Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1: Распутье

Обед ранней промозглой зимой.

За привычном столом в столовой собрались привычные люди. Перед ними низко склонилась Кирин.

— А, эм! Сначала хочу сказать спасибо!

После Грифов прошел месяц с небольшим. Кирин, выбывшая в полуфинале и пролежавшая в больнице три дня, полностью выздоровела. С её глазами, о которых все беспокоились, похоже, тоже всё хорошо, главное не слишком часто использовать предвидение, способность понимать намерения противника через поток праны.

— Чего это ты? — удивленно спросила Юлис, попивая чай.

— А-а! Недавно мне позвонил отец и попросил приехать домой…

— Поздравляю. — Клаудия хлопнула в ладони и миловидно улыбнулась.

Сэйдзиро, отец Кирин, давным-давно убил грабителя, чтобы спасти маленькую Кирин, после чего попал за решетку. Похоже, он в целости и сохранности вернулся домой.

Во всём мире к Генестеллам относятся с особой суровостью. Если кто-то из них навредит обычному человеку, наказание будет намного строже. По всем правдам Сэйдзиро должен был просидеть в тюрьме еще как минимум пару десятков лет.

— Срок снизили после нового рассмотрения дела, и через месяц он уже выйдет на свободу… всё же, слишком это быстро. — Кирин восхищенно кивнула.

Разумеется, так случилось из-за того, что Кирин, победительница Фесты, так пожелала, и корпоративные фонды без особых заминок исполнили её желание.

— А еще… отец прислал письмо, прошу, — добавила девушка и, достав из кармана мило сложенный конверт, показала всем.

Аято принял его и открыл. В письме были слова благодарности, написанные четким, красивым почерком. По такому легко можно понять — отец Кирин очень прямой и честный человек.

— …Как и написано, он бы хотел поблагодарить вас лично, если это возможно. Поэтому… хотя это и не приглашение, как у Юлис в прошлом году, но я бы хотела позвать вас к себе домой на зимних каникулах, если вы согласны…

Остальная компания несколько беспомощно переглянулась.

— Хм… спасибо за предложение, но мне придется отказаться, — ответила Юлис, с сожалением покачав головой. — Грифы заставили меня понять, что я всё еще слишком слаба. Поэтому зимние каникулы я проведу в тренировочном зале. Надо стать хоть немного сильнее перед следующим Линдвормом.

— Ты не поедешь в Лизельтанию зимой? — спросил Аято.

— Ну, в последнее время я часто звоню брату и Флоре с остальными, — ответила Юлис и отчего-то одиноко улыбнулась.

«Частые звонки», вероятно, связаны с желанием, которое загадала Юлис.

Она пожелала расширить полномочия знати в Лизельтании, подконтрольной корпоративным фондам, чтобы изменить свою страну. Только это оказалось не так-то просто, потому что это невыгодно самим фондам. Однако благодаря тому, что принцесса публично объявила о своем желании, формально отказать ей не смогут, иначе пропадёт сам смысл Фест.

Если бы речь шла об огромных потерях от исполнения подобного желания, как в случае с Клаудией, разговор мог быть иным, но нынешняя Лизельтания, похоже, была для них не так ценна. Тем не менее не стоило использовать слишком резкие меры, неизвестно как на это могут отреагировать корпоративные фонды.

Поэтому Йольберт, брат Юлис, занялся переговорами с каждым из фондов. Вероятно, за год, который даётся победителю Фесты чтобы подписать своё желание, он собирался заняться балансом интересов каждого фонда и разобраться с деталями.

— Я бы тоже хотела поехать, но на каникулах у меня дела, которые нельзя отложить, — сказала Сая, виновато нахмурившись.

— В институте разработки люксов?

— Да. На каникулах у них будет переезд. Хочу понаблюдать.

Среди шести академий официальный институт разработки люксов остался только в Арлекинте. Остальные же академии обычно пользуются услугами корпоративных фондов, в то время как на своей территории имеют максимум оборудование для настройки.

Сэйдокан тоже не стал исключением из правил, однако совместная с Арлекинтом разработка ректолюксов немного изменила ситуацию — руководство решило таки завести свои мощности.

К слову, Сая, состоящая в клубе метеорной инженерии, уже зарезервировала там личную лабораторию.

— Хи-хи, у меня есть секретная информация… В следующем году отца Саи, Сасамию Соити, планируют пригласить на должность технического эксперта. Он будет советником в этом институте.

— Правда?

Аято впервые услышал об этом. Хотя… он ведь изначально работал в институте Галактики, так что такое вполне возможно.

— Скоро будет организована прямая линия связи с папой, — добавила Сая, радостно улыбнувшись.

За победу на Грифах она попросила деньги.

