Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4: Мадиас Меса

Акари намекнула человеку, от которого услышала о «Затмении», что хочет поучаствовать вместе с другом. Она сразу условилась о месте и времени встречи: руины в зоне реконструкции, в час ночи.

Мадиас с девушкой вошли в полуразрушенную комнату с обвалившимся потолком, через который лился лунный свет, и обнаружили там крайне подозрительного человека в костюме с маской на лице.

— …Если вы вдвоем участвуете, то мы устроим королевскую битву с двенадцатью бойцами, — вежливо пояснил мужчина, как будет проходить сегодняшнее сражение. Как-то слишком странно всё это было для подпольного турнира. — Главное правило «Затмения» — «никаких правил». Вы можете использовать любое оружие, а так же грязные приемы. Вы проигрываете, если больше не можете сражаться, но мы не несём ответственности, если вы умрёте на поле боя, просим нас понять.

Грубо говоря, на арене можно лишиться жизни. Мадиас не видел в этом ничего ужасного, а вот для Акари это должно оказаться неожиданностью.

Подумав об этом, парень бросил взгляд вбок, но Акари как всегда улыбалась и даже бровью не повела.

— Неужели ты прошла через жуткие бойни? — тихонько спросил Мадиас.

Акари покачала головой.

— Нет конечно, в битвах насмерть я не участвовала. Но всё в порядке, я не ценю свою жизнь, — ответила она таким же шёпотом.

Образ Акари в голове Мадиаса пошатнулся. Парень удивился, но почему-то даже обрадовался.

«Всё же она интересная», — подумал Мадиас. Раньше он таких людей ни разу не встречал.

— Час близится, господа и дамы. В целях конфиденциальности мероприятия мы временно конфискуем терминалы участников, вы ведь не возражаете? — снова обратил на себя внимание мужчина, сверившись с часами.

— Хорошо.

— Нет проблем.

Акари и Мадиас отдали свои телефоны. Мужчина спокойно кивнул, а затем продолжил:

— Чудесно. А теперь пройдите сюда, как спуститесь на лифте, сразу же попадете на арену.

— Лифт? А где он? — спросил Мадиас, внимательно оглядевшись и не найдя ничего похожего на двери в этих руинах.

Но прежде чем мужчина успел ответить, помещение успело измениться.

— !

— Это же…

Акари от такого поворота событий потеряла дар речи.

Но тут нечему удивляться, ведь обрушившаяся комната, ещё секунду назад залитая лунным светом, обернулась дремучим, сырым подземельем без окон.

«Нет, черт. Изменилась не комната…»

— Нас же… только что куда-то перенесли?

— Ага, тут я соглашусь.

Похоже, их силой телепортировали сюда.

— К слову я слышала о том, что в Револьфе есть орга люкс со способностью менять координаты цели на заранее заданные.

— Ого, тогда это, может быть он.

Если это правда, то среди организаторов «Затмения» есть владелец этого орга люкса или же сам черный институт помогает с его проведением.

В помещении были лишь тускловатые светильники и холодная серебристая дверь.

— А вот и наш лифт.

— Наверное.

Мадиас нажал кнопку рядом с лифтом, и створки в узенькую кабинку со скрипом разъехались в стороны.

Отступать уже поздно, поэтому парень с девушкой зашли внутрь, двери закрылись, и лифт поехал вниз.

— Кстати… а ты правда не против? — вдруг спросила Акари.

— А, что?

— Ну, ввязываться в такое опасное дело. Я, конечно, благодарна за помощь, правда благодарна, но отплатить ничем не смогу.

— Да мне не надо ничего. Я же говорил.

Мадиас усмехнулся, а Акари насупилась, но спорить не стала. Да и парень не требовал платы.

Конечно, это вовсе не значило, что Мадиас был хорошим парнем.

Просто до сих пор он почти… нет, он ни разу никем не интересовался. Будь человек добрым или злым, сильным или слабым, другом или врагом, Мадиас лишь оценивал, как они влияют на его жизнь. Разница между людьми сводилась исключительно к степени этого влияния. В его внутреннем мире существовал лишь он сам, и этого вполне хватало.

Ну… до тех пор, пока не встретил Акари.

