Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5

Солнце село, взошла луна, а затем, возвещая о начале нового дня, небеса озарились светом вновь восходящего солнца.

Обычно в столь ранний час я еще из дома даже не вышел бы, сегодня, однако, я уже находился около Вавилонской башни.

В течение всего времени, что мы с Лили провели накануне в Подземелье, из моей головы не выходили слова авантюриста, что пытался устроить моей помощнице ловушку. Мне с трудом удавалось сохранять самообладание, и из-за этого ей явно приходилось нелегко.

Не желая тревожить Лили, я скрыл от нее подробности. Но несмотря на это, было сложно не заметить, что она все равно волновалась: пока я осматривался в поисках чего-либо необычного, Лили — явно нервничая — украдкой поглядывала на меня с опустошенным выражением на лице.

Пытаясь оградить ее от возможных неприятностей, я и пригласил ее сюда столь рано.

Вот почему я оказался здесь, и стоял, устремив взгляд в голубую высь. До прихода Лили заняться мне было нечем, так что мои мысли вернулись к разговору, что состоялся прошлой ночью между мной и Богиней.

× × ×

Вернувшись домой из подземелья, я сразу же рассказал ей все, что знал о Лили и ее ситуации.

Согласно моему плану, до того как опасность миновала бы, ей предстояло пожить вместе с нами под церковью — так что, рано или поздно, мне все равно пришлось бы объяснить все Богине.

— Бэлл, эта помощница… ты ей доверяешь?

— А?

Спокойно выслушав все сказанное мною, она медленно задала этот вопрос.

Поначалу я не мог понять, что она имеет в виду. Однако следом меня осенило, и я вскочил, нависнув над столом, дабы сказать что-нибудь в защиту Лили. Слова, уже готовые вырваться наружу, застряли в горле, когда я приметил безмятежность в глазах Богини.

— Судя по твоему рассказу, что-то в этой девушке меня настораживает. Взять хотя бы тот день, когда ты потерял мой кинжал… О, я ни в чем ее не обвиняю, не смотри на меня таким взглядом! Просто я никак не могу отделаться от мысли, что она каким-то образом в этом замешана — вы ведь в тот день работали вместе все-таки.

Весьма неожиданное знакомство, девушка, по загадочным причинам не поддерживающая связи со своей собственной Семьей и, к тому же, преследуемая авантюристами… Опустив излишние подробности, богиня процитировала основные пункты моего рассказа.

Мне нечем было на это ответить и я лишь с жалким видом повесил плечи.

— Прости, что так разом все высказала. Однако я ни разу не встречалась с этой девочкой, потому судить могу только по твоим словам. Ты лучше знаешь ее — так что, может, и решение твое наиболее правильное. Впрочем, я не слишком этим довольна.

Богиня продолжила, сказав, что в большей степени беспокоится обо мне. А следом аура, окружавшая ее, изменилась — с величием и достоинством, она спокойно принялась расспрашивать меня о Лили.

— Не думаешь, что эта девчушка скрывает что-то от тебя? Нечто, в чем ее подозревал тот авантюрист — нет, считал виновной.

Она произнесла то, что я и сам должен был понять. Ее слова, словно стрелы, пронзили мое сердце.

Быть может, я старался избегать мыслей о возможности подобного.

В качестве помощницы, Лили сделала для меня многое, даже жизнь спасла от монстров. Это заставило меня закрыть глаза?

Какое-то время я лишь сидел, погрузившись в воспоминания о Лили, и молча смотрел на Богиню. Вспоминал все, стараясь отыскать моменты, где Лили, хотя бы немного, но открывала мне свои настоящие чувства.

— Богиня, я…

× × ×

— Господин Бэлл?

— …!

Голос, позвавший меня по имени, привлек мое внимание и вернул в настоящее.

— Ах! Л-Лили, утречка.

Ответил я немного с запозданием, после чего, прогоняя из головы оставшиеся о прошлой ночи мысли, слегка потряс головой.

При виде этого, Лили улыбнулась. Ее глаза, как обычно, скрывала челка.

— Доброе утро, Господин Бэлл. Лили глазам своим не верит — и подумать не могла, что вы придете так рано.

— Ах-хах, ты права. Независимо от назначенного времени, ты всегда оказывалась здесь раньше меня, Лили.

По крайней мере, похоже, что с ней ничего не приключилось. Какое облегчение.

Как я и предполагал, тот авантюрист и пальцем не осмелится тронуть Лили вне подземелья.

Авантюристов, что доставляют проблемы, заносят в черный список Гильдии. Для них жизнь в Орарио становится невыносимо сложной.

Сначала, в случае отзыва их регистрации Гильдией, Пункт Выдачи переставал платить им за магические камни и выпавшие предметы, бесцеремонно их отбирая. А немного погодя, их ждало изгнание из семьи, означавшее, по сути, что их бог отвернулся от них. В наказание за особо серьезный проступок они могли даже угодить за решетку.

Согласно этим законам, занесенные в черный список авантюристы, отчасти приравнивались к преступникам, но у Гильдии не было иного выбора, кроме как занять твердую позицию против них. Можно сказать, они старались держать преступную деятельность под контролем.

Поэтому-то, если кто и создавал проблемы, то делали они это в Подземелье. Ввиду отсутствия свидетелей, атаковавшая сторона могла заявить, что лишь защищалась или же, что жертву атаковали, по ошибке приняв за монстра. Способов избежать наказания — безграничное множество.

— Господин Бэлл.

— А, прости. Что такое?

— Давайте сходим сегодня на десятый этаж?

— Хм…

Почти в шоке я опустил взгляд на Лили: на ее лице, скрытом челкой и капюшоном, застыла улыбка.

— Это очень неожиданно…

— Господин Бэлл, вы действительно считали, что Лили не заметит? У вас ведь более чем достаточно сил для десятого этажа, или я не права?

— …

Под «силой» она, должно быть, имеет в виду мой статус.

Действительно, многие из моих основных характеристик, в частности Ловкость, уже достигли А или B рангов. Самым нижним этажом, на который авантюристам первого уровня позволялось спускаться, Гильдия объявила двенадцатый.

Причина, по которой я до сих пор на него не спускался, в том, что я — одиночка. К тому же, начиная с десятого этажа Подземелье становилось особенно враждебным, запутанным и сложным.

Можно сказать, оно начинало показывать свои клыки. В любом случае, средний ранг A для двенадцатого этажа резко отличался от среднего ранга G для седьмого.

На самом деле, я уже спускался на девятый этаж и благополучно вернулся. При таком раскладе, я смог бы добраться до одиннадцатого даже в одиночку. Лили, должно быть, решила, что сейчас подходящее время для спуска на десятый этаж.

Честно говоря, я чувствую, что готов сделать это. Возможно, я слегка и переоцениваю свои навыки, но по крайней мере, мне это не кажется чем-то невозможным.

И все же, есть и другая, более гнетущая причина, по которой мне не хотелось бы заходить на этот этаж.

На десятом этаже появляются “они”.

Крупные монстры, которые вплоть до девятого не встречаются.

К этой категории относятся монстры, вроде того Минотавра.

— Но я чуть не умер на седьмом этаже на днях. Ты уверена, в моей готовности к десятому этажу?..

— Это — правда, но поскольку вы, Господин Бэлл, уже успели получить подобный опыт из-за самоуверенности, сегодня у вас с этим проблем не возникнет, верно? Лили полагает, что из-за этого у вас, Господин Бэлл, теперь только больше прав зваться авантюристом.

— …

— И не забывайте, Господин Бэлл, теперь вы владеете магией. Сильной магией. Теперь у вас нет слабых мест.

Я показал ей «Огненный разряд» вчера.

То была небольшая демонстрация — я хотел увидеть, насколько моя Магия улучшилась после обновления статуса накануне ночью. Помимо этого, мне хотелось привыкнуть к использованию магии, так что я счел время подходящим. Лили осталась под большим впечатлением.

Для одиночки вроде меня ценность Магии с Быстрым вызовом неоспорима.

— Лили спускалась на одиннадцатый этаж вместе с другими авантюристам, так что можете поверить мне на слово. Десятый этаж не доставит вам, Господин Бэлл, каких-либо трудностей. Лили за это ручается.

Еще до того, как я обрел магию, Эйна дала мне свое разрешение на спуск ниже десятого этажа (вместе со строгим предостережением). Так что, если думать об этом в таком ключе, все, как и сказала Лили — теперь, когда я овладел магией, десятый этаж не должен стать проблемой.

Продвинуться дальше или остаться на месте.

— По правде сказать, Лили нужно собрать большую сумму денег за следующие несколько дней.

— Подожди минутку, это не?!

— Лили не может вдаваться в подробности, но это связано с моей Семьей…

Словно управляя ходом моих мыслей, она поразила меня, рассказав о своих настоящих мотивах.

Я невольно вспомнил, как ее окружила та троица авантюристов.

Голова перестала работать, а мышцы на шее начали судорожно сокращаться.

— Не простите ли вы Лили подобный эгоизм, Господин Бэлл?

Лили склонилась в поклоне, не отрывая взгляда от моего лица.

Если это действительно связано с ее Семьей, тогда мое вмешательство — особенно, если возьмусь помочь собрать «большую сумму денег» — будет ей лишь во вред. Если вскроется, что кто-то из другой семьи помог Лили собрать деньги, это может быть воспринято со смешанными чувствами, или даже, как оскорбление.

У меня нет ни единого способа узнать, правдивы ли слова Лили. А спросив ее саму, не уверен, что получу честный ответ.

Вероятно, на ее месте, я бы не ответил.

Приняв решение, я сжал правый кулак.

— Хорошо. Идем на десятый этаж.

— Спасибо вам, спасибо, спасибо!

После моих слов на лице Лили расцвела широкая улыбка. Не прекращая кланяться, она вновь и вновь рассыпалась в благодарностях. Сведя брови вместе, я натянуто улыбнулся.

— Выдвигаемся прямо сейчас? Или, на всякий случай, купим еще несколько предметов внутри Вавилонской башни?

— Лили вчера приобрела кое-что дополнительно. У меня есть предложение: почему бы вам, Господин Бэлл, не попробовать вот это?

Произнося все это, Лили положила свой рюкзак на мостовую и вытащила из него чернильного цвета ножны с коротким мечом внутри.

— Это же…

«Кинжал Богини» длиной около двадцати сантиметров, а это оружие, насколько я могу судить, лишь взглянув на него, — около пятидесяти.

Короткий меч?.. Нет, баселард?

Очень простые, с округлыми краями ножны плотно прилегали к рукояти клинка, полностью скрывая лезвие. Оружие имело весьма незатейливый дизайн.

— Так... зачем?

— Не переживайте, Господин Бэлл — это часть приготовлений. У вашего нынешнего оружия недостает размаха для сражений с крупными монстрами. Лили и так уже некоторое время подумывала, что вам, Господин Бэлл, нужно увеличить радиус поражения.

— Так ты… отдаешь его мне? Думаю было бы неправильно, не заплатить за него…

— Господин Бэлл согласился с эгоистичной просьбой Лили. Это мой подарок в благодарность вам. Прошу, примите его.

