Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 16: Решимость и желание

Харухиро заметил, что все успокоилось. Его уши, а не глаза, сказали ему об этом.

Он и остальные спрятались внутри загона, без свинокрысов и свиночервей. Они находились далеко от того места, где предположительно был Ранта. Но ранее возмущение, направленное на Ранту, было явным. Уже нет.

Либо кобольды поймали Ранту, либо ушли. Что из этого?

Если последнее, то сейчас он может оказаться даже на третьем страте… такая возможность только сейчас пришла Харухиро в голову, а также факт того, что он облажался, не подумав об этой возможности раньше. Кто-то поумнее смог бы представить такой сценарий возможным и выбрать его более вероятным. К сожалению, Харухиро не думал, что наделен таким умом. Он только мог стараться изо всех сил делать все возможное.

Давайте двигаться. Нам нужно найти его, подумал он и собирался сказать это вслух, но зажал рот, чтобы замолчать.

— Все в порядке, Хару, — Мэри положила руку на его плечо. — Просто делай все по-своему.

— Именно! — сказала Юме, потрепав его по голове. — Будь собой, потому что это ты.

Харухиро понятия не имел, что она сказала, но наверно это потому, что сказанное ею, в любом случае, ничего не значило, и, воу, ее прикосновение смущало, так что без разницы.

С ворчанием, Могзо поднялся на ноги. Шихору сделала несколько глубоких вдохов. Они пошли, направившись туда, где предположительно был Ранта. Харухиро оказался прав: сейчас несколько кобольдов остались в этом районе — и под несколько он имел в виду абсолютный ноль. Ни одного. Было слишком тихо.

Пока они шли от загона к загону, у Харухиро появилось плохое предчувствие. Не должно быть так тихо, независимо от ситуации. Может… Ранту все-таки схватили.

Ранта! Харухиро хотел попробовать крикнуть его имя. Но не стал. Это будет странно. И не только: говорить что-то громко, наверно, плохая идея. Глядя на лица других, у Харухиро появилась представление, о чем они, скорее всего, думают. Наверняка никто не представлял ничего хорошего.

— Мы пока не можем быть уверенными, — прошептал Харухиро, только потом поняв, что сказанное вряд ли вдохнет уверенность.

Вместо этого ему нужно было сказать что-то вроде «Ранта наверняка в порядке». Делай по-своему, сказали ему, и в то же время это сделало его дйествительно счастливым, что его товарищи поддерживают его, он также знал, что он должен работать над своими недостатками. Но реальные люди не могут измениться по щелчку выключателя.

Долгий вой разрезал воздух.

Мэри встала на месте:

— Это…?

— Нас заметили? — поспешно огляделась Юме.

— Нет, — сказала Шихору, распахнув глаза и слегка покачав головой. — Не нас.

— Тогда… Ранта? — Могзо схватил свой меч и встал в защитную стойку.

Но где? Слева от них. Вой первого кобольда затих, но вой других раздался с того направления. Хотя не похоже, что их много. Или так полагал Харухиро. Шум был более вялым, чем раньше.

Что делать?

— Идем! — Харухиро побежал.

Правильное ли это решение? Наверняка он ведет их в опасную ситуацию… Что если его предположения ошибочны? Если все окажется плохо, то они могут повернуть назад. Точно. Да. Не то, чтобы у них не было точки невозврата. Или так он говорил себе. Но почему он всегда говорит себе, что есть запасной выход? Его собственная нерешительность раздражала. Он хотел быть уверенным лидером, но может быть это не про него.

Если он действительно не сможет сделать это, тогда он может только выглядеть уверенным. Просто подделать. Он должен выглядеть крутым и мужественным, и все почувствуют себя не так плохо.

Они были там: трое или четверо — нет, пятеро кобольдов-рабочих и один старший преследовали одинокого убегающего человека. Их было немного, но они окружили свою цель. Человек в доспехе размахивал по дуге длинным мечом в своей правой руке, пытаясь отогнать кобольдов. Ему не удавалось. Человек отпрыгнул назад, чтобы разорвать дистанцию между собой и кобольдами, но они сократили разрыв.

— Ранта! — крикнул Харухиро.

Когда Ранта посмотрел на них, его лицо было таким, будто он увидел приведение.

Это я должен говорить, подумал Харухиро, что было ошибкой, так как Ранта ничего не сказал. И что это тогда за лицо? Может не «говорить»… стоп. Сейчас не время думать об этом.

Шокированный их появлением, Ранта остановился, когда кобольд-рабочий прыгнул на него.

— Аргх! — проворчал Ранта, когда кобольд уронил его на землю.

— Мы идем! — крикнул Харухиро.

Оставшиеся четверо кобольдов сосредоточились на Ранте и его кобольде, не обращая внимания на Харухиро и остальных. Может сработать.

— Все, атакуем как один! — приказал Харухиро, и когда слова слетели с его губ, появилась линия.

Туманная, почти невидимая линия света вела от кончика кинжала Харухиро до одного кобольда-рабочего, затем переходила и заканчивалась на старшем кобольде. Воу, довольно длинная… мысленно пробормотал Харухиро.

Ему не нужно думать; его тело двинулось самостоятельно, будто бы его контролировал кто-то посторонний. Сначала он ударил кинжалом в спину кобольда-рабочего, затем старшего. Харухиро не мог описать ощущение, что его клинок пронзает жизненно-важные точки обоих кобольдов. Будто бы внезапно в его груди что-то затягивается и приходит мгновенное осознание, что кобольды умерли.

В то время как цели Харухиро упали, Могзо прикончил другого своим [Rage Cleave]. Мэри ударила рабочего своим посохом, и последовало заклинание Шихору [Shadow Echo]. Юме усилила атаку с помощью комбинации [Sweeping Slash] и [Cross Cut]. Затем Могзо прикончил его, снова используя [Rage Cleave].

— Черт! — закричал Ранта, оттесняемый атаками кобольда.

Харухиро не ответил, но подобрался к кобольду сзади. Он схватил его со спины, повалил на землю, воткнул кинжал в горло кобольда; техника [Widow maker].

— Я вылечу тебя, — сказала Мэри, помогая Ранте подняться на ноги, и немедленно произнесла заклинание светлой магии для исцеления.

Ранта покосился в сторону Харухиро, опустив плечи:

— Не кричи мое имя так внезапно! Ты почти убил меня от неожиданности, идиот!

Несмотря на браваду, выглядел он хуже некуда. Мэри сосредоточилась на лечении глубоких ран на левой руке, но его лицо тоже было разорванным. Харухиро сложно было злиться, видя Ранту в таком состоянии.

— Прости, — искренне ответил он. Ранта отвернулся.

— Ээй… — Юме подошла с другой стороны и получше взглянула на лицо Ранты. Ее глаза распахнулись от удивления. — Ранта… ты плачешь?

— Нет, не плачу! — неистово огрызнулся Ранта.

— Но твои глаза слезятся…

— Потому что мне больно! — настаивал Ранта.

— Не нужно вести себя так, будто бы кто-то дергает тебя за трусы… — сказала Юме. — Ты жив, и все мы снова можем видеть друг друга.

