Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8: Команда Энфилд

Во тьме Аято увидел самого себя, закованного в цепи из силы сестры.

На звеньях висело три замка — один сломанный, второй открытый, а третий всё еще было наглухо заперт.

Аято медленно раскрыл ладонь и увидел в ней сверкающий ключ.

Безупречнейший из безупречных ключ.

Парень вставил его в последний замок.

Раздался щелчок, замок открылся.

В следующий миг цепи задрожали, словно живые, освободили Аято и улетели в темные небеса.

И теперь парень, наконец, заметил. Нет, точнее он смог ясно увидеть себя.

Цепи заковали не его самого.

А того молодого Аято, что шесть лет назад расстался с сестрой.

Маленький Аято беззаботно улыбнулся и протянул ему руку.

Старший пожал её, и в следующее мгновение яркий свет разогнал тьму.

— Что?!

Эрнест открыл глаза во всю ширь от удивления. И удивление его вполне закономерно — ведь от удара невозможно было уйти. Но не для нынешнего Аято.

Шагнув назад, он в тот же миг достал из чехла люкс-меч и активировал его.

Удивление Эрнеста сменилось радостью.

— Чудесно!

Он отвел Лай-глемс и в следующий же момент ринулся вперед.

Клинок, свистящий у самой земли, очертил дугу и перешел в укол. С обычным люксом Аято не мог его заблокировать. Однако он избежал серии ударов минимальными движениями.

— Мн!..

То же самое было и в бою против Будзинсая — он стал таким, каким должен был быть всегда: тело и разум сплелись воедино, а сила наполняла его всего, до самого края.

Аято ударил по восходящей, а потом рубанул наискось, повернув запястье. Первый удар Эрнест заблокировал Лай-глемсом, а вот второй полоснул по его форме.

— Тц!

Здесь не было вины Эрнеста. Просто Аято был слишком быстр, его тело двигалось намного естественнее, точнее и стремительнее, чем раньше.

— Эрнест!

За спиной Летисии появилось еще четыре крыла, и все двенадцать световых пластин устремились к Аято.

Однако Аято взмахнул мечом, и через несколько мгновений все они разлетелись по сторонам.

— Как же…

Тем не менее противники, как команда, были великолепны: Кевин и Лайонель ринулись к Аято с двух сторон, а Персиваль сковала движения Клаудии.

— А он хорош! Хотя без Сер-вересты не вытащит!

— Конечно!

Меч и копье устремились к мечнику, однако он уже знал всё наперёд.

Спокойно шагнув вперед, Аято отбил вверх меч, надвигавшийся справа, а обрушившееся копье просто отвел в сторону. Следом Аято атаковал обоих. Кевин едва успел закрыться щитом, а вот Лайонель никак не успевал защититься из-за длины оружия.

— Лайонель Карш, эмблема сломана.

— Че… го?

Острие клинка Аято рассекло эмблему копейщика.

Лайонель удивленно захлопал глазами и упал на колени. Увидев это боковым зрением, Аято набросился на Кевина.

— Бро, не шути так! Даже у Арни…

Школа св. Галахадворса славится крепостью своих бойцов, так что и Кевин в защите очень даже хорош. Хотя…

— Амагири синмейрю, бой на мечах, секретная техника, Хикабати.

Аято шагнул назад и, повернувшись в пол оборота, устремил меч вперед.

— Кха… эй, что это?!

От столь мощного выпада щит Кевина пошел трещинами, а затем сломался.

Аято снова шагнул вперед и рубанул мечом по эмблеме…

— Так что там у меня?..

Однако Эрнест занял место товарища и отразил удар.

— … Кевин, помоги с мисс Энфилд! Персиваль тяжело с ней приходится!

— А-а… есть!

Аято не стал преследовать до конца, вместо этого встал напротив Эрнеста. И сразу же почувствовал что-то неладное: стойка противника слегка изменилась.

Обычная стойка в стиле Галахадворса очень сбалансирована, одинаково подходит и для нападения, и для защиты. А Эрнест сейчас держал Лай-глемс высоко, защищаться в такой стойке сложнее, а нападать наоборот проще.

А еще его спокойная улыбка сменилась бесстрашной, даже ужасающей ухмылкой.

— Продолжим?