— Ну если ты настаиваешь…

Я вытянул из ножен клинок переданного ею баселарда.

Серебряный, обоюдоострый клинок. Очень легкий, и не сказать, что намного больше моего кинжала — хоть я никогда и не пользовался мечом, он вполне может мне подойти…

— Интересно, он подойдет мне? Никогда прежде не пользовался ничем подобным…

— Почему бы не испытать его по пути к десятому этажу? Монстры вплоть до седьмого идеально для этого подойдут. Если глаза не обманывают Лили, то при использовании короткого меча у вас, Господин Бэлл, не возникнет особых затруднений.

Лили побывала во многих группах и видела множество разных боевых стилей, так что в этом вопросе я могу ей доверять. Да и со мной она уже довольно давно — так что знает, о чем говорит.

Нет причин сомневаться в ней — поверю на слово.

— А… У меня нет пояса для него…

Все, что мне оставалось — повесить его на пояс, однако с небольшим опозданием я осознал, что при этом ножны мешаются.

— Господин Бэлл, Господин Бэлл.

— …?

— Если память не изменяет Лили, то оружие подобного размера можно держать в вашем наруче, так ведь?

Ах, совсем забыл. А ведь сам ей об этом и рассказал.

Я вытянул «Кинжал Богини» из наруча на мгновение, дабы удостовериться, поместится ли баселард внутри.

Угу, без проблем.

— У тебя потрясающая память, Лили. У меня это полностью вылетело из головы.

— Хе-хе, Лили тоже вспомнила только сейчас.

Положив руки за голову, Лили застенчиво отвернулась на мгновение.

Смотря на нее, я непроизвольно рассмеялся, но вскоре я осознал, что возникла другая проблема: Куда мне положить «Кинжал Богини»?

— …

Внезапно в моей голове прозвучали слова, произнесенные Богиней прошлой ночью:

— Эта помощница… Ты ей доверяешь?

И словно это произнес сам кинжал в моей руке — голос Богини задал мне тот же вопрос в третий раз.

Медленно закрыв глаза, я попросил прощения.

Открыв их вновь, я вложил нож в набедренную сумку для расходников.

В ней были ячейки, достаточно большие для трубочек с зельями, так что Кинжал вместе с ножнами плотно закрепился в одной из них.

Одобрительно покачивая головой, Лили молча за мной наблюдала.

— Ну что ж, пойдем?

Услышав мое предложение, Лили подняла голову. Коротко и быстро кивнув, она улыбнулась и ответила:

— Да.

× × ×

— Рассчитываю на тебя, Тулл. Пусть это и проверка, но не переусердствуй.

— Да, сэр.

Начальник Эйны, ответственный за работу с кадрами, заметил ее в дверях, выходящей на «Западную-Главную».

Ей поручили отправиться в Вавилонскую башню для проверки магазинов, что арендовали место у Гильдии. Это была просто рутинная работа — непосредственно заходя в магазины, убедиться, что ни одна Семья не занимается какой-либо подозрительной деятельностью.

Подтянув кверху официальную повязку на рукаве и укутав шею шарфом, Эйна отправилась в путь по утренним улицам Орарио. Этот комплект показывал, что она — ревизор из Гильдии. На проверку Вавилонской башни назначили также и других сотрудников Гильдии, но Эйна двигалась в нескольких минутах позади них.

В конце концов, мне так и не выдалась возможность поговорить с Бэллом…

Информация, что она вчера собрала в Семье Локи, вертелась у нее в голове в течении всей ночи.

Предостережение Локи все еще было свежо в памяти Эйны, и она хотела как можно скорее рассказать Бэллу о том, сколь большая опасность нависла над ним.

Она сожалела, что накануне вечером не пошла на большее, дабы увидеться с ним — ей стоило все ему рассказать, невзирая ни на какие преграды.

Я преступаю границу дозволенного… Но поскольку, я, так или иначе направляюсь туда, мне стоит сообщить информацию Богине Гестии.

Сегодня Эйна шла с проверкой к Семье Гефест. Лицо богини, что не так давно начала там работать, всплыло в памяти девушки, и она решила, что разговор с ней стал бы лучшим решением. Серьезная, следующая букве закона Эйна осознавала, что таким образом она злоупотребляет своим положением, а также смешивает личную жизнь с работой. Однако…

Думаете, я этого не понимаю? — с этим она выкинула эти мысли из головы и продолжила свой путь.

— Ах.

— …

Вместе с Эйной, только не со стороны «Западной-Главной», а — «Северной-Главной», в «Центральный Парк» вошла Айз Валенштайн и направилась к ней.

— Д-доброе утро, Мисс Валенштайн.

— Доброе утро.

Айз поприветствовала заикающуюся Эйну небольшим кивком. При этом светло-русые волосы девушки слегка колыхнулись, сверкая на солнце подобно золотой пыли.

Не зная, как продолжить разговор с девушкой, официальное знакомство с которой произошло лишь вчера, и чувствуя вину за повисшую — после пожелания доброго утра — паузу, Эйна произнесла первое, что ей пришло в голову:

— Мисс Валенштайн, какие у вас на сегодня планы?

— Я думала купить несколько предметов.

— Хм…в Вавилонской башне?

Поддерживая разговор, Айз вновь кивнула. Судя, по ее словам, она собиралась спуститься в Подземелье и сегодня.

Эйне казалось немного странным, что Риверия покупает предметы в другой лавке, но увидев полностью экипированную и готовую к бою Айз, она быстро все поняла.

Хоть с первого взгляда на нее подобное и сложно представить, но эту прекрасную девушку знали под двумя другими именами. Ее первым прозвищем было «Кэнки» — Принцесса меча, или леди меча. Однако среди других авантюристов она была известна, как «Сэнки» — Принцесса битвы, или леди на поле боя.

…Она все еще выглядит подавленной.

Эйна уже видела Айз в подобном состоянии прошлой ночью в доме Семьи Локи. Она всеми силами старалась вовлечь Айз в разговор, несмотря на то, что голос светловолосой девушки был безжизненным, а взгляд — неизменно подавленным.

Похоже, для нее стало настоящим шоком, что мальчик, понравившийся ей, сбежал от нее прочь.

— Мисс Валенштайн, позвольте мне выразить благодарность за спасение одного из моих авантюристов.

— …?

— Только не говорите мне, что запамятовали? Не так давно вы очень вовремя подоспели и убили разъяренного минотавра на пятом уровне, чем спасли его.

— Минотавр.

— Да. Имя этого авантюриста Бэлл Кранел. Он чрезвычайно благодарен вам…

Стоило Айз услышать имя Бэлла, ее шея ужасным образом скривилась. Эйна старалась донести до Айз чувства, что Бэлл испытывал в отношении нее, однако в шоке замолчав, отступила на шаг.

Некоторое время они молча стояли под Вавилонской башней. Айз с печалью в глазах посмотрела на Эйну и, приоткрыв рот, нервно произнесла:

— Он не боится меня?

— Чт… А?

Эйна была столь сбита с толку, что в ответ из ее рта вырвалось лишь несколько звуков.

— …?

В этот момент, Эйна мельком заметила кое-что.

В поле ее зрения попали четыре авантюриста, что собрались под широколиственным деревом.

Трое из них носили на доспехах эмблему полумесяца над стаканом вина… Символ Семьи Сома.

Почти непроизвольно, Эйна всеми силами постаралась прочесть их разговор по губам.

— …как и планировалось… заблуждается…

— …зная это… Арде нужно…

Несмотря на большое расстояние до авантюристов, Эйне удалось вытянуть эти слова из их разговора.

Пусть они не упоминали именно Бэлла, но произнесли имя его помощницы.

После этого группа разошлась, однако каждый из них направился к Вавилонской башне. Эйна была уверена, что они — почти наверняка — собрались спуститься в подземелье.

Айз должно быть почувствовала, что с Эйной творится неладное и подняв голову, заговорила:

— Что-то не так?

Лицо Эйны приняло куда более напряженный вид, нежели обычно, ее глаза лихорадочно забегали. Постояв в тишине еще несколько мгновений, Эйна низко поклонилась и разом высказала все свои опасения:

— Я знаю, что это крайне грубо с моей стороны, но у меня есть просьба. Прошу, помогите моему подопечному. Спасите Бэлла Кранела.

— ...

— Может я излишне беспокоюсь, но у меня есть основания полагать, что он находится в чрезвычайно опасной ситуации. Я понимаю, что прошу многого от вас, но умоляю — помогите ему.

— Это не вчерашний..?

Айз слышала разговор, что состоялся накануне вечером в приемной Семьи Локи, и мгновенно связала все воедино. Эйна, стоявшая в поклоне, кивнула, после чего в подробностях рассказала Айз все с самого начала вплоть до момента, когда авантюристы направились в Подземелье.

Периодически кивая в ответ, Айз молча выслушала рассказ Эйны, и, когда та закончила, произнесла:

— Я поняла.

— Вы уверены, что все в порядке?

— Да… У меня до сих пор не было возможности извиниться перед ним.

Хотя последние слова Айз несколько сбили Эйну с толку, она сделала шаг в сторону, пропуская девушку.

Эйна собиралась лишь проводить ее взглядом, но наблюдая за тем, как золотые локоны девушки уплывают вдаль, ей сильно захотелось прокричать кое-что еще.

— Эм, Мисс Валенштайн!

— …?

— Бэлл… Бэлл Кранел правда очень, очень благодарен вам за то, что спасли его!

Слова Эйны придали еще больше сосредоточенности и ясности лицу Айз, черты лица вокруг глаз смягчились, а на губах появился намек на легкую улыбку.

× × ×

Планировка и убранство Подземелья кардинально менялись на восьмом и девятом этажах.

Прежде всего, возрастало число залов, и они становились значительно шире, а коридоры, их соединяющие — значительно короче. Также, потолок, что ранее располагался в трех-четырех метрах над головой, теперь высился в десяти.

Желтые стены этих этажей покрывал мох,а пол — короткая трава, из-за чего эти этажи напоминали степь. Сосредоточенный в одной точке свет лился сверху — словно от солнца, зависшего над уходящей за горизонт равниной. Будто бы шагаешь по сельской местности — такое у меня сложилось впечатление.

Бестиарий этого этажа представлял собой пересмотренную версию предыдущих — на нем не появлялись новые монстры, вместо этого по этажам бродили более сильные кобольды и гоблины. Весь опыт, что авантюристы получили, сражаясь с этими монстрами на этажах выше, был применим и здесь. Потому, покорение восьмого и девятого этажей обычно давалось относительно легко.

В доказательство этому, мы с Лили неоднократно спускались сюда за последние несколько дней.

Теперь же, нашим пунктом назначения был десятый этаж.

— Этот этаж…

— Туман…

Не то, чтобы это было плохо, но довольно плотное облако тумана, мешало разглядеть другой конец зала.