— Ой, мы приехали, кажется.

Лифт остановился, серебристые двери вновь открылись, и на арене их встретил слепящий свет и рёв толпы.

Но здесь всё было не так весело и задорно, как на настоящей Фесте. В голосах зрителей было нечто тёмное, мерзкое и злобное.

«На арену выходят наши последние участники: сорок четвертый ранг академии Сэйдокан, «Равана»* Мадиас Меса и студентка из той же академии Ятигуса Акари! Интересно, как долго они протянут против наших доблестных воителей?!»

Мужской голос, который ещё сильнее распалял толпу, вероятно, принадлежал комментатору.

Арена была сравнительно широким шестиугольником, на каждой его вершине возвышались столбы, внутри которых, похоже, и располагались лифты. Потолок едва различим, он был очень высоким. Вокруг арены на большой высоте располагались трибуны со зрителями, с ристалища гостей было не разглядеть.

Сама арена была сравнительно чистой, никаких препятствий. Десять участников неотрывно глядели в сторону Мадиаса и Акари, словно оценивая новичков.

— Мде, слабовато, — бросил Мадиас, точно так же разглядывая противников.

Он всё думал, какой же уровень будет у подпольного турнира, что проводится на родине Фест, самых интересных боевых представлений во всем мире, а тут такое разочарование…

Конечно, глупо сравнивать уровень Вигридра с Фестами. Но там, где даже в простом бою можно расстаться с жизнью, абсолютно все участники выкладываются на полную. В них буквально фонтаном бьет решимость убить противника и выжить самому.

А в участниках «Затмения» этого безумного рвения не чувствовалось совсем. Слишком мягкие.

Все бойцы учились в городских академиях, но, в лучшем случае, только один из них имел какой-либо ранг. Акари разобралась бы с этим сбродом в одиночку, без помощи Мадиаса.

«Пора начинать сегодняшний первый бой! Поехали!»

Комментатор объявил начало матча, и ученик из Арлекинта, стоявший ближе всех к Мадиасу и Акари, наставил на них люкс-винтовку. Но…

— Застынь, — шепнула Акари.

По всей арене пробежала волна маны, и всякое движение в тот же момент остановилось.

— Че…

Ошарашенный арлекинтовец еще несколько раз жал спусковой крючок, но из дула не то что пули не вылетели, сам манадайт, ядро и ключевая деталь люкса, погас. Проще говоря, его оружие пришло в негодность. Но и этим всё не закончилось…

— Ч-что это?!

— Да ладно, мана не реагирует!..

— Так мы ничего не сможем сделать!

От учеников, сцепившихся в других частях арены, послышались поражённые крики.

Зрители, похоже, тоже зашумели, не понимая, что только что произошло.

От такого представления Мадиас присвистнул и усмехнулся.

— Вот те на… Реально круто.

«Вот это да! Похоже, это Ятигуса Акари применила свою способность! Она полностью остановила движение маны вокруг! Безумие, это просто безумие!!!» — отчитался комментатор, сверившись с данными об участниках.

Это стало неожиданностью как для бойцов, так и для зрителей, они были шокированы до глубины души.

Но здесь нечему удивляться, ведь её сила поистине ужасающа. Она блокирует способности других стрег и данте, а также отключает все манадайты и люксы вокруг. Однако и здесь была обратная сторона: люксы Акари и Мадиаса постигла та же участь. Впрочем…

— Оп.

— Кха!...

Мадиас вырубил того арлекинтовца с винтовкой увесистым ударом в живот. Против таких слабаков ему даже оружия не требовалось.

Акари тоже не теряла времени зря и бросила на землю ученика из Цзе Луня, который кинулся на неё с кулаками.

Увидев такую сцену, все остальные бойцы, желаюшие напасть на новичков, застыли в сомнениях.

Несмотря на формат проведения — королевская битва — на арене уже образовалось несколько групп из участников. Впрочем, в этом не было ничего удивительного, ведь Мадиас и Акари тоже работали вместе, с самого начала раунда.

Основной тактикой в такой куче-мале было вынести самых сильных и опасных врагов толпой, а потом разобраться между собой, поэтому, наверное, все остальные решили в первую очередь выбить из боя Акари, но, увидев, на что она и её товарищ способны, дрогнули.