— Я действительно надеялся, что смогу! Нет! В смысле… — растерявшись, Ранта быстро поправился. — В смысле, я не имел в виду, что снова хотел увидеть вас, ребята! В смысле, я подумал, что никогда не увижу ваши лица снова, и в моей груди все… моей груди…

— Что там? — нажимала Юме. — Все сжалось, будто бы сердце разрывается?

— З-заткнись! — быстро ответил Ранта. — Не хочу слышать это от кого-то, у кого грудь как стиральная доска!

— Не называй Юме стиральной доской! — закричала Юме.

— Я буду звать тебя так, как захочу! Если я захочу называть тебя стиральной доской квинтиллион раз, то я буду! Стиральная доска! Стиральная доска! Стиральная доска! Стиральная доска!

— Сиди смирно! — скомандовала Мэри, схватив Ранту за подбородок. — И замолчи. Или тебя перестать лечить?

Лицо Мэри было непроницаемым, ее тон жестким — и это делало ее более пугающей.

— А-а, н-нет… — Ранта выпрямил спину. — Прости.

— Теперь ты ее разозлил… — дразнила Юме, взглянув на Ранту, но не более. Ранта смертельно боялся Мэри, и он оставался совершенно неподвижным.

— Я так… рада, — сказала Шихору, опустившись на пол.

Могзо тяжело вздохнул.

— Я тоже.

Мы пока не должны ослаблять нашу бдительность, подумал Харухиро. Не такое время… В данной ситуации они оставались начеку. Их худший враг — ошибки, которые они совершат, когда ослабят бдительность. Харухиро осмотрел район. Там! Он был прав; двое, может трое кобольдов, выпрыгнули из загона вдалеке. Если там только они, команда справится с ними без проблем, но нет гарантии, что не придут другие.

— Мэри, как Ранта? — спросил Харухиро.

— Он будет в порядке, — сказала она.

— Окей, мы уходим. Ранта, поднимайся. Можешь бежать?

— Конечно я могу! С кем ты, по-твоему, разговариваешь, идиот?

Кого ты зовешь идиотом? Ты должен благодарить меня за то, что спас твою задницу! подумал Харухиро, но не сказал. Юме однажды сказала, что тут ничего не поделать, Ранта есть Ранта, и он всегда будет Рантой, потому что он — Ранта. Харухиро сосредоточился на том, как сильно он был согласен с ней в данный момент, и отпустил.

Долгий, высокий вой заполнил их уши.

Этот вой был сигналом тревоги кобольдов, и это именно то, чего Харухиро ожидал. Хорошо, что они уже приготовились убегать, хотя это не меняло того факта, что их преследуют. Снова. Конечно, эта ситуация все еще пугающая, но переоценивать ее гораздо опаснее.

— Мы собираемся на третий страт! — решил Харухиро. — Прости Мэри, но не могла бы ты вести? Я не так хорошо знаю дорогу, как ты! Веди нас к ближайшему колодцу!

— Да! — ответила Мэри.

— Ранта, оставайся с Могзо и следи за нашими спинами!

— Ладно! — крикнул Ранта. — Но меня все еще бесит получать от тебя приказы!

— Хватит постоянно паясничать! — предупредила Юме, сказав то, что думал Харухиро. Благодаря ей, Харухиро не так сильно разозлился, как обычно.

С Мэри впереди, их путь был четким и определенным. Харухиро неосознанно понял это. Может, у нее всегда было желание вернуться сюда, и поэтому она воссоздала в своем сознании местность и пути через шахты. Она как-то сказала, что хочет двигаться дальше, освободиться от этого места.

У нее что-то осталось здесь, какие-то незаконченные дела? Что-то, что она надеялась сделать, но никогда не упоминала? Для Харухиро, это была месть. Другими словами…

Они обнаружили спусковой колодец. Девушки пошли первым, затем Ранта, Могзо и, наконец, Харухиро поднялся последним.

— Почему мы не остаемся сражаться? — запротестовал Ранта, несмотря на все то, что произошло ранее.

Харухиро, насколько он мог доверять товарищам по команде, не хотел ненужных рисков. Когда они достигли третьего страта, признаки погони кобольдов исчезли. Все устали, поэтому они искали какую-нибудь относительно скрытую зону без сияющих цветов, где они смогли бы отдохнуть.

Или, по крайней мере, таков был план.

Темно. Так темно, что они ничего не видели; будто бы их внезапно окружил туман тьмы.

Харухиро внезапно остановился.

— Стойте. Ребята, слышите это? Этот звук…

— Звук? — повторила Шихору, вытянув шею.

Он прислушался.

Топ, топ…

Он слышал их.

Топ, топ, топ…

Топ, топ…

Слабый звук. Но что-то двигалось. Не кобольды. Не похоже на кобольдов…

— Подождите, — сказал Ранта, затем куда-то побежал.

Мгновение спустя он вернулся с букетом сияющих цветов в руке, и начал разбрасывать их, по два в горсти, по кругу во тьму, окружавшую их. На кусочках света от сияющих цветов появились… следы.

— П-п-п… — Могзо задрожал. — П-призраки…

Юме взвизгнула и отпрыгнула назад, врезавшись в Ранту и прижавшись к нему. Когда она поняла, кто это, она быстро отпрыгнула.

— Не пытайся выкинуть какую-нибудь глупость! — сказала ему Юме.

— Ты первая меня схватила! — ответил Ранта.

— Думаете, это могут быть… — Шихору сильнее сжала посох, ее дыхание потяжелело. — С-скелеты?

— Да, — ответила Мэри, шагнув вперед.

Когда Мэри стукнула землю посохом, звук шуух раздался в воздухе.

— Когда трансформация только начинается, Проклятие Бессмертного Короля вдыхает ложную жизнь в трупы, — объяснила Мэри. — Они становятся скелетами, когда их плоть начинает гнить и опадает.

— Не может быть… — Харухиро остановился, не находя слов.

Скелеты — люди — освещенные слабым светом сияющих цветов, были…. они были…

Трое. Каждый из них полностью одет в доспехом и экипирован оружием, но их плоть, точнее их белые и бледно-желтые кости, высовывались из под снаряжения. На одном был пластинчатый доспех, он высоко держал меч. Другой, одетый как Харухиро, держал кинжал в защитной стойке. Последний носил робу мага вместе с посохом.

— Давно не виделись, ребята… — сказала Мэри.

Какое у нее выражение лица? Сейчас она стояла перед ним, поэтому Харухиро не мог видеть ее лица. Ее голос был тверд как камень, как будто она просто приветствовала своих старых друзей спустя долгое время. Наверняка Мэри долго готовилась к этому моменту.

Она потеряла своих друзей здесь, в Шахтах Сирен. Никто не говорил о том, что нужно вернуться за их телами. Даже если бы она хотела провести достойные похороны, чтобы выразить свое уважение умершим товарищам, в той ситуации это было невозможно. У нее не было выбора, кроме как оставить тела позади.