Десятый этаж по убранству и планировке в целом напоминал восьмой и девятый. Однако, «солнце», прежде ярко сиявшее высоко над головой, исчезло. Вместо этого, кругом, словно в предрассветное утро, стелился туман.

Это первый раз, когда видимость в Подземелье была затруднена.

— Лили, держись рядом со мной.

— Да.

Понятия не имею, сколько раз я уже сказал ей это, однако повторил снова.

В первую очередь я беспокоился, конечно же, о том, что если окажусь отрезан от Лили, могу потерять ее в этом тумане, но помимо этого я оставался наготове из-за того авантюриста. Он мог нанести удар в любой момент. Должно быть, я вконец надоел Лили своими напоминаниями о том, чтобы она оставалась рядом — еще задолго до того, как мы спустились на десятый этаж — так что не удивлюсь, если ее от них уже подташнивает.

В любом случае… Эта вещь неплоха.

Держа Лили в поле зрения, я кинул взгляд на баселард в моей правой руке.

Он оказался весьма полезным. Поскольку ранее я не использовал оружие длиннее кинжала, первое время руке было малость неудобно. Но думаю, что он мне понравится. Этот клинок превращает муравьев-убийц в фарш.

Зона поражения баселарда — словно глоток свежего воздуха. Чувство, что можно наносить удар за ударом с безопасного расстояния для меня в новинку.

Хоть его режущая способность и уступает «Божественному кинжалу», жаловаться мне не на что.

— ...!

Пройдя по коридору, мы вышли в еще один зал.

Нашему взору вновь предстала саванна. Туман по-прежнему висел в воздухе, но теперь мне удалось определить размеры зала.

Повсюду виднелись мертвые, голые деревья.

Окутанные туманом, они создавали жуткое впечатление. Я нахмурился, как только мы вошли внутрь. Пока что, лучшим решением было бы отойти от стены, прежде чем из нее появятся монстры.

Мы подошли к небольшой группе мертвых деревьев: каждое из них достигало в высоту где-то одного-двух метров. У основания ствол покрывала ненормально толстая кора, но ближе к верхушке дерева он становился все тоньше и тоньше. Очень странно…

Ах, это должно быть они.

Немного осмотрев дерево, я повернулся к Лили и произнес:

— Что думаешь? Нам стоит срубить их?

— Нет, у нас нет на это времени.

Неожиданно тон голоса Лили резко стал выше, и вместе с этим она уставилась мне за спину.

Почувствовав волну ужаса, прокатившуюся по спине, я обернулся посмотреть, что же так ее поразило.

Крупный силуэт двигался, рассекая туман. Я не только слышал, как его гигантские ноги опускаются на пол, но даже чувствовал вибрацию, что проходила через мои ботинки . Все мое тело дрожало.

Мое лицо свело судорогой. Подняв руки в защитном положении, я покрепче стиснул зубы.

— Р-р-р-х-ха…

С низким рычанием, орк —монстр, относящийся к категории «Крупных» — вышел из тумана.

Коричневая кожа, голова вепря. Шкуры, которыми был обмотан пояс, создавали впечатление старой, потрепанной юбки. Судя по всему, в высоту он достигал трех метров — чуть выше Минотавра.

Однако в отличие от чрезвычайно мускулистого Минотавра, орк был округлым — приземистым и весьма толстым.

— Ну-у, они и правда огромные…

— Вам нельзя отступать, Господин Бэлл…

Лили всегда говорила, что сбегая, не продвинуться вперед. Сглотнув, я кивнул.

Она права. Если не смогу убить этого орка, то никогда не справлюсь и с другими крупными монстрами впоследствии… вроде того Минотавра.

Я не поддамся страху, лишь потому, что монстр возвышается надо мной.

Глубоко вздохнув, я решился.

Найдя своими глазами-бусинками нас с Лили, орк зарычал.

Не сводя глаз со своей добычи, монстр ускорился, отчего пол затрясло еще сильнее. Прокладывая себе путь сквозь группу мертвых деревьев, орк вытянул мясистую руку.

Схватившись за одно из деревьев, он выкорчевал его из земли.

То, что некогда было лишь частью естественного ландшафта Подземелья, в руках монстра обратилось грубой дубинкой.

Ландформы — собственный склад оружия Подземелья и еще одна неприятная его особенность.

Подземелье живет, и само, естественным образом обеспечивает монстров, что бродят внутри, оружием.

Впервые ландформы появляются на десятом уровне, значительно усиливая монстров на нем.

Поддержка Подземелья дает один или два дополнительных камня за монстров, убитых безоружными.

— Как не вовремя…

Ландформы можно уничтожить, но поскольку они являются частью живого Подземелья, они вновь вырастают спустя какое-то время. Точно так же, как и появляются вновь сами монстры. Однако, я слышал, что эти мертвые деревья вырастают вновь почти мгновенно.

Обычно, авантюристы уничтожают ландформы до прибытия монстров, дабы не допустить их использование в качестве оружия. Так что со временем нам сильно не повезло.

Теперь же мне предстояло противостоять полностью вооруженному орку, в зале, где особо не развернешься.

Тяжелое дыхание орка становилось все ближе, а глаза сверкали, словно он был готов броситься на меня в любую секунду.

Первое сражение с Крупным монстром. Мое напряжение достигло предела.

Казалось, что грудь вот-вот взорвется. Пытаясь успокоить биение сердца, я глубоко вздохнул и расслабил свои плечи.

В этот момент орк взревел во всю глотку. Словно гонг, возвещающий о начале — пришло время сражения.

Как только этот “сигнал” коснулся моих ушей, я бросился в атаку.

Нельзя пропустить удар!

Разница в размерах слишком велика. Нет и шанса заблокировать атаку.

От любого пропущенного удара, я могу отправиться в полет. И наруч на моей руке не сможет защитить от этого.

С другой стороны, если я атакую…

Первая цель: нижняя часть тела. Особенно ноги, твердо стоящие на земле.

То, что он большой, еще не значит, что — неуязвимый. Конечно, поначалу меня испугали его размеры, но, как и у всех крупных монстров, у него есть слабые места.

Крупному противнику обычно сложно поразить маленькую, проворную цель.

И это в особенности справедливо для медленного, неповоротливого орка. Его тело настолько тяжелое, что он с легкостью теряет равновесие.

Один удар.

Лишь один удар.

Если я смогу уклониться от первого удара, он полностью откроется для контратаки.

Орк приблизился, несясь прямо на меня!

— Р-Р-Р-О-О!

Приложив достаточно силы, орк резко поднял дубинку перед собой.

Мертвое дерево за счет корней расширялось на конце, из-за чего было похоже на большой молот или дубинку. Размахивая им над головой и готовясь нанести по мне первый удар, орк вышел на линию атаки.

Над головой… Значит!..

— …!

Не колеблясь я бросился вперед.

От удара, идущего по дуге сверху уклониться намного проще, чем от бокового. Если удастся просчитать, куда попадет оружие, то разминуться с ним не составит труда. Как только дубинка столкнется с землей, о последующей атаке можно уже не беспокоиться.

А также, орк не сможет защищаться, пока снова не поднимет свою дубину — так что это мой шанс.

Ударю изо всех сил!

Монстр яростно взревел.

— Ша!

Я с легкостью уклонился от обрушившейся сверху дубинки.

Воспользовавшись инерцией, я приблизился к орку с правой стороны и всадил баселард в тело монстра под ребра.

Из раны хлынула зеленоватая жидкость, а орк издал пронзительный визг.

Трава внизу окрасилась в более насыщенный зеленый.

— Хаа!

В соответствии с изначальным планом, я быстро решил развить свою атаку ударом по ногам.

Опустив клинок как можно ниже, я крутанулся, вместе с этим полоснув правую ногу орка по восходящей траектории.

Пока меч скользил, цепляя краешек травы, я перехватил его обеими руками и вонзил орку под колено.

Мои уши поразил оглушительный рев.

Попав в кость, баселард остановился. Я почувствовал и саму кость, и вес монстра, что на нее опирался — дальше клинку было не продвинуться.

Но стиснув зубы, я приложил все силы, чтобы приподнять орка и заставить режущую кромку двигаться вперед.

— КАК ТЕБЕ ЭТО?!!

Ногу отрезало начисто.

Баселард вышел из задней части голени монстра. Поскольку нижняя часть ноги более к телу не крепилась, орк грохнулся на землю.

Вопль, страдающего от боли, монстра потряс зал. Орка охватила агония, но я не собирался на этом останавливаться.

Запрыгнув орку на спину, я бросился к его голове. Держа короткий меч обратным хватом, я прицелился, и, направив клинок вниз, пронзил череп монстра. Тот жалостно взревел.

— Господин Бэлл! Еще один!

— …!

Орк подо мной неистово затрясся прежде, чем испустить дух. Стоя на его трупе я увидел, что с направления, откуда мы пришли ранее — как и сказала Лили — на нас несся еще один орк. Похоже, услышав звуки битвы, он пришел в ярость, поскольку, двигаясь сквозь туман, он полностью игнорировал ландформы.

Спрыгнув с безжизненного орка, я выставил руку вперед.

Мне нельзя промахнуться.

Зафиксировав взгляд на массивной туше орка, я сразу же вызвал заклинание.

— ОГНЕННЫЙ РАЗРЯД!

— РАУУУУ?!

Иссушив воздух, разряд пламени поразил грудь, только-только подошедшего орка.

Однако тот лишь издал вопль и замедлился.

Его разорванная грудь обуглилась, однако падать замертво он похоже не собирался.

Похоже, моей магии пока недостает силы, чтобы сходу убить орка. Не удивительно — я лишь несколько дней назад освоил ее. Огненному разряду все еще не хватает мощи.

Однако…

— ОГНЕННЫЙ РАЗРЯД!

Вторая попытка.

Еще одно быстро вызванное заклинание поразило орка, сразу вслед за предыдущим.

Я не задумывал так, но новый огненный разряд попал в орка в том же самом месте, что и предыдущий. Взрывом монстра отбросило назад. Разряд зацепил его подбородок, из-за чего, неуверенно держащийся на ногах, орк уставился в потолок, и, отшатнувшись от меня… замер.

Не издав и звука, орк обратился в пепел.

Два взрыва заклинания в непосредственной близости пробили дыру в его груди. Магический камень, что должен был находился внутри, похоже уничтожило пламя.

Я наблюдал, как монстр растворяется в, окружающем мою выставленную вперед ладонь, воздухе. Лишь, когда тот окончательно исчез, я успокоил дыхание и опустил руку.

Я победил…

Сработало.

Меч, мой боевой стиль, моя магия — все сработало. И на монстре, чей размер во много превышал мой собственный, на крупном монстре, что мало чем отличается от того Минотавра.

Как только сердце окончательно успокоилось, внутри меня разгорелось новое пламя.

Чувство выполненного долга. Возможно… чувство прогресса.

Я наслаждался каждой секундой, бурлящего во мне, чувства триумфа, от чего мои губы задрожали.

— Лили! Я сделал… это…

Я обернулся в поисках Лили; на моем лице застыло выражение истинного счастья. Но обнаружил — лишь белый туман.