— Юлис, ты в порядке?

— Ага, прости!

Световые крылья задели ногу Юлис, но она ухватилась за плечо подоспевшей Саи и ушла от погони.

Крылья продолжали налетать на них, но Сая скользила по арене вместе с Юлис и огибала их.

Юлис не очень то была приятна эта ситуация, но ей оставалось лишь довериться Сае, другого выхода не было.

Конечно, она могла взлететь на огненных крыльях, однако в воздухе крылья Летисии еще опаснее, чем на земле.

— Кстати… что за чертовщина с Аято?

Хотя Юлис и помогала Клаудии справиться с Кевином, она временами поглядывала на двух мечников, сошедшихся в центре арены.

Совсем недавно преимущество было на стороне Эрнеста. Причем очевидное преимущество. К тому же он считался лучшим мечником эры.

И тут такой неожиданный поворот.

В этом безумном рубилове Аято, как ни посмотри, теснил противника.

Аято. Без Сер-вересты. Он настолько превосходил Эрнеста, что будь дьяволский меч с ним, то бой бы мог уже закончиться. Клаудия как-то говорила о силе Аято, сражавшегося с отцом Ябуки, но неужели он был так силен...

— Наверное, печать сестры Хару пала. Значит, это настоящая сила Аято, — коротко и гордо ответила Сая, обстреливая Персиваль из пистолетов.

— Это-то я поняла… нет, он что, правда так силен?

— Помнишь, что я говорила тебе давным-давно? «Аято ты не противник».

— А-а, конечно помню. Мы тогда по школе ходили.

В тот раз эти слова показались ей грубой провокацией.

— Меня всегда мучила странная мысль: если Аято из моих воспоминаний вырастет, то наверняка станет очень-очень сильным, прямо как сестра Хару. Когда Аято снимал печать, он действительно становился сильным, но не настолько, как я думала.

— А-а!

Из слепой зоны вылетели световые крылья. Сая резко развернулась, и они пролетели мимо. Юлис же крепко вцепилась в модуль, чтобы не слететь с него.

— Если бы Аято бросил заниматься или тренировался спустя рукава, это можно понять, но всё было наоборот: даже после переезда сюда он старался, не покладая рук, и даже когда я переехала, он не продолжал тренироваться, — продолжила Сая, периодически выпуская очереди из пистолетов.

— Так что ты хочешь сказать?

— Ты не заметила? Аято приехал в академию больше года назад, но с тех пор он не стал сильнее.

— Что?.. — Юлис, наконец, прозрела. — Да нет, бред ведь! Ну он… — отринула идею она, но сразу же замолкла.

Аято действительно становился сильнее, когда срывал печать и когда открывал замки. Но ведь он столько тренировался вместе с Юлис после Феникса. Это странно.

— Он мог изучать новые комбинации и оттачивать технику, поэтому теперь я уверена в своих словах, но… похоже, печать сестры Хару всегда сдерживала его силу на одном уровне.

— Бред! Ведь тогда…

Юлис ошеломленно взглянула на Аято.

Сестра наложила на него печать шесть лет назад. Получается…

— Именно. Аято, наконец, вернул всю силу, которая копилась шесть лет. Теперь никто его не победит, — уверенно заявила Сая.

Прямо перед ними Аято выбил Лай-глемс из рук Эрнеста.

«Или нет? Он ведь сам выбросил меч…»

Юлис присмотрелась, решив, что сейчас что-то произойдет.

Движения Эрнеста разительно изменились.

*

Эрнест Фейрклоуг обычно контролирует себя.

Не по своей воле, но если это выгодно его окружению, товарищам, семье, академии и всем, кто его окружает, то так даже лучше. По крайней мере он так думал.

Эрнест совсем не филантроп и не альтруист. Просто он считал, что сумма выгод для других намного превысит его собственную, действуй он исключительно эгоистично. Это самый верный способ жить в нынешнем мире, подвластный объединенным корпоративным фондам.

Конечно, убиваться ради других не слишком приятно, однако Эрнест прекрасно владел техниками самообмана, поэтому особо и не замечал неудобств. Разве что случай с «девушкой» немного выбивался.

Но сейчас это уже древняя история. Только осадок остался.