Её отец Соитиро потерял тело в давнем происшествии и сейчас слился с домашней лабораторией в Германии. Для поддержания и обслуживания системы требуются немалые деньги. Дела у её семьи сейчас шли не так плохо, но Сае всё же хотелось создать некий задел, на всякий случай.

Однако она сама в последнее время задумалась над разработкой люксов, так что деньги ей точно не помешали бы.

— Прости, на зимних каникулах у меня плотный график… — ответила Клаудия, печально улыбнувшись и сложив руки перед грудью.

После окончания Фесты Клаудия стала еще более занятой, чем раньше. Похоже, её всё чаще вызывают на переговоры в Галактику.

— Эх… у всех дела… — Кирин разочарованно поникла. Наверное, она не думала, что всё так получится.

Затем Кирин боязно взглянула на Аято. Её намокшие, словно цепляющиеся за последнюю надежду, глаза были прямо как у брошенного щеночка.

— А, эм-м, тогда… Аято… а-а ты поедешь?..

Оказавшись в центре давящего внимания, Аято покачал головой.

— Прости, Кирин. Меня тоже домой позвали… Отец позвонил. Хочет о чем-то поговорить.

—Ау…

От такого ответа Кирин закрыла глаза и слегка отпрянула. Шок, наверное, был очень велик.

Аято тоже было больно, однако поделать с этим он ничего не мог.

— Домой… неужели что-то о сестре? — неуверенно спросила Юлис.

— Ага, может быть. Я тоже хочу кое-что обсудить, очень вовремя… — ответил Аято и отчего-то вспомнил о том, как недавно встречался с Мадиасом.

*

Центральный район Астериска, административный квартал, здание администрации Фесты, кабинет председателя.

— Присаживайся, — сказал председатель комитета Фесты Мадиас Меса, улыбнувшись.

— Хорошо.

Аято чувствовал себя слегка не в своей тарелке, но принял приглашение и сел на диван.

Виделись они уже не в первый и даже не во второй раз, однако во время встреч наедине парень был отчего-то осторожен.

— Перейдём сразу к делу. В этот раз ты хочешь разбудить сестру?

— Именно.

Сев на диван перед Аято, Мадиас сцепил руки.

— Тогда начну с заключения. В результате расследования и анализа… мы поняли, что пробудить её действительно возможно.

— Правда?!

Аято чуть не вскочил с места, однако его визави в ответ натужно улыбнулся.

— Успокойся. Я расскажу всё до конца.

— Х-хорошо…

Получив укор, Аято снова сел на диван, после чего Мадиас продолжил историю:

— Лучше всего о состоянии твоей сестры знает директор больницы Ян Корбел. За пять лет он так и не смог разбудить её, однако сейчас, когда условия изменились, он сказал, что это возможно. Он хочет испытать новый способ.

— Условия?

— Будь на то воля победителя Фесты, корпоративные фонды окажут всю необходимую поддержку. Деньги, оборудование, персонал — фонды не поскупятся и создадут самые лучшие условия.

«Теперь понятно…»

Ян продолжал лечить сестру из добрых побуждений, поэтому, разумеется, методов у него было не так уж много.

— …Однако это лишь вероятность. Директор передал, что этот способ — не более чем теория. К тому же он достаточно долгий. Я слабо разбираюсь в этой сфере, но, по его словам, анализ схемы единения способности и отторжение маны — очень тяжелые стадии. В лучшем случае потребуется несколько лет… нет, около десяти лет.

— Десять лет?!

Такой срок в момент вернул Аято в пучины отчаяния.

Хотя новости о том, что сестру таки можно разбудить, конечно же, отличные.

— Тем не менее у тебя есть еще один выбор, — сказал Мадиас, слегка улыбнувшись.

—А?

— Видишь ли, во время нынешнего расследования появился человек, который хотел бы тебе помочь.

Аято тут же всё понял.

— Магнум Опус?

— Ого. По словам этого человека, ты сразу бы всё понял, когда прозвучало бы её имя, но этого даже не потребовалось. Именно так, это мисс Лоуренс из академии Арлекинт. Если будет исполнено её условие, она немедленно займется пробуждением твоей сестры. Мы выяснили, что она не лжет, — восхитился Мадиас, кивнув.

Аято же резко глянул на него.

— Как может председатель комитета Фесты верить столь опасному человеку?

Выполнить условия Магнум Опуса означает снова дать ей свободу.

Её эксперимент сломал судьбу Орфелии Лендлюфен, бывшей подруги Юлис, да и сама Юлис до сих пор не смирилась с этим. Аято ни за что не хотел, чтобы подобная трагедия повторилась снова.

— Опасному?.. А, ты про её эксперименты? Да… — Некоторое время Мадиас удивленно глядел на Аято, а потом откинулся на диван и поскреб шею. — Её эксперименты действительно могли быть бесчеловечными, но… что с того?

От холода, таящегося в глазах Мадиаса, произнесшего эти слова, Аято дрогнул.