В наспех сбитых командах они едва ли могли использовать количественное преимущество.

Наспех сбитые команды зачастую глупо распоряжаются численным преимуществом. Например, кто-нибудь из них мог бы стать приманкой и отвлечь противника, в то время как остальные завершили бы начатое. Но никто не хотел становится жертвой. В конечном итоге, королевская битва — это бой до последнего бойца, какой смысл жертвовать собой в таких обстоятельствах?

В результате бой зашел в тупик.

Нетерпеливые зрители уже загудели от негодования, но участники не двигались с места.

— Боже, какая скука.

«Раз так, придется всё делать самим…» — подумал Мадиас и собирался было ринуться в бой…

«Иэх, что за скукота?! Все зажались по углам, как драные собаки! Это совсем не интересно! Совсем! «Затмение» славится, как самое захватывающее шоу на планете! Так мы не оправдаем этот титул!.. Но не стоит переживать! Мы хорошенько подготовились к таким стояниям!» — напыщенно заявил комментатор.

В центре арены тут же открылся люк и оттуда вышли двое мужчин: юноша в форме Цзе Луня с половиной волчьей маски на лице и двухметровая махина в кимоно со здоровенной нагинатой, больше похожей на двуручный меч.

«На арену выходят всем известные постоянные участники «Затмения» — гордость турнира! «Разбитая маска» Закир и «Падший паладин» Рёуэ Арато!» — представил новых бойцов комментатор, и толпа зрителей, гудящая на трибунах, тут же разразилась аплодисментами и радостными криками.

— Ха-ха, так вот в чём подстава?

Очевидно, что эта парочка имела совершенно иной статус по сравнению с остальными участниками. Наверное, королевская битва — это что-то вроде разогрева, а главное шоу началось позже, когда эти двое отправились в погоню за «выжившим». На Вигридре часто использовалась подобная схема.

— Ты их, случаем, не знаешь? — спросил Мадиас.

— Знаю, оба очень известные и опасные преступники. Закир — в прошлом лучший агент «Гайси», секретной службы Цзе Луня, а Рёуэ Арато — третий владелец титула «гений меча», — сразу же ответила Акари как ни в чем не бывало.

— Эй, чё за дела?! Мы так не договаривались!

— Точно! Почему против нас выставили Маску и Паладина?!

Участники на арене начали жаловаться в унисон, но…

— Бесполезные…

Едва сверкнул меч Рёуэ, как три ближайших участника распластались в луже из собственной крови. Его длинная нагината — оружие специфическое, но крайне опасное.

— Кхе-хе… не говори так, товарищ Рёуэ. Грешу, что так они хотят нас раззадорить.

На левой стороне лица Закира, что не была скрыта маской, появилась жестокая улыбка, а за его спиной неожиданно мелькнул ученик из Револьфа.

Наверное, этот безумец был посильнее многих остальных и неплохо скрывал своё присутствие.

— Ну, вот так например, а?

Не глядя назад, Закир ушел от атаки и полоснул револьфовца ладонью.

— ГХХХАААААААААааааааа!

В следующий миг бедолага закричал и повалился на пол, истекая кровью.

— Не кипишуй, крови много — раны мало. Просто немного резанул по мясу, — сказал Закир, ухмыльнувшись. Его рука, обагрилась кровью, однако была окружена каким-то немыслимым количеством праны.

— Ого, всё в атаку?..

Мадиас думал повторить трюк Закира, но ничего не получилось. Для него требовался хороший врожденный контроль праны или немыслимые тренировки.

— Как жестоко… — жалостно сказала Акари, хотя, в голосе послышался холодок.

Акари — девушка добрая, однако постоянно держит определенную дистанцию со всем остальным миром. Именно это, наверное, и подкупило парня. Неужели она всегда будет такой отстраненной, что бы ни произошло в её жизни?

«Ха-ха, постоянные участники — это вам не хухры-мухры! Сразу стало веселее, согласны?!»

С появлением Закира и Рёуэ на арене развернулись трагические события, что в свою очередь повысило градус веселья на трибунах.

