Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог

— Ха-а…

Убедившись, что всё закончилось, Кирин тяжело вздохнула.

«Вот оно! Вот оно! Жаркое финальное сражение завершилось! И у нас есть команда, что встанет над всеми двумястами пятидесяти шестью остальными и заберет чемпионский трофей! Эта команда вышла не в полном составе! В эту команду никто не верил! Это команда Энфилд из академии Сэйдокан!»

«Если бы противостояние участников Амагири и Фейрклоуг проходило на Линдворме, то результат мог оказаться иным. Однако это Грифы, и чемпионом стала не команда Ланселот, а команда Энфилд. Всё еще не могу поверить в это…»

С экрана слышались возбужденные голоса комментаторов, а на фоне шумели зрители.

Битва то действительно была ожесточённая. Да настолько, что Кирин весь час, самого начала до самого конца, переживала за исход.

К тому же сила истинного Аято, освободившегося от последней печати, и способности Эрнеста, сражавшегося с ним на равных, поразили её до глубины души, она до сих пор волновалась.

Только её настигла досада, которую ничем не побороть. Она продолжала терзать её.

— Поздравляю… — тихонько пробормотала Кирин и вдруг сжала кулаки.

Она не печалилась. Скорее радовалась победе своей команды. И немного гордилась тем, что была полезна со своими не такими уж и большими способностями в полуфинале.

К тому же она всё ещё была членом команды-победителя, хоть и отсутствовала в финале. А значит, её желание тоже исполнится (для этого необходимо участвовать в определенном количестве матчей), и её отца, наконец, освободят.

Однако её было чего стыдиться.

Её было очень досадно, что не удалось выйти вместе со всеми на арену, сражаться вместе и победить.

— Всё же я еще новичок… — шепнула она сама себе, поникнув.

Хоть ей и удалось открыть новую силу, приспособиться к ней еще не получилось. А если вспомнить ошеломляющую мощь Аято в финале, то Кирин нужно стать намного, намного сильнее, чтобы хоть немного сократить разрыв.

— А-а, и о чем я только думаю!.. — запаниковала она, но тут её терминал зазвонил.

Сначала она подумала, что это её друзья, но они, должно быть, отвечают на вопросы журналистов. Кирин с интересом проверила, кто же это, но увиденное сильно удивило её.

Она в спешке закрыла трансляцию Грифов и открыла информационное окно для связи.

На экране появилась женщина средних лет. Кирин же вытянулась по струнке и сказала:

— Вы очень давно не звонили, бабушка.

*

— Йо, давно не виделись.

В сервисном туннеле под куполом Сириуса прозвучал низкий голос Дирка.

Наверху сейчас идут приготовления к церемонии награждения и закрытия. А здесь никого не должно быть.

Кроме человека, которого он сюда позвал.

— У тебя какое-то дело, Ди? Вот уж не думала, что ты используешь даже имя «института».

Из тьмы появился пятый ранг школы св. Галахадворса и член команды Ланселот, только что сражавшейся на арене, Персиваль Гарднер.

— Десять лет прошло вроде… Не думал, что ты поступишь в Галахадворс. Если честно, не заметил этого, пока не проверил. А ты еще и «Святой Грааль» прихватила.

— А я заметила сразу. Потому что ты ни капельки не изменился. Револьф — самое подходящее место для тебя. — Персиваль остановилась перед Дирком и холодно продолжила, не меняясь в лице: — Так в чем дело? Ты же звал меня не для того, чтобы предаваться воспоминаниям? Мне нужно быть на церемонии награждения, времени мало.

— Хмф, мне тоже. — Как президент школьного совета, Дирк тоже обязан был появиться на церемонии. — Ладно, сразу к делу. Возвращайся ко мне. Я могу использовать тебя намного более умело, чем та компашка.

— Не понимаю, в чем смысл. Хочешь, чтобы я перевелась в Револьф?

— Ты дура? Переводы в Астериске — нарушение стелла карты. Не тупи, — рявкнул Дирк, цокнув языком, и гневно взглянул на Персиваль. — Помоги нам… точнее мне. И тогда я исполню твое желание.

— Мое желание?

От таких слов лицо Персиваль дрогнуло.

— Ага, именно. Обходные пути и Фесты не нужны. Оно исполнится намного быстрее. К тому же… я смотрел матч. В тех обстоятельствах вам о победе можно было только мечтать.

— Я выложилась на все сто.

— Есть одна проблемка, этот пацан, — сплюнул Дирк. Персиваль не стала отвечать, наверное, тоже понимала это. — Ты же всё еще считаешь себя орудием или чем-там? Тогда тебе нужны не товарищи, а грамотный мастер.

— И ты хочешь им стать?

— Вспомни, что было десять лет назад, — провокационным тоном сказал толстяк.

Персиваль помолчала немного, а потом коротко ответила:

— Хорошо, послушаем, что ты скажешь.

*

— Ха-а… наконец-то отпустили. А я то еще сомневалась, заставят ли они взойти на пьедестал людей, только что вышедших из боя, — пожаловалась Юлис, плетясь по коридору.

Церемония награждения и закрытия закончилась, и сейчас они направлялись в комнату ожидания.