— Как может председатель верить опасному человеку? Всё наоборот, Амагири. Именно потому, что я председатель комитета Фесты, я просто обязан верить таким, как она. Победители Фесты могут загадать любое желание, а нам в тоже время приходится соответствовать запросам. Ты же не думаешь, что все победители преследуют высшие цели, как ты с Рисфелд? Деньги, слава, женщины, месть… среди триумфаторов немало тех, чьи желания нельзя озвучивать, а мы делаем всё возможное, чтобы наилучшим образом исполнить их просьбы. Конечно, официально такие желания не оглашаются, к тому же есть и такие, которые исполнить невозможно в принципе. Очень многое зависит от самого желания.

— Но ведь…

«А точно ведь, Фесты и Астериск именно для этого и созданы. Многие победители Фест не оглашают своих желаний».

Аято тоже понимал это. Понимал, но столкнувшись с этим, мог лишь скрипеть зубами.

— Не пойми неправильно, мы твои союзники. Мы не стоим на её стороне. Чтобы исполнить твое желание, мы найдем все возможные способы и предложим самые оптимальные, ни больше ни меньше. Какой из них выбрать — решать тебе.

Глаза Мадиаса всё также было сфокусированы на Аято. В них не чувствовалось лжи. Именно поэтому Аято ничего не мог сказать в ответ.

— Она же просит отменить запреты для неё? Мы можем вынудить её сотрудничать без исполнения данного условия. Однако… я бы не рекомендовал делать это в данном случае. Сам понимаешь, почему.

— Только Магнум Опус знает этот способ, успех или неудача полностью зависят от неё, так?

Если заставить её сотрудничать, она просто может сказать, что ничего не получилось. Ведь сделки ценны тем, что в ней участвуют две стороны.

— Именно. С помощью мощи объединенных корпоративных фондов ей также можно пригрозить, что с ней никогда не снимут запреты в случае провала… Хотя на неё это не подействует.

Аято и без слов понимал это. «Магнум Опус», Хильда Джейн Роландс, — безумный гений. Её стремление сродни раскаленной лаве, его невозможно погасить никакой силой. Парень заметил это после одной единственной встречи.

— Можно… немного подумать?

— Конечно. Думай сколько потребуется.

— Спасибо. Я пойду тогда.

Аято откланялся и направился к двери, когда Мадиас окликнул его из-за спины:

— Скажу еще раз: какое бы решение ты не принял, мы сделаем всё, чтобы исполнить твоё желание. Не забывай об этом.

*

— …я же говорила, — сказала Юлис с серьезным видом, отчего Аято пришел в чувства. — Если воспользуешься помощью Магнум Опуса, я тебя винить не буду.

— Ага, помню. Спасибо, — ответил парень, улыбнувшись, и снова повернулся к Кирин.

— Таки дела, Кирин… прости.

— Д-да нет, зачем же…

Кирин замахала руками, а на лице её ярко виднелось разочарование.

«Надо бы Сэйдзиро хоть письмо в ответ послать…»

— Кирин, не переживай. В этот раз не получилось, но в следующий мы придем даже если ты не захочешь, — утешила подругу Сая, хлопнув по плечу.

— Если скажут, что нельзя, то мы послушаемся, Сая, — спокойным тоном возразила ей Клаудия. — Но если выдастся еще случай, обязательно пригласи нас как друзей. Ведь мы не сделали ничего, что заслуживает благодарности.

— А? Но ведь папа вернулся потому что вы выиграли Грифы…

— И ты тоже выиграла. Сами мы бы не победили.

Юлис улыбнулась ей и погладила по головке.

— Н-но я ведь не вышла в самом важном финале…

— Раз так, то это нам следует благодарить тебя. Ведь только благодаря тому, что ты победила Хагун Сейкуна в полуфинале, мы прошли в финал.

— Н-но ведь…

Кирин раскраснелась.

— Но может оно и так. Грифы закончились, но мы всё ещё товарищи. Наверное, просить помощи и полагаться на кого-то — не такая уж и плохая идея.

— Д-да!

Кирин широко кивнула, едва не плача. Но тут…

— Что же, раз Аято подбодрил всех… я бы хотела поговорить об оттачивании навыков и о ваших планах на дуэльную Фесту следующего года.

Хлопнув в ладони, Клаудия склонила голову на бок.

— Клаудия…

— …Вредина.

Юлис и Сая гневно глянули на Клаудию, но та продолжила как ни в чем не бывало:

— Простите, но это важный вопрос, который мне, как президенту школьного совета, необходимо задать. Ведь если Аято или Юлис победят на следующем Линдворме, то выиграет «большой шлем», такого не случалось со времен второго «Божественного откровения».

Победа во всех трех фестах одного сезона в народе называется «большим шлемом». Однако за всю историю Астериска лишь один человек завоевывал его. Это, без преувеличения, великое достижение.