Стиль жизни Эрнеста рухнул в тот момент, когда появилось его сокровенное желание.

Он хотел исполнить его во что бы то ни стало.

В сердцах Эрнест боялся его, но всё равно стремился к нему.

— Ха-а-а-а-а!

— Хм!

Аято направил меч к эмблеме противника, Эрнест отбил его, однако острие меча изменило направление и снова устремилось в атаку.

«Амагири Аято. Этот парень изменился до неузнаваемости. И в технике, и в движениях. Однако его сущность осталась прежней. Прямо как будто шестерни сошлись вместе, основы остались как есть, только движения стали более точными, а техники отточенными».

Несмотря на внушительное преимущество в виде Лай-глемса Эрнест только и делал что отступал.

Если так пойдет и дальше, то его эмблема сломается.

— Хе-хе… хе-хе-хе…

Но несмотря на патовое положение Эрнест не мог скрыть смеха.

Противник дал ему такой отпор, поставил на грань, но ему это нравилось. Это и есть его желание, которому тяжело противиться. Едва взглянув на него, Эрнест сразу же понял, что Аято его копия. В нем есть нечто ужасное, но он расчётливо контролирует это. Однако его противник намного свободнее. Рыцарь бы солгал, если бы сказал, что не завидует этому. Но всё это мелочи. Сейчас противник, Амагири Аято, загоняет его в угол.

И раз на то пошло...

...сдерживаться больше нет смысла.

У Эрнеста Фейрклоуга есть эгоистичное желание, которое он хочет исполнить любой ценой.

Вволю орудовать своей силой.

— ?!

Эрнест выбросил Лай-глемс. Аято ошеломленно взглянул на него.

«Именно. Мне ничего не нужно. Ни мрачный и строгий дом Фейрклоугов, ни люди, постоянно что-то ждущие от меня. Ни этот бесполезный дьявольский клинок, лишь связывающий меня, ни тяжкий титул «Пендрагона». Ни академия, требующая лишь слепой лояльности и сладких речей. Ни товарищи, которых я ценю и уважаю. Не нужна и глупая милая сестренка, вышедшая на арену из вины и верности. Не нужна и та девушка из прошлого… Сейчас, с этого момента для меня не важно ничто».

Рыцарь активировал люкс-бастард и впервые в жизни улыбнулся от чистого сердца.

*

Аято интуитивно почувствовал это и набрал дистанцию.

В следующий миг атака, нацеленная на шею, оцарапала его кожу.

Причем траектория была не аккуратная, как подобает стилю Галахадворса, а более прямая, угол более острый. У его техник пропало изящество и величие, теперь его меч стал простым орудием для убийства врагов.

— Это настоящий ты, Эрнест?

— Ага, именно. И ты тоже настоящий Амагири Аято.

Эрнест беспечно опустил меч. На его лице играла искаженная, совсем неподходящая его величественному лицу, но в то же время странно привычная ему жестокая улыбка.

— Ха-а-а-а-а-а!

— Уо-о-о-о-о-о-о!

Они оба взревели и двинулись навстречу.

Аято рубанул мечом сверху. Эрнест отразил его по горизонтали, повернувшись, приблизился и схватил противника — в школе фехтования Глахадворса такой техники ближнего боя не существовало. Однако Аято сделал сальто назад и уже сам направил клинок в ноги Эрнеста. Тот отступил. Приземлившись, Аято снова ринулся к нему, и его меч сверкнул по дуге вверх. Эрнест выгнулся и уклонился, острие хорошенько прошлось по его форме на груди, а вот его собственный выпад попал в бок противника.

Но оба еще стояли на ногах.

Они продолжали рубиться, раны множились, и каждая следующая была глубже предыдущей. А получилось так из-за того, что они перестали следить за атаками друг друга, а паузы между ними становились всё меньше.

Каждая атака Эрнеста была жестокой и холодной, но благодаря чудовищно отточенной технике в их основе найти удачный момент всё не удавалось.

Формы Сэйдокана и Галахадворса постепенно рвались на лоскутья, в небе танцевала кровь. Однако никому из дуэлянтов так и не удалось нанести победный удар.

И первым попытался Эрнест.

— Ха-ха-ха! Чудесное чувство! Прямо как заново родился!

