Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 7: Подготовка к решающей битве

— Что это?

Зайдя в один из номеров отеля Эрнат, Сая двинула бровью.

— Э-это ведь…

Выглянувшая из-за её спины Кирин удивилась и прикрыла рот рукой.

— Добро пожаловать, мы вас ждали, — поприветствовала их Клаудия, как всегда улыбаясь.

На диване в номере сидел Аято, неуклюже улыбаясь. Рядом с ним была Харука.

К удивлению гостей на диване напротив сидела, сложив руки, «Сигрдрива» Сильвия Люнхейм, а у стены стояла капитан гончих Хельга Линдвалл.

— Теперь все в сборе?

— Приветствую, Сасамия Сая и Тодо Кирин. Меня зовут Изабелла Энфилд.

— Энфилд? Неужели…

— Да, мама Клаудии. Прошу любить и жаловать.

Улыбнувшись так же как дочь, Изабелла протянула руку Кирин.

— М-мне очень приятно…

Покосившись на совсем растерявшуюся Кирин, Сая нахмурилась и заговорила:

— Я услышала, что у Аято большие проблемы и примчалась сюда, но ничего не понимаю. Жду объяснений.

К своему удивлению, она не заметила здесь Юлис. Аято для неё не пустое место, именно она должна была прибежать сюда быстрее всех, но, судя по ремарке Изабеллы, принцессы не будет.

— Присаживайтесь-присаживайтесь. — Клаудия пригласила Кирин и Саю сесть на диван, и те приняли её приглашение. — У Аято на самом деле большие проблемы. Хотя, он до последнего не хотел звать вас.

Аято кивнул.

— Да я и сейчас не хочу. Не хочу втягивать Саю и Кирин в это. Будьте осторожны, потому что пути назад уже не будет, как только… — заговорил Аято, но девушки прервали его:

— Нет проблем. Говори.

— Хорошо…

А чего он ещё ждал? Попади он в передрягу, подруги не остановятся ни перед чем, чтобы помочь ему.

— Я же говорю, дело правда опасное, поэтому… — пытался их отговорить Аято, но Клаудия положила руку ему на плечо и устало улыбнулась:

— Я же говорила, что Кирин и Сая обязательно так ответят.

— Хи-хи, как мило. Любимец девушек Аято, — сказала Сильвия усмехнувшись.

— Сигрдрива, тебе я давненько хотела сказать пару ласковых.

— Зови меня Сильви. Что именно?

Сая наклонилась вперед и вгляделась прямо в глаза Сильвии.

— Если тебе просто скучно, прекращай бегать за Аято.

— Ох, как грубо. Но я ведь серьёзна. Или мне нужно просить разрешения у тебя, чтобы помочь Аято?

— Конечно.

— И почему же?

— Я подруга детства Аято.

— Плохой аргумент. — Сая насупилась, и теперь уже Сильвия отвечала тем же взглядом на неё. — Кстати, раз на то пошло, тебе стоило бы обратить пристальное внимание на Кирин, ведь она гостила у Аято дома и даже пригласила его к себе.

— Э?!

— Мне вот тоже это не по нраву.

Попав под перекрестный огонь, Кирин в панике замахала руками и начала оправдываться:

— Н-но я в-ведь уже всё объясняла…

— К слову, отец очень хвалил Кирин. Сказал, что она далеко пойдет, — вклинилась в разговор Харука.

— Э? Я-я очень признательна… — радостным голосом ответила Кирин, залившись краской и опустив голову.

— Гррр… вот значит почему говорят «не зная броду, не суйся в воду».

— Аха-ха-ха, а, может, мне попробовать сойтись с нашей сестрой?.. Слушай, Харука, пойдем куда-нибудь сходим, чайку попьем? Мне очень интересно, каким же Аято был в детстве.

— Ну как тут откажешься, ведь приглашает всемирно-известная дива. Ты мне, кстати, тоже интересна, Сильвия.

Сильвия наклонилась вперед и взяла руку Харуки, та заулыбалась и ответила тем же.

— Сильвия, если ты просто хочешь узнать о детстве Аято, могла бы спросить у Саи, — вступила в словесную перепалку Клаудия.

— Да, подходи, не бойся. Буду рассказывать семь дней и семь ночей, — подозвала Сая соперницу.

