Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4

Я поспешно обратился к тете, пока она не вышла из гостиной, чтобы пойти к запертой комнате:

— Пожалуйста, постойте! Сагири сейчас не может пройти ваше тестирование, даже если она сама захочет этого!

— Почему? Я лишь хочу увидеть, сможет ли она снова влиться в общество, — ответила она, взявшись за дверную ручку.

Я до сих пор не понимал, что она имела в виду под «влиться в общество», но без всяких сомнений, это как-то связано с выходом Сагири из своей комнаты. Конечно же, она не могла это сделать – её проблему хикикомори нельзя так легко вылечить.

— Вы уже... разговаривали с ней?

— Да. Я поговорила с ней во время твоего тестирования в прошлом году. Мне нужно увидеть, готова ли она влиться в общество.

— В самом деле? Она так и сказала?

Сагири сказала, что сможет влиться в общество. Я не верил своим ушам.

— Именно, в прошлом июне. Она пряталась за дверью, но пообещала, что я смогу в этом убедиться сама.

В июне? Именно тогда зародилась наша мечта.

— Что именно она обещала?

— Спроси у нее сам.

Значит, тетя не хочет говорить мне.

Я не могу позволить чтобы она сейчас встретилась с Сагири – но что мне с этим делать? Я отчаянно пытался остановить её:

— Это значит, что её тестирование планировалось на июнь, верно? Тогда вам следует дождаться июня, ведь это же годовое тестирование как-никак.

— ...

Она уставилась на меня.

— Чёрт...

Когда я был маленьким, то испытывал ужас от этого взгляда. Пытаясь успокоиться, я произнес:

— Пусть это и тестирование, но к нему необходимо подготовиться... кроме того, я об этом в первый раз слышу... Это же семейная проблема, так почему мне никто о ней не сказал?! Это уже чересчур!

Семейная проблема, говоришь?

— Да, да! Семейная проблема, но никто о ней мне не сказал! Думаю, что это перебор!

Я знал, что высасываю отговорки из пальца, но всё равно...

— Пожалуйста! Дайте ещё немного времени!

— Хорошо.

— Да?

Она согласилась? Я окаменел, а мои глаза расширились от шока. Кёка-сан кашлянула и продолжила:

— ... Я согласна. Я дам вам ещё немного времени.

— Большое спасибо!

Она так просто согласилась?

— Но... Я не могу ждать так долго. В июне Сагири переходит в следующий класс.

Переходит в следующий класс? Постойте, «влиться в общество» означает «пойти в школу»? Вы шутите? Это чересчур сложно! Моя сестра почти не выходит из комнаты, поэтому совершенно не сможет покинуть дом!

Заметив, мои сомнения, тетя подняла палец и объявила:

— Тестирование Сагири назначим на первое апреля. Ни днём позже – это ясно?

— Да.

— Тогда так и решим, — сказала она и начала надевать обувь. Но перед выходом из дома тетя обернулась и произнесла:

— Кстати, любовь между братом и сестрой, о которой ты пишешь – я думаю, что это отвратительно.

Потому что я тоже [младшая сестра].

Тетя вышла, сказав это.

Я тут же помчался к запертой комнате, чтобы рассказать Сагири о нашем разговоре и обсудить дальнейшие действия.

— Интересно, в порядке ли Сагири.

Присутствие Кёки-сан приводило её в ужас, поэтому я немного волновался.

Сделав глубокий вдох я уже собирался постучать, но замок щелкнул и дверь открылась. Сагири не появлялась, сколько я её не ждал.

— С-сагири?

Я заглянул внутрь и увидел, что она прячется под одеялом. Она воспользовалась длинной палкой, для того чтобы открыть дверь.

— ... Что ты делаешь?

У меня нет слов. Да, я уже привык ко всякому, но это всё равно застало меня врасплох.

— Потому что... — она выглянула наружу, осмотрелась по сторонам и пробормотала: — Если я увижу Кёку-сама за дверью... то, вероятно, испугаюсь до смерти...

Ты сказала «Кёку-сама»?! Подумать только, что она настолько испугалась. Похоже, что то происшествие оставило приличный шрам. Пусть она и выглядела очень моэшно под одеялом, но шутить над тем происшествием не стоит.

Вспоминая тот душераздирающий крик... я не смогу его вынести снова. Войдя в комнату и закрыв за собой дверь, я спросил наинежнейшим голосом, на который был способен:

— Ты поняла, что приходила Кёка-сан, верно?

— Да.

— Ты знаешь, о чём мы говорили?

— ...

Она потрясла головой, не отвечая. Скорее всего, Сагири не слышала наш разговор... но как тогда она слышит разговоры между мной и Элф или Мегуми? Неважно, сейчас не время для этого.

— Насчет этого... Сагири... тетя сказала... — я замолкнул.

— ... Она пришла, чтобы протестировать меня, не так ли?

— !

Я так и знал! Она слышала наш разговор!

Сагири, вероятно, догадалась о моих мыслях, поэтому потрясла головой:

— ... Я так полагаю.

Сказав это, она взбодрилась и медленно выползла из-под одеяла. Я увидел, что пуговицы на её одежде частично не застегнуты. Именно так и следует носить одежду!

Я попытался оторвать свой взгляд от Сагири, пока та поправляла одежду.

— ... В прошлом июне... Я пообещала ей... что смогу влиться в общество...

— ...

Я наконец-то услышал это от неё, но...

— У тебя есть идеи, что Кёка-сан подразумевала под этим?

И застегни свою одежду! Я и так увидел слишком много!

— Ты... не хочешь, чтобы я влилась в общество? — озадаченно спросила она.

— Я хочу этого! Но ты не способна на это! Ты же Сагири! Изуми Сагири – хардкорная хикикомори!