Наверное, излишне говорить, что именно этого ждали от «Затмения».

Два бойца организаторов за считанные минуты покосили оставшихся участников и, наконец, обратили взор на Мадиаса и Акари.

— А вот и наше главное блюдо, да? Вы выглядите повкуснее остального сброда.

— Сотрем в порошок.

На арене осталось четверо: Мадиас, Акари, Закир и Рёуэ.

— Я немного понимаю в боях на мечах, так что возьму на себя Арато Рёуэ, — сказала Акари, выступив вперед, но Мадиас остановил её.

— Да ладно, я возьму обоих.

— А?.. Но тогда ведь…

Способность Акари особенно эффективно подавляла стрег и данте, но против мастеров боевых искусств, среди которых много учеников Цзе Луня, и бойцов, предпочитающих железо вместо люксов, она была бессильна. Закир и Рёуэ были как раз из таких.

Очевидно что это никакое не совпадение. Организаторы осознанно выпустили их на арену, зная о способности Акари. Конечно, девушка была не так плоха в ближнем бою, но, всё же, с противниками столь высокого класса ей не справиться.

— Я всё устрою. К тому же у тебя ведь последнее дело осталось, да? — сказала Мадиас и в одиночку пошел к противникам.

— Чего? Вы там совсем поехали, ребяткигоспода? В одиночку против нас двоих?

— Наглость!..

Их глаза вспыхнули кровожадностью, видимо, подумали, что над ними насмехаются.

Ну а Мадиас молча шел вперед.

Рёуэ уже мог наброситься на него.

Еще пара шагов. Теперь мог напасть и Закир…

— Ха!

— М-м!

В тот же миг на Мадиаса устремилось две атаки: ладонь справа и клинок слева. Они были быстрыми, точными и очень опасными.

«Эх… как скучно…»

— ?!

Сменив темп, парень ударил по клинку Рёуэ левой рукой и отбил его, затем отразил ладонь Закира и зарядил ему кулаком в подбородок.

— !

Не останавливаясь, Мадиас развернулся и, зайдя за мечника, и вбил локоть ему в спину, а потом как ни в чем не бывало пошел дальше.

Когда он дошел до центра арены, Закир и Рёуэ пали наземь, словно только этого и ждали.

«А? Что?»

Комментатор даже ничего толком сказать не смог, а трибуны погрузились в гробовую тишину. Похоже, никто не понимал, что только что сделал парень на арене.

— Тек-с ладно… Акари!

Мадиас развернулся и подозвал девушку к себе, а та глядела на него во все глаза. Она вообще редко изменяла своей натянутой улыбке, но сейчас выглядела скорее даже довольной.

— Удивительно. Я знала, что ты силен, но не думала, что настолько.

— Да это мелочи. Против нас ведь были одни слабаки. А теперь давай, — сказал парень и распростер руки.

Замешкавшись на миг, Акари снова улыбнулась, хоть и слегка иначе (по крайней мере Мадиасу так показалось).

— Последнее дело, да?

Девушка хихикнула, занося правую руку над головой, а потом… стукнула товарища по лбу.

— Ай-й, я проиграл, — наигранно проговорил Мадиас и не менее наигранно свалился на землю.

Прошло несколько секунд, и очнувшаяся, наконец, публика недовольно взвыла.

*

— Ну как, получила оплату?

— Да, спасибо большое, Мадиас. Всё благодаря тебе, — сказала Акари, натянуто улыбаясь, и низко поклонилась.

— Да не благодари ты, — ответил Мадиас, усмехнувшись.

В городе уже светало. Мадиас и Акари вдвоем шли по улице в зоне реконструкции.

Акари сразу вернулась наверх, воспользовавшись лифтом, а вот Мадиаса и остальных проигравших унесли через отверстие в полу, откуда появились постоянные участники, так что до поверхности он добрался гораздо позже.

В принципе парень не возражал бы, уйди его подруга домой раньше, но Акари всё равно дожидалась у выхода.

Под ареной располагалось нечто похожее на тюрьму. На Мадиаса нахлынули неприятные воспоминания о Вигридре, но, к счастью, он там никого не увидел. Проигравших разместили там, выдали карточки с деньгами за участие и подлатали тяжело раненых (среди участников ходил слух, что плата за лечение вычитается из зарплаты. Наверное, оно было чудовищно дорогим.)