Но здесь, на границе Гримгара, не кремированные тела после трех-пяти дней после смерти попадают под Проклятие Бессмертного Короля, превращаясь в нежить. Мэри знала, какая ужасная судьба ждет ее бывших товарищей.

— Мичики. Огг. Мутсуми, — Мэри тихо прошептала их имена. — Мне очень жаль…

— Приготовьтесь! — крикнул Харухиро, когда увидел как маг-скелет, Мутсуми, подняла свой посох.

Куча костей не может говорить. У костей нет даже голоса, но, так или иначе, они услышали ее голос.

— Дерем… хел… ен…

Этот звук больше походил на порыв ветра, чем на слова. Это одна из самых пугающих вещей, которые он когда-либо слышал.

— Все, уклоняемся! — крикнула Мэри и отпрыгнула в сторону.

Харухиро и остальные последовали ее примеру спустя долю секунды, отпрыгнув влево и вправо.

Маг-скелет продолжала произносить:

— Ван… алев…

Ветер. Их отбросило назад порывом ветра, но не обычным. В нем был жар огня.

— Воу! — Харухиро поднял руки, чтобы защитить лицо.

Ветер чувствовался настолько горячим, что обжигал. Раскаленный. Жар бросал вызов вере. Если бы он открыл свои глаза, он уверен, что они бы расплавились. Наверно. Может нет.

— Я собираюсь использовать на них заклинание [Purify]*, чтобы очистить их от этого чертового проклятия! — крикнула Мэри. В отличие от обычного поведения, она агрессивно двинулась впереди группы. — Мне нужно подобраться ближе!

Ничто не остановит ее, подумал Харухиро. Бесполезно говорить ей вернуться назад, просто потому, что там опасно. Сейчас нужно просто позволить ей действовать по-своему. Все, что они могут, так это поддержать ее.

— Могзо, возьми на себя воина! Ранта, вор на тебе! — приказал Харухиро.

Могзо с криком приблизился к скелету-воину, Мичики, и взмахнул мечом.

— Понял! — крикнул Ранта, прыгая к скелету-вору, Оггу.

— Юме! — Харухиро перевел взгляд в сторону Юме.

Наверно, в первую очередь, Мэри собирается использовать заклинание [Purify] на Мутсуми. Он и Юме должны помочь, или она не сможет подготовить заклинание.

— Точно! — Юме кивнула.

Возможно, это бесполезно, учитывая, что их противник скелет, но Харухиро закричал по все горло и атаковал Мутсуми напрямую. Юме сделала то же самое. Мутсуми двинулась так, будто собирается произнести другое заклинание, но вместо этого уклонилась. Заклинание, произнесенное ранее [Sirocco]*, принадлежит к огненной магии. Магия огня основана на нападении и фокусируется на уничтожении, поэтому если хоть одно заклинание Мутсуми попадет, то будут проблемы.

— Дерем… хел… ен… — произнесла Мутсуми, рисуя в воздухе символ элементаля кончиком посоха.

Снова. Дерем хел ен, звучит как то же заклинание, что и ранее.

— Бежим! — крикнул Харухиро.

Он уклонился влево, Юме — вправо, убегая подальше.

— … Риг… алей…

Что? Огонь. Пламя. Действительно, настоящее пламя. Пылающий занавес прямо перед Мутсуми.

— Это [Wall of Fire]*! — с удивлением крикнула Шихору. Она подняла свой собственный посох и произнесла «Оом рел ект нем дас!»

Заклинание Шихору [Shadow Bind]. Теневой элементаль расположился на земле, прямо там, куда собирался наступить Огг. Скелет-вор шагнул и оказался не в состоянии двигаться.

— Отлично, Шихоруууу! — сказал Ранта, растягивая последний слог, и помчался на застрявшего Огга. Ранта начал шквал атак.

Однако Огг был того же класса, что и Харухиро. Он просто использовал [Swat], чтобы снова и снова отражать меч Ранты. Если бы атаки были тяжелыми, как [Rage Cleave] Могзо, то эта техника не сработала бы, но так как это Ранта, то даже Харухиро, наверно, смог бы отразить его атаки. Не похоже, что Ранта самостоятельно сможет прикончить Огга.

Недалеко от них, Могзо кряхтел, скрестив клинки с Мичики. Они давили друг на друга с ужасающей силой. Могзо собирался крутануть свой меч и использовать [Spiral Slash], но Мичики тоже был воином и знал те же техники. Не так просто свалить его. Это означало, что в текущей ситуации у Могзо тяжелый бой.

— Ч-что нам теперь делать? — спросила Юме, остановившись перед стеной огня.

Мутсуми находилась с другой стороны, но они не видели ее за пламенем.

— Не увере…. Воу! — Харухиро отпрянул назад, пытаясь уклониться от луча света, выпущенного из-за стены.

Он ударил его прямо в лицо. На секунду он действительно подумал, что умер. Но нет. Ему будто бы со всей силой ударили в челюсть, и хоть она сильно болела, он не был серьезно ранен. Это… [Magic Missle]?

— Ааа! — крикнула Юме. В нее тоже попали заклинанием.

[Magic Missle] лучи света летели отовсюду. Харухиро попятился от стены огня, не в силах делать что-то либо, кроме уклонения от заклинаний. Он даже не знал, что можно комбинировать эти заклинания подобным образом.

Внезапно, Могзо закричал. Могзо побежден? первая мысль, пришедшая на ум Харухиро. Нет, оказалось, что Могзо едва смог избежать удара. Мичики. И эта техника. Харухиро лишь мельком увидел ее, но выглядело так, будто Мичики выполнил сальто вперед, в то же время опуская свой меч вниз. Должно быть это навык воина, но Харухиро не понимал, как воины могут делать такие акробатические техники.

Могзо тут же начал контратаковать, но Мичики быстро отскочил назад, и они в очередной раз зашли в тупик. Мичики. Очень силен. Он ловчее, и его техники лучше, чем у Могзо, хотя по силе они были примерно равны.

Если бой останется один на один, Могзо наверняка окажется в невыгодном положении. Его уже начали оттеснять назад. Если Могзо падет, то никто не сможет прикончить Мичики. Конечно, у них преимущество в количестве, но это ничего не значит, если их противники смогут прикончить их одного за другим. Им нужно поддержать Могзо.

В тот момент, когда Харухиро пришел к этому выводу, Шихору выстрелила другим заклинанием.

— Оом рел ект вел дас! — произнесла она.

[Shadow Echo]. Черный, похожий на морские водоросли, элементаль ударил Мичики в плечо. Но этого оказалось недостаточно. Заклинание должно было заставить Мичики затрястись, но не похоже, что произошло хоть что-то. Может потому, что [Shadow Echo] менее эффективно против скелетов.

— Шихору, используй [Shadow Bind]! — сказал Харухиро.

В это же время Ранта крикнул:

— Заклинание спадает!

Харухиро посмотрел и увидел, что Ранта оказался прав. Огг снова двигался свободно, бегая вокруг Ранты, будто бы играясь с ним. Продолжительность [Shadow Bind] — 25 секунд. Время уже вышло? Нет, Харухиро чувствовал, что прошло меньше. Он действительно не был экспертом в магии, но насколько он знал, магия работает на некоторых противников лучше, чем на других. В зависимости от духовной силы заклинателя, и других факторов, заклинание может быть менее эффективным.