— Му-у... Тебе не следовало так говорить об этом...

Она надулась. Я покачал головой:

— Я уже слегка облегчил твоё положение. Ты хоть понимаешь, как трудно было перенести твоё тестирование на апрель... э? Почему ты улыбаешься?

— Хм-хм... ты думаешь, что я никак не приготовилась? — она выпятила свою (плоскую) грудь и объявила: — Нии-сан, позволь мне показать тебе, как я могу влиться в общество.

— Чт-что?

Сагири удовлетворилась, увидев мое ошарашенное выражение лица, но затем заметила свою не застегнутую одежду и смутилась.

— Из-извращенец!

— Прости! — я поспешно отвернулся.

Тишина воцарилась в комнате – невыносимая атмосфера...

Внезапно её голос прозвучал позади меня:

— ... Теперь ты можешь повернуться.

— Хорошо.

Через мгновение тишины Сагири произнесла:

— О чём мы говорили?

— Ты собиралась показать мне результаты того, как ты собираешься влиться в общество.

Нии-сан... теперь я хочу пойти в школу.

— ... Чё? — я на мгновение окаменел. — О чём ты говоришь?

— Ты не расслышал меня? Повторю снова: я... хочу пойти в школу.

Моя челюсть рухнула на пол. — Са-Сагири? Ты только что сказала... что хочешь пойти в школу?

— Пойти в школу – это как раз и значит влиться в общество, верно?

— Верно! У тебя получилось, Сагири! Наконец-то получилось! Я всегда в тебя верил!

— Ай!

Она нерешительно отстранилась: — Ты пугаешь меня!

— Ах, прости... Я так обрадовался.

Сагири пойдет в школу! Одного раза достаточно! Хотя бы один день! Мы сможем пройти это тестирование! И одна из моих основных целей – увидеть мою младшую сестру, идущую в школу.

— Хм-хм~ — она покраснела и отвернулась. — Коварный... как я могу рассердиться на тебя...

— А, всё равно – пока ты мотивирована. Я уже волновался, что ты не сможешь покинуть комнату...

Услышав мой вопрос, Сагири удовлетворенно усмехнулась и помахала рукой: — Ладно, смотри как я пойду в школу.

— Конечно.

Она включила компьютер и запустила браузер, загрузив сайт с онлайн-картой города. Её курсор немного побегал, пока не остановился в районе Адачи – тут, кстати, и располагается мой дом.

— Я пошла!

Она радостно кликнула мышкой. Экран начал передвигаться по направлению к школе.

— Ты... ты... возможно...

Возможно... вот что она подразумевала? Я что-то не так понял, верно?

Это действовало на нервы, но Сагири всё ещё была занята кликаньем. Экран уже показывал главную улицу.

— Ха... ха... ещё немного...

Смотря на неё, я понял, что она пыталась сделать – пойти в школу по сети!!!

— Я пришла! Ну как, Нии-сан... я – молодец?

— Это всего лишь обзор улиц! — прокричал я. — Ты... ты сказала, что хочешь пойти в школу, но в действительности ты воспользовалась обзором улиц! Не делай вид, словно сделала нечто великое!

— Но... — она надулась. — Это на самом деле мой максимум.

— Ох...

— Я в самом деле старалась изо всех сил.

— Да. Верно-верно.

В конце концов она права. Но я также не неправ. Да, она действительно старалась изо всех сил. На самом деле.

— Прости, — пробормотал я. — Но что нам теперь делать? Я не думаю, что Кёка-сан примет это.

— ... а разве нет?

Её озадаченность смутила меня, но у меня не оставалось иного выбора, кроме как сказать ей правду.

— Нет, это не так. Тебе необходимо показать нечто более весомое, если ты пытаешься влиться в общество.

— С июня... с того обещания... Я практиковалась... но не смогла.

— ... Ты хочешь сказать... что пыталась?

Сагири пыталась выйти наружу? Я думал, что когда она повстречала меня у двери, то это было только из-за празднования. Подумать только – она готовилась к этому тесту.

— ... Угу.

— И почему ты дала это обещание? Я не думал, что ты сможешь так далеко продвинуться за год.

— Потому что... я... тоже...

— Тоже?

— Вместе... лучше.

— Прости, но не можешь повторить?

Я не расслышал её. Говорить тихо – не так уж необычно для неё, но сейчас её голос стал столь тих, что я ничего не расслышал.

Сагири помялась, а затем кивнула:

— Я не хочу быть для тебя обузой!

— Тетя сказала это?

Сагири покачала головой и заикаясь произнесла:

— Нет, это – моя проблема... никто за меня её не решит... и... не... не могу ничего сделать... поэтому я... Мне также надо кое-что сделать.

Пусть слова и те же, но в этот раз я понял ее чувства.

— Вот как? Я понял. Постарайся.

— Ага.

Мы слегка засмеялись. Сагири продолжила:

— Так... что нам теперь делать? Тестирование... для вливания меня в общество...

— Ну, у нас в запасе десять дней, так что давай что-нибудь придумаем.

Пусть я и сказал это, но десяти дней явно недостаточно. Для такой хардкорной хикикомори как Сагири влиться в общество за десять дней... тут, возможно, и года не хватит. Это всего лишь мечта.

Влиться в общество... Влиться в общество... вообще, что именно под этим подразумевается? Всё плохо, ибо тут всё зависит от Кёки-сан. Как бы сильно Сагири не старалась – всё насмарку, если моей тёте это не понравится... Но если это произойдет...

— Эм...

— Эм...

Мы пытались что-нибудь придумать, но внезапно раздался звонок в дверь.

— Изуми-тян ~ Я пришла поиграть ~

Снаружи донесся голос Мегуми.

Несколькими минутами позже...