К слову, когда Мадиасу вручали карточку, то его заодно отругали, мол в следующий раз хоть проиграй нормально, раз побеждать не хочешь. Парень ответил, что им не стоит беспокоится, потому что следующего раза не будет.

Конечно он сделал это специально, на самом деле он умел проигрывать красиво. Что же до того, почему он так не сделал… может, он перевозбудился от того, что впервые за столь долгое время сражался всерьез.

Но как бы там ни было, история получилась странная. Знакомство с Акари, запись на «Затмение», а потом серьёзный бой там — всё это было так не похоже на Мадиаса. Хотя, не сказать, чтобы ему это не нравилось.

— Мадиас, зачем ты так стараешься ради меня? — вдруг спросила Акари.

— Ну, ты мне интересна, — в лоб ответил парень.

Девушка засмущалась, хоть и не изменила обычной улыбке.

— Н-неужели… любишь?..

— А?.. — Вопрос оказался таким неожиданным, что Мадиас чуть не лишился дара речи. — М-м… кто знает. Прости, тут я не могу дать точного ответа.

Впрочем, парень и в самом деле не понимал, любит он её или нет.

— Понятно… Я вот тоже такая.

— Какая?

— Не понимаю, что такое любить человека. Но это ведь логично, да? Ведь человек, который не может полюбить себя, не полюбит другого, — ответила Акари и одиноко улыбнулась.

— Ну… — заговорил Мадиас, и остановился вместе с подругой.

Чуть впереди, в пустынном конце улицы, кто-то стоял.

— Хо-хо-хо! Какие душещипательные разговорчики ведут детишки в наше время.

Этот некто имел людское очертание, но Мадиас не видел в нём человека.

Длинные черные волосы, восточный свободный наряд, красивые черты лица. Но возраст было не определить: она выглядела очень молодой, но поведением казалась намного старше.

— Второе «Божественное откровение»…

— …Ван Сяоюань.

Хотя Мадиас и провел детство на Вигридре, вдали от мира, он всё равно знал об этой девушке: это правитель Цзе Лунь и единственный человек во всей истории завоевавший «Большой шлем». Ходили слухи, что после выпуска из академии она долгие годы учила других учеников в своей альма-матер.

— Да не переживайте вы так, я не буду вам мешать. На самом деле я тоже видела прошлый бой «Затмения». Эх, какой стыд… Закир показал себя как недостойный ученик, — спокойно сказала Сяоюань, улыбнувшись.

— Неужели единственное на свете «Божественное откровение» пришло отомстить?

От одной мысли о бое с ней у Мадиаса пробежал холодок по спине.

«Да это же натуральный монстр. Да уж… зря я сомневался в Астериске, мир-то чертовски огромен», — подумал парень. Он ни разу не видел настолько сильных людей.

— Нет нужды переживать, это было бы слишком скучно. Просто хотела кое-что проверить.

— Проверить? Что?.. — переспросил Мадиас, но уже в следующий миг девушка оказалась прямо перед ним.

— Тц!

— Мадиас! — крикнула Акари.

Резко сократив дистанцию, Сяоюань невероятно быстро выбросила вперед кулак, но Мадиас заблокировал его в самый последний момент. Парень стоял твердо и перевел всю силу атаки в землю. Асфальт под ногами заметно просел, а от стоп разбежались большие трещины. Они дошли до зданий и порушили некоторые из них.

— Хо… остановил мой кулак? Да, силушки тебе не занимать.

— Не думаете, что это уже перебор?..

Мадиас поразился столь ошеломляющей мощи, но кое-как все же оттеснил кулак.

— Хо-хо-хо, что за речи. Это всего лишь приветствие. — Сяоюань задорно улыбулась. — Значит… я была права?.. — сказала она, перепрыгнув парню за спину, и снова разорвала дистанцию. — Жалко. Очень жалко. У тебя такой талант, но ты совсем не внушаешь ужас. Так даже не интересно.