Напарница, что сопровождала меня до этого дня, исчезла.

Эйфория отступила.

— Лили?!

Мое горло смог покинуть лишь этот робкий вскрик.

Голова пошла кругом, словно мне пощечину отвесили. Но куда бы я ни посмотрел, мои глаза находили лишь туман — девушка как сквозь землю провалилась.

Поначалу я опасался самого худшего, но сделав глубокий вздох, успокоился, после чего сорвался на бег.

Если бы тот авантюрист стоял за исчезновением Лили, то она, по крайней мере бы, вопила и как-то сопротивлялась. То, что это были монстры, кажется более вероятным.

Я двигался по направлению к углу зала, где туман был наиболее плотным.

— …?

Прокладывая себе путь между мертвыми деревьями, я учуял отвратительный, ужасно тяжелый запах.

Закрыв нос рукавом, я оглянулся в поисках его источника. На это ушло немного времени — у основания одного из деревьев находился толстый кусок окровавленного, сырого мяса.

— Разве это… не приманка для монстров?..

Дабы взглянуть поближе, я опустился на колени рядом с жирной массой прошедшей обработку плоти.

Сомнений нет. Эта вещь продается в магазинах расходников. Искатели приключений вроде меня используют подобные ловушки, дабы приманивать монстров, увеличив тем самым количество магических камней и выпадающих предметов, не сходя при этом со своего привычного маршрута по Подземелью.

Но почему одна из них здесь?..

Моих ушей коснулся звук тяжелых шагов. Орки.

И не один. Словно отбивая наихудшую барабанную партию в мире, приближался топот сразу множества ног.

А следом я заметил кое-что еще — множество кусков блестящего, покрытого слизью мяса, разбросанного кругом.

Я застыл, словно вкопанный. Шаги приблизились настолько, что я уже мог подсчитать количество орков. У меня перехватило дыхание.

Дерьмо…

Четыре.

В гробовой тишине, я выругался про себя, поскольку тени орков стали различимы в тумане: выстроившись в линию, они двигались рядом друг с другом.

Убийство даже одного из них, полностью меня истощит. Четырех за раз — невозможно. У меня нет и шанса. Через несколько секунд меня окружат и отправят на тот свет. Кроме того — их размер. Если они воспользуются Ландформами, которых кругом в достатке, у меня даже возможности не будет выйти из их зоны поражения.

Нужно убираться отсюда, сейчас же — нет и шанса, что я смогу выйти из боя живым.

Но что насчет Лили?

Что если она раненная лежит в этом зале или по какой-то причине не может сбежать?

Оставить ее позади? Бросить умирать?

Орки, пришедшие сюда на запах окровавленного мяса, уставились на меня — похоже, они были не очень рады встрече. Темно-зеленые жилы на их толстых, мускулистых руках медленно пульсировали.

Еще немного, и сбежать, не обнажив при этом меч, стало бы невозможно, однако сдвинуться с места я все равно не смог.

Внезапно, пронзая воздух вне поля моего зрения, нечто устремилось в мою сторону.

— А?!

Оно пронзило сумку расходников на моей левой ноге, отправив часть от нее в воздух. Ту часть в которой хранился «Божественный Кинжал».

Пока она улетала прочь, я заметил, торчавшую из нее, маленькую золотую стрелу.

Орки, заметив, что я, широко распахнув глаза, слежу за частью сумки, и посчитав это своим шансом, с яростным рыком разом набросились на меня.

— …?!

Двое из них, схватив Ландформы, по широкой траектории замахнулись ими в мою сторону.

Хоть и самым неловким образом, я, однако, смог уклониться, поднырнув под удары.

Однако перевести дыхание мне не дали. Два других орка, казалось бы столь большие и неуклюжие, в мгновение ока сократили расстояние между нами.

— Э-э-а!

Я издал вопль, поскольку массивные руки опускались мне на голову со всех направлений.

Опасно! И что, черт возьми, мне сейчас делать?

Даже будучи авантюристом-одиночкой, никогда прежде я не чувствовал себя настолько уязвимым. Уходя от ударов — градом которых меня осыпали орки — я не мог найти время даже вздохнуть.

Уклонившись от обрушившегося сверху удара и случайно бросив взгляд мимо монстров, я увидел ее.

Она шла на безопасном расстоянии от орков — словно по Центральному Парку.

— Лили?! Э-э-а-а-а!

Следующая атака пришла в то же мгновение, как я закричал. Нельзя терять сосредоточенность ни на секунду.

Пока я, стараясь выжить, уклонялся, Лили подобрала часть моей сумки и вытащила «Божественный Кинжал»

Тщательно осмотрев его, она засунула его под рубашку и с обычной для нее улыбкой на лице посмотрела в мою сторону.

— Простите, Господин Бэлл. Здесь все и кончится.

— Лили, что, черт возьми, ты такое говоришь?

— Лили кажется, что вам, господин Бэлл, не стоит быть столь доверчивым к другим.

Я выхватил ее глазами среди конечностей орков: она наклонила голову в сторону, словно милая маленькая девочка, хоть я и кричал на нее.

Челка и капюшон не скрывали ее глаза, а на лице, как всегда, застыла милая улыбочка.

Однако она выглядела несколько… одиноко.

— Надеюсь, вы отыщете возможность сбежать.

Находившаяся по другую сторону “стены” орков, Лили произнесла это, словно давая свой последний совет. После чего, поправив свой пухлый рюкзак, повернулась ко мне спиной.

— Прощайте, Господин Бэлл. Мы никогда больше не увидимся.

Бросив напоследок взгляд через плечо, девушка убежала, растворившись в тумане.

— Лили! Лили!.. А-а-а-а! Прекращай уже!

— Р-Р-О-О-А?!

× × ×

— Вы слишком хороший, Господин Бэлл.

Лили бежала по залам Подземелья, неся на себе груз, который обычный человек не мог и надеяться поднять.

Схватившись за ремни своего рюкзака, она без колебаний продолжала двигаться вперед.

В общей сложности Лили соврала Бэллу дважды.

Во-первых, о том, что была нищей помощницей.

Лили была воровкой. Или, возможно, правильнее было бы сказать — мошенницей.

Своими целями она выбирала авантюристов высокого класса с большим доходом, в особенности тех, кто обладал дорогим оружием и доспехами.

К примеру, с Бэллом она работала до этого момента, как раз потому, что он стал ее целью. Вернее, кинжал, изготовленный Семьей Гефест, что Бэлл носил с собой.

История о том, что она нищенка — не более чем способ сблизиться с ним.

А во-вторых…

— Хм…

Ветер, что бил ей в лицо во время бега, откинул назад ее капюшон. Показались распушенные, словно шерсть волосы и собачьи ушки.

Потянувшись рукой, Лили слегка погладила свои ушки, вместе с этим с ее губ сошли слова:

— Звон полночного колокола.

Серая пыль окутала ее голову — словно Лили осыпало пеплом.

Беззвучно вспыхнул свет, а когда вокруг нее прояснилось, ушки с головы Лили исчезли.

Однако — кроме этого — также пропали челка, что скрывала ее глаза, и пушистый хвостик сзади.

— Похоже, полное превращение не требуется. Смена нескольких частей тела столь же эффективна.

Будь здесь Бэлл, то произошедшее несомненно бы его потрясло.

Большие, на вид жизнерадостные глаза каштанового цвета, личико милой девочки. От девушки-чиантропа не осталось и следа.

Вне всяких сомнений — Лили была тем самым хоббитом, с которым Бэлл столкнулся в переулке.

А во-вторых… Лили соврала о том, кем на самом деле являлась.

Убежав от того парня-авантюриста, она воспользовалась своей магией — «Золушкой», дабы полностью изменить свою внешность девушки-хоббита на кого-то еще.

Используя эту особую магию, Лили удалось обмануть множество и множество авантюристов.

Сменой внешности она вводила в заблуждение своих жертв — что в ином случае в гневе непременно бы набросились на нее. Попавшись на удочку, те уже ничего не могли ей сделать. Слухи, ходящие среди авантюристов, о «группе нечистых на руку хоббитов», напрямую свидетельствовали о силе ее магии.

Порой она становилась помощницей. А иной раз — невинным городским жителем.

Лили пользовалась этой магией не только для изменения внешности, но и смены расы. На текущий момент она совершила сотни преступлений.

Похоже, по неосмотрительности позволить тому авантюристу увидеть мое превращение, было большой ошибкой…

Парню, что преследовал ее на днях, — тоже пострадавшему от аферы Лили — повезло увидеть, как она развеивает эффект «Золушки». Он видел ее настоящее лицо. Вот что стояло за инцидентом в переулке.

Ей удалось выбраться сухой из воды, однако, похоже, тот авантюрист рассказал Бэллу кое-что, чего тому знать не следовало бы.

С того самого дня — когда она заметила их тайную встречу в Центральном Парке — поведение мальчика по отношению к ней сильно изменилось. Бэлл глаз с нее не сводил, а когда она спрашивала почему, неизменно отмалчивался. Все это наталкивало на мысли, что он ее подозревает, или, зная, что она может менять внешность, бдительно за этим следит.

Судя по всему, у нее больше не было выбора, и она все сделала верно…

Уверена, все так…

«Какая потеря» — подумала она про себя, вспоминая, как много ей удалось заработать за время сотрудничества с Бэллом.

Все кончилось — хорошее настроение и безопасность, что он дарил ей, исчезли. Отчасти она чувствовала утрату.

Незнакомое для такой воровки, как она, чувство. Чувство, которого она не могла понять. Однако одно она знала наверняка: сколько о нем не думай — это всего лишь бесполезное чувство.

У нее просто не осталось иного выбора, кроме как разорвать связь с мальчиком.

Она не могла проигнорировать опасность, что ей сулило продолжение сотрудничества. Теперь, когда Бэлл узнал о ней все от того авантюриста не осталось и шанса, что он ее простит.

На лице Лили отразилось страдание. Однако, глубоко вдохнув, девушка помотала головой из стороны в сторону.

Какая разница? — подумала она, не желая признавать чувство вины. Чтобы кого-то вроде нее тронула доброта авантюриста — шутка что ли?

Потому, что все авантюристы одинаковы.

Авантюристы… Авантюристы!..

Поскольку ее родители принадлежали к Семье Сома, у Лили с рождения не было иного выбора, кроме как войти в эту Семью. И лишь из-за того, какой она появилась на свет, карты в колоде ее судьбы смешались.

Мир не был добр по отношению к Лили.

Еще со младенчества она помнила, как родители раз из раза повторяли, что хотят сэкономить для нее денег. Однако как родители они ничего для нее не делали, и не успела Лили оглянуться, а они уже были мертвы. В своем стремлении раздобыть денег на Сому они спустились на этажи Подземелья, что оказались им не по зубам. Судя по всему, они были убиты монстром, не успев даже понять, что на них напали.

Таким образом Лили оказалась одна в Семье Сома, среди людей, что постоянно воровали вино друг у друга. Никто из Семьи не заботился о девочке, предоставив ее самой себе — то были дни, полные мучений.