— Так Изуми-тян необходимо влиться в общество? Это сказала ваша опекунша Кёка-сан? Она приходила сюда? Ах, ясненько...

Наверху – в коридоре с закрытой комнатой – Мегуми приложила ухо к стене и слушала рассказ в странной позе. Как только пересказ завершился она подняла палец и произнесла:

— Всё прям как в Папакики*.

— Я никогда не думал, что когда-нибудь Мегуми-сама приведет такой пример... хотя да, она попала прямо в точку. Но ты думаешь, что Кёка-сан – это женская версия [молодого дяди*]?

— Угу, именно так и я думаю.

— Не смеши. Когда это [молодой дядя] из Папакики был такой?

Я не против других подробностей, но это существенное различие.

— Онии-сан совсем как Соря-тян*.

— Я сейчас хочу ударить тебя.

Как много томов ты прочла? Что за нелепое сравнение?

— Эхе-хе, — Мегуми высунула язычок. — Сегодня Онии-сан прям цун-цун*, когда я упомянула твою тетю – совсем как главная героиня в ранобэ. Хм-хм~ а может это и так? Мои женские инстинкты очень точны.

— Кончай уже поднимать флаги там, где тебе вздумается! Всё это звучит так, будто ты совсем не шутишь!

— Это просто шутка – я не смотрю на ситуацию Изуми-тян свысока. Пожалуйста, расскажи мне обо всем подробнее.

Даже я задаюсь вопросом, зачем я решил рассказать ей нечто настолько важное. Раньше бы я, не открывая двери, кратко сказал ей: «Сейчас нет времени – иди домой». Но вместо этого я впустил её и всё выложил.

Невероятно, не так ли? Это навык общения Мегуми?

— ... Почему я решил рассказать тебе всё снова... — сказал я самому себе, но Мегуми надулась и произнесла: — Ах~ Прости, но я ничего плохого не подразумевала, — и после короткой паузы продолжила: — Ты так поступил, потому что мы – друзья.

— ...

Такой внезапный ответ застал меня на мгновение врасплох.

— Я внимательно выслушаю, и даже если не смогу ничего сделать, то никому не расскажу. А если это будет мне по силам – то сделаю, — сказала она, закрыв мне рот, приложив к нему палец.

— Ясно... спасибо.

— Угу.

Итак... даже я сейчас рассматриваю Мегуми как друга... Друга, да... Ну да – мы неосознанно стали друзьями...

Вот черт, я начал смущаться.

— Итак...

Это всё что я успел сказать, прежде чем нас прервал громкий удар.

Настежь распахнулась дверь. В дверном проеме стояла Сагири. Её лицо, пылало уверенностью.

— Почему...

Я знал, что для неё «внутри» комнаты и «снаружи» – совершенно разные понятия.

Она произнесла, бледная словно призрак:

— Потому что... я... также друг... поэтому я должна... себя...

На мой взгляд этих слов достаточно для получения «зачета».

Пусть у меня нет никаких доказательств, но факт остается фактом – Сагири считает Мегуми своей подругой... и всё намного лучше, чем было раньше. Мне нужно придумать способ, чтобы Кёка-сан увидела этот результат.

— Эм... Мегуми-тян.

— Да, Изуми-тян.

— Я должна тебе кое-что сказать.

— Да! — она радостно подняла руку.

— Но перед этим...

— Перед этим?

— Я кое-что от тебя скрывала.

— !

Её глаза расширились от шока. Даже я не ожидал ничего подобного.

— Сагири, ты...

— ... Да, — кивнула она. — Мегуми-тян может.

Она сделала ещё один шаг в сторону Мегуми.

— До того как мы начали говорить... ты хочешь услышать мой секрет?

— Очень важный секрет, верно?

— Да... очень важный. Я умру, если кто-либо кроме моих лучших друзей узнает об этом.

— ... Ясно.

Мегуми напрямую посмотрела в глаза Сагири, шлепнула себя по лицу, рассмеялась и встала в нелепую боевую позу: — Я приготовилась! Давай, Изуми-тян.

Сагири также засмеялась: — Тогда, я скажу это. Эм, эм... Я... Я... — она жутко покраснела, а её глаза превратились в > <, а затем Сагири прокричала: — Я – Эроманга-сэнсэй!!!

Угу, мне давно это известно.

Несколькими минутами позже...

— ... хм-м-м-м-м-м-м-м.

— Ох, ты до сих пор злишься, Изуми-тян?

— Хм~ Я не знакома ни с какой Мегуми!

— Тебе не нужно так злиться. Было много намеков, так что любой мог понять это. Верно, Эроманга-сэнсэй?

— Я не знаю никого с таким именем.

Мегуми пыталась всё уладить, пока Сагири сидела, обняв колени.

Большой секрет, который мы так сильно старались сохранить, раскрылся раньше, чем у нас появился шанс сказать о нём. Судя по её словам, Мегуми начала догадываться с тех пор как её попросили стать моделью – а к рождеству она уже всё знала. Конечно же Сагири это не понравилось и вся её смелость пошла насмарку.

— Но это всё равно хорошо. Мегуми не изменилась, даже узнав твой секрет.

— Эхе-хе, ну конечно же! Как я могу возненавидеть свою подругу из-за такого, — гордо произнесла она.

Сагири подняла взгляд – её глаза пылали решимостью.

— ... Ты знаешь, что мне нравятся пошлые рисунки?

— Угу. Я знала это с прошлого апреля.

— Ах, в этом есть моя вина, — признался я.

Она многозначительно уставилась на меня, а затем вздохнула: — ... Тебе следовало рассказать об этом раньше..

— Ты права.

Нам не пришлось бы так долго скрывать это от нашего друга.

— И ты тоже, Мегуми-тян... если знала, тогда... сказала бы что-нибудь.