— Благодаря вашим усилиям наша академия в этом сезоне набрала очень много очков. Впрочем, это не удивительно, ведь мы выиграли Феникс и Грифы. Даже если мы не заберём трофей Линдворма, нам, скорее всего, хватит очков для победы в общем зачете. Только вот мы зашли так далеко, Галактика…

— …Ожидает «большой шлем», — перехватила речь Сая. Клаудия подтвердила её слова.

— Именно так. Однако на самой вершине стоит абсолютный чемпион, все прекрасно знают, насколько сложно будет.

— Не бойся, я одолею Орфелию, — заявила Юлис тихим, но волевым голосом.

— Хи-хи, так и знала, что ты это скажешь. Только вот…

— Если так, то я не буду участвовать. Не хочу мешать тебе, — ответил Аято, поняв намек Клаудии.

— Ну вот… и этого я тоже ждала.

— Ты в курсе, что мог бы не переживать за меня? Даже если бы ты вышел на арену, я бы сразилась с тобой и победила бы.

Клаудия непривычно печально опустила плечи, а Юлис раздула щеки и весьма мило отвела взгляд.

— Ха-ха-ха… но я достиг своей цели, мне больше не нужно участвовать в Фесте. Да и желаний у меня больше нет.

Изначально Аято решил участвовать в Фесте чтобы помочь Юлис. По ходу дела он нашел сестру и теперь может её разбудить. Отказываться от этого он не собирается.

К тому же во время Феникса и Грифов их в буквальном смысле преследовали неприятности. Никто не гарантировал, что Линдворм пройдет свободно. Поэтому если он будет поддерживать принцессу, то сможет намного свободнее разбираться с ними.

— Аято как всегда бескорыстен. А ты что будешь делать, Сая?

— Я участвую, — коротко ответила она. — Нужно разобраться кое с кем.

«Кое с кем» — это с куклами Арди и Римси, творениями Камилы Парето из академии Арлекинт. Похоже, что со времен Феникса Сая и Камила стали заклятыми врагами.

— Но вы ведь могли уладить всё в дуэли?.. — удивленно спросила Кирин. Сая же вздохнула и покачала головой.

— Согласна… однако Арди и Римси — совместная разработка Львов и Скульпторов. Камила Парето не может использовать их по своему желанию.

— В дуэли с тобой они бы точно пострадали…

У Камилы Парето достаточно денежных ресурсов, однако если она эгоистично выведет кукол на бой, где их хорошенько потреплют, то от настырных вопросов ей не отвертеться.

— Она, наверное, выйдет на Линдворм, там и разберемся с ней, — заявила Сая и сжала кулак. — Поэтому если попаду на Юлис, сдаваться не буду. Отметелю по полной.

— Хе-хе, кто бы говорил. Прожарю тебя вместе с люксами.

Юлис и Сая бесстрашно улыбнулись и глядели друг на друга, чуть ли искры из глаз не пуская. Клаудия тем временем кашлянула и обратилась к Кирин:

— Ну а ты что будешь делать?

— А… я-я, ну… еще не решила… — уклончиво сказала Кирин, отведя взгляд.

Её боязливое поведение с виду казалось вполне обычным. Только Аято почувствовал что-то неладное.

Когда дело не касалось мечей, Кирин всегда сдерживалась, но никогда не показывала колебалась. А в этот раз было очевидно, что её что-то беспокоит.

— Хи-хи, вот оно как? Это не к спеху, есть еще целый год. Подумай хорошенько и реши. Однако… нашей академии было бы выгоднее, если бы ты, по возможности, воздержалась от участия в этом Линдворме.

— А?

— Почему? Причина ведь не связана с «большим шлемом»? Тогда…

Услышав эти слова, Юлис, бодающаяся с Саей, резко глянула на Клаудию.

— Нет же, разумеется не связана. Кирин уже участвовала в Фестах дважды. Если вспомнить о том, что она всё еще растет, использовать третий шанс сейчас было бы неразумно, не так ли?

— Ну…

Клаудия была права, поэтому Юлис оставалось лишь согласиться.

Любой ученик Астериска может участвовать в Фесте лишь трижды — это одно из основополагающих правил Стелла карты. Было бы крайне печально, если бы Кирин использовала все свои возможности в средней школе.

К тому же по мнению Аято у Кирин непревзойденный талант мечника. Она вполне может превзойти даже Эрнеста Фейрклоуга, бывшего президента школьного совета школы св. Галахадворса.

— Вот по-это-му… — Вдруг голос Клаудии стал веселым. — Мы обязательно должны тебя подготовить, — добавила она, открыла информационное окошко и передвинула к Кирин.

Там было…

— Это… японский меч?

— Нет, присмотрись внимательнее. Там есть небольшое ядро. Люкс… нет, тоже не то. Тогда…

Юлис и Сая встали за Кирин и высказали свои догадки, глядя на изображение.