Выпив Сому во время официального вступления в Семью, Лили тоже поддалась его чарам.

Ей не на кого было положиться, так что она решила действовать и зарабатывать деньги самостоятельно. Но все оказалось тщетно. У Лили не было задатков, чтобы стать авантюристом, из-за чего ей пришлось работать в качестве помощника.

И ее начали эксплуатировать.

«Ты ведь присвоила себе часть магических камней, не так ли?», «Ты стянула часть прибыли!», «Тебя стоит наказать!», «Ты не получишь от нас ни гроша» — она слышала подобное всякий раз, когда работала с группой авантюристов.

Лили отчаянно пыталась достучаться до них, говоря, что они ошибаются и что она невиновна. Но они лишь отворачивались от нее с отвратительными ухмылками на лице. Однажды девочка оказалась на грани смерти, попав в когти монстра, но никто не пришел ей на помощь. Более того, впоследствии Лили даже отказали в лечении. Девочку постоянно пинали и грозились сделать с ней всякое, если потеряет сумки.

Ей никак не удавалось вписаться в Семью Сома. По возвращении из Подземелья, ее неизменно ждали яростные споры и борьба за заработанные деньги.

Лили ненавидит авантюристов… Они отвратительны!..

Когда же эффект Сомы сошел на нет, она сбежала из Семьи, пролив при этом немало слез.

Она попыталась отбросить свое прошлое — как члена Семьи Сома — и вести нормальную жизнь в городе. И стоило ей, наконец, обрести чувство стабильности и счастья, как их у нее отняли. Члены Семьи Сома разрушили ее новую жизнь.

Лили не знала, как ее нашли, но появившись — с безумными от жадности глазами — они украли у нее все. Более того — ограбили и место, где жила девочка.

Прекрасная пожилая пара, что приютила ее в своем цветочном магазине, после этого выгнала Лили прочь. Воспоминания о том, как они смотрели на нее, словно на грязный, прогнивший кусок мусора, были до сих пор свежи в ее памяти.

Даже в этом месте, Семья Сома заставила ее мучаться.

Лили затаила обиду на бога, что стоял на вершине — Сому. Ей не давал покоя вопрос: почему он создал подобную Семью?

Она не чувствовала неприязни или злости по отношению к нему, ведь Сому не интересовали члены его семьи — по факту между ними не было никакой связи.

Сома никогда не делал ничего ради них. И не собирался. Лили казалось, что он не знает даже о происходящем в собственной Семье.

Возможно, с его точки зрения, проявлять сострадание к кому-либо из своих «детей» — бессмысленно, пускай он и их «родитель» — их бог. Но обида на него никогда не оставляла девочку.

В конце концов — чтобы выжить — у Лили не осталось иного выбора, кроме как, вернувшись в Семью Сома, продолжить работать помощницей. Любые ошибки (когда она плохо исполняла роль преданной маленькой помощницы) приносили ей лишь еще большие страдания. Даже если она была в хороших отношениях с несколькими челнами Семьи. Даже если она работала бесплатно.

Да все авантюристы совершенно одинаковы.

Все они творили ужасные вещи с Лили, лишь из-за ее слабости.

Даже тот мальчик, несомненно… несомненно…

Даже Бэлл… Даже Бэлл!..

Каким бы хорошим он ни был, в конце концов, он непременно поднял бы на нее руку.

Разве неправильно предать прежде, чем предадут тебя?

Пожилая пара относилась к ней, как к внучке. Едва подумав о них, Лили вспомнила их глаза. Да, вне зависимости от ее действий, в какой-то момент ее выбрасывали. И так обещало быть всегда.

Однако эти мысли были не в силах облегчить боль в сердце. Пытаясь ее заглушить, Лили ускорила свой бег.

× × ×

— Ревизор из Гильдии прибудет сегодня. Если вдруг допустишь ошибку, постарайся не выкинуть чего-нибудь глупого, новенькая.

— Да, сэр!

Гестия вернулась на рабочее место, как только управляющий магазином полудворф закончил читать ей нотацию.

Она уже хорошо знала, как держаться с работниками магазина, которые не относились к ней, как к богине. Двойные черные хвостики качнулись из стороны в сторону, когда их обладательница принялась за работу.

Поскольку в основном ее обязанности заключались в работе с клиентами — именно Гестии предстояло встречать ревизора Гильдии.

Прибывшая полуэльфийка-Ревизор показалась Гестии знакомой.

— Ах, разве ты не…

— Я пришла сюда, как представитель Гильдии. Меня зовут Эйна. Как и было намечено, я здесь, дабы провести проверку.

Эйна поприветствовала ее подчеркнуто профессионально. Гестия задумалась об этом на мгновение, но отбросив эти мысли, как само собой разумеющееся, провела девушку в магазин.

Продолжив свой визит согласно инструкции, Эйна представилась управляющему магазином и, достав кусок пергамента и перо, начала обход лавки.

— Богиня Гестия.

— А?

— Мне бы хотелось переговорить с вами, — осматривая стойки с оружием и кондиционеры воздуха на основе волшебных камней, Эйна направилась в сторону Гестии. Она говорила тихо, не встречаясь с богиней глазами.

— У вас не найдется минутки?

Гестия слегка удивилась, но, быстро вернув самообладание, кивнула и вместе с этим потрясла стойку с оружием, стараясь тем самым скрыть от прочих свой ответ. После чего богиня быстро оглянулась по сторонам и, прилежно отыгрывая роль проводника, повела Эйну к углу помещения.

— Я удивлена, что вы обратились ко мне подобным образом. Вы все планируете, не так ли, Госпожа Советник?

— Извините, что беспокою вас.

Делая вид, что продолжают работать, и не смотря друг на друга, они продолжили беседу.

— У меня есть информация о помощнице, которую нанял господин Бэлл Кранел.

Руки Гестии остановились, а по спине вверх пробежала дрожь, заставившая ее плечи дернуться. Она повернулась лицом к Эйне.

— Я собираюсь рассказать вам о Семье, к которой она принадлежит, так что, прошу, выслушайте внимательно.

Чем больше Эйна рассказывала о том, что узнала накануне ночью в Семье Локи, тем более напряженным становилось выражение лица Гестии.

Пусть шанс того, что она находится под влиянием Сомы весьма низок, у помощницы, что работала с Бэллом, могла быть и другая причина сблизиться с ним — вроде кражи имущества.

Эйна настоятельно рекомендовала оборвать все связи между Бэллом и его помощницей, пока не случилось ничего серьезного.

— Богиня Гестия, могу я попросить вас убедить его вместо меня?

Эйна обратила свои изумрудно-зеленые глаза на богиню.

Гестия безмолвно посмотрела на нее в ответ.

× × ×

Оставив Бэлла позади, Лили направилась по безопасному пути прямиком к верхним этажам. Без проблем миновав десятый и девятый этажи, она вышла на восьмой.

Лили знала планировку Подземелья до одиннадцатого этажа, как свои пять пальцев.

Помогая авантюристам избавляться от своих ценностей, она обычно использовала тот же прием, что совсем недавно применила на Бэлле — отвлечь и действовать во время последующей сумятицы. И прежде, чем цель успевала понять, что ее нет рядом, Лили сбегала.

Однако, догони ее авантюристы — все оказалось бы тщетно. Лишь один способ мог помочь Лили избежать подобного хода событий — ей требовалось запомнить карты Подземелья, что продавались в Гильдии.

Также она в совершенстве научилась приводить и сбрасывать монстров — что иногда ей встречались — на других авантюристов.

Собственно это все, что Лили приходилось делать. По возвращении на поверхность, ей оставалось лишь вернуть себе обычную внешность да продать товары.

В одиночку, она почти ничего не могла. Однако немного планирования и порочный образ мыслей позволили Лили обвести вокруг пальца множество авантюристов.

Что подталкивало ее воровать у них? Если коротко — месть.

Решив отобрать назад у превративших ее жизнь в ад авантюристов все, что принадлежало ей по праву, Лили неоднократно выбирала своей целью членов Семьи Сома.

Она не чувствовала угрызений совести за свои поступки — у нее было право на это, как у жертвы.

Все авантюристы одинаковы — это всегда было для нее непреложной истиной и аргументом. Так все и оставалось, пока отвернувшись от одного мальчика, она не почувствовала свою жестокость.

Теперь — когда я его заполучила — Лили хватит денег…

Ее не интересовало вино Сома. Напротив, Лили испытывала к нему отвращение — отчасти даже ненавидела.

Лишь почувствовав аромат этого вина, она рисковала вновь оказаться под его влиянием — обезуметь, словно животное.

Потому, эти деньги должны были стать ее ключом к спасению.

Лили надеялась, что однажды ей удастся выменять себе свободу от Семьи Сома на крупную сумму денег.

Дело в том, что по факту девушка принадлежала богу Соме. Она пробовала привлечь Гильдию, но не имея ни ресурсов, ни возможности помочь девушке, они так ничего и не сделали. Так что единственное, что ей осталось — убедить Сому даровать ей свободу в обмен на необычайно большую сумму варис.

И Лили приняла решение — она добьется свободы своими собственными руками.

— Хм-м-м-м!

Войдя в высокую траву, Лили остановилась.

Впереди — рядом с единственным выходом из зала — бродил гоблин восьмого этажа.

Хоть она и могла тайком перемещаться вокруг, однако путь вперед был им заблокирован.

Признаков других авантюристов не было, а на то, чтобы вернуться назад и пойти другим путем ушло бы слишком много времени.

Хоть Бэлл, наверняка, был по уши занят наступающими на него монстрами и не мог ее преследовать на полной скорости, в подземелье существовали и другие опасности. Время было на вес золота, так что Лили решила прорываться.

— Лили просто не создана для такого… — пробормотала себе под нос девушка, закатав кверху правый рукав своей кремовой накидки.

Она вытащила маленький ручной арбалет.

Использовать магический меч на гоблина было бы слишком расточительно.

Выставив правую ногу вперед, она навела арбалет на монстра.

Хоббиты славились своим прекрасным зрением. Круглые, каштанового цвета глаза Лили нацелились на гоблина, метя точно в центр. В этот момент, монстр, наконец, тоже заметил ее.

С характерным звуком золотая стрела с ужасающей скоростью вылетела из арбалета.

Прорезав воздух насквозь, она вонзилась в правый глаз гоблина.

— Прости меня!

Завопив от боли, гоблин зажал лапой пораженное место, а Лили, воспользовавшись моментом, проскочила мимо монстра к выходу.

Она тоже могла сражаться, пока у нее был план. Однако при этом ей приходилось полностью полагаться на оружие и расходники. Убийство одного монстра — даже с натяжкой — не оправдывало затрат, требуемых для этого....

Лили сражалась с монстрами лишь в целях самозащиты.

— Лили завидует Господину Бэллу, что может делать все самостоятельно!

Все сильные стороны Лили — включая ее магию («Золушку») — не имели практически никакого отношения к бою. Девушка была крайне слаба физически.