— Неа. Так как вы пытались держать это в секрете, то я также ничего не говорила. Кроме того... Я рада, так как Изуми-тян смогла сама раскрыть это.

— ... Ясно.

Смущаюсь! Так смущаюсь!

— Тогда... давай поговорим.

После этого она рассказала Мегуми о том, что мы ранее обсуждали. Она смогла поведать всё, пусть иногда и запиналась.

Услышав историю её подруги, Мегуми задумалась на мгновение, а затем взглянула Сагири в глаза и спросила:

— Изуми-тян... это... должно увенчаться успехом, верно?

— Да. Независимо от чего-либо.

— Тогда...

— Мегуми, у тебя есть какие-нибудь идеи?

— На самом деле есть.

— ... Действительно? — спросили мы с надеждой в голосе. Она поманила пальцем.

— Подойдите на секунду... «шу-шу-шу»

— Ну, что вы думаете?

Шокированные такой идеей, мы уставились на неё.

— Мегуми, невозможно... это невозможно! У нас осталось всего лишь десять дней! Нам не успеть.

— Да, это верно.

— Тогда почему ты...

— Это единственный способ пройти тестирование.

— ...

— Кёка-сан – серьёзная женщина, не так ли? Вы оба должны убедить её, что Изуми-тян успешно влилась в общество, верно? Я думаю, что у вас нет другого способа, кроме как показать всю глубину стараний Изуми-тян.

— ...

Идея Мегуми ляжет огромным бременем на Сагири – в обычных обстоятельствах я бы отверг её.

Но её аргумент был основательным. Всё же это, в конце концов, тестирование Сагири. Но...

Я собирался предложить другой путь...

— ... Сделаем это, — произнесла моя младшая сестра тихим, но решительным голосом. — Я не знаю, смогу ли осуществить это... но сделаю всё возможное.

— Угу, ты сможешь.

— Сагири, ты действительно согласна?

— ... Да!

— Ладно, но слишком не усердствуй.

Если она решилась, то тогда будучи её старшим братом я мог лишь поддержать её.

Шли дни... и настало первое апреля. Летние каникулы закончились и все вернулись в школу.

Теперь я старшеклассник второго года обучения. Сагири перешла на первый год обучения средней школы – конечно же, лишь на бумаге.

За прошедшие десять дней Сагири справилась с двумя очень важными вещами. Какими же? Вскоре узнаете.

Утром в десять часов дверь дома Изуми медленно открылась, и вошла Кёка-сан, одетая в свой формальный костюм.

— Доброе утро, Масамунэ-кун. Давайте начнем тестирование Сагири.

— Да, — быстро ответил я.

— Хм? Обувь? В доме... присутствует ещё кто-то? — спросила она, смотря на шкаф.

— Да... но, пожалуйста, не обращайте внимания.

— Хорошо, — она посмотрела наверх. — И что теперь? Дай мне убедиться, сможет ли Сагири влиться в общество.

— Да. Подождите немного – Сагири покажет вам плоды стараний за год.

— Прямо здесь?

Её озадаченность понятна. Обычно Сагири никогда не выходила из своей комнаты, когда кто-либо из посторонних присутствовал в доме. Но сейчас я прокричал в сторону второго этажа:

— Сагири, можешь начинать.

— ... Масамунэ-кун? — спросила тётя... На самом деле, даже я не знал, что далее произойдет. Я знал, что Сагири собиралась делать, но лишь небесам известно, удастся ли ей это или нет.

Я указал на лестницу и объявил:

— Смотрите... вот так Сагири сможет влиться в общество!

Увидев «это» её лицо окаменело.

На лестнице послышались шаги. Сагири явно показывала всем то, как сильно она старалась.

Она спустилась со второго этажа, прямо как тогда, когда приветствовала меня. Нет, по сравнению с тем случаем Сагири сейчас бледнее, а её ноги сильнее трясутся, но всё же двигаются. Не говоря о том...

— Сагири, это же...

Моя тётя ошарашенно уставилась на Сагири. Я уже знал причину этого, но всё равно не смог сдержаться и сглотнул.

— ...

Сегодня она надела форму средней школы. Сагири следовало постоянно носить школьную форму, по пути в школу, гуляя с друзьями – или без них, но она совсем не ходила туда. У нее нет друзей, но сегодня благодаря Мегуми Сагири испытала всю прелесть школьной формы. Если бы наши родители были живы, если бы наши взаимоотношения были лучше, то, возможно, мы бы были более близкими родственниками.

В это мгновение я не мог себе представить все эти «если» – я смотрел на свою младшую сестру и грусть заполняла моё сердце.

— ...

Какой окажется реакция Кёки-сан? Хотел бы я это узнать, но не мог оторвать взгляда от своей младшей сестры.

— ... Хух... хух...

Наконец-то Сагири смогла дойти до нас. До её комнаты всего лишь несколько метров, но она так тяжело дышит, а её плечи трясутся, и кажется такой истощенной. С побледневшим лицом она прошла ещё несколько шагов навстречу к Кёке-сан.

Сагири взглянула вверх и поприветствовала:

— Доброе... доброе утро.

В интервью такое запинающееся приветствие означает конец для собеседника, но сейчас она старается изо всех сил. Так какой окажется реакция тети Кёки?

— ... Утра, Сагири. Я удивлена – тем что сейчас ты можешь выходить из комнаты.

Я ничего не различаю под маской её ледяного выражения лица.

— Только, только немного.

Чувствуя, что моя младшая сестра собирается потерять сознание от ауры тети, я быстро добавил:

— Она каждый день тренировалась.

Это и есть результат её длинных десяти дневных тренировок. Моё сердце колотилось как бешеное, когда я видел, как она спускалась по лестнице.

— Лишь немного... но сейчас я могу выходить наружу.

