого смысла.

— Какого…! Почему…?! Какого черта…?! — прокричал он, отражая атаки. — Так не должно быть!

— … похоже, что он потерял возможность правильно рассуждать — заметил Харухиро.

В конце концов, Ранта — это Ранта. Харухиро был дураком, ожидая от него большего. Оставалось еще двое подчиненных; Могзо взял на себя Подчиненного Б, пока Юме направлялась к подчиненному В, но Мэри приблизилась к ним обоим.

— О свет, под божественной под благодатью Бога Люминоса… [Light of Judgement]!

Подчиненного Б, который ждал Могзо, окутал свет. Все его тело насильно охватил спазм.

Могзо немедленно приблизился со своим убийственным [Rage Cleave], прокричав «СПАСИБО!»

Подчиненный Б умер, и Могзо немедленно отправился на помощь Юме. Это очень похоже на надежного Могзо: не использовать новый навык, если того не требует ситуация.

— Полагаю, нет другого выбора — пробормотал Харухиро, отправляясь на помощь Ранте.

Он встал на позицию за спину Подчиненного А, когда того внезапно окутало что-то. Навык [Dark Terror] Ранты не пугал врага, а вместо этого заставлял делать контратаку «все или ничего». Ранта эпично облажался с этим ранее, но на самом деле это принесло пользу Харухиро. Подчиненный А полностью сосредоточился на убийстве Ранты, поэтому вообще не замечал Харухиро. Он занял позицию за спиной и… [Backstab]?

Нет, может попробовать [Widow Maker]?

Харухиро ухватился за Подчиненного А и сковал его руки в одно мгновение. Он стал в этом лучше, но он все еще не достаточно опытен в сковывании ног врага. Но простое блокирование рук противника, значительно повышают успешность техники. Он воткнул кинжал в основание шеи кобольда, разрезав горло, и отпрыгнул.

Подчиненный А еще не умер, но, хоть и маловероятно, оставаясь на месте, можно нарваться на контратаку. Но не только поэтому Харухиро отпрыгнул.

— ПОЛУУУУУУУЧИИИИИИИ! — прокричал Ранта, прыгнув вперед и воткнув свой меч в умирающего кобольда. Затем он прикончил его, снова ударив его в сердце со всей силой.

— ДААА! Я ПОЛУЧИЛ ВАЙС! Я ПОЛУЧИЛ ВАЙС! — Ранта издал ликующий крик.

— Это безрассудство! Ты мог попасть по мне! — закричал Харухиро.

— Если умрешь, для меня будет еще один Вайс! ДА!!!

Придурок. Но Харухиро уже это знал. Все что ему нужно помнить, так это то, что придурок остается придурком, и тогда он не будет видеть так много красного. Но его вывели из себя. Он был на грани чертового «срыва». Может, он должен сдаться и сбросить это.

— ЯАХ! — крикнула Юме, быстро используя [Sweeping Slash]* вслед за [Cross Cut]*. Комбинация атак поставила Подчиненного В на одну ногу.

— СПАСИБО! — [Rage Cleave] Могзо пришел без колебаний, прикончив кобольда на месте.

— Все! На старшего рабочего! — прокричал Харухиро. Очевидность заявления заставила его немного смутиться. Но призыв команды к действию в такие моменты оказывал эффект на каждого и улучшал командную работу. И сейчас не время чувствовать смущение. Старший кобольд-рабочий больше не был обездвижен, и команда двинулась, чтобы отправить его в небытие. Конечно, старший рабочий тоже отчаянный и будет сопротивляться со всей силой. Как лучше иметь дело с таким противником?

Харухиро и остальные нашли ответ через опыт. Четверо из них окружают его, и вместо того, чтобы атаковать случайно, они ждут, когда кобольд сам нападет. Затем, человек, которого атакуют, защищается, пока остальные трое контратакуют. Они повторяют этот процесс, пока не прикончат врага.

В результате они прикончили старшего кобольда без ранений. Движения Ранты были под вопросом, как и всегда, но Харухиро решил, что все в порядке, пока победа полностью односторонняя.