Обнажив клыки и громко рассмеявшись, он вошел в клинч и заехал Аято локтем по подбородку с нулевой дистанции.

— Гха…

Аято невольно отшатнулся, чем тут же воспользовался его противник, однако его удар не достиг цели. Сплюнув кровь, Аято сам двинулся в атаку.

Подобные этой техники — конёк Амагири синмейрю.

— Амагири синмейрю, рукопашный бой, Тоцуками!

Аято подпрыгнул к противнику и, рубанув по диагонали, перехватил меч, после чего заехал навершием в живот Эрнесту, как раз ушедшему от атаки.

— Гмха?!

Аято собирался продолжить апперкотом, однако колено Эрнеста почти в тот же миг поразило его солнечное сплетение.

Однако оба снова остались стоять, даже из стойки не выпали, и сразу же приготовились к новой атаке.

Удары наискось сверху отражались такими же, но снизу. Горизонтальные удары сталкивались между, и острия разлетались по сторонам. Порой они сокращали дистанцию, и сериями ударов руками и кулаками пытались поразить жизненно важные точки противника, а если в броне появлялась брешь, то никто не брезговал этим воспользоваться.

С каждым выпадом и ударом кровь разлеталась по сторонам, однако никто из них не дрогнул, не отступил ни на шаг.

Бой шёл ровно. Аято выигрывал в физических данных, а в технике Эрнест всё еще был впереди. И было совершенно непонятно, кто же выиграет. Хотя, если бой продолжится в таком же стиле, то результат будет один — смерть обоих. И им придется решить победителя до этого момента.

Постепенно приближаясь друг к другу, они восстанавливали дыхание и высматривали свой шанс, но тут прозвучал безразличный голос:

— О ты, сияющий нимб, что даруешь прощение и покаяние…

И золотое сияние снова прокатилось по арене.

Сконцентрировавшимся до предела дуэлянтам было довольно просто уклонится от него. Но этого малейшего движения для них оказалось достаточно — Аято и Эрнест набросились друг на друга, от клинков посыпались огромные снопы искр. Арена под ногами прогнулась под давлением клинков, куски пола взлетели в воздух. Вложив все оставшиеся силы, они скрестили мечи.

Пока что оба держались, однако даже здесь проявлялась разница в способностях: такие противостояния — это не просто состязание в силе, здесь важна тактика. И когда они расцепились, меч Аято отлетел чуточку сильнее, и Эрнест встал в стойку мгновением раньше.

Световые крылья набросились на Аято сверху, однако рыцарь не заботился об этом — он на всей скорости сделал выпад.

Будь здесь обычный Эрнест, он бы, разумеется, согласовал действия.

И Аято мог проиграть уже сейчас.

Однако… Грифы — командные сражения.

— Расцвети, Антуриум!

Прямо перед грудью Аято, точнее перед эмблемой, развернулся огненный щит и заблокировал разбойничий клинок.

— Ба-бах.

Следом шесть самонаводящихся лент из Вальденхолта устремились уже к эмблеме Эрнеста.

— Оп!

Тот отмел их одним ударом, однако Аято просто не мог упустить такого шанса.

— Амагири синмейрю, секретная техника, Сюрагецу!

Аято оттолкнулся от пола и собирался разрубить эмблему, просвистев мимо противника, но в этот момент…

— Нет! Не пройдет!

Клинок Эрнеста остановил меч Аято.

— Уо-о-о-о-о-о-о!

Эрнест взревел и отбросил Аято назад. На его лице появилась кровожадная улыбка, радостная и жестокая.

Люкс-бастард сверкнул по дуге.

После атаки рука Аято оказалась поднята, а грудь открыта. Так он не сможет ни уклониться, ни защититься.

Однако.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Да, Грифы — это командные сражения всё таки.

— ?!

Выпрыгнув из-за спины Аято, Клаудия отбила удар правым клинком, и взмахнула левым, который держала обратным хватом.

— Эрнест Фейрклоуг, эмблема сломана.

— Конец матча! Победители: команда Энфилд!

На затихшей арене прозвучал механический голос. После чего Клаудия крутанула Пан-дору и, устало улыбнувшись, пробормотала:

— С товарищами даже я гожусь тебе в противники… Эрнест.

Комментарии