Кёка-сан ничего не сказала. Лишь прищурилась, словно от чего-то разозлилась. Сагири также ничего не говорила и выглядела так, будто в любое мгновение потеряет сознание.

Затем моя тётя произнесла:

— И?

— !

Зачет не сдан? Следует продолжать? Это она имеет в виду? Пусть я и готовился к этому, но мой разум на секунду затуманился гневом. В это мгновение я полностью забыл о том, что она для меня сделала, и почти уже сорвался...

— Нии-сан, есть ещё кое-что...

Да. Это так.

— Кёка-сан... это... всё, что я сейчас могу.

Это так. Сагири может лишь дойти до двери. Она пока что не может покинуть дом.

Моя тётя кивнула и прохладно произнесла: — Тогда, это всё?

Сагири глубоко вздохнула и покачала головой.

— Пусть... я не могу выйти наружу... Но... Я хочу пойти в школу.

Её слова противоречили друг другу, но она громко произнесла их.

Кёка-сан ещё больше запуталась и спросила:

— Ты не можешь выйти... но хочешь пойти в школу? Что это значит?

В других обстоятельствах, я, возможно, наслаждался видом запутавшейся «Ледяной Королевы».

— Ма-Масамунэ-кун, объясни! Я ничего не понимаю!

— Сагири показывает достижения за этот год.

— Я знала, что она хотела пойти в школу, но...

Как она сделает это, не выходя из дома? Не говоря о том, что ни одна школа так рано в году не открывается.

— Всё именно так, как вы видите – пойти в школу, не выходя наружу, — сказал я, моргнул и подал сигнал Сагири. — Просто пройдите за мной.

— Масамунэ-кун, в гостиной присутствует ещё кто-то?

Я показал ей гостиную и всех присутствующих в ней.

— ... Это?

— Это – классная комната Сагири.

Моя гостиная изменилась. Всю мебель убрали, заменив на столы, стулья и доску – совсем как в школе. Конечно же тут присутствовали и ученики.

Кёка-сан удивленно осмотрела гостиную – нет, классную комнату. Мы сейчас находились слева от двери – там, где обычно сидели родители.

— Пожалуйста, внимательно осмотритесь.

— Масамунэ-кун, за дуру меня держишь?

Удивление исчезло из её глаз и заменилось холодным безразличием. Но я не мог проявить слабость.

— Это совсем не так.

Десять дней назад план Мегуми фактически сходился к этим пунктам:

1. Выйти из комнаты. Как можно дальше.

2. Открыть классную комнату прямо здесь.

Сагири едва справилась с первым, а со вторым... Я думал, что у нас ничего не получится. Но так как ни у кого лучших идей не нашлось, то не оставалось иного выбора, кроме как попытаться.

— Пожалуйста, просто посмотрите, — взмолился я и поклонился.

— Ладно, — вздохнула она.

— Большое спасибо.

Я подошел к доске, кашлянул и сказал:

— Ладно, начнем урок.

Осмотрев гостиную (классную комнату) мой взгляд замер на тете Кёке, и я сказал:

— Сперва, пусть все ученики представятся.

— Я первая, я первая! — Мегуми радостно подняла руку и поклонилась, повернувшись к Кёке-сан: — Я – Джинно Мегуми, первогодка! Я – одноклассница и староста класса Изуми-тян! Рада встрече с вами!

— ... Я тоже рада.

— Если по правде, то эта классная комната – моя идея! В прошлом месяце Изуми-тян попросила меня придумать что-нибудь!

— ... Попросила тебя? Это дитя попросило тебя?

— Ага!

— ...

Лицо моей тети окаменело, а её глаза устрашали всех в комнате – включая Мегуми.

— Эм-м... я могу продолжать?

— ... Прошу.

Мегуми прикрыла глаза на несколько секунд, а когда открыла, то из них испарились все сомнения. Она продолжила говорить завлекающим голосом:

— Впервые я встретила Изуми-тян прошлым апрелем. Сперва я пришла уговорить Изуми-тян пойти в школу. Хотела стать её подругой, вместе ходить в школу и класс... вот такие планы.

Вот как она контролирует развитие разговора?

— Но затем я встретила Онии-сана, поговорила с Изуми-тян и поняла, что не всё так просто. Мой учитель сказал, что мне не следует спешить. На самом деле, тогда я была немного подавлена, ведь думала, что мы сможем быстро подружиться.

Да, Мегуми именно такой и была.

— Тогда... случилось многое... — она покраснела и уставилась в пол.

Угу. Трусики в полоску были такими милыми.

Её трусики забрали, она впервые прочла ранобэ, её рождественская вечеринка – много чего произошло.

— Я попросила у неё книгу, мы обменялись подарками... иногда она даже позволяла разговаривать с ней. Затем внезапно в прошлом месяце она рассказала о себе сама... а теперь мы столь близки!

Мегуми закрыла глаза и подняла вверх палец: — В следующий раз я расскажу Изуми-тян о своих проблемах!

Затем, ухмыляясь, она села на своё место.

— ...

Кёка-сан уставилась на меня, когда Мегуми закончила. Похоже, что она поняла цель этой классной комнаты. Я слегка кивнул и подал сигнал следующей ученице.

— ... Я следующая.

Это была Мурамаса-сэмпай. Я не думал, что она сможет достать форму средней школы как у Сагири. Вероятно, тут следует поблагодарить Элф.

... Кстати, так как размер одежды маловат, то три пуговицы сверху пришлось расстегнуть... ну ё моё – и это мой сэмпай...

— Ма-Масамунэ-кун, ты куда смотришь?

— Я ничего не видел! Правда! Да и сейчас не время для этого.

Я тут же упрекнул её. Она быстро прикрыла грудь и повернулась к Мегуми.