— Ну простите уж, сами напали на меня, а потом назвали бесполезным. Так что там с ужасом? Вы о чем? — удивившись, спросил Мадиас.

Сяоюань вздохнула и поникла.

— Ужас — это источник всех конфликтов. Гнев, ненависть, зависть — любое подобное чувство или желание рождает импульс, импульс втоптать противника в грязь, уничтожить его, сокрушить. Все сильные люди в некоторой степени внушают ужас. А в тебе его совсем нет. И за что тебя только прозвали «храмовым демоном Раваной»… Ума не приложу. Какой из тебя демон.

— Вас немного занесло…

Парень слегка удивился тому, что девушка так хорошо знает его.

Хотя к прозвищу своему он не имеет никакого отношения.

— Ты уже сейчас умеешь много, но… нет, ты мне не интересен. Буду ждать, как ты начнешь внушать всем страх, — сказала Сяоюань и махнула рукой, а в следующий миг её и след простыл.

— Эх… что это было?..

— Не знаю, — безыдейно ответила Акари.

Тогда Мадиас не понимал смысла слов Сяоюань. А осознал он его чуть позже.

*

На следующий день в кабинете президента школьного совета академии Сэйдокан.

— Да уж, красивый вы показали бой. Поразительно красивый, — сказал президент, стоя у окна, и с сдавленной улыбкой на лице повернулся к Мадиасу и Акари. Его глаза за очками пылали сильным гневом. — Я даже представить себе не мог, что вы способны победить «Разбитую маску» и «Паладина». Мои глаза меня подвели, не иначе.

— Я вот тоже представить себе не мог. Что наш многоуважаемый президент смотрит это тупоголовое и жалкое шоу, — ответил Мадиас с явной издевкой.

На президента это скорее подействовало наоборот — он успокоился, глубоко вдохнув, и сел в кресло.

Хоть он и прогнил до самого основания, но выполнял работу президента Сэйдокана. Дилетантом он не был точно. А вот есть ли в нём толк — это уже другой разговор.

— Ладно, забудем о том, что вы скрываете свои силы. У всех свои обстоятельства. И я здесь не исключение. — Президент сцепил руки над столом и внимательно смотрел на двух учеников. — Поэтому, Мадиас, я бы хотел попросить тебя выступить на Фениксе в этом году. Отказ тут не поможет, ты ведь переведенный ученик.

— Хорошо.

Случаи, конечно, у всех разные, но у большинства переведенных учеников есть контракт, которому они не могут перечить. Одним из пунктов этого договора обычно значится участие в Фестах, на которые ученика отправит академия.

Если Мадиас откажется сейчас, то его отправят обратно в ту узкую темную камеру, а этого ему не хотелось.

— Отлично. В следующем Фениксе всё равно не будет особо сильных противников, так что не волнуйся. Если покажешь тот уровень силы, который я видел вчера, то без проблем заберешь трофей. — Президент, похоже, снова повеселел и вальяжно улыбнулся. — А теперь ты, Ятигуса Акари.

— Да, — тихонько ответила Акари, молчавшая всё это время.

На её лице была привычная натянутая улыбка, но несколько более мрачная, чем обычно.

— Твоя способность, останавливающая реакцию маны, действительно превосходна. Я, конечно, видел данные и знаю о ней… но ты ведь говорила, что плохо её контролируешь, так? А еще я слышал, что ты не владеешь боевыми искусствами и не уверена в своих навыках.

— Это правда.

— Хо? А можно поподробнее? — неестественно удивился президент, подняв бровь, и попросил продолжить.

— Я не могу самовольно развеять способность, если запущу её. Раньше я даже активацию её не могла контролировать. А боевым искусствам меня никто не обучал, как и написано в моей карточке.

Акари не солгала здесь. Однако Мадиас своими глазами видел, что она очень неплоха в ближнем бою, хотя движения и техника не относились к какому-то одному стилю. В общем, зеленым новичком она точно не была.

— Получается, ты училась сама?

— Да. А потом училась, наблюдая за другими.

— Ха-ха-ха! Так это еще чудеснее. Ты победила на «Затмении» с помощью одного лишь врожденного таланта.

— Нет, это всё Мадиас… — снова начала отрицать Акари, но президент вдруг встал с места.