Лили надеялась, что магия — полученная ею вскоре после того, как поклялась отомстить авантюристам — позволит такой слабачке, как она стать сильнее. Узнав же правду о «Золушке» , девушка была крайне подавлена.

Однако, вскоре она придумала, как использовать ее по-другому во имя своей мести. Прокачав свою магию до предела, она выяснила ее истинные возможности.

В подтверждение своей силы, магия Лили позволила ей обставлять авантюриста за авантюристом (не меняя при этом подхода) и украсть множество предметов.

Лили стала достаточно сильной, чтобы смеяться над слабой собой из прошлого.

И… седьмой этаж!

Она поднялась по лестнице, выступающей прямо из стены, на следующий этаж.

Все быстрее и быстрее Лили неслась вдоль светло-зеленых стен Подземелья.

После него все оставшееся — проще простого.

В плане угрозы от монстров, седьмой этаж был последней преградой, что оставалось преодолеть Лили — так что на нем не стоило терять бдительности.

После этого этажа, не оставалось ничего, с чем она не смогла бы справиться самостоятельно. Девушка не смогла сдержать улыбки. Едва забежав в следующий зал, девушка не смогла сдержать улыбки.

— Вот так сюрприз! Похоже я сорвал джекпот.

— А?

Лили едва успела забежать в зал, когда нога, неожиданно возникшая со стороны, подцепила переднюю часть голени низкорослой Лили.

Потеряв равновесие, девушка упала лицом вниз на пол подземелья.

Чт… что произошло?..

Ошеломленная и сбитая с толку, Лили поставила руку в грязь и попыталась подняться. В этот момент на нее упала длинная тень и — прежде чем девушка успела обернуться — ее грубо дернули вверх. Мгновение спустя она получила удар сапогом по лицу.

— И-а-а?!

— Лучше бы мне получить извинения, поганая хоббитша!

Кулак с силой врезался в ее левую щеку; из носа рекою хлестала кровь.

И только глаза Лили начали фокусироваться, как она получила еще и пинок в район груди. Ненормально огромный рюкзак, слетев с ее плеч, словно снежный ком откатился назад.

Не заставив долго себя ждать, следующий удар сапогом пришелся по спине девушки.

— …Кх?!

Лили ненадолго оказалась в воздухе, а затем по инерции — словно мяч, отскакивающий от поверхности — несколько раз ударилась об пол.

Когда же она, наконец, остановилась, распластавшись на полу, девушку захлестнуло волной боли.

— А-а!.. Кха-а-а!..

— Ха! А-ха-ха-ха-ха! Какой прекрасный у тебя видок! Вся в грязи и измазана кровью.

Хоть мир и крутился у нее перед глазами, Лили, наконец-то, удалось мельком увидеть говорившего.

Человек-авантюрист. Тот самый, что говорил с Бэллом накануне — ее бывший наниматель.

Немного задирая подбородок кверху, мужчина презрительно ухмыльнулся.

— Похоже, ты наконец избавилась от парнишки. Я тут ловушку подготовил для тебя — до смерти захотелось поздороваться!

— Ло… вушку?

— Подземелье громадно — поджидать тебя в одиночку, было бы столь же утомительно, что искать иголку в стоге сена. Однако с привлечением нескольких партнеров, мои шансы возросли.

Само Подземелье поражало размерами: этажи ниже пятого превосходили по площади Центральный парк. Однако несмотря на это, непосредственно с этажа на этаж существовало лишь три-четыре спуска.

Этот мужчина — с помощью товарищей — занял каждый из них и дожидался появления Лили.

Из четырех маршрутов Лили выбрала именно тот, за которым следил ее бывший наниматель.

— Я глазам своим не поверил, увидев, что тот беловолосый пацан носится по округе с коротышкой… Только не говори мне, что у него было что-то, из-за чего ты совсем голову потеряла. Совсем тупая?

— …!

— Хотя мне плевать. Прежде чем — в благодарность за кражу моего меча — я начну отрывать от тебя кусочек за кусочком, пожалуй заставлю тебя немного посотрудничать со мной.

С садизмом в глазах он заявил о намерении отобрать у нее все.

Лили всеми силами старалась зажать руками, до сих пор кровоточащий, нос, когда авантюрист сорвал с нее накидку, из-за чего все, что было внутри, посыпалось на землю. Девушка, оставшаяся теперь лишь в легкой тканевой одежде, не могла, как либо ему воспрепятствовать.

— Магические камни, золотые часы… Эй, эй! Это же магический меч? Ха-ха-ха-ха! Ты и его украла?

Мужчина крайне обрадовался находке, а, когда заметил еще и багрового цвета нож, его настроение стало еще лучше.

Он повертел его в одной руке, вместе с этим на его губах появилась мрачная ухмылка.

— Хе-хе-хе… Ладно, чертова хоббитша, пожалуй, пощажу тебя. Не может же такой хороший парень вроде меня не проявить хоть каплю сострадания, после того, как ему преподнесли тако-о-о-й подарок.

— Акх!..

Два быстрых пинка в живот едва не заставили Лили потерять сознание.

Все плохо, плохо, плохо. — сердце в ее груди бешено колотилось, а от паники мысли пришли в полнейший беспорядок.

Она явственно поняла, что если сейчас не сбежит — встретит печальную судьбу в объятьях жестокости этого человека. Девушка глубоко вздохнула

И тут где-то невдалеке заговорил другой мужчина.

— Вы, конечно, сил не пожалели, Господин Гедо.

— …?

Лили перевела взгляд — со стороны, откуда секундой ранее раздался голос, к ним приближался ее знакомый. Один из авантюристов, что на днях пытались вытрясти с нее деньги, и всего лишь еще один член Семьи Сома, пытавшийся сделать подобное.

Вместе с этим к девушке пришло понимание происходящего — партнерами мужчины были члены Семьи Сома. Вероятно, после разговора с Бэллом, он увидел, как те спорят с ней, и предложил им сотрудничество.

— Только глянь, Кану! У этой коротышки был магический меч! Как ты и думал, похоже, она воровала, где только можно. Ха-ха-ха!

— Вот как?..

Кану — зверочеловек в возрасте — сощурил свои мутные, мрачные глаза, уставившись на веселящегося Гедо. Но у того было настолько приподнятое настроение, что он даже не обратил на это внимания.

— Господин Гедо, у меня есть предложение…

— Чего? Отдать его? Эй, слушай, я поймал коротышку, и имею право первым…

— Не совсем так. Не только магический меч, но и все, что отнял у нее. Я предлагаю вам оставить все это на земле.

— А? — Гедо взглянул на партнера с растерянной улыбкой на лице. Однако прежде, чем он успел что-либо сказать, Кану вытащил нечто из-за спины и швырнул. Оно приземлилось прямо перед Лили.

— И-И-И-И-И-И-И! — завопила Лили — Муравей-убийца?!

А точнее — лишь верхняя его половина, что облегчало переноску. Окровавленная масса по-прежнему истекала фиолетовой жидкостью из-за глубоких ран по всему телу. Похоже, он был убит несколькими минутами ранее. Нет — не убит. Его жвала по-прежнему двигались, а лапка дергалась в агонии.

— Вы должно быть считали, что мы с самого начала охотимся вместе. Однако внутри Подземелья мы трое объединились и разработали этот план на случай, если Господин Гедо — которому покорилось столько этажей — окажется сильнее нас.

С характерным звуком еще два умирающих муравья-убийцы приземлились рядом с ними.

С разных входов в зал вошли двое — авантюристы, что работали вместе с Кану. Словно выкрикивая проклятия с того света, три муравья в предсмертной агонии завопили как один, наполнив зал жутким эхом.

Лица Лили и Гедо побледнели.

Умирая, муравьи-убийцы выпускают особый феромон — по сути это зов о помощи, на который непременно приходят их сородичи.

Три мешка с по-прежнему живой плотью муравьев уже некоторое время источали этот феромон. Зал обратился бомбой замедленного действия.

— Ты серьезно?! — воскликнул Гедо.

Три зовущих на помощь муравья — сколько же их товарищей откликнется?

Даже крик Гедо не смог поколебать Кану со спутниками — несмотря на ситуацию их лица оставались необычайно спокойными.

Только Лили — сама однажды побывавшая под влиянием Сомы — полностью осознавала, насколько (до ненормальности) эти авантюристы одержимы деньгами.

— Вы же не хотите стать их добычей, пока сражаетесь с нами, не так ли, Господин Гедо?

— Э-э-э?!

Пять Муравьев-Убийц высунули свои головы из прохода позади Гедо.

В зал вело четыре входа — Кану с дружками стояли перед тремя из них, а через оставшийся подходили муравьи-убийцы. Гедо стиснул зубы, трясясь от страха и гнева одновременно. С окаменевшим, бледным лицом он побросал отобранное у Лили на землю.

— Проклятье! Черт бы вас всех побрал!!!

— Усмехнувшись, Кану отошел в сторону, позволяя Гедо пройти. Тот, в последний раз оглядев зал, пробежал мимо него.

Не прошло и мгновения, как из коридора раздался дикий рёв, следом лязг меча. А после — все смолкло.

У Лили — пребывающей в шоковом состоянии — не было никакой возможности узнать, что произошло: между ней и выходом возникла стена из гигантских муравьев.

— Ги-и-и-и!

— ?!

Муравей-убийца подошел прямо к Лили; тем временем в зал стекалось все больше и больше монстров.

Ее искалеченное тело не двигалось — как бы ей того не хотелось — и потому девушка уже не могла уклониться от приближающихся жвал монстра.

Внезапно в воздух взмыли брызги крови. Раненный муравей-убийца свалился на пол.

— Ты в порядке, Арде?

— Господин… Кану…

Кану посмотрел вниз на девочку и зловеще улыбнулся; на его плече покоился забрызганный кровью меч.

— Я пришел спасти тебя. В конце концов, мы из одной Семьи.

Закусив губу, Лили сжала кулаки, когда мужчина перед ней заговорил, словно какой-то герой.

Его товарищи в этот момент сдерживали муравьев-убийц.

— Все верно, мы все пришли за тобой, Арде. В этой отчаянной ситуации мы — как видишь — не бросили тебя.

— Да.

— Ты понимаешь, к чему я веду, верно? — одной рукой приобняв Лили за плечо, произнес Кану голосом, более подходящим какому-нибудь спектаклю, нежели смертельно опасной ситуации, в которой они находились.

И пусть его глаза смотрели на дрожащее тело Лили, однако ее он не видел — лишь деньги. Если точнее — вино Сома, которое он мог за них получить.

Лицо Кану оставалось спокойным и собранным, однако внутри он был не на шутку встревожен.

— Эй, поторопись! Мы не можем больше их сдерживать! — прокричал один из его товарищей.

— Знаю! — Кану взглянул на Лили. — Вчера ты сказала, что у тебя нет денег. Перестань притворяться. Если ты будешь продолжать в том же духе…

— Хорошо! Хорошо-хорошо-хорошо!..

Видя, в насколько патовой ситуации находится, Лили раздосадованно кивнула.