— ... Джинно... ты нарочно достала для меня столь маленькую униформу?

— Нет! Я даже попросила девушку с самой большой грудью в моём классе!

— Кх!!!..

Мурамаса-сэмпай покраснела, а затем повернулась к Кёке-сан и элегантно поприветствовала:

— Меня зовут Сенджу Мурамаса. Я – подруга Масамунэ-куна. Моё хобби – писательство.

Я впервые вижу, как она разговаривает столь вежливым тоном.

— В ближайшем будущем я планирую стать золовкой Сагири-куна.

Беру свои слова назад. Она до сих пор говорит всё, что хочет.

— ... Ты тоже подруга Сагири?

— Сказать по правде – я не уверена. Но...

— Но? Что ты имеешь в виду?

— Иногда она просит меня одеть откровенную одежду в её комнате.

— Масамунэ-кун! Что это значит?!!

Сэмпай! Ты убить меня пытаешься или как? Пожалуйста, можешь не говорить об этом?

— Модель! Она просила стать её моделью! Она – мой сэмпай, поэтому мы попросили её поработать моделью!

— Вот как? И какой же?

— Ну... Меня попросили надеть купальник... Сагири-кун радостно рисовала... Масамунэ-кун также присутствовал...

— Масамунэ-кун? Что это ты делаешь, пока меня нет?

Это в самом деле не моя вина! Почему вы обращаетесь ко мне, как к якудзе?

Ох, ну да ладно – якудза также сойдет! Все нормально!

— Это был справочный материал для моего ранобэ! Мне нужно было написать эпизод с множеством девушек в купальниках! Всё ради моего ранобэ! Ради будущей истории! Тут нет никаких проблем!

— Я категорически запрещаю тебе писать об этом! И у нас скоро пройдет семейное совещание!

После того, как меня полностью застыдили, Мурамаса-сэмпай наконец-то закончила представляться. Кстати, в третьем томе всё же присутствует эпизод, где девушки красуются в купальниках.

— ... Прости... Я всё ещё мало практиковалась... И так нервничала.

Сэмпай присела, сожалея о своих словах.

Далее шла Арми. Сегодня она снова изменила прическу. Самая старшая среди нас, но выглядела словно иностранец-косплеер – но так мило.

— Привет.

— ... Ты же...

— Америка, Кёка-чин. Прошло уже два года.

— ...

Моя тетя прищурилась. Так они знали друг друга. Арми же «ученица матери Сагири» – конечно же она может знать «младшую сестру отца». Когда мой отец женился во второй раз, то моя тетя сильнее всех выступала против этого решения.

— Я отвечаю за мангу [Самая милая в мире младшая сестренка], так что можно сказать, что я коллега Сагири. Вот, занесла ей кое-какие зарисовки, — сказала она, держа пачку раскрашенных листов.

Все они состояли из зарисовок Эроманги-сэнсэя по иллюстрациям и неофициальных рисунков... с правками от Арми.

— ... Дай взглянуть, — Кёка-сан забрала их у Арми и добавила: — Не нужно бояться. Я почти не читаю подобные книги, но, по крайне мере, знаю, что много людей любит их. Мы не можем оценить заслуги Сагири без этого.

Она просмотрела все листы. Пусть некоторые из них вполне возможно содержали откровенные рисунки, но всё же я думаю, что нам следовало показать ей всё.

В конце концов Кёка-сан положила их в свою сумку и объявила: — Они достойны рассмотрения.

Арми кивнула и села. Далее шла другая одноклассница, которая, похоже, уже не могла ждать.

— Наконец-то настала моя очередь! — прокричала Элф и встала. Она также надела униформу, которая очень ей подходила.

Элф театрально сделала полный оборот, посмотрела на Кёку-сан и выпятила свою (плоскую) грудь:

— Я – Ямада Элф. Подруга... Сагири, но иногда мы спорим друг с другом... и мы соперницы в достижении одной цели... вы можете называть нас [соседями].

— Ямада-сан живет в соседнем доме, верно?

— ...Тц, — цокнула Элф. — Да. И сейчас я представлю вам свою интригующую историю.

— Для этого нет нужды, ведь я сама всё разузнала, Ямада Элф-сэнсэй.

— Стоп-стоп! Я вчера много практиковалась! Позвольте мне сказать!

— Нет, не нужно.

— Ладно... — уныла Элф, но быстро оживилась: — Тогда короткая версия моих слов такова: это тестирование подготовлено классным руководителем Сагири. Все предметы присутствуют. Масамунэ, взгляни.

Я последовал указаниям и передал тест моей тете. Это входило в план. В течение десяти дней Сагири (оставаясь дома в своей комнате) прошла тестирование и показала, что она действительно способна поступить в среднюю школу. Удивительно, что она (пусть и на грани) всё же смогла пройти.

Я думал, что Сагири ничего кроме рисования не знает, но получается, что она всё же обучалась... Продолжать так сильно стараться – это впечатляет.

— Как вы видите, Сагири способна пойти в среднюю школу, — гордо заявила Элф.

Кстати, Крис-аники предложил пройти тестирование и Элф. Если я правильно помню, то она получила три нулевых оценки. Образ этой девушки рухнул полностью.

— ...

Моя тётя просмотрела тесты, а затем медленно уставилась на всех, находящихся в «классной комнате». Её взгляд сначала пал на меня, затем на Элф, Арми, Мегуми. Никто не посмел что-либо выговорить, пока Элф, наконец, не смогла сказать:

— Вы можете убедиться, что пусть у каждого из нас есть своя собственная причина находиться здесь – мы все пытаемся помочь Сагири, — она прищурилась, посмотрела на меня и добавила: — Всё остальное на тебе, Масамунэ-сэнсэй.