— С-сейчас! Оом рел ект нем дас! — Шихору снова бросила [Shadow Bind] в то же место, куда должен был наступить Огг.

Хотя в этот раз он видел ее насквозь. Он перешагнул то место на земле, где был установлен теневой элементаль, и усилил нападение на Ранту.

Пока все это происходило, лучи [Magic Missle] не прекращали пальбу из-за стены огня. Харухиро был вынужден продолжать уклоняться от них. Что нам делать?

— Мутсуми! — Мэри выкрикнула имя друга.

— Стой, Мэри! — в недоумении крикнул Харухиро. — Что ты…

Что она собирается делать? О чем, черт возьми, она думает? Мэри прыгнула прямо в стену огня. Не может быть! Она же сгорит до хрустящей корочки. Она умрет, делая такие сумасшедшие вещи. Харухиро хотел остановить ее, но не было возможности добраться до нее вовремя. Она исчезла за стеной пламени.

— О свет, под божественной благодатью Бога Люминоса… [Purify]!

Харухиро услышал голос Мэри, и, мгновение спустя, пламя начало угасать, а затем полностью исчезло. Мэри пригнулась. У ее ног по земле магический посох катался возле робы мага, шляпы и… горки пепла.

Голос Харухиро застрял в горле. У него не было слов.

— Все в порядке, — сказала Мэри, поднимаясь на ноги.

В порядке? подумал про себя Харухиро. Что тут в порядке? Ничего. Сейчас ничего не в порядке. Ее волосы опалены, ее лицо и другие места стали красными от ожогов. Но не только. Мутсуми, ее товарищ по команде, может даже подруга, и своими собственными руками, Мэри… она… Как все может быть в порядке? Как кто-то может такое сказать?

Но любые утешения будут позже.

— Юме, Шихору, идите к Могзо! — сказал Харухиро.

— Поняла! — ответила Юме.

— О-окей! — сказала Шихору.

Оставив этих двоих на помощь Могзо, Харухиро сосредоточился занять позицию позади Огга. Но Огг тоже был вором; он проворно двигался, держа Ранту под контролем и не давая Харухиро встать позади. Он опытнее меня, понял Харухиро. Не смотря на то, что он скелет, двигательные навыки Огга оказались изумительными. Скелеты должны сохранять те же способности, которые у них были до превращения в нежить.

Харухиро проиграет, может даже слишком просто, если они сразятся лицом к лицу. Не хотелось бы поступать так с тобой, Огг, так как ты, все-таки, старый друг Мэри. Да, я слабее тебя, но прости, приятель, я сражаюсь не в одиночку!

— Ранта! — крикнул Харухиро.

— Вперед! — резко сказал Ранта.

Ранта и Харухиро поменялись местами. Как ни странно, время от времени эти двое находились на одной волне. Как и в этот раз. Инстинкты Ранты хороши.

Огг запутался на мгновение, пока пытался отыскать Ранту снова. Найдя окно, Харухиро атаковал Огга. Огг отразил атаку с помощью [Swat], затем контратаковал, и в этот раз настала очередь Харухиро использовать [Swat]. Когда Огг атаковал, Харухиро использовал [Swat]. Когда Харухиро атаковал, Огг использовал [Swat].

Примерно на четвертый раз обмена [Swat], Огг сделал то, от чего кровь в жилах Харухиро застыла. Понемногу, Огг изменил свой навык [Swat], поэтому, когда в четвертый раз они столкнулись, Огг был в опасной близости к тому, чтобы выбить из рук оружие Харухиро.

Я был прав, подумал Харухиро. Я не смогу победить его. Но ему и не нужно. Внезапно, Харухиро шагнул вперед и сделал выпад с кинжалом. [Swat], в лучшем случае, был защитной техникой, блокирующей атаку противника. Чтобы использовать его, ты должен полностью сосредоточиться на движениях врага хотя бы на мгновение. Техника становится почти твоей второй натурой, когда ты привыкаешь к ней, и это становится чем-то вроде привычки.

Другими словами, ты начинаешь пользоваться ей автоматически, хорошо это или плохо.

Огг сейчас использовал ее против внезапной атаки Харухиро.

— Получи! — Ранта пришел со спины, вовремя взмахнув по диагонали своим мечом. Его длинный меч соприкоснулся с правой ногой Огга.

Честно говоря, холодок пробежал по спине Харухиро. Он и Ранта ничего не скоординировали заранее, но все же… Ранта, ты точно знал, о чем я думал. Это заставило Харухиро почувствовать себя немного грязным.

— Огг! — позвала Мэри.

С одной пострадавшей ногой, скелет Огга больше не мог стоять. Мэри подошла к нему.

— О свет, под божественной благодатью Бога Люминоса… [Purify]!

Харухиро не был уверен, хорошо это или плохо, что он стал свидетелем того, что сейчас развернулось перед ним.

Ослепительный свет охватил Огга, и чуть позже, его тело — точнее, его кости — медленно превратились их в пыль. Это зрелище заставило сердце Харухиро сжаться, и на его глаза почти появились слезы. Возможно, для Огга это стало облегчением, освободиться от проклятия благодаря своему товарищу. Но если для Харухиро это было непросто, то для Мэри должно быть невыносимо грустно.

Мэри опустилась рядом с кучкой пепла, которая когда-то была Оггом и зачерпнула горсть. Не важно, как сильно она сжимала кулак, пепел продолжал падать через зазоры между пальцами. Не поднимая головы, она кивнула.

— Теперь только Мичики, — сказала она.

— Эй! — Ранта указал кончиком меча на Мэри. Харухиро понятия не имел, зачем он это делает. Ранта продолжил. — Теперь у тебя есть мы! Не забывай об этом!

О. Харухиро понял, что Ранта пытался сказать, но у него возникло ощущение, можно было сказать это мягче, более подходящим способом. И зачем ему нужно указывать своим мечом на нее?

Харухиро не продолжил эти мысли, потому что Мэри посмотрела на Ранту.

— Ты прав, — сказала она с легкой улыбкой.

— Харухиро! — крикнула Шихору.

— Давайте покончим с этим! — ответил Харухиро, повернувшись к Мичики.

Могзо непрерывно отступал от атак Мичики, пока Юме и Шихору пытались поддерживать его, но все впустую. Даже если бы Шихору попыталась сделать [Shadow Bind], это могло иметь неприятные последствия, если бы в него попал Могзо.

— Теперь время для меня! — Ранта атаковал Мичики сбоку.

Мичики с легкостью блокировал, но это дало истощенному Могзо шанс перевести дыхание. Харухиро нацелился на спину Мичики. Воин скелет был ловким, но не таким ловким как Огг. Ранта атаковал всем, чем мог. Могзо обладал определенным изяществом, когда сражался в тандеме с командой; он очень умело координировался с остальными. Они могут сделать это.