— Я вот тут подумал, что непременно хочу видеть тебя партнером Мадиаса на Фениксе.

«Эх… так и думал», — огорчился Мадиас, хотя примерно знал, что этим всё и закончится, когда их вдвоем вызвали сюда.

— Простите, но я не могу этого сделать, — ответила Акари с печалью в голосе.

— Хм-м… ну, заставить я тебя не могу, в отличии от Мадиаса. Это всего лишь просьба. Если откажешься, то тут ничего не попишешь, но можно хотя бы узнать причину? — показательно разочаровался президент, но был всё так же спокоен.

— Семья… сказала мне, не выделяться из массы.

— Дом Ятигуса? Слышал о них, но, похоже, старые порядки слишком сильно укоренились в вашей семье. Очень похоже на старые семьи этой страны… А вот высшие эшелоны Европы уже активно используют Генестелл в своих целях. — Пожав плечами, президент, тем не менее, улыбнулся и продолжил: — Но правда ли ты беспокоишься за старомодный клан Ятигуса?

— Что?..

Акари подняла голову и посмотрела на президента.

— На самом деле ты беспокоишься только за одного человека — за свою мать, не так ли?

— !

Девушка застыла.

— Эй, президент, не думаешь, что далековато залез в чужие дела? — сказал Мадиас резко шагнув вперед.

Президент побледнел и отступил от своего:

— П-прости, это просто моя работа.

В следующий миг появилось несколько людей и окружили президента.

Хотя, Мадиас давно знал, что они здесь были.

— Вы же «Тёмные звезды»?

«Тёмные звезды» — это секретная служба Сэйдокана, исполняющая тайные поручения академии.

Пятерка учеников в капюшонах по глаза была достаточно сильна в некотором смысле. Самым сильным среди них выглядел тот, что стоял впереди остальных. Вдруг он скинул с себя капюшон.

— Ого, да это же…

И там показалось улыбчивое лицо Мадиаса.

«Копировальщик?.. Дело дрянь».

Мадиас повстречал много всяких противников на Вигридре, но стреги и данте, со способностями к копированию, попадались ему на удивление часто. Самое важное в сражении с ними узнать условия активации и точность навыка.

— Лантана, не начинай, — сказал президент, и подражатель Лантана снова накинул капюшон и отошел в сторону. — Слушай, Мадиас, я не собирался угрожать Ятигусе. Всё скорее наоборот, я хочу помочь ей.

— Помочь?

— Попробую убедить семью Ятигуса и её мать. Так ведь все проблемы решаться, верно? — осторожно обратился к Акари президент, но та впала в замешательство.

— Президент, вы хотите убедить мою маму?..

— Ну, если точнее, то убеждать буду не я, а Галактика.

— …

Девушка задумалась: если в дело вступит корпоративный фонд, то никто не сможет отказаться от их предложения так просто.

— Спасибо за предложение, но я не хочу еще больше беспокоить маму… — очень нерешительно ответила Акари.

— Ха-ха, да всё будет хорошо. Никаких беспокойств, разумеется. Мы очень вежливо всё объясним и донесем свою точку зрения. Настаивать не будем, нет — значит нет. Всё равно хочешь отказаться? — не сдавался президент, почувствовав слабину.

Мадиас, впрочем, тоже потерялся. Он мог вмешаться в любой момент, но не понимал, как далеко он может лезть не в своё дело. Парень понимал, что дело сложное, не для посторонних, поэтому не знал, чью сторону лучше принять ради блага Акари. Ему тяжело было решить, должен ли он влезть в разговор.

— Вы обещаете, что не будете настаивать? — слегка дрожащим голосом спросила Акари.

Услышав это, президент улыбнулся и протянул ей руку.

— Да, разумеется. Обещаем.

Акари робко взяла его руку.

Ну а Мадиас мог лишь смотреть за ними со стороны.

Примечания

  1. Правнук Брахмы, внук Пуластьи, сын Вишравов. Повелитель ракшасов и мифическим владыкой о.Ланка, появлялся на страницах эпоса Рамаяны в роли главного злодея. Именно это название вынесено в заголовок тома.

Комментарии