— Но ведь так не интересно, — та лишь покачала головой.

Ситуация накалялась всё больше и больше, но Хельга улучила момент и успокоила всех:

— Эм… простите, но, может, перейдем к делу?

— … это всё, что мы знаем об альянсе золотой ветви, — подытожила Изабелла.

Кирин от удивления прикрыла рукой рот.

— Но ведь… они взяли Харуку в заложники…

— М-м-м… Ламинаморус чудовищно силен, а Вальда Ваоф на удивление искусна.

Против орга люкса, действующего на сознание, даже генестеллам не устоять. Кроме того, этот орга люкс захватил тело учителя Сильвии Люнхейм. Обстоятельств много, и они сплелись в очень сложный узор.

— Думаю, вы понимаете наше положение и почему мы собираемся втайне? — спросила Изабелла, подождав, пока Кирин и Сая переварят сказанное.

— Я поняла, что альянс — опасная группировка, а Аято должен выступить на Линдворме. — Выбора-то у него нет, жизнь Харуки на кону. — Можно задать несколько вопросов? — спросила Сая.

— Если мы сможем ответить на них, — ответила Изабелла, улыбнувшись.

— Зачем вы позвали нас? Информация о Вальде Ваоф — строжайшая тайна «Галактики», вы должны хранить её подальше ото всех. К тому же… — Сая перевела взгляд на Хельгу. Руководитель гончих — это последний человек, при котором это вообще можно упоминать.

— Не переживайте о капитане стражи. Мы закончили переговоры на высшем уровне.

— Со скрипом, конечно же.

Хельга кивнула.

— Беспокойства Сасамии не лишены оснований. Мы в Галактике не хотим, чтобы информация касательно Вальды Ваоф стала известна широкому кругу людей. Но, к сожалению, ситуация изменилась в худшую сторону.

— Потому что я проснулась, — уточнила Харука, натянуто улыбнувшись.

— Именно. Информация, которую передала Харука, поразила даже нас, Галактику. Мы пересмотрели угрозу от альянса золотой ветви и вновь обсудили на собрании директоров меры борьбы с Вальдой Ваоф. К тому же капитан стражи к тому времени уже имел доступ к этим данным, поэтому мы решили, что готовы сотрудничать при выполнении определенных условий.

— Условий? — переспросила Сая, но Хельга лишь пожала плечами.

— В стане гончих об этом должны знать только я и ещё не зачисленная в наши ряды Харука. Информация засекречивается, при успешном захвате Вальды Ваоф передать её напрямую корпоративному фонду и так далее.

— И вы согласились? — удивилась Сая.

Хельга Линдвалл славилась своим честным и непреклонным характером. Едва ли она пошла бы на такую сделку.

Зная, что она подумает так, Хельга тяжело вздохнула и сказала:

— Не смотри на меня так. Главная задача гончих и моя лично — защитить город. Если произойдет утечка, то баланс сил между корпоративными фондами пошатнется, что, в свою очередь, приведет к упадку Астериска. Я должна избежать этого любой ценой.

— Мудрое решение, — подметила Изабелла, но Хельга одарила её ледяным взглядом.

— Сейчас наш главный приоритет — поимка Ламинаморуса и Вальды Ваоф. Но это не значит, что мы закроем глаза на несправедливость и преступления. Как только мы уладим ситуацию с Золотой Ветвью, Галактика заплатит по счетам. Сделка была заключена с этим учетом.

— Это мы ещё обсудим.

Изабелла и Хельга продолжали сверлить друг друга взглядами, но тут вмешалась Кирин:

— Эм-м, тогда… зачем вы позвали нас?

— Вы узнали часть истории от Харуки, поэтому мы решили, что лучше вас не оставлять за бортом, а наоборот — посвятить в дело. В совете директоров мнения по этому поводу разделились, но я пролоббировала решение. Прошу вас оказать нам содействие, — закончила Изабелла и поклонилась.

— А-а-а, н-не надо кланяться!

Кирин, похоже, была благодарна за доверие и решила закрыть глаза на все риски, а значит, что фигур на доске Изабеллы стало больше. Впрочем, иного выбора у неё не было, ведь она не могла задействовать спецназ Галактики.

— И что нам придется делать?