Сейчас! Харухиро прыгнул на спину Мичики. Так как Мичики скелет, то бесполезно бить его, поэтому Харухиро направился к горлу. Он схватил череп Мичики одной рукой и схватил за шею другой, наклонив в другое направление. Могзо раздробил своим полуторным мечом правую руку Мичики, заставив того бросить оружие.

— О свет, под божественной благодатью Бога Люминоса, — начала Мэри.

Она сложила свои пальцы в форме пятиугольника на лбу, и нажала средним пальцем между бровями, чтобы завершить шестиугольник; символ Бога Люминоса. Затем она бросила свою ладонь к Мичики.

— [Purify]!

Не смотря на яркость, этот свет был печальным. Мичики начал рассыпаться на глазах Харухиро. Это было странно, как ничего кроме пепла не осталось от его тела. Но то же и с Манато. То же будет со всеми, когда они умрут. Вот что, в конечном счете, означает смерть.

Свет исчез, и Харухиро упал на землю. Он ничего не мог сказать, не мог думать. Мэри присела перед остатками Мичики. Могзо и Ранта все еще стояли на ногах, как и Юме. Шихору держала свою шляпу в руке, тяжело дыша.

— Готово, — просто сказал Ранта.

— Да, — Mary зачерпнула горсть пепла Мичики и закрыла глаза. — С этим, все закончено раз и навсегда. Я сделала то, что должна. И я смогла сделать это благодаря вам всем. Спасибо.

— Он был силен, Мичики. — вздохнул Могзо. — Мне тоже нужно стать сильнее.

Шихору решительно кивнула.

— Я хочу больше атакующих заклинаний. Я изучу атакующую магию … Я должна.

Ранта фыркнул и выдвинул подбородок, выражая задумчивость:

— Может, я изучу секретные убийственные техники, которые идеально мне подходят.

Он снова начал говорить глупые вещи. Эту было легко отпустить.

— Юме хочет в спутника волка, — сказала Юме. — Щенки волка стоят 1 золотой, но нужно время, чтобы он вырос…

— Что ты планируешь делать до этого? — рискнул поинтересоваться Харухиро.

— Ммм… — Юме наклонила голову. — Он останется со мной, иначе мы не сблизимся. Думаю, мне придется носить его в кармане.

— Он там поместится? — спросила Мэри.

Юме вывернула карманы рубашки.

— Хмм, не знаю… может быть, они все-таки маленькие. Или может я куплю сумку для щенка…

Ранта, как обычно, испортил настроение, встряв:

— Это слишком большой багаж, чтобы таскать его с собой.

— Юме сама собирается таскать его, так почему это волнует Ранту? — сказала Юме. — И Юме никогда, никогда, НИКОГДА, не позволит Ранта притронуться к нему.

— Почему нет? — спросил Ранта. — Моя ласка не навредит ему. На самом деле, от этого он точно станет сильнее!

— Нет, не станет! — сказала Юме.

— Да, станет!

— Н.Е.Т!

— Да!

— Ни в коем случае!

— Да, черт возьми, тупица!

— Знаешь, — Харухиро встрял с кривой улыбкой. — Как говорят «цыплят по осени считают».

Он вздохнул и оставил это:

— Но без разницы.

Стать сильнее, да? Сильнее. Что для него это означает? Конечно, у него на уме есть несколько навыков, которым он хотел бы научиться, но он не думал, что они внезапно сделают его сильнее. Работа над улучшением [Backstab] и [Widow Maker] тоже имеет свои пределы. В любом случае, повышение своих боевых способностей важно для себя, но если он станет лидером получше, в результате этого повысится уровень всей группы в целом.

Он чувствовал, что такие достижения не были перед глазами. Но все в порядке; в конце концов Харухиро лучше подходит для ролей второго плана.

— Мэри… — начал Харухиро.

— Да? — ответила она.

— Все ли в порядке? В смысле, не оставить что-то на память или что. Что-то взять с собой.

— А.. — сказала она, быстро моргая, будто бы пойманная врасплох вопросом. — Я не думала об этом. Ты прав. Думаю, я сделаю это. Когда мы вернемся в Алтану, я дам знать Хаяши…

— Да, — кивнул Харухиро. — Правильно. Уверен, ему станет легче от этой новости.

— Я надеюсь…

Мэри начала смотреть на остатки снаряжения Мичики. Харухиро подмывало попросить ее вылечить их, но он остановил себя. Наверно, лучше не беспокоить ее, пока она находится с последними воспоминаниями о своих дорогих друзьях, Мичики, Оггом и Мутсуми.

— Тяжелый был день, — прошептала Шихору.

— Согласна, — сказала Юме, медленно покрутив плечами.

— Мы еще не выбрались, — напомнил им Харухиро, стараясь, чтобы это не прозвучало как упрек. — Лучше не ослаблять нашу защиту, пока не вернемся в Алтану… не то, чтобы я думал, что мы попадем в еще большие неприятности.

— Мы можем, — Ранта неприятно хихикнул. — Кто знает…

Харухиро хотел бы, чтобы Ранта промолчал об этом. Потому что когда он говорит о таких вещах, проблемы всегда находят их. Холодок внезапно прошел по спине Харухиро. Он повернулся и посмотрел назад.

— Де…- начал Харухиро.

— А? — Ранта повернулся. — Воу...

— Плохо… — сказал Могзо.

— Э? — Юме выглядела ошарашено.

Шихору коротко охнула.

— Не может быть… — прошептала Мэри.

Почему сейчас? Из всего времени, почему именно сейчас? Не то, чтобы для этого вообще было хорошее время.

— Б-бежим! — Харухиро не знал, что еще сказать.

Он приближался. Он здесь. Что? Ну же, не делай этого. Какого черта… Черный мех с белыми пятнами, настолько огромный, что сложно поверить, что это кобольд, держащий в руках огромный, толстый меч, напоминающий мясной тесак… Дезпатч. Монстр-кобольд на бегу дышал тяжелым фырканием. Слюна потоком текла с его подбородка, а его кроваво-красные глаза светились, когда он приближался.

С Дезпатчем было трое старших кобольдов, каждый из которых экипирован пластинчатым доспехом со шлемом, мечом и круглым щитом. Невозможно победить их. Но могут ли они поджать хвост и убежать? Нет. Если они повернутся спинами, их порежут, одного за другим.

Харухиро не хотел делать этого, но он не видел других альтернатив. И если дать бой — их единственный вариант, тогда они не могут позволить себе проиграть морально еще до начала. Они должны выиграть, и чтобы выиграть, они должны…

— Могзо, прости, задержи Дезпатча! Остальные — на старших! — сказал Харухиро.

В своем паническом состоянии, Харухиро не услышал их ответ. Он ничего не мог с этим поделать. Ничего не изменится, если они не прикончат приспешников так быстро, насколько это возможно. После того, как прикончат старших кобольдов, начнется настоящий бой.

— Оом рел ект нем дас! — Шихору создала [Shadow Bind], остановив старшего на месте.

Благодаря этому, Харухиро смог немного расслабиться.

— Ранта, возьми на себя одного! Юме и я возьмем другого! — сказал Харухиро.