— Хорошая интуиция, Сая. Это орга люкс-японский меч «Порочный лотос».

— Орга люкс?..

У всех присутствующих, кроме Клаудии, перехватило дыхание.

— Неужели это тот самый орга люкс, о котором ты когда-то говорила. Его, вроде, недавно разработала Галактика?

— Всё то ты помнишь, Аято.

Вскоре после окончания Феникса, Клаудия говорила о нём с Кирин.

— Именно. Это новейшая разработка, совсем недавно прибыла из Галактики. Ну так что, Кирин? Хочешь получить «Порочный лотос»?

— Я-я?..

— Да. Но разумеется, это зависит от результатов теста на совместимость. Едва ли кто-то пожалуется, если тебе дадут преференции, несмотря на ранг, ты это заслужила.

— Аа, но…

Лицо Кирин снова омрачилось.

«Кирин?..»

Всё же она сомневалась.

Возможно, её что-то беспокоит.

— Конечно, ты не обязана этого делать. Только я слышала, что Сэнбакири нельзя восстановить, и тебе понадобится замена, не так ли?

В полуфинале Грифов любимый меч Кирин сломался. Из-за этого сейчас она использует люкс-меч.

Впрочем, у Аято дела обстояли не лучше — Сер-вереста разбилась в финале. Починить дьявольский меч всё же можно, однако для полного восстановления потребуется несколько месяцев и множество настроек.

Поэтому Аято тоже страдал с люксом-мечом. К тому же неизвестно, какое будет настроение у меча после починки, о чем сильно беспокоился Аято.

— Но как выдача орга люкса Кирин связана с тем, что ей стоит отложить участие в Фесте? — осторожно спросила Юлис.

Если «Порочный лотос» — мощный орга люкс, то школе было бы выгоднее отдать его кому-нибудь еще, а не Кирин, если та решит повременить с Фестами.

— Дело в том… что способность «Порочного лотоса» немного… нет, она весьма специфична, — ответила Клаудия и ехидно улыбнулась. — Однако… объяснения будут позже. Подумай об этом, пожалуйста.

— Почему? Нагнетать нехорошо. — Сая надулась.

Однако Клаудия элегантно указала на часы.

— Боюсь, время вышло, — добавила она, и как раз в этот момент прозвенел звонок, ознаменовавший окончание обеда.

— Уже?

Все поднялись со своих мест, и Клаудия вдруг подошла к Аято, словно что-то вспомнив.

— После школы буду ждать в отеле, — шепнула она из-за спины.

— А?..

На миг Аято застыл, а потом вдруг обернулся, но Клаудия как ни в чем не бывало вышла из столовой.

— Э-эй, Клаудия!

Парень собирался было побежать за президентом, но его терминал вдруг известил о сообщении.

В нём были записаны лишь время и номер комнаты в отеле Эрнат.

*

Самый высококлассный отель во всем Астериске — отель Эрнат. Сад на самом верхнем этаже известен как площадка для проведения совета сада Рикки, где раз в месяц собираются главы школьных советов шести академий.

Аято в одиночку пришел в одну из комнат этого огромного здания. Вставив в дверь с нужным номером ключ-карту, он молча открыл её

И в темной комнате…

— Давно не виделись, Аято.

— Сильви?!

Сильвия, по-домашнему сидевшая на диване, весело помахала рукой парню.

— Сильви, почему здесь…

— А ты ни о чем не хочешь спросить?

— А, да. Просто мне Клаудия сказала сюда прийти.

И тут из темноты появилась Клаудия с бокалами и вином.

— Хи-хи, прости. Это связано с безопасностью. Эта информация не должна распространиться.

— А, неужели ты ждал «горяченького», Аято?

Сильвия с неестественной укоризной взглянула на мечника, отчего тот в спешке отверг обвинения.

— Нет конечно! Просто подумал, что раз Клаудия попросила прийти, то дело очень важное.

— Вот спасибо. — Клаудия слегка смутилась, а Сильвия отшутилась и ткнула её локтем в плечо

— Смотри-ка как тебе верят, Клаудия.

— Нет, тебе я тоже верю, Сильви.

— А? П-правда? — сказала певица. Её голос дрогнул, что очень редко для неё.

— Хи-хи-хи, как тебе его внезапность?

— У-у… я попалась…

Клаудия похлопала поникшую Сильвию по плечу.

— Ты сколько раз через такое проходила? Нечестно!

— Нет ведь. Как тут можно сравнивать с величием всемирно-известной дивы. Прости уж, что позволяю себе маленькие радости.

— Эм-м… а кто еще будет? — робко спросил Аято, прервав их милую перепалку.

Клаудия принесла четыре бокала. Значит, должен прийти кто-то еще.

— А, скоро придет.