— В прошлый раз ведь тебя увезли в больницу прямо с арены, и на церемонию ты не попала?

— Да и сейчас не особо хотелось. — Юлис натянуто улыбнулась Клаудии, а потом покосилась на Аято. — Если даже наш покалеченный мечник вышел, то иного выхода у меня не было.

— Ха-ха-ха…

Аято почесал затылок. Его израненное тело кое-как подлатали в медпункте.

По правде, Аято и сам хотел пойти отдыхать, однако пиарщики из академии упросили его остаться.

К счастью, его жизни ничего не угрожало, к тому же он, наконец, освободился от всех печатей. Раны еще болели, но настроение было просто великолепным.

— Кстати, ты в порядке, Сая? — спросила Клаудия, а Сая, чуть ли не засыпавшая на ходу, подняла большой палец в верх.

— Угу…

— Как же было тяжело… М?

Удивление Юлис вдруг сменилось напряжением.

— Приветствую, леди и джентльмены из команды Энфилд. — Из другого конца коридора к ним направлялась команда Ланселот в полном составе. — На сцене спокойно поговорить не удалось. Для начала хочу поздравить вас с победой, — проговорила Эрнест, как всегда ясно улыбаясь. На нём, как и на Аято, остались следы медицинской помощи.

— А ты, гляжу, стал прежним.

— Ха-ха-ха, я отлично повеселился. Теперь еще лет десять смогу сдерживаться. Вот только он, похоже, меня возненавидел, — ответил Эрнест и похлопал по чехлу на поясе.

Получается, Лай-глемс отверг его.

— Вот же ж, теперь у нас беда. Рыцарь из рыцарей, «Пендрагон», да еще и президент школьного совета школы св. Галахадворса вдруг сотворил такое…

Летисия утомленно прикрыла лицо ладонью.

До сих пор Эрнест был идеалом для всех, а тут он вдруг на глазах у всех показал такую жестокость. Для его образа это будет непоправимым ударом, а для школьного совета — головной болью.

— Но ты ведь со всем справишься, вице-президент? Желаю успехов, Летисия.

— Кх! Как у тебя всё просто, Клаудия!.. Слушай же! Нынешнее поражение — поражение Эрнеста, а не моё!

— Это было жестоко, Летисия, — вставил слово Эрнест, нахмурившись.

Однако Летисия не обратила на него внимания и показала на Клаудию пальцем.

— Теперь у нас ничья в командных сражениях. Победитель определится в следующем бою!

— Хорошо-хорошо, я приму любые условия. Ведь я в большом долгу перед тобой.

Клаудия улыбнулась своей подруге.

Тут вперед вышел гигант Лайонель:

— Если кто и проиграл, так это я. Амагири Аято, ты великолепный мечник.

— Да нет, ничего такого…

А потом они пожали друг другу руки.

— Эмблему то потерял Лео, а вот я совсем не проиграл, — поддел друга Кевин, ехидно улыбнувшись.

— Тебе как всегда недостает смирения, Кевин.

— Да хватит срывать на мне злобу.

Лайонель и Кевин глазели друг на друга почти в упор, готовые чуть ли не загрызть друг друга. Глядя на них Юлис удивленно пробормотала:

— А у вас тут веселая компания.

— Это так. Судить книгу по обложке глупо.

— В твоих словах есть семя истины, Эрнест, — заметила Клаудия.

— В твоих тоже, Клаудия, — согласился Аято.

— Ладно. Как бы там ни было, мы, за исключением Персиваль, заканчиваем выступление. Очень рад, что вы стали нашими последними противниками.

— Она из вашего поколения, так что вы её еще увидите. И тогда вам не поздоровится, - гордо добавила Летисия и положила руку на плечо Персиваль, молча стоявшей позади.

— Нет, это не так, — коротко ответила она.

— Думаю, нам пора. Может, мы еще встретимся, а пока удачи вам, — ясно сказал Эрнест, и пошел прочь вместе с командой.

И тут…

— От неё веет опасностью, — вдруг пробормотала Сая, которая, казалось, спала стоя.

— А? Персиваль Гарднер?

— Ага. В последнем бою я её совсем не понимала.

Непривычные слова для Саи, однако именно она больше всех перестреливалась с Персиваль, поэтому вполне могла что-то почувствовать.

— Забудем об этом, давайте сперва сходим в госпиталь. Аято и Юлис нужно обработать раны, а еще сообщить Кирин о победе, — четко сказала Клаудия, хлопнув в ладони и разрядив атмсоферу.

— Согласен. Надо бы проведать Кирин.

— Вот только Кирин в обморок упадет, когда увидит твое состояние.

…Вполне возможный вариант.

— Хе… давайте поторопимся. Кирин нас точно ждет, — поторопила Сая, вздохнув и выбросив все мрачные мысли из головы.

— Быстрее всего до госпиталя мы доберемся на дирижабле. Подождите немного, я всё устрою.

Клаудия достала терминал и куда-то позвонила. И как раз в этот момент терминал Аято зажужжал.

Увидев имя на экране, он невольно застыл.

— А?... Папа?

Комментарии