— Собирать информацию. Найдите как-можно больше зацепок, по которым можно разыскать Ламинаморуса и Вальду Ваоф. Например… одна из наших зацепок — Ракша-нарда. Это орга люкс Револьфа и, по нашим данным, он запечатан в данный момент. Но каким-то образом он оказался у Ламинаморуса.

— А просто спросить у Револьфа не выйдет? — задала логичный вопрос Кирин, а Клаудия логично отринула эту идею:

— К сожалению, ученики других академий не обязаны отвечать на вопросы от нас или стражи. Нас просто проигнорируют. Другое дело, если к расследованию подключить Сольнейдж, но…

— Но если они намеренно скрыли пропажу оружия, то Револьфу тоже не избежать наказания, не так ли? — заключила Сильвия.

В разговор вмешалась Хельга:

— Револьф был тесно связан с «Затмением», поэтому нельзя отрицать эту вероятность, но всё же… вряд ли сама академия замешана в связях с альянсом золотой ветви. Достаточно было лишь предателя в техническом департаменте, ответственного за орга люксы. Причем Вальда Ваоф без труда могла создать такого.

— У нас есть много данных которые нужно проверить, начиная с подобных зацепок и заканчивая местом битвы Аято и Харуки против Ламинаморуса и Вальды Ваоф. И их стало только больше после того, как Харука рассказала нам о прошлых деяниях таинственного мужчины в маске, — подытожила Изабелла, хлопнув в ладони.

Клаудия добавила к этому ещё несколько моментов:

— По возможности, нам бы хотелось разыскать их до начала Линдвурма. Мы до сих пор не знаем о цели альянса, но если учесть, что они вынудили Аято принять участие в Фесте, то они что-то затевают во время её проведения.

— Ой… Получается, если мы не поймаем их до начала Линдвурма, то мне лучше сняться с турнира? — вдруг спросила Сая.

Дело в том, что если им не удастся осуществить задуманное, Аято должен будет выиграть Линдвурм. И если Сая попадет на него в бою, то станет помехой. Если честно, Сая очень не хочет нарушать обещание, данное Камилле, но на кону жизнь Харуки.

— Действительно. Мне тоже. — Сильвия прикрыла лицо рукой, словно совсем забыла об этом. — Жалко упускать шанс поквитаться с Орфелией, но, похоже, выбора у меня нет?

— Простите….

— Правда, извините нас.

Аято и Харука низко склонили голову, но их вины здесь было мало. Вина лежит на членах альянса золотой ветви.

— Нет, мне кажется, вам лучше участвовать в турнире, — возразила Клаудия, спокойно улыбнувшись. — Вы идете не ради победы, а ради схватки с кем-то, не так ли? Тогда у вас будет достаточно возможностей встретить их на арене перед тем, как вы попадете на Аято, и, таким образом, вы поможете ему, выбив сильных противников.

В этом было зерно истины.

— Но даже попав на Аято вы можете просто сняться. Это намного лучше, чем просто не участвовать в Линдвурме.

— А-а ещё мы можем найти способ убрать осколок из Харуки до начала турнира! — воодушевленно сказала Кирин, сжав кулачки.

— Мы не знаем, возможно ли это, но уже попросили доктора Корбела изучить этот вопрос. Однако он сказал, что лучше не питать иллюзий, — вернула её в жестокую реальность Изабелла, но это и к лучшему.

— Тогда у меня последний вопрос, — заговорила Сая и перевела взгляд не на Изабеллу или Клаудию, а на Аято: — Где Юлис?

Кирин удивилась и снова оглядела всех присутствующих.

Для Саи это была самая большая загадка. У Юлис такой характер, что случись что, она вместе с остальными подругами горой встанет за Аято.

Но почему-то её здесь не было.

— Я объяснил ей всё чуть раньше. О Вальде Ваоф я не сказал, но передал, что ради сестры должен участвовать в Линдвурме, — с горечью сказал Аято, выдержав паузу.

Ему было больно, потому что он всё время повторял, что хочет помочь Юлис, и не собирался участвовать в Линдворме. Он нарушил своё обещание и ему было стыдно за это.

— А что она?..

— Шокирована, похоже… Сказала оставить её в покое, — ответил Аято, прикусив губу.