И пока Клаудия говорила это, Аято с Сильвией заметили, что кто-то приближается.

— Похоже, все собрались.

В комнате появилась золотоволосая женщина в черном костюме.

Едва они увидели её лицо с мягкой улыбкой на лице, они сразу же заметили. Потому что они с Клаудией были слишком похожи.

— Приветствую, Амагири Аято и Сильвия Люнхейм. Меня зовут Изабелла Энфилд.

«Серьезно?»

— Хотелось бы поблагодарить тебя, Аято. Дочка наверняка доставила тебе много проблем.

— Да нет, ничего такого…

Получается именно она во время прошлых грифов. была главным организатором покушения на Клаудию… на собственную дочь.

Аято как-то даже не верилось в это.

— Время дорого, давайте сразу начнем. Ведь директор корпоративного фонда и всемирно-известная дива очень занятые люди, — сказала Клаудия и пригласила всех к столу, каждый сел со своей стороны.

— Так что происходит?

Изабелла входила в состав директоров Галактики, в то время как Сильвия — президент школьного совета Квинвейла, подчиняющегося W&W. Просто находиться здесь уже опасно для певицы.

— Я ведь говорила, что должна сообщить кое-что перед финалами Грифов?

— Нет, это-то ладно, но раз здесь Сильви…

— Это дело напрямую касается её.

— !

«Теперь всё встало на свои места. Значит, этот разговор о…»

— Ага. Я пришла услышать о Варде и Ламиноморусе. И об альянсе Золотой ветви.

— Альянс Золотой ветви?..

Аято впервые слышал об этом.

— Чтобы рассказ был полным, мне нужно кое-что объяснить касательно меня. Аято уже знает об этом… В качестве компенсации за использование «Пан-доры» я лично переживаю бесчисленные смерти. В результате оттуда я получаю информацию о прошлом, известном на тот момент.

— Прости, но что это значит? — спросил Аято, желая лучше понять.

Клаудия приставила палец к подбородку и призадумалась.

— Посмотрим… Например, я умру от несчастного случая через десять лет, и Пан-дора покажет мне сон об этом. То, что произойдет за эти десять лет — неизвестно. Да и роли это не играет. Однако среди той информации, что я соберу за те десять лет, данные о событиях, что произошли до сего дня, будут верны.

— Понятно… но ты ведь говорила, что на утро почти ничего не помнишь о кошмаре?

— Да, это так. Поэтому информация эта обрывочная.

— Однако это дитя обладает информацией, которую мы изначально никак не могли знать. Для нас, Галактики, эта информация крайне ценна, — вставила слово Изабелла.

Из её слов Аято примерно понял ситуацию.

— Да, вы правильно всё поняли. За то, что мне простили то восстание, я предоставляю эту информацию Галактике. — Клаудия пожала плечами.

Теперь руку подняла Сильвия.

— Значит, у тебя есть информация об альянсе Золотой ветви?

— Перед тем, как ответить… я должна попросить тебя сделать выбор, — сказала Клаудия и переглянулась с Изабеллой. — Как и история об этом дитя, информация из него — собственность Галактики. По всем правилам передавать её постороннему… тем более президенту школьного совета другой академии запрещено.

— Действительно.

— Однако… во всей Рикке ты, вероятнее всего, подобралась ближе всех к альянсу и его членам. К тому же W&W… не против того, что ты занимаешься этим делом, и не вмешивается. По крайней мере мы так это видим.

— Вы почти попали в цель.

С самого начала и до самого конца Сильвия и Изабелла улыбались друг другу, однако напряжение в их диалоге было просто чудовищным. Они испытывали друг друга на прочность.

— Хорошо. Если твоя главная цель — схватить Варду, то наши интересы сходятся. Мы не против сотрудничать. Разумеется, в тайне от Квинвэйла и W&W.

— Хотите, чтобы я перешла к Галактику?

— Этого я не говорю. Ведь сейчас мы разговариваем не с президентом школьного совета Квинвэйла и не со всемирно-известной дивой, а с Сильвией Люнхейм, подругой Урсулы Свенто.

Услышав имя Урсулы, Сильви заметно помрачнела.

— Теперь всё понятно. Хорошо, я согласна. Об этом разговоре никому не будет известно.

— Скажу на всякий случай: если информация об этом деле станет известна и дойдет до W&W, мы будем считать, что раскрыла её ты, независимо от того, правда это или нет. После…

— Не переживайте, я всё понимаю. Давайте перейдем к Варде.

Сильвия, похоже, слегка разнервничалась, а значит, разговором теперь управляла Изабелла. Всё же, по силе личности она превосходила певицу на голову.

— Хорошо. Клаудия.

— В первую очередь о существе, которое вы зовете Варда. Это орга люкс «Варда Ваос», который создан профессором Ладиславом Бартосиком. Его способность — вмешательство в разум. Он также может изменять воспоминания и восприятие человека.