На гнев времени не было, поэтому схватившись за маленький ключ, замаскированный под часть ожерелья, Лили протянула его Кану

— Что это, черт возьми?

— Ключ от арендованного хранилища гномов в западном административном районе Орарио…

— Говоришь о ячейке хранения? Не думаю, что ты хранишь большую сумму варис в столь маленьком ящичке…

— Там гномьи драгоценные камни…

— А… теперь понял…

Собранные гномами драгоценные камни и минералы высоко ценились. Их стоимость почти не менялась, потому и покупателя на них можно было найти всегда. Лили обменяла большую своих монет — добытых нечестным путем — на самоцветы в лавочке «Гном-Торговец», поскольку перенос столь большой суммы денег — по многим причинам — весьма затруднителен.

С мрачной ухмылкой на губах, Кану кивнул и схватил Лили за воротник рубашки. Хорошо ухватившись за ткань он поставил девушку на ноги,а потом приподнял над полом, до уровня своих глаз.

— Господин Кану… Что вы?..

— Знаешь, нас тут немного зажали. Оглянись — мы окружены.

Не меньше двадцати муравьев-убийц почти сомкнули кольцо вокруг них — лишь через один выход, все еще была возможность сбежать.

Повиснув в хватке зверочеловека, Лили тщетно брыкалась ногами, что больше, однако, походило на попытку плыть по воздуху.

На лице Кану, покрытом щетиной, появилась прощальная, широкая ухмылка.

— Выиграй нам немного времени.

— ?!

— Тот проход пока еще не заблокирован, так что мы сможем справиться с парочкой монстров и сбежать, пока ты будешь играть роль приманки.

Глаза Лили наполнились ужасом, когда она оглянулась на Кану.

Бросив взгляд в сторону, она увидела, что у его дружков столь же зверские улыбки на лицах.

— Без денег ты бесполезна. По крайней мере, в последний раз выполни свою работу, помощница.

Подброшенная вверх Лили по широкой дуге перелетела окружение муравьев.

Монстры, моментально обратив внимание на взмывшую в воздух девушку, последовали вслед за ней.

Для Лили время остановилось. Наблюдая за тем, как авантюристы со злобными ухмылками прорываются к выходу, она, наконец, грохнулась на пол подземелья.

От удара у нее сперло дыхание, но не более.

— ...Ха-а ха-а...

Лежа на спине и уставившись в потолок, она с трудом, прерывисто засмеялась. Муравьи-убийцы продолжали приближаться к ней.

Так вот, как все закончится — подумала она про себя. Причин смеяться не было, но она не сдержалась.

Авантюристам и правда не стоит доверять.

Если это какое-то наказание за все былое — не слишком ли оно жестоко? — текли ее мысли.

Постойте.

Если это наказание за то, как она поступала с Господином Бэллом, быть может все и правильно.

Бэлл не был похож ни на кого, из знакомых Лили авантюристов — его поведение отличалось. Так что, если это ее ждало воздаяние за содеянное, она — как ни странно — чувствовала, что обязана его принять.

— ГИ-И-И!

Муравьи убийцы в количестве большем, чем она могла сосчитать, c шумом надвигались на нее волной из лапок и жвал.

Шанса спастись не было — она приземлилась у самой стены.

Монстры приближались, образовав вокруг, беспомощно распластавшейся на спине Лили, дугу без единой прорехи.

— Лили… грустно.

Ее слова потонули в не стихающем ни на секунду шуме сотен лапок муравьев-убийц.

Профессиональные помощники, к которым всегда относятся, словно к вещам.

Невзирая на безжалостность Авантюристов, боль и падения, они несут на себе вещи. Совершенно бесполезные в бою.

Именно к ним Лили, что ничего не могла делать самостоятельно, и относилась. То, кем она, по сути, была.

Лили ненавидела такую “жалкую себя” больше всего.

— Господи… почему?..

Никто никогда не взывал к ней, не рассчитывал на нее.

Всегда лишь использовали, но никто не нуждался.

Она ненавидела себя за слабость. За то, что ее жизнь всегда была в чужих руках.

Ей хотелось стать кем-то другим — не Лили. Даже магия, освоенная ею, на это указывала.

— Почему… почему ты сделал Ли… Лили такой?..

Сколько раз уже ей хотелось умереть — отправиться к богам и попросить о новом начале. Стать другой, лучшей Лили. Однако ей не хватало мужества, чтобы на это решиться.

И все же — где-то в глубине души — Лили всегда хотелось начать все с нуля.

— Г-И-И-И!..

— Верно. Это больше не имеет значения.

Монстры, образовавшие вокруг нее полукольцо, с каждой секундой становились все ближе и ближе.

Лили улыбнулась, словно принимая свою судьбу, и повернула голову в сторону; c характерным звуком ее щека коснулась пола.

Один из муравьев стоял так близко, что казался, лежащей на земле, Лили исполином.

Лапка монстра опустилась прямо перед ее лицом.

— Так одиноко.

Лили была удивлена словами, что сорвались с ее языка.

Это были ее настоящие чувства — лишь под конец, она это осознала.

Ох… Лили было одиноко.

Это чувство никогда ее не покидало, хоть она и привыкла к тому, что никому не нужна.

Одна.

Никто на нее не рассчитывал, и сама она ни на кого не могла положиться.

Привыкла быть одна, но так и не привыкла к одиночеству.

— Так вот оно что, Лили…

Ей хотелось быть с кем-то.

Девушка жалела, что поняла это только сейчас.

— Г-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И-И!..

Ближайший к ней муравей-убийца занес лапки с когтями. Они блеснули в свете, ниспадающем с потолка.

Прощайте.

Наконец-то все кончилось — она могла умереть и отойти к богам.

Крошечная девочка, которую некому было спасти. Не стоящая и гроша… одинокая девочка… — наконец-то она получила возможность отбросить все это.

Наконец-то, Лили может…

...Наконец-то она так близка, к тому чтобы тоже обрести кого-то...

… может умереть?

Она слегка улыбнулась; по щеке скатилась одинокая слеза.

И тогда…

— ОГНЕННЫЙ РАЗРЯД!

Всполохи пламени.

— А?..

Зал охватило багряное, адское пламя.

× × ×

— Не выйдет.

Глубоко вздохнув и переведя взгляд на Эйну, ответила Гестия.

— Что вы имеете в виду?..

— Это невозможно — Бэлл уже принял решение не разрывать узы со своей помощницей.

Не ожидавшая такого ответа, Эйна полностью остолбенела.

Гестия вновь вздохнула и, прикрыв глаза, вспомнила произошедшедшее накануне ночью.

— Богиня, я… Даже так, если у нее проблемы, я хочу ей помочь.

Так ответил Бэлл, когда Богиня упомянула, что этой девчонке — его помощнице — нельзя верить.

Возможно, решив, что мальчик ее совсем не слушает, Гестия попыталась переубедить его, однако Бэлл, быстро подобрав слова, опередил ее. Он все слышал… но просто не мог внять ей и изменить свое мнение.

— Эта девушка… она выглядит одинокой. И не думаю, что она сама это понимает. Лили словно оцепенела: лишь мило улыбается… И считает, что ей хорошо в одиночестве.

Бэлл продолжил говорить о Лили и своих наблюдениях. А Гестия — что ни разу с этой девушкой не встречалась — продолжала слушать.

Сверх того, Бэлл добавил в разговоре и кое-что из своих воспоминаний.

— Разве не ты, Богиня, спасла меня от одиночества?

Отчасти он увидел в Лили свое отражение.

До встречи с Гестией, Бэлл и сам бродил по Орарио, чуть ли не раздавленный тревогой и одиночеством. Глаза Лили один в один походили на его в то время.

— Хорошо, если я ошибаюсь. Но если я прав… На этот раз, я хочу стать тем, кто протянет руку помощи.

Бэлл имел в виду, что хочет стать похожим на спасшую его богиню — на Гестию. Таково было его окончательное решение.

— Этот мальчик… Бэлл. Он из тех, кто способен передать окружающим полученную ранее доброту. А Боль, что однажды сам испытал, он замечает и в других — произнесла Гестия, продолжая смотреть на полки перед собой. После чего еще раз подняла взгляд на Эйну.

— Приняв решение, он становится по-настоящему упрямым. Сейчас его никто не сможет переубедить.

Эйна выглядела чрезвычайно расстроенно. Ее губы вздрагивали, словно она силилась что-то сказать.

— Не убедила? — плечи Гестии поникли.

— Нет, нет… Это действительно похоже на то, что сказал бы Бэлл. Однако на чем он основывается?..

Видя обеспокоенность на лице Эйны, Гестия, в задумчивости скрестив руки на груди, коротко хмыкнула.

Надув щечки, она подбирала слова — ей казалось странным произносить подобное вслух.

— Об этом... Бэлл прекрасно разбирается в людях. Он столь же хорош в этом, как и мы — боги. Надеюсь...

× × ×

— Л-И-И-И-И-И-И-Л-Л-Л-И-И-И-И-И-И!

Голос, что взывал к ней, пробился сквозь рой монстров.

Эхо от огненного взрыва распространилось по всему залу. Перепуганные муравьи-убийцы разом попытались развернуться в сторону пришедшей сзади неожиданной атаки, однако во время движения столкнулись друг с другом.

В глазах Лили отражались всполохи пламени, что прокладывал к ней путь чрез рой огромных муравьев. В тот момент, когда она отчетливо увидела огненную молнию… сквозь рухнувшую стену монстров прорвался беловолосый парень.

— ПРОЧЬ С ДОРОГИ!!!

— ГИ-И-И?!

Мальчик — Бэлл — с кортиком и коротким мечом в руках, пригнувшись, поднырнул к Лили.

Нависший над девушкой муравей-убийца на мгновение застыл, после чего его голова отделилась от тела.

— Лили! Ты в порядке?! Узнаешь меня?

Девушка не сразу даже поняла, что Бэлл удерживает ее в руках.

Его рубиновые глаза подрагивали, а пальцы сжимали плечи Лили до боли.

Парень быстро вытащил зелье и поднес к ее губам.

Глаза Лили были пусты — словно девушка уже находилась одной ногой в могиле. Но ее рот, все же, приоткрылся ровно настолько, чтобы голубая жидкость смогла скатиться по горлу.

Мгновение спустя, милый, короткий кашель вырвался из легких Лили.

— Господин Бэлл?

— Да, это я! Ты в порядке? Правда?

Стоило Бэллу заговорить, как его голос надломился, а из глаз хлынули слезы — точно также, как и у Лили мгновением ранее. На лице мальчика появилась улыбка.

Как только ее заключили в крепкие, отчасти болезненные, объятия, до этого холодное тело Лили, стало наполняться теплом.

Поняв, что с девушкой все в порядке, Бэлл немедля отстранился от нее — когти выживших монстров были уже в непосредственной близости.

Руки Лили сами собой скользнули под рубашку, где она до сих пор прятала черный как смоль кинжал. Вытащив наружу, она протянула его мальчику.