Оба выкрикнули свое согласие.

— Я тоже помогу! — Мэри держала свой посох наготове, вплотную следуя за Харухиро и Юме.

Харухиро хотел остановить ее, но решил, что не стоит. До тех пор, пока приспешники живы, может и лучше, что Мэри тоже активно сражается. После того, как они позаботятся о старших, она снова сможет отступить назад. Да, так лучше.

— СПАСИБО!!! — Могзо обрушил [Rage Cleave] со всей силой.

Дезпатч, держащий свой мясной тесак, будто бы сделанный фольги, с легкостью отразил атаку Могзо и сразу же контратаковал. Сила удара была чудовищной. Затем Дезпатч продолжил дождем ударов, и Могзо с трудом удавалось блокировать их. Если хоть один из ударов пройдет сквозь его защиту, для Могзо это будет фатально, в броне он или нет.

Это до чертиков пугало Харухиро, но Могзо, должно быть, еще больше напуган. Хотя он не мог думать о Могзо прямо сейчас; ему нужно найти способ перекрыть страх Могзо. Но мог ли он что-то сделать с этим? Нет, без вопросов. Прямо сейчас у него другая работа …

Двое старших приспешников игнорировали Дезпатча и Могзо, их внимание было полностью сосредоточено на Харухиро и остальных членах группы.

— [Hatred’s Cut]! — Ранта прыгнул на Приспешник В, и тот отшатнулся.

— Я иду! — сказал Харухиро, оставив Юме позади и рванув прямо в Приспешнику Б.

Однако у него не было намерения действительно атаковать его. Приспешник Б взмахнул своим мечом в его сторону несколько раз, Харухиро использовал [Swat] для отражения снова и снова. Тем временем, пока Приспешник Б сосредоточил свое внимание на Харухиро, Юме и Мэри атаковали его с обеих сторон.

— [Cross Cut]!

— [Smash]!

Приспешник Б заблокировал одну атаку своим мечом, а другую — своим щитом, но, тем не менее, потерял равновесие. Сейчас! подумал Харухиро. Он ловко зашел за спину Приспешника Б и использовал [Widow Maker]. Запрыгнув ему на спину, он поднял забрало шлема, воткнул кинжал в правый глаз старшего, провернул его, затем достал кинжал, прежде чем отпрыгнуть прочь.

Он еще не умер, поэтому Мэри снова ударила его своим посохом, пока Юме опрокинула его на землю. Он больше не поднимался. Осталось двое. У них были варианты: прикончить Приспешника А, который все еще находился под заклинанием Шихору [Shadow Bind], либо помочь Ранте с Приспешником В. Харухиро без колебаний двинулся к приспешнику А, и Юме с Мэри последовали за ним. Он не может двигаться, поэтому бой должен быть простым.

Юме и Мэри были прямо позади него, когда Харухиро зашел Приспешнику А за спину и казнил его с помощью [Widow Maker]. Троица убила его тем же способом, что и Приспешника Б, затем они направились к Приспешнику В.

Как дела у Могзо? Наверняка ему труднее всех. Каждый удар мясной тесак Дезпатча опускал Могзо на колено. Он как-то находил способ подниматься на ноги между атаками, но Харухиро знал, что самостоятельно он не сможет продержаться очень долго.

— Я сам прикончу этого! — крикнул Ранта.

Харухиро дрогнул на мгновение, прежде чем ответить:

— Спасибо!

Он доверял своим товарищам. Он верил в Ранту.

— Мэри, назад! — приказал он, пока он и Юме двинулись к Дезпатчу с обеих сторон.

Вопрос заключался даже не в том, смогут ли они помочь, а в том, смогут ли что-либо сделать Дезпатчу? Почему он чувствует себя настолько запуганным? Дезпатч стоял спиной к Харухиро, и даже не думал оборачиваться. Не смотря на это, Харухиро не имел ни малейшего представления, как он должен атаковать его. Ему казалось, что он не сможет сделать хоть что-то эффективное против такого монстра.

Не важно. Эффективно или нет, он должен попытаться. Сейчас ничего другого не остается. Они должны сделать хоть что-то.

Для начала он попробовал [Backstab]… или, по крайней мере, он собирался. Следующее, что он видел: он оказался на земле, кувыркнувшись через голову. А? Его пнул Дезпатч, когда он подбирался для атаки? Он с трудом вспоминал что-то подобное, но не был полностью уверенным.

Он был ранен? Он попытался подняться. Все его тело ныло, голова немного кружилась, но в остальном он чувствовал себя в порядке. Наверно. Он не мог сказать наверняка.

— Получи это, это и это! — Ранта атаковал с молниеносной скоростью, выбивая меч и щит из рук Приспешника В. С криком, он протаранил кобольда своим плечом, повалив того на землю.

Это не что иное, как проявление грубой силы, но это работало. Ранта использовал свой меч, чтобы сбить шлем с головы Приспешника В и глубоко воткнуть его в горло кобольда.

— Хаха! Еще один Вайс для меня! — заявил он.

Харухиро не мог поверить, что Ранта думает о сборе Вайсов в такое время. Но хоть можно много говорить о проблемах его характера, Харухиро пришлось признать, что Ранта был очень надежным.

— Остался только Дезпатч! — Харухиро крикнул так громко, насколько мог, пытаясь поднять боевой дух.

Но часть его знала, что это бесполезно. Харухиро услышал пронзительный крик Дезпатча, Вро-га-хаа! Вро-га-хаа! Вро-га-хаа! и в этот момент Могзо оказался полностью ошеломлен.

Конечно, Харухиро, Юме и Ранта, все хотели прийти на помощь Могзо, но что-то сдерживало их. Напряжение в воздухе… или еще что. Действительно ли была такая неопределенная, непонятная причина?

Нет. Так двигался Дезпатч; динамично и быстро. Он набросился так, будто к его ногам прикреплены пружины, все это время ловко орудуя мясным тесаком. И он никогда не останавливался, поэтому сложно было найти окно для атаки.

Должна быть какая-то последовательность или привычка в его действиях, которой они могут воспользоваться. Харухиро и остальные должны найти ее. Но ни у кого не было времени, чтобы тщательно проанализировать и изучить его движения.

— Оом рел ект вел дас! — [Shadow Echo] Шихору пришло неожиданно вовремя, но этого недостаточно.

Дезпатч с ревом взмахнул своим мечом и аккуратно разрезал напополам похожего на водоросли теневого элементаля, заставив того исчезнуть. Тогда. Тогда появилось очень маленькое окно, но Могзо им воспользовался. Впервые, с начала боя, он пошел в нападение.

Он еле дышал и был весь изранен, но Могзо должен знать, что его разрежут, если он ошибется. У него не было выбора, кроме как рискнуть и воспользоваться этим шансом. Могзо вывел решение, и Харухиро подумал, что это хорошо. Других выводов не было. Но как только этот вывод пришел к нему в голову…

Гро-ха! крикнул Дезпатч и заблокировал полуторный меч Могзо не своим клинком, а левой рукой.