— Вы не устали от этого страта? — спросил Ранта. — Эти враги слишком простые. Время двигаться дальше, повышать уровень.

— Начинается… — вздохнул Харухиро.

Харухиро до сих пор не был полностью уверен, после того, как они победили старшего рабочего и двух подчиненных, но когда они добрались до спускового колодца, ведущего на четвертый страт, Харухиро всерьез задумался о таком варианте. Все хорошо сражались сегодня, и он хотел не терять темп. С другой стороны, он не хотел, чтобы сегодняшний успех сделал их слишком самоуверенными. Очень легко увлечься в такой момент.

— Хммм — спусковой колодец был прямо перед глазами, и Харухиро был в глубоких раздумьях.

Его собственные чувства говорили 50 на 50, спускаться или нет.

— Когда ты прекратишь быть нерешительным?! — потребовал Ранта.

И Харухиро пришлось признать в этот раз, только в этот раз, что в словах Ранты был смысл. Это было уж слишком нерешительно, даже для Харухиро. Что другие думают о таком лидере? Лица Шихору и Могзо были встревоженными. Юме безучастно смотрела на него. Мэри наградила его задумчивым лицом. Только Ранта был зол.

Плохо. Когда приходит время для решения, ему нужно решать. Поэтому он так и сделал.

— Сделаем это завтра, — объявил Харухиро.

— ЧТО?! — сразу же запротестовал Ранта.

Харухиро предвидел его сопротивление, но это все еще раздражало его.

— Ничего плохого в том, чтобы вернуться завтра, так ведь? — ответил он. — Мы мысленно подготовимся, и все будет хорошо.

— Я уже мысленно готов!!

— Только ты! Что насчет всех остальных?!

— Значит, это моя вина, что только я готов, а остальные — чертовы цыплята!? — выплюнул Ранта.

Воу. Черт подери, это выбесило его. Он собирается взорваться от ярости. Харухиро закрыл глаза и заставил себя глубоко вздохнуть. Злость ни к чему хорошему не приведет. Ему нужно контролировать себя. Да, самоконтроль. Но почему? Почему он должен заходить так далеко, чтобы контролировать себя на счет Ранты?

Это вина Ранты. Это все чертов Ранта.

Когда Харухиро открыл глаза, он не смотрел на Ранту. Его самоконтроль сломается, если он прямо сейчас хоть немного увидит лицо Ранты.

— Мы собираемся сегодня быть на третьем страте и спуститься на четвертый страт завтра. Ранта не согласен со мной. Кто-нибудь еще?

Все согласились с Харухиро. Он ожидал, что Ранта продолжит протестовать, но, к его удивлению, Ранта только пожал плечами и отступил. Харухиро не понимал его. О чем думает Ранта?

По пути назад, они без повреждений и ранений прикончили еще одного старшего рабочего и четырех кобольдов-рабочих на третьем страте, и вернулись в Алтану целыми и невредимыми. Их заработок за сегодня оказался довольно хорошим. После того, как они поужинали, они отправились выпить в таверну Шерри.

Когда Киккава присоединился, разговор стал оживленнее. Киккава и Ранта были птицами с одинаковыми перьями, сидя плечом к плечу и вместе шумя. У них подходящие друг другу личности, подумал Харухиро. И чем больше он думал об этом, тем больше Харухиро понимал, что у него больше всех трудности с Рантой. Это потому, что у них не подходящие личности?

Харухиро ушел со всеми остальными, но затем, когда они прошли немного, он снова вернулся в таверну в одиночку, после того, как принес случайные оправданий остальным. Мэри в одиночестве сидела в конце барной стойки на первом этаже. Она заметила приближение Харухиро и перевела на него взгляд.

На мгновение, он почувствовал тревогу, что он будет делать, если она скажет ему уходить… Может, он и есть чертов цыпленок, как и сказал Ранта. Конечно, он не был храбрым. К счастью, его страхи не оправдались.