Ладно. «Сэнсэй» можно подразумевать и как «учитель», и «писатель».

Под пристальными взглядами я повернулся и подошел к тёте:

— Кёка-сан, Сагири в течение года не скрывалась в своей комнате. У неё появились друзья настолько близкие, что можно воровать их трусики.

— У-у неё нет повода красть мои трусики, даже если мы близки!

— Я не забыла, как она обманула меня с тем купальником!

Мегуми, сэмпай. Пожалуйста, помолчите.

Да. Они – подруги Сагири. Если мы добавим сюда некоторых, кто не смог сюда прийти, то их станет больше.

Все они – близкие друзья. По крайней мере я сам думаю, что этого достаточно – и не потому что Сагири моя младшая сестра. К примеру, если бы мне пришлось мириться с этой четверкой в течение года, то я, наверное, не смог.

Возможно, другие не согласятся, но для меня дружественные связи очень важны и дороги.

— Её оценки также хороши. Зачет на грани – всё же зачет. Она сейчас способна даже выходить из комнаты. Посмотрите – у неё уже появились друзья! Вам не кажется, что по сравнению с прошлой Сагири, уже можно считать, что она влилась в общество?

— Ах, ясно. Так эта игра для Сагири? Ясно.

Её ответ прозвучал спокойно. Затем вздохнула и спросила:

— Хм... как бы мне это сформулировать... довольно сложно сказать... но что именно всё это значит?

— !

Я подумал, что неправильно расслышал её! Я готовился, но всё же не думал, что могу услышать нечто настолько бессердечное. Наши чувства совсем не возымели эффекта. Всё словно лишь ухудшилось.

— ... Так это конец?

... На самом деле, я понимал, что так как это тестирование Сагири, то она сама должна завершать. Выбора нет – время выложить карты на стол.

Я вернулся к доске и сказал по направлению к двери:

— А теперь наша новая одноклассница может войти.

Дверь открылась, показав Сагири. В это мгновение Кёка-сан нахмурилась.

— ...

Сагири стояла в дверях и пыталась войти, но не могла, сколько бы усилий не предпринимала. Её руки и ноги тряслись, а лицо выглядело так, словно она готова разрыдаться – ей должно быть очень страшно и больно.

— ... У... у...

С самого начала тренировок Сагири никогда не могла закончить этот последний этап. Каждый раз она падала перед этой дверью. Десять дней хватило лишь на вытаскивание её ко всем, но не на выход наружу.

Но даже при этом я не останавливал её. Сагири сказала, что она постарается изо всех сил, поэтому мне оставалось лишь молча наблюдать.

В это мгновение она взглянула на меня. Прикусив губы и со слезами на глазах Сагири сделала первый шаг. Затем второй. В это мгновение она достигла самых высоких достижений.

— ...

— ... О-ох...

Я так встревожился, видя как Сагири сдерживает слезы.

— ... Хух... хух...

Я больше не мог терпеть. Чем дольше это будет продолжаться, тем труднее для неё. Я попытался сохранить спокойствие и объявил:

— Давайте все отметим первый поход Изуми Сагири в школу!

Я похлопал её по плечу. Элф. Арми. Мегуми. Мурамаса-сэмпай. Даже Кёка-сан захлопала.

— ~~~~~ Эм... это...

Она сильно покраснела и тяжело дышала. Возможно Сагири нервничала просто находиться здесь. Обычно ей уже тяжело выйти из запертой комнаты, а подобное просто невозможно представить.

Но никто – вообще никто не осмеял её. Даже болтушка Элф молчала, терпеливо ожидая. В классной комнате стояла тишина.

— ... Спа-спасибо вам всем... большое спасибо.

Её слова были наполнены невероятным количеством эмоций.

— Я, я.... всегда не могла ходить в школу. Я не могла... выйти из комнаты... в течение двух лет... я создавала проблемы Нии-сану.

Она положила руку на грудь и сказала то, о чем думала:

— Но Нии-сан сказал... что всё нормально... нормально, даже если я не пойду в школу... Что мне не следует заставлять себя... даже если я не смогу выйти... Я – его драгоценная младшая сестра.

Хм? Постойте, как она узнала о моём разговоре с Мегуми? Эй, ты ей рассказала? Осмелилась нарушить наше обещание? Я тебя извращенно накажу! В самом деле сделаю это!

Видя мой гнев, Мегуми поспешно замахала рукой, опровергая: Это – ошибка! Я до сих пор держу своё обещание и никому не рассказывала!

Тогда как Сагири узнала? Чёрт, это так смущает! Чертовски смущает! Она всё знала!

Голос Сагири вернул меня к реальности.

— Я очень рада.

Полились слезы.

— Очень, очень рада... тогда... Я не знала что делать... Чувствовала, что вообще бесполезная... Я могла лишь... делать то, что хотела.

Делать видео-трансляции. Рисовать иллюстрации в прямом эфире.

— Всё это так веселило... но это бессмысленно для Изуми Сагири... совсем никто её не видел.

Они видели лишь Эромангу-сэнсэя.

— ... Было так одиноко, — она рыдала. — Но... Нии-сан... показал мне мечту... он сказал... воплотим её вместе.

Она покосилась на меня.

Всё это не входило в сценарий – первоначально речь Сагири не была столь длинной, поэтому даже меня это немного ставило в тупик. Но я не мог зарыть голову в песок – моя младшая сестра так сильно старается выговориться, так что это должно быть важным. Мне нужно присутствовать здесь.

— И затем... внезапно... затем...

Она накрыла своей бледной рукой красное лицо, закрыла глаза и прокричала во всё горло:

Нии-сан сказал... что любит меня!

— Э? Э?

Почему ты сейчас говоришь об этом?

— Он сказал... что полюбил меня с самой первой встречи.