— А в качестве компенсации он захватывает тело владельца.

— Удивлена, Аято. Ты и это уже заметил?

Аято и Сильвия в общих чертах уже знали об этом.

— Получается, сейчас телом Урсулы управляет воля «Варды Ваос»?

То, что у орга люксов есть воля, известный факт, Аято не раз чувствовал намерения Сер-версты. Однако существование орга люкса с абсолютно свободной волей — вопрос открытый.

— Что-то в этом роде. Первой жертвой Варды был его создатель, профессор Ладислав. С помощью способности орга люкса он промыл мозги многим школьникам… и организовал «Нефритовые сумерки».

Считалось, что Ладислав — идеологический лидер «Нефритовых сумерек», но никто не слышал, что истинным виновником была Варда.

Хотя, скорее об этом им никогда бы и не рассказали.

Аято дрогнул, впрочем, Сильвия тоже.

— У вас чудесное восприятие.

— Теперь я понимаю, почему Галактика так упорно гонялась за Клаудией.

— Да, в итоге они предложили мне сделку.

Считается, что «Нефритовые сумерки» — это происшествие, порожденное идеологией превосходства генестелл, они желали расширения своих прав. Если «Варда Ваос» в состоянии массово совершать подобные теракты, то мир ждет катастрофа.

И если окажется, что породила и выпустила в мир эту катастрофу Галактика, то ущерб будет просто немыслимым. Возможно, весь корпоративный фонд пойдет ко дну, ведь фонды тоже не бессмертны. Когда-то давно их было восемь, а сейчас осталось всего шесть.

— Понимаешь, какой риск мы на себя берем, говоря об этом? — спросила Изабелла, вздохнув.

— После, Варда сменила многих владельцев пока, наконец, не оказалась у Урсулы Свенто. Касательного этого у меня почти информации… Однако Аято сообщил, что она действует сообща с Ламинаморусом. Этого оказалось более чем достаточно, чтобы Галактика почувствовала угрозу. Верно, мама?

— Именно так. Мы тоже знаем кое-что о Ламинаморусе. Однажды он был палачом, работавшим бойцом на «Затмении». К нашему удивлению он до сих пор владеет Ракша-нардой.

— Точно! Это же орга люкс из Револьфа? Он ведь запечатан, как же так вышло? — спросил Аято.

Изабелла покачала головой.

— Он использовал Ракша-нарда со времен «Затмения». Данило был работником Сольнейджа, наверное, он в тайне всё подготовил.

Данило Кольбени * в прошлом был председателем комитета Фесты, а также считался организатором «Затмения» — об этом Аято слышал от Хельги.

— К слову, Данило ведь тоже прошел через программу изменения ментальности, об этом капитан гончих…

— А! Точно. Петра тоже рассказывала о Ламинаморусе. Он носит простую маску, но почему-то его никто не может узнать…

Отсюда следует заключение:

— Да. Похоже, Варда и Ламинаморус действуют вместе с тех самых пор.

К этому ответу невозможно прийти, если не знать о способности Варды.

— К тому же наши секретные службы лишь недавно узнали о том, что в Рикке скрывается и ведет деятельность организация под названием альянс Золотой ветви. Точной информации почти нет, но, похоже, с этим альянсом связан и Ламинаморус. В таком случае там же…

— …состоит и Варда, — закончила Сильвия, сжав руки.

— Альянс Золотой ветви пока не причинил никому вреда, поэтому ни один из фондов не занимается им всерьез. Опасность чувствуют Галактика и… Квинвэйл, потерявший несколько агентов Бенетнаша.

— Ого… вы и это знаете? — Сильвия резко взглянула на всё улыбающуюся Изабеллу.

— Однако из-за этого мы не можем организовать большую операцию. Если мы задействуем наши войска, другие корпоративные фонды сразу же узнают об этом. Этого мы не хотим, потому что они могут заподозрить что-то подозрительное. Поэтому мы вынуждены действовать тайно.

— И теперь мой ход, да?

— Наш ход, Сильви, — сказал Аято.

Сильвия удивленно перевела на него взгляд.

И её суровый вид слегка расслабился.

— Ага, верно. Спасибо, Аято.

— Ламинаморус — враг моей сестры. К тому же я до сих пор не знаю, почему он напал на меня.

Сейчас парню казалось, что тогда Ламинаморус хотел потренировать его. Поэтому и не понимал его.

— Мы уже ведем расследование об Аято и Ламинаморусе. Но в первую очередь мы пытаемся узнать цели альянса Золотой ветви. Все остальное после, — объявила Клаудия.

Аято и Сильвия кивнули.