— Это… странно. Непохоже на неё.

— Да. Она ведь беспокоилась за Аято и Харуку больше остальных.

Сая согласилась с Клаудией и Кирин. Она помнила, что Юлис переживала из-за боя против Орфелии Лендлюфен, Эрешкигаль и её давней подруги. Возможно, это её разум сейчас заполняла лишь эта мысль.

Обычно Юлис бы пришла к тому же выводу, что и Сая и Сильвией. Но что-то пошло не так…

— Я всё равно буду уважать её чувства, — заявил Аято и крепко сжал кулак, закрыв глаза.

В чем-то он казался сейчас жалким. От такого вида у Саи защемило в сердце и чуть не полились слезы.

*

Тренировочный зал. Юлис в одиночестве сидела у стены, обхватив колено.

Тусклые огоньки, порожденные силой принцессы, разгоняли окружающую тьму, но лицо Юлис было мрачным, хмурым.

— Почему?.. — невольно проговорила она.

Ответа из кромешной тишины не последовало.

— И это твоя, так называемая судьба, Орфелия?..

Но слова шли из неё сами собой.

— Тогда…

Юлис заскрежетала зубами.

Из глаз пошли слезы.

— Что мне делать?!

Не поднимая головы, она ударила рукой по стене. В мире тишины раздался глухой звук.

— …

И как долго она тут сидит?

Утерев слезы рукой, Юлис поднялась.

И бесчисленные огоньки вспыхнули.

Их было за тысячу.

— Как мне быть?

Но правда, что ей выбрать?

Её терзали сомнения, но ей только и оставалось, что идти вперед.

По крайней мере сейчас.

*

Небольшая арена, которых полно в торговом районе.

Она располагалась в уголке парка и не оборудована защитными барьерами, как арены среднего уровня. Вокруг поля боя были стены, да и только.

— Тебе идет форма.

— Правда? Хи-хи, спасибо. Хотя, официально меня зачислят только завтра, так что это просто одежка… Но я надела её, потому что ты хотел увидеть.

На арене были двое — Харука и Аято. Они делали растяжку друг напротив друга.

Аято был в форме Сэйдокана, а Харука — в форме гончих, которую получила после успешного прохождения экзамена.

Стрелки на часах показывали восемь. Смеркалось.

Людей поблизости было мало. Наверное, они далеко ушли от самого шумного квартала.

— Ладно, давай начинать. Для начала активируй Сер-версту.

— Есть.

Аято взял в руки активатор и запустил Сер-версту. Харука провела рукой по лезвию и пробормотала:

— Прости, Сер-верста. Будет тесновато, потерпи немного.

Следом за её рукой вокруг клинка обвились цепи заточения.

— Вот так. Не думаю, что они долго продержаться, но на некоторое время цепи уменьшат остроту меча. Это нужно для тренировки.

— Ты даже такое умеешь?.. Вот уж не знал, — поразился Аято.

Сила орга люксов по всем параметрам превосходит таковую у стрег и данте. Разница в выходной мощности слишком велика. Но Харука запечатала, хоть и на время, силу Сер-версты.

— Потому что Сер-верста согласилась помочь. Иначе бы ничего не вышло, — скромничала Харука, помахав рукой, но это означало, что меч ей доверяет в каком-то смысле.

Аято не верил в это, ибо помнил, насколько несносным бывает этот орга люкс.

— Слушай внимательно Аято. Я тебе не раз говорила, что у тебя с детства было плохо с точным контролем праны. Если начнем с нуля, то не успеем к Линдворму.

— Поэтому я буду учиться контролировать Сер-версту, да?

О гибкости не шло и речи. Аято бы ухватить то самое важное, чтобы изменять форму дьявольского меча.

— Для этого нужно полностью овладеть Сер-верстой. Ты всегда учился прямо в бою, так что и дальше придется использовать этот метод. Ты не против?

— Хорошо.

Аято и Харука встали друг напротив друга и наставили мечи на противника. Аято направил меч на глаза Харуке, а та подняла оружие к плечу.

— Я буду серьезной. Иначе смысла в этом нет.

— Ага, согласен, сестра.

Как только Аято закончил говорить, Харука рванула вперед.

— Ха!