— Эй-й-й-й-й-й-й???!

Что это за испорченный сценарий?! Сагири... ты вообще думаешь что говоришь? Это нечто такое, что я сказал тебе наедине, но сейчас, повторяя сие кому-то другому – ты вообще понимаешь, что они подумают? Я это говорил лишь потому что не думал обо всём этом!

— ...

Видишь?! Пусть состояние Элф и Мурамасы-сэмпай можно назвать «нормальным», но Арми, Мегуми и Кёка-сан выглядят так, будто хотят сказать «этот парень всерьёз сказал это?!».

Какого черта? Как такое могло случиться со мной? Почему «знакомство с новым классом» превратилось в это? Что моя младшая сестра пытается сделать?

Плача, я посмотрел на Сагири. Она сжала кулачки, а затем...

— ... Я тоже.

Её голос был очень тих, но ударил так, словно грузовик. В моей голове воцарился хаос.

— Ч-чт-что?

— ... Я тоже! Я тоже люблю его! Как он любит меня, так и я люблю его больше всех на свете! — всё ещё плача она шагнула вперед и призналась мне.

— ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Мы оба сильно покраснели – наши лица уже краснее не станут!

— Поэтому я хочу изо всех сил стараться вместе с тобой! Я хочу... пытаться вместе! Я хочу жить с тобой! Вот почему я сказала это Кёке-сан!

Потому что... я... тоже... Вместе... лучше.

Вот что она тогда сказала, а я не расслышал.

Всё ещё краснея Сагири повернулась к Кёка-сан и произнесла:

— ... Пусть сейчас я не могу выйти из дома... пусть сейчас это всё, на что способна... но однажды наступит день, когда я выйду и смогу пойти в школу! И исполню нашу мечту!

В прошлом Сагири никогда бы подобное не сказала.

— И тогда... тогда...

Последнее слово было сказано очень тихим голосом, что я ничего более не расслышал. Предполагаю по движению губ: она сказала «исполним нашу мечту» – и только.

— Пожалуйста! Пожалуйста... просто дайте ещё немного времени!

Так это конец. Сагири сделала всё, что смогла. Если даже это не сработает, то нам – конец!

— ...

Мы ждали реакции Кёки-сан. Атмосфера стояла столь невыносимая, что десять секунд воспринимались как час.

Не изменяя выражения лица «Ледяная Королева» нахмурилась и посмотрела на Сагири:

— ... Вы двое – просто нечто. Что же мне вам ответить?

— ...

Я почувствовал оттенок отчаяния. Моя тётя продолжила:

— Хмм... Не делай такое лицо. Я не пытаю вас или что-то в этом роде.

Невообразимое давление обрушилось на меня. Она помахала пальцем перед моим лицо и добавила:

— Кх... Я ранее кое-что умолчала, так что слушайте внимательно. В этом тестировании условием успеха являлось [Сагири сможет встретиться со мной вне своей комнаты – даже если она заставит себя выйти оттуда шаг за шагом].

— ... Что?

— Если она сможет сделать это – Сагири проходит тестирование.

— ... Это... это значит?

Так твои слова «Так эта игра для Сагири» не означали Этого недостаточно – провал...

— Конечно же она прошла. В тот самый миг, когда я повстречала её у входа.

... Мы прошли без этой игры?

— Игра, которая одновременно смешная и наивная – очень по-детски. Хорошо, ведь именно такими дети и должны быть, — она кивнула и свирепо уставилась: — Но вы переборщили. Кто заставил пройти Сагири через всё это? Это же слишком для неё!

— Кто...

И ты спрашиваешь? Чего же тогда злишься?

— Вы – это вы.

— Я? Когда?

— Вы сказали [и?] и [Тогда, это всё?]! Вы словно демон!

— Я собиралась сказать [прошла].

— Да вы шутите? Ваша аура фактически говорила [Я вас полностью завалю! Готовьтесь!]. Вы словно финальный босс.

— Похоже, что у вас очень большие недопонимания... после [того раза]. Вы что, думаете, что я не задумывалась о своих действиях?

И я почувствовал, что давление от неё начало увеличиваться – как от финального босса. Я мог видеть исходящую у неё из-за спины черную ауру.

— После того раза... я не только не обдумала ту ошибку и не послушалась советов доктора относительно вас обоих, жестоко выступив против Сагири – вы думаете обо мне, как о каком-то тиране и бессердечном опекуне?

Да, это так. Конечно же у меня нет яиц, чтобы признаться в этом, но... выражение моего лица, вероятно, и так это выдало.

Скр-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р

Какой ужасающий скрежет зубов. Очень ужасающий! Я сейчас умру?!

— Я наконец-то ~~~~~ знаю что вы думаете обо мне!!! ... Масамунэ-кун... Я ненавижу тебя больше всех других на свете!!!

Моя тётя начала плакать.

... Это моя вина? Она никогда не пыталась доставить мне проблем? Я даже не могу поверить своим глазам – возможно, что она в самом деле заботилась о нас?

— Пр-простите. Иногда люди неправильно меня понимают...

С подавленным выражением лица она вытирала слезы и улыбнулась Сагири.

— Ладно, тогда... Сагири, ты старалась изо всех сил.

Видя её (отчасти) изогнутую улыбку... Я наконец-то успокоился. Сагири, вероятно, испытала тоже самое.

— ... Хах...

И затем моя младшая сестра рухнула на пол, удовлетворенно улыбаясь.

Примечания

  1. Речь идет об реальном ранобэ – Papa no Iu Koto o Kikinasai
  2. Так зовет главного героя самая младшая племянница
  3. Старшая племянница из Папакики, которая также проявляет некоторые не совсем семейные чувства к своему дяде
  4. Если кто не в курсе, то это намек на типаж героев «Цундере»

Комментарии