— После мы не будем напрямую связываться с вами. Пожалуйста, передавайте всю информацию через Аято. Дополнительно следите за звонками, информационная служба Синодомиаса очень сильна, — проинструктировала Изабелла и, поднявшись с дивана, посмотрела на Клаудию: — У меня еще назначены встречу, прошу меня извинить. Клаудия, идем. А, чуть не забыла. Аято, Сильвия, пожалуйста, задержитесь здесь ненадолго. Просто на всякий случай.

Договорив, Изабелла покинула номер вместе с Клаудией. Сильвия и Аято наконец смогли выдохнуть и расслабиться.

— Боже… какой кошмар. Как же тяжело работать с шишками из корпоративных фондов.

— Согласен, мама у Клаудии серьезный человек… Но положение не лучшее. Сильви, ты действительно согласна со всем?

Аято то ладно, а вот Сильвия по сути заключила тайное соглашение с корпоративным фондом, поддерживающим чужую академию. Да и масштаб обсуждения был просто неслыханный.

— Спасибо за беспокойство, но я просто хочу помочь Урсуле. Поэтому всё нормально, — ответила она и уверенно улыбнулась.

— Кстати, мы давно вот так вдвоем не встречались.

— И правда.

Они пересекались на церемонии закрытия Грифов и несколько раз созванивались по терминалу, но вот так лично виделись довольно давно.

— Хи-хи-хи… такое редко происходит?

Сильвия по-кошачьи прикрыла глаз и придвинулась к Аято.

— С-сильви?..

— Поздравляю с победой на Грифах, Аято. Финал был просто великолепный. Я снова влюбилась в тебя.

— Ха-ха… да ничего в нем показательного не было.

В финале Грифов Аято и Эрнест показали не самый лицеприятный бой.

У каждого вкусы, конечно, свои, но Сильвия всегда предпочитала умные сражения, не чета этому. По крайней мере с виду ничего приятного в той бойне не было.

— Не-нет. Конечно же я радовалась и волновалась, но бой был просто великолепным. Эрнест тоже был удивительным, — настояла Сильви и словно в шутку улыбнулась.

— С ранами всё хорошо? Ничего не осталось?

— Н-нет, всё прошло уже! Прошло всё! Эй, Сильви!..

А Сильвия подбиралась всё ближе к лицу Аято. Вот-вот расстояние между ними бы стало пикантным, и тут…

— А-а, простите. Я кое-что забыла.

Вдруг вернулась Клаудия. Склонившаяся над парнем Сильвия тут же потеряла баланс.

— Божечки, с тобой всё хорошо, Сильвия? Ты ведь всемирно-известная певица, стоит получше заботиться о своём теле.

— Спасибо за беспокойство… — ответила Сильвия, подняв голову, и надулась в противовес своим словам.

— Кстати, неужели у тебя есть время на это? У тебя ведь плотный график?

— А у тебя, как я погляжу, столько времени, что ты даже пришла за забытой вещью.

— Ихи-хи-хи…

— Хи-хи-хи…

Две девушки глядели друг на друга и улыбались. Ну а Аято оставалось лишь кое-как натянуть улыбку.

*

— Прости, что задержалась, мама.

— Ты нашла то, что «забыла»? — спросила Изабелла, не поднимая взгляда с документов, когда Клаудия вернулась в машину.

— Да, разумеется нашла.

— Чудесно. Но… такие пустяки не свойственны моей дочери.

— Хи-хи, я в раздумьях о того, должно быть мне весело или нет.

Машина поехала. Сидевшая рядом с матерью Клаудия открыла несколько информационных окон и приступила к своей работе.

— Кстати, о том, что мы обсуждали…

— Разрешение от собрания генеральных директоров получено. К счастью, твоя информация оказалась очень ценной. К тому же мне, как человеку, нашедшему тебя, разрешили тебя сопровождать.

— Неужели что-то не так?

— Если честно, это проблема. Приходится тратиться время ради твоих личных интересов. И какой теперь толк от профессора Бартосика…

Клаудия попросила о встрече с задержанным профессором Ладиславом Бартосиком. Хотя это она просила за победу в Грифах. Клаудия достигла такой должности, где ей больше не нужно использовать желание для этого. Она еще не оформила желание. Дело не в том, что она не думала об этом, просто ждала до самого последнего момента.

— Это нужно для того, чтобы еще лучше понять Пан-дору. Если получится, точность моей информации возрастет. Поэтому благодарю за сотрудничество.

— Эх…

Изабелла вздохнула и вернулась к документам.

Информация Клаудии была довольно ценной для Галактики. И изучать её вовсе не претило Изабелле. Потому что совет директоров — это и есть Галактика.

«Что же, теперь профессор ответит на мои вопросы…»

Глядя на вечерний Астериск за окном автомобиля, Клаудия погладила активатор орга люкса, с которым ей многое пришлось пережить.

Примечания

  1. Раньше его называли “Данило Бертони”, однако, по словам автора, это опечатка. Нашего злодея зовут именно Данило Кольбени.

Комментарии