Аято шагнул назад от удара наискось, но меч Харуки вдруг изменил направление и устремился вверх, к груди.

«Амагири синмейрю, продвинутая техника — обратный Футацумидзути…»

Защитившись от атаки Сер-верстой, парень поменялся местами с сестрой, но та не собиралась давать ему спуску и обошла сбоку, снова сократив дистанцию.

Харука вышла на свою дистанцию. Сер-верста же была великовата и не поспевала за стремительным клинком Харуки. Похоже, она специально загнала его в подобную ситуацию, чтобы брат быстрее овладел мечом.

Никакой пощады, даже на тренировке.

Защищаясь от нижнего удара, Аято заметил, что Харука держала меч одной рукой. Именно поэтому она была медленнее, чем обычно. Парень собирался было перейти в контратаку, но левая, свободная, рука противника скользнула за спину…

— Тц…

Увидев, как сверкнул ещё один клинок, он сразу же перешел в защиту.

— Ха-а!

Правый удар наискось, левый по горизонтали, правый выпад с разворота, левый наискось, правый по горизонтали, левый выпад с разворота и длинный правый выпад с шагом вперед — это продвинутая техника для двух мечей в Амагири синмейрю под названием «Наракумо».

Кое-как отбившись от серии из семи ударов, Аято так и не смог оторваться от Харуки — она преследовала его, не теряя скорости и, перехватив мечи обратным хватом, отправила навершия мечей в бока парню.

— Гх…

Этот прием в Амагири синмейрю относился к составным техникам и назывался «Двойной Тоцуками».

Уклониться Аято уже не успевал и вынужден был полагаться на прану.

Натиск Харуки, однако, на этом не закончился. Не меняя хвата, она попыталась вонзить мечи в плечи Аято — базовая техника для двух мечей в Амагири синмейрю «Футацуимодзири».

Парень в самый последний момент отвел мечи в сторону, воспользовался той секундой и разорвал ситуацию, чтобы отдышаться и снова встать в стойку.

— Ха-а… ха-а…

— Эх, Сер-верста не согласна.

Харука отключила люкс в левой руке и вернула в чехол, после чего взялась за правый меч обеими руками.

— Как жестоко, сестра…

Если верить объяснению Харуки, то после снятия третьей печати Аято стал равен по силе ей. Но парень всё время оборонялся, ни разу даже не попытавшись атаковать. Причина этому отчасти кроется в размере Сер-версты, но намного важнее то, что уровень владения стилем Амагири синмейрю у них был разным. Харука напрямую училась у Масацугу и сможет победить Аято в десяти случаях из десяти.

Хотя, стоит заметить, что Харука изучила стиль Амагири синмейрю почти полностью. Система обучения в школе построена так, что пока ученик не изучит техники меча среднего уровня, ему не будут преподавать техники с копьем и кинжалом, а для изучения секретных приёмов необходимо отточить до совершенства составные. Аято полностью изучил техники меча и составные приёмы, но всё ещё тренировался с другими видами оружия (к слову, Масацугу учил его обращению с двумя мечами).

«Равны по силам» — это, вероятно, общая оценка. По физическим параметрам Аято явно превосходит сестру, как и по боевому опыту. Но он серьезно проигрывает в технике. И пока он не научится изменять форму Сер-версты, то победы ему не видать.

— Дам совет. Спроси себя, что для тебя есть Сер-верста.

— Спросить себя?

«Что это значит?»

— Если не поймешь… точнее если не почувствуешь, то долго не протянешь.

Когда Харука берется за дело всерьез, то предпочитает не затягивать. Обычно, она заканчивает бой стремительной атакой.

Думая об этом, Аято постепенно сокращал дистанцию, как Харука снова ринулась в атаку. Клинок нападал сверху, снизу и со всех сторон.

«Продвинутая техника «Ицураса»!.. А это базовая «Хиторан»! И продвинутая «Ситикура»?!»

Аято сумел защититься от этого натиска лишь полностью уйдя в защиту и полагаясь на размер Сер-версты. Но такими темпами долго он не продержится.

Разумеется, он не собирался всё время отсиживаться в обороне. Между уклонениями и блоками он постоянно вливал прану в урм-манадайт и пытался изменить размер меча методом проб и ошибок. Только у него всё не получалось контролировать поток энергии.