Какого…! Как такое вообще возможно?! подумал Харухиро. Он был полностью шокирован; наверно, Могзо даже больше. Удивленные или нет, это не изменило того, что последовало дальше.

Дезпатч опустил свой меч на левое плечо Могзо. Клинок прорывался через пластинчатый доспех, кольчугу все ниже и ниже.

— МОГЗОООО! — Ранта кинулся на Дезпатча.

Черт! Ранта не готов сражаться с таким противником, как Дезпатч. Огромный кобольд взмахнул своим мечом в сторону Ранты с достаточной силой, чтобы размазать его в лепешку и разрезать напополам. Каким-то образом, Ранта вовремя пригнулся, чтобы уклониться от выпада. Хороший ход. И благодаря вмешательству Ранты, Могзо смог откатиться подальше от Дезпатча.

Однако выглядел он неважно и истекал кровью.

— Мэри, вылечи Могзо! — Харухиро не нужно было говорить; Мэри уже делала это.

Она создала лечащее заклинание прямо на него, но нужно время, чтобы оно сработало. Они должны выиграть для нее больше времени. В какой-то момент Юме достала свой лук и пустила стрелу в Дезпатча. С такого близкого расстояния невозможно промахнуться. Стрела вонзилась в бок кобольда-босса. Дезпатч взревел и обратил внимание на Юме.

— У тебя нет времени озираться! — закричал Ранта, снова атаковав.

Дезпатч с легкостью блокировал длинный меч Ранты, затем грозно пошел на Юме. Юме, конечно же, побежала от него.

— Ваа! Страшно страшно страшно..! — закричала Юме, откинув лук и используя свой навык переката ямных крыс, чтобы уйти.

Харухиро погнался за Дезпатчем, но не мог догнать его. И не только сейчас; Харухиро не мог встать в позицию с самого начала.

— Черт! — проворчал Харухиро.

— О Тьма, О Бог Порчи… — Ранта начал читать заклинание. [Dark Invitation]

Пурпурно-черное, безголовое тело появилось из ниоткуда. У него глаза как две ямки и щелка в качестве рта. Демон. Зодиак.

— Вперед, Зодиак! — скомандовал Ранта.

— Не хочу! Не хочу! Не хочу! Не хочу! Киихихихи… Хиихихихи!

— Я знал это… — вздохнул Ранта.

Харухиро даже не мог выразить, насколько тот был отвратителен. Такой идиотский, ленивый… у него просто не было слов. Юме закричала, когда Дезпатч ударил ее. Удар был тяжелым, и отправил ее в полет.

— Глупый демон! Иди сюда! — Ранта схватил Зодиака рукой и потянул к себе.

Харухиро не знал, что демонов можно так хватать. Затем Ранта развернулся к Дезпатчу и со всей силой кинул в него Зодиака.

— Иди к черту! Иди к черту! ИДИИИИИ К ЧЕЕЕЕЕЕРТУУУУ! — завизжал демон.

Демон смачно ударил Дезпатча прямо в лицо. Не считая того, что это не совсем «удар», а скорее «пощечина». Дезпатч сразу же стянул с себя демон и швырнул его прочь, но этот момент невнимательности дал Ранте шанс подобраться поближе и использовать [Anger Thrust].

Атака была нацелена прямо в горло босса-кобольда, но Дезпатч наклонился так, что длинный меч Ранты только срезал пару сантиметров его меха со стороны горла и немного порезал кожу. Хоть кровь и не лилась повсюду, но Дезпатч был немного ранен.

Да! подумал Харухиро. Они наконец-то нанесли ему удар. Дезпатч не оказался неуязвимым, и теперь это все-таки не проигрышный бой. Они могут сделать это. Он был противником, с которым они могут сражаться, если будут делать все как всегда. У Харухиро возникло ощущение, что они могут даже выиграть. Это ощущение исчезло в следующее мгновение.

Дезпатч издал ужасный вопль. Цвет его глаз изменился; до этого момента, свет из его глаз был другим. Внезапно, меньше чем за долю секунды, Ранта неподвижно лежал на земле.

Что произошло? Харухиро не увидел. Все, что он видел, так это тело Ранты на земле в луже крови, и Дезпатча, поднявшего меч высоко над головой для завершающей атаки. Однако что-то прицепилось к его руке с мечом… пурпурно-черный силуэт. Харухиро не мог поверить своим глазам.

— Зодиак?! — пробормотал Харухиро.

— Киихихихи… Иихихихи… Хиихихихихихи! — хихикал демон.

Дезпатч наполовину проворчал, наполовину усмехнулся, будто бы говоря «ты у меня на пути», схватил демон, как орел свою добычу, и обрушил его на землю. С шипящим звуком, демон превратился в поднимающийся дым и исчез. Благодаря вмешательству Зодиака, жизнь Ранты спасена.

Когда Дезпатч снова поднял свой меч и повернулся, чтобы прикончить Ранту, Могзо прыгнул и заблокировал мясной тесак кобольда, когда Дезпатч опускал его. Что бы случилось, если бы Зодиак не остановил тогда Дезпатча? Могзо наверняка не успел бы вовремя. Зодиак только что спас Ранте жизнь.

Шихору помогла Юме подняться, но она прижимала руку к животу от боли. Могзо, хоть даже Дезпатч медленно отгонял его назад, убедился, что отвел кобольда от Ранты.

— Чем больше его ранят, тем Дезпатч становится сильнее! — сказала Мэри, пока бежала прямо к Ранте. — Хару! Я почти на пределе! Я могу создать только два заклинания, может три, если постараюсь, но это все!

Харухиро, затаив дыхание, стиснул челюсти. Могзо. Даже если Мэри вылечит его раны, она не может восстановить выносливость, и он уже выказывает признаки усталости. Дезпатч. Чем больше его ранят, тем он сильнее? Это значит, что чем больше ударов они ему нанесут, тем сложнее станет бой. Какого черта? Как они должны сражаться с чем-то подобным? Они не могли.

Им нужно бежать. Это единственный для них вариант. Но действительно ли они могут сбежать? Если бы этот вариант был в самом начале, они смогли бы сбежать. Нет, Дезпатч и трое приспешников. Расклад был другим. Теперь только он. Вопрос в том, смогут ли они безопасно сбежать?

Дезпатч был быстрым. Если кобольд решит гнаться за ними, они не смогут убежать. Если их атакуют со спины, когда они будут убегать, то их прикончат. Их прирежут за долю секунды. Доля секунды на человека. Две доли — два человека. Три… и так далее. Не вариант. Харухиро надеялся, что они все вместе смогут сбежать, но реальность не допускала этого.

Если все они побегут, часть из них наверняка убьют. Если повезет, может быть, несколько из них останутся в живых. Если не повезет, они все умрут.

Один. По крайней мере, один из них должен остаться позади. Один из них должен сдерживать Дезпатча. Это будет бой насмерть. Кто бы ни остался, он умрет. Один умрет, остальные пятеро будут жить.

В настоящее время это их единственный вариант. Харухиро понимал это. Другого не дано. Даже когда он спорил сам с собой, Дезпатч мог в любой момент убить Могзо. Если Могзо падет, тогда все будет кончено и для остальных. Если Могзо умрет, остальные последуют за ним. Это худший из возможных результатов. Этого нужно избежать любой ценой.