Забирая у нее Кинжал Богини, Бэлл ухмыльнулся от уха до уха.

— Как обычно — подожди минутку.

Произнеся эти слова, Бэлл поднялся.

Гневные, щелкающие звуки эхом отражались от стен комнаты. Во многих местах зала полыхал огонь от магии Бэлла, а в воздух поднимался дым.

Не менее тридцати монстров окружали Бэлла и Лили. Еще больше подходило из проходов и рождалось из стен. Сложно представить более сильное, чем в данный момент, ощущение отрезанности от внешнего мира.

Все они выглядели так, словно были готовы наброситься в любую секунду. И все же, Бэлл не боялся.

Всего пару дней назад он наверняка дрогнул бы перед лицом столь большого числа врагов. Даже сейчас мальчик не мог сражаться с таким количеством монстров разом.

Однако теперь Бэлл владел магией.

— А вот и я!

Он извлек флакон с желтоватой жидкостью из набедренной сумки.

Бэлл уже знал о Ментальном Истощении и купил эту козырную карту стоимостью 8700 варис, на случай если придется встретиться со смертью лицом к лицу.

Зелье Магии. Лекарство, что восстанавливало дух.

Сорвав колпачок с флакона большим пальцем, Бэлл осушил его за один глоток.

— СЕЙЧАС!

Еще один муравей вышел вперед, на что мальчик вскинул правую руку.

— ОГНЕННЫЙ РАЗРЯД!

В тот же мгновение, как наэлектризованное пламя вырвалось из ладони Бэлла, муравья-убийцу разорвало.

Это послужило сигналом к началу боя, и монстры — все разом — бросились в атаку. Пред надвигающейся волной муравьев Бэлл стал выкрикивать заклинание за заклинанием.

Быстро высвобождаемые взрывы пламени и электричества поглотили монстров.

С каждым выкриком мальчика новый сноп наэлектризованного адского пламени устремлялся вперед, освещая зал.

С каждой вырвавшейся на свободу алой молнией по крайней мере одного муравья-убийцу разрывало на части. А некоторые — наиболее удачные разряды — умерщвляли по два монстра за раз.

Даже не думая об отступлении, рой муравьев-убийц атаковал Бэлла лоб в лоб.

Магия перевернула бой с подавляющим числом противником с ног на голову.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Когда значительная часть монстров пала, Бэлл потянулся за оружием.

С «Кинжалом Гестии» в одной руке и кортиком в другой, он стремглав влетел в толпу раненых муравьев.

Ошеломленная, развернувшейся перед глазами сценой, Лили молча наблюдала за фиолетовыми вспышками, что оставляли за собой отрубленная голова или торс, взмывший в воздух.

Всякий раз, когда она мельком замечала белые волосы Бэлла, с волной фиолетовой жидкости новый муравей-убийца падал замертво.

Он был быстр, хлесток и силен.

Прежде чем она успела это осознать, на ногах остался стоять только Бэлл. Лишь несколько минут назад, зал просто кишел муравьями. Теперь же, монстры неподвижно лежали на полу.

С выражением облегчения на лице Бэлл вернул оба клинка в ножны. Обведя зал взглядом в последний раз, он вернулся к Лили.

— Как… вы тут оказались? — спросила девушка.

— Ну, после твоего ухода, орки продолжили наседать, но вскоре появился еще один авантюрист. Скорее всего... Из-за тумана я не смог почти ничего разобрать, однако все монстры между мной и выходом внезапно исчезли…

Именно так Бэллу и удалось совершить — казалось бы — невозможное и, покрыв столь большое расстояние, успеть на помощь к Лили.

Натянуто улыбнувшись Бэлл почесал затылок, словно сделанное им, было сущим пустяком. Однако при виде этого, что-то внутри Лили щелкнуло.

— Почему?

— А? Ты что-то сказала, Лили?

— Почему вы сделали это?

И тут Лили прорвало: слова сами собой хлынули наружу.

— Почему вы спасли Лили? Почему просто не бросили?

Прямо сейчас ей стоило бы сказать нечто другое, но непроизвольно у нее вырвались эти слова .

— Что?

— Быть не может, чтобы вы до сих пор не поняли, что Лили обманывала вас! Неужели господин Бэлл думает, что Лили хотела лишь удивить его забрав кинжал, или нечто столь же глупое?

Отразившейся на лице растерянностью Белл лишь подлил масла в огонь.

Ярость, что внезапно обуяла Лили, сожгла последнюю, сдерживавшую ее преграду.

— Что с Вами, Господин Бэлл? Вы идиот? Фигляр?! Или пустоголовый придурок без надежды на выздоровление?

— Придурок?! Постой, Лили, успокойся!..

— Невероятно! Господин Бэлл ничего не заметил?! Лили присваивала себе деньги на Пункте Выдачи! Господин Белл и Лили договорились делить добычу пятьдесят на пятьдесят, но на самом деле части были сорок на шестьдесят. А иногда — из-за жадности Лили — и тридцать на семьдесят! Я заставляла вас платить двойную цену, за предметы, которые подготавливала! За двенадцать из них! Вы себе представить не можете, сколько раз повергали Лили в шок: полным отсутствием знаний о расходниках и крайне небрежным отношением к экипировке!

Лицо Бэлла передернула гримаса от внезапно открывшейся информации.

Лили не успокаивалась. Тонкий голосок на задворках разума отчаянно призывал ее остановиться, однако безрезультатно. Она продолжала сознаваться во всем.

— Теперь вы понимаете?! Лили плохая, очень плохая! Воровка! Поганый хоббит, что лгала вам из раза в раз. Лили не достойна быть вашим помощником!

— Э-эм…

— И даже так… вы, Господин Бэлл, все равно спасли бы Лили?!

— Д-да.

— ПОЧЕМУ?!

Задыхаясь, Лили смотрела на Бэлла — она и сама не знала, что надеялась услышать в ответ.

Но ее сердце бешено билось, быстрее чем должно было бы.

Несколько напуганный потоком резких замечаний Лили, мальчик — почти непроизвольно — ответил:

— П-потому что ты девушка.

— А-А-А? — казалось все тело Лили охватил огонь.

В ярости втянув голову в плечи, она сжала кулаки.

Она совершенно не понимала: почему внутри нее кипят эмоции, и чем вызвана вспышка недовольства.

— ИДИОТ! Господин Бэлл, вы ПРИДУРОК! Ляпнуть такое, прямо как прежде?! Господин Бэлл что, спасет любую девушку лишь по этой причине? Лили не может в это поверить! Вы ужасны! Бабник! Извращенец! Враг всех женщин!

Слезы не переставая текли по щекам девушки, в течении всей ее напористой речи.

Даже находясь в неподходящем для этого положении, Лили, все равно, выплеснула свое недовольство на находящегося перед ней мальчика.

Недовольство? В чем?

Он спас ее, с чего ей быть недовольной?

Что это за пламя полыхает в груди — нет, по всему телу… Что оно значит?

Она не имела ни малейшего понятия.

Лили вновь тяжело задышала, восстанавливая дыхание.

Стойко выдержав последнюю тираду, Бэлл расслабил плечи и улыбнулся. После чего, наклонившись вперед, нежно притронулся рукой к щеке Лили, у которой теперь не было собачьих ушек.

— Тогда, потому что ты — это ты, Лили.

— …

Глаза цвета каштана расширились настолько, насколько это вообще было возможно.

— Я спас тебя, потому что ты — это ты. Я не хочу, чтобы Лили исчезла.

— У-у-у!..

— Только из-за этого. С чего бы мне понадобилась лучшая причина, чтобы спасти тебя?

Слезы водопадом хлынули из глаз девушки, стекая по лицу во всех направлениях.

Более не в состоянии сдерживаться, Лили взвыла.

— Ик… Ва-а-а-а-а-а-а!

— Лили, если у тебя проблемы, поговори о них со мной. Я дурак, так что не пойму, пока ты сама мне не расскажешь.

— Ик… Ва-а-а-а-а-а…

— Я помогу тебе — можешь на меня положиться.

Лили зарылась в его грудь и крепко обняла.

Металлическая броня мальчика мешалась, но ей было все равно. Обхватив спину Бэлла, она изо-всех сил прижималась к нему.

Она чувствовала, как снова и снова теплые ладони мальчика нежно гладят ее по голове и спине.

Она поняла. Она заметила.

Бросившись в эту комнату, Бэлл думал о ней.

Его легкая одежда была испорчена — разорвана в клочья.

Бледная кожа, что открывалась через дыры, была испещрена порезами и кровоподтеками.

Лили осознала: Бэлл бросил вызов ордам монстров, чтобы прийти за ней.

Ей хотелось позвать его, какими-то словами выразить признательность за то, что он сделал.

Лили хотелось, чтобы он принял ее — ту что, она ненавидела больше всего на свете.

— Простите… мне так… так жаль!..

— Все хорошо.

Звуки плача Лили эхом разносились во все стороны.

В одном из уголков Подземелья можно было наблюдать сцену бойни с гигантскими муравьями. Медленно, но верно их магические камни — и сами поверженные монстры — обращались в пепел посреди дыма, поднимающегося от все еще пылающих угольков, разбросанных по залу подземелья.

Вместе со слезами пепел медленно опадал с заплаканного лица девушки.

Человек держал в крепких объятиях маленькую девушку-хоббита, на его лице была все та же спокойная улыбка.

× × ×

Чистое небо.

Прямо, как в тот день — когда кое-кто позвал его — на небе не было ни облачка.

Бэлл подошел к Вавилонской башне; его белые волосы купались в солнечном свете.

С тех пор минуло два дня.

После расставания он так и не смог отыскать ни следа Лили.

Комната, что она снимала, была абсолютно пуста — девушка не оставила никаких сообщений.

К Семье Сома обращаться за помощью не имело смысла. Лили как сквозь землю провалилась.

Он волновался, беспокоился и уже столько раз подумывал о том, чтобы прочесать весь город, что сбился со счету.

Но в тоже время Бэлл чувствовал.

Чувствовал, что скоро увидится с ней вновь.

На самом деле эти мысли не имели под собой основания, однако он продолжал придерживаться обычного распорядка — чтобы его было проще отыскать.

— …!

Бэлл остановился. И сразу же двинулся в обратном направлении.

Кое-что у западных ворот Вавилонской башни привлекло его внимание: неподвижно стоящая, маленькая фигура в кремовой накидке.

Сжав руками ремешки рюкзака, фигура уткнулась взглядом в землю.

В солнечном свете ее круглые, милые глаза были отлично видны за челкой.

Бэлл быстрым шагом направился прямо к фигуре. Он не хотел напугать ее или заставить подпрыгнуть от неожиданности.

Девушка-хоббит моментально его заметила — ее плечи жалко опустились.

Она продолжала стоять, наблюдая за приближающимся мальчиком.

— …

— …

Они находились достаточно близко, чтобы пожать друг другу руки — стоит лишь одному из них протянуть ее.

Подняв взгляд, Лили снова и снова открывала рот, пытаясь заговорить, но каждый раз ей не удавалось выдавить и слова. Это было