Точное управление праной сродни продеванию нитки в игольное ушко. А если вспомнить, сколько праны у Аято, то задача превращается в «продевание шнура в игольное ушко» — то есть в принципе невозможную.

«Черт… Всё же, не долго мне осталось!..»

Атаки Харуки становились всё быстрее и точнее. Наверное, она читала парня как открытую книгу. Аято сильно вырос с тех пор, как Харука рассталась с ним, но нельзя забывать, что она тоже учила его Амагири синмейрю.

Аято тоже знал о стиле сестры более чем хорошо, но до сих пор не научился справляться с её безудержной скоростью.

— Кх…

Острие меча Харуки резануло по одежде Аято и оставило небольшую рану.

Рывок был поистине стремительным, но сестра не забывала, что это тренировка, поэтому слегка ослабила последний удар. Однако обычный люкс едва ли мог серьезно ранить Аято с его-то количеством праны.

Впрочем, если Аято проиграет здесь, то ему никогда не победить даже Орфелию, что уж там говорить о Ламинаморусе.

«Я не собираюсь проигрывать! Не хочу проигрывать!» — убеждал себя Аято и в какой-то миг почувствовал, что-то вроде воли Сер-версты.

— Это же…

Аято почувствовал саму волю меча. Она чем-то напоминала гнев, недовольство, сопротивление. И направлены эти негативные чувства были против парня.

«И откуда такое…»

Поразившись, Аято продолжил искать причину.

Чем-то же Сер-верста недовольна, получается.

Аято всегда был честен с мечом и постоянно доказывал это. С уважением относился к нему и доверял. Поэтому Сер-верста и помогала ему до сих пор. Но…

— Тц…

«Нет… это не так…»

Парня как-будто осенило.

«Всё как раз наоборот…»

Сер-верста хотела от своего владельца, от Аято не уважения или доверия. Она просто хотела быть обычным мечом.

Почувствовав это, Аято услышал что-то вроде голоса в сознании: «Пусть будет так».

И вдруг его прана, словно по велению самого меча, слилась с манадайтом.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

— Ого!

Сер-верста свистнула по горизонтали и Харука отпрыгнула с удивлением на лице.

— Чудесно. Я знала, что ты сможешь, — гордо сказала девушка и выключила люкс с разбитым лезвием.

— Спасибо.

Сер-верста в руке Аято заметно уменьшилась, примерно до 72 сантиметров в длину. И на удивление хорошо сидела в руке.

К тому же он сжег печать Харуки.

— Ты очень добрый. Поэтому я сразу поняла, что ты относишься к Сер-версте, как к человеку. Но у неё очень сильная воля, и желает она не этого. — Харука наполовину строго посмотрела сначала на Аято, а потом на меч. — Конечно, Сер-верста не даст прикоснуться к себе невеждам, но кроме этого её владелец должен быть под стать её гордости меча. Такому человеку Сер-верста обязательно поможет.

— Могла бы и сказать, раз знала, — обиделся Аято.

Харука же уперла руки в боки и отбилась от нападок:

— И какой в этом был бы смысл? Иногда нужно искать ответы на вопросы самому.

«Эх…»

— Но теперь ты, наконец, готов.

— Э?

«К чему?» — удивился Аято.

Харука вытащила другой активатор и запустила люкс. Этот был целый, наверное, его она убрала чуть ранее.

— Я получила разрешение у отца, когда была дома. Он сказал, что теперь ты готов.

— С-стой, сестра. Ты о чем?

Аято ничего не понял.

— Наверное, ты не знаешь, но… в техниках меча Амагири синмейрю есть ещё один уровень, выше секретного.

— ?!

Он действительно не слышал о таком.

— Секретные техники Амагири синмейрю — это приёмы, созданные для выживания на поле брани, и по сути предназначены для ближнего боя, так?

— Ну… это ведь естественно, на Амагири синмейрю так устроено.

Техники Амагири синмейрю создавались с тем учетом, что мечник всегда носит тяжелую броню.

— Это так, но… ты знаешь, что не все техники в нашем стиле мы унаследовали от основателя? — спросила Харука и подняла меч. — Аято, сегодня я научу тебя технике, которая считается вершиной стиля Амагири синмейрю…

Комментарии