Мэри слегка улыбнулась ему и спросила:

— Что случилось?

— А, ничего, правда. Просто… не против, если я присяду?

— Не против.

Харухиро сел рядом с ней. Он заметил, что она снова заказала кружку медовухи, поэтому он заказал то же самое. В последнее время он ел и пил что хотел. Он не беспокоился о деньгах, и частично рассматривал переезд из потертого жилища запасных сил.

— Мэри, где ты живешь? Емм… — он запаниковал, ничего не намекая своими словами. — Нет! Нет, в смысле… Я не имел в виду, что хочу знать, где ты живешь. Я просто подумал, что наверно сейчас время переселиться в другое жилище и… и я, эмм, подумал куда, знаешь… просто спросил… для справки…

— Я снимаю комнату в заурядном жилище на Дороге Каен, — спокойно ответила Мэри. — Это место только для женщин, и я живу там с самого начала.

— О. Понято… — Харухиро почувствовал себя идиотом, устраивая эту сцену. Если бы здесь поблизости была нора, то он зарылся бы туда. Или нет. Он почувствовал, как капельки пота начали стекать со лба и, стараясь выглядеть как обычно, он вытер их рукой. — Хм. Должно быть хорошо. Могу представить, как неудобно, когда парни живут по соседству.

— Если вы решили переехать, наверно, я могу представить Юме и Шихору владельцу, — предложила Мэри.

— Да, наверно, они оценят это. Но не то чтобы мы пока решили переехать или еще что-то. На самом деле, мы пока даже не говорили об этом. Всех устраивает жить даже в таком месте, даже если иногда там неудобно. Сейчас мы привыкли к этому.

— Жилище запасных сил… — Мэри закрыла глаза и глотнула из своей кружки. — Навевает воспоминания.

Харухиро был уверен, что Мэри мысленно все еще в тех временах, когда она и ее товарищи жили в жилище. Теперь этих товарищей больше нет.

— Но в последнее время в жилище уже довольно людно, — ответил Харухиро засмеявшись. Он не собирался смеяться и не знал, зачем он это сделал. — Сейчас там новоприбывшие, хотя наши комнаты находятся далеко. Поэтому я не говорил с ними больше, чем обычные приветствия.

— Какие они? — спросила Мэри.

— Не такие как Ренджи, — ответил Харухиро, — Но и не такие жалкие как мы.

— Не думаю, что есть причина принижать себя так.

— О. Это прозвучало так?

— Немного.

— Да. Наверно так. — Харухиро чувствовал, будто держится руками за голову, но вместо этого он взъерошивал волосы. — Не хорошо. Я хотел стать более уверенным в себе, но… наверно, я не такой человек.

— Чванливый, самоуверенный Хару? — лицо Мэри смягчилось. — Ты прав. Это не ты.

— Да, я не такой. Но я снова начинаю с «думаю, может быть, наверно». Это тоже не хорошо.

— Ты уверен, что не накручиваешь все это? Принимаешь все слишком серьезно?

— Слишком серьезно? Накручиваю? Я? Не может быть, — отказал Харухиро.

— Ранта тоже. Ты воспринимаешь его слишком серьезно, и поэтому ты постоянно ругаешься с ним, — заметила Мэри.

— Аа… Понятно. Скорее всего так, да. Я должен найти способ, чтобы каждый раз отпускать то, что он говорит.

— Это потому что ты хочешь найти идеальное решение, что довольно сложно. Думаю, лучше быть с ним наполовину серьезным. Сохрани серьезность до момента, когда она действительно нужна.

— Наполовину серьезным…

Харухиро не думал, что он из тех, кто воспринимает все серьезно, но когда дошло до вопросов, связанных с лидерством, он оказался в мучительных размышлениях и противоречиях в каждом маленьком решении. Это правда, что он делал все возможное, чтобы серьезно все обдумывать, но наверно это потому, что он не был настоящим лидером.

Если бы он подходил для этой роли, если бы он имел то, благодаря чему он мог вести остальных, тогда он бы не думал так глубоко над всем. В довершении, он обнаружил, что эти длительные периоды размышлений происходят каждый раз: если бы был кто-то, кто мог занять его место, он бы отдал его.

Даже во время этого разговора с Мэри, его охватило чувство, что она лучше подходит на роль лидера группы, чем он, и был соблазн спросить ее насчет этого. Но он не стал. Он не мог заставить себя сделать что-то ничтожное.

— Мэри, я хотел спросить тебя кое-что…

— Что же?

— О Шахтах Сирен.

— Ты имеешь в виду… — Мэри выглядела так, будто собиралась что-то сказать, но сомкнула губы.

Начиная с завтрашнего дня, они спустятся на четвертый страт, затем на пятый, также как предыдущая группа Мэри. Если они собираются двигаться в этом направлении, наверняка настанет тот день, когда они обнаружат место, где умерли бывшие товарищи Мэри. Мэри придется снова вступить в этом место.

Харухиро по собственному опыту знал, как это трудно. Это жестоко и бессердечно.

Злость поднималась из глубин его живота каждый раз, когда он возвращался на то место, чтобы обнаружить гоблина в пластинчатом доспехе и хобгоблина. Он нес с собой злость и печаль. Они никогда не вернутся на то место, где погиб Манато, всегда обходя его, даже после того как они завершили свои дела. Если бы он мог, то незамедлительно забыл бы об этом.

— Я просто думал, с тобой все будет в порядке, если ты работаешь с нами в Шахтах. Ты не должна заставлять себя так сильно, не так ли? В смысле, не похоже, но…

— Это... не просто, — сказала Мэри сквозь зубы. — Нахождение там не приносит никаких хороших чувств. Ни сейчас, и, наверно, никогда.

— Я думал так…

— Но… это то, что я должна сделать, — сказала она, качая головой. — Нет, это то, что я хочу сделать. Если не сделаю, то никогда не смогу двигаться дальше. Я никогда не смогу сделать это в одиночку, и если для этого мне придется одолжить силу других… тогда я хочу одолжить твою силу. Твою и всех остальных. Потому что ты и остальные считаете меня своим товарищем и другом.

По какой-то причине, Харухиро глубоко тронули эти слова. Нет, не по какой-то причине. Все потому, что он был очень счастлив. Мэри действительно рассчитывает на них. Она считает Харухиро и остальных своими друзьями, и верит, что они могут помочь. И она действительно вслух сказала об этом Харухиро. Это сделало его счастливее, чем когда-либо.

— Прости, что перекладываю на всех вас такую ношу, — добавила Мэри.

Так мило, что Мэри сказала это, что Харухиро захотел обнять ее — не то, чтобы он даже рассматривал что-то настолько сумасшедшее. Он не мог сделать этого, и он не думал, что Мэри хотела этого. Но в этот момент, она была невероятно милой, что Харухиро хотел защитить ее… хоть и его способности были действительно под вопросом.

— Это не ноша, — убедил ее Харухиро с улыбкой.

Он хотел показать ей, что стоит довериться ему, но это не походило бы на него. По крайней мере, он хотел, чтобы она не сомневалась в этом.

Он продолжил:

— Это совсем не ноша. Мы одолжим тебе всю силу, которая у нас есть. Ну, мы сделаем все, что можем, и если мы не сможем, то не сможем, но — Я не выхожу за рамки крутости, не так ли?

— Думаю, ты хорош такой, как есть, Хару.

— Правда? Ты действительно так думаешь?

Похоже, Мэри очень тихо, почти смущенно, прошептала:

— Спасибо.

Воу. В этот момент, он почувствовал, что если он продолжит, то влюбится в нее. Не считая того, что это невозможно. В конце концов, он не в ее вкусе.

Примечания

  1. Темный ужас
  2. Выпад вперед
  3. Обратный выпад
  4. Связывающая тень
  5. Звездное пронзание
  6. Свет наказания
  7. Широкий разрез
  8. Крестовой разрез

Комментарии