Позволить Дезпатчу убить одного из них, чтобы оставить пятерых в живых. Тогда кого? Кто останется позади? И должен ли именно Харухиро просить об этом? Должен ли он сказать остальным «остальные бегут, поэтому задержите его кто-нибудь, пока мы это делаем?» Должен ли он просить одного из них умереть ради них? Может кого-то вроде… вроде… Могзо.

Ранта, пока его лечили, сел с ворчанием.

Харухиро закрыл глаза:

— Ребята, простите….

Простите, что такой жалкий лидер… Но делать что-то невозможное, вроде этого, невозможно. Харухиро прыгнул на спину Дезпатчу, когда кобольд почти сбил Могзо на землю. Маневр не выбил дух из босса-кобольда, но Харухиро смог зацепиться за него с неожиданной легкостью. Его решение принято, он больше не должен бояться. Или, во всяком случае, он так чувствовал. Будь что будет…

Дезпатч крутился, пытаясь сбросить Харухиро. Не позволю! Он ни за что не мог позволить скинуть себя. Харухиро вцепился со всей силой, атакуя Дезпатча снова и снова по голове рукоятью своего кинжала.

Пока он продолжал колотить кобольда, он закричал:

— Могзо, Ранта, Мэри, Юме, Шихору..! Пока он отвлекся…! БЕГИТЕ!

— Н-н-но! — Харухиро подумал, что это говорил Могзо, но он не был уверен.

— Все будет в порядке! — сказал Харухиро, но вся его концентрация находилась в избивании кинжалом.

Бить, бить, бить. Бить непрерывно. Дезпатч был кобольдом, а значит, его тело сложено иначе, чем у людей. У кобольда шире обзор, чем у людей, и Дезпатч воспользовался этим преимуществом, чтобы ударить Харухиро. Хоть он не мог дотянутся мечом, Дезпатч все еще мог ударить спину и голову Харухиро своим локтем.

Черт. Харухиро хотел взвыть от боли, но чувствовал, что все его силы покинут тело, прежде чем он сможет сделать это. Но сила не покинула его.

— Не заставляйте меня терять жизнь впустую! — вместо этого закричал Харухиро. — Меня уже побили! Ничто не спасет меня! Меня уже прикончили, поэтому ИДИТЕ! Пожалуйста, бегите! ПОЖАЛУЙСТА!

— Идем! — крикнул Ранта.

А. Ранта. Хорошо. Это хорошо. Это делает Ранту тем, кто он есть. Им нужен кто-то вроде него, иначе у команды будут реальные проблемы. Он мог убедить остальных идти. Только Ранта мог сделать это. Я рассчитываю на тебя, Ранта… Краем глаза, Харухиро увидел Юме, повернувшую голову, чтобы взглянуть на него, но ее тело было направлено в другую сторону. Она тоже собиралась идти, что успокоило его немного.

Если Юме пошла, тогда Шихору тоже. Юме. Он вспомнил, как ему было хорошо, когда Юме потрепала его по голову. Шихору… он надеялся, что она не отправится вслед за Манато.

— Хару! — позвала Мэри.

Иди. Просто беги… Ему потихоньку начала нравится Мэри, поэтому он хотел, что она выжила и продолжала жить. Поэтому иди, убирайся отсюда… Он мог слышать крик Могзо издалека. Да, хорошо, подумал Харухиро. Беги, Могзо. Ты силен и станешь сильнее. Стань сильнее… Могзо был ядром команды. Мы ничто без него.

Не считая того, что больше не было «нас». Харухиро больше не часть команды. Они просто оставили его. Для больше ничего нет. Он принял решение, потому что не было другого выбора. Он не мог просить кого-либо умереть ради них. Лучше он сам умрет, чем попросит кого другого.

Это тяжело для остальных; никто не чувствовал себя хорошо оставшись в живых, потому что Харухиро пожертвовал собой. Он не хотел, чтобы они так думали, но, наверно, так и будет. Он надеялся, что, в конце концов, они смогут это пережить. Если нет, тогда это до глупости безумное действие не стоило того.

Мичики. Огг. Мутсуми… Если он умрет здесь, Харухиро станет как они? Если так, он надеется, что Мэри вернется и сделает [Purify]. Пожалуйста, преврати меня в пепел… Кстати, сможет ли команда найти ему замену? От этих мыслей Харухиро почувствовал себя безнадежно одиноким и подавленным.

Это лучше, чем если бы он не думал обо всем этом, потому что он был на пределе. Он чувствовал, что его тело в любой момент могло отлететь в воздух. Черт. Его скинули. Наконец Дезпатч скинул его.

Харухиро ударился о землю, и Дезпатч повернулся, чтобы побежать за остальными. Он не собирался убивать Харухиро? Дезпатч позволит Харухиро уйти, и Харухиро избежит смерти, пока кобольд преследует его товарищей? Нет. Нет, нет, нет, НЕТ!

Как долго Харухиро сражался? Как далеко остальные смогли уйти? Его внутренние часы говорили ему, что прошло уже достаточно времени, но может только так чувствовалось. Может время совсем не прошло. Он не знал.

— Эй! Сюда! — крикнул Харухиро.

Харухиро поднялся на ноги, но Дезпатч не смотрел в его сторону. Не позволить ему уйти, не позволить ему уйти! Именно тогда, мгновенно — хвала богу — появилась линия. Это не туманная, нечеткая линия, которую он обычно видит, эта оказалась резкой, четкой и яркой. Харухиро почувствовал что движется.

Так медленно, подумал он про себя. Почему я двигаюсь так медленно? Но не только его движения; Дезпатч тоже двигался, будто бы воздух был из патоки. Может это хорошо. Проще подобраться к нему. Теперь он близко. Сюда!

Харухиро прыгнул вперед, прямо на Дезпатча. Там, в точке на спине кобольда, жизненно важный орган или что-то подобное. Кинжал Харухиро гладко, без сопротивления, проскользил и ударил в жизненно важную точку.

Харухиро ни капельки не сомневался. Все кончено. Дезпатч наклонился вперед и упал на землю. На секунду, голова Харухиро уткнулась в пятнистый, грязный мех, когда они вместе упали вперед, но он быстро откатился в сторону. Он хотел что-то сказать, но все, что вырвалось из его горла, так это звук, похожий на ворчание.

Он почувствовал, что его голова и горло покрыты кровью. Он весь был ранен. Его посетила внезапная мысль. Что если меня оставят позади в таком состоянии? Черт, плохо. Но он не думал, что может двигаться прямо сейчас.

— Э-эй! Ребята! Ребята, вернитесь! — наконец он смог крикнуть, без сомнения веря, что они вернутся за ним.

И они вернулись.

Примечания

  1. Очищение
  2. Сирокко (итал. Scirocco — восточный ветер) — удушающий, обжигающий, очень пыльный ветер южного, юго-восточного или восточного направления, порой достигающий штормовой силы
  3. Стена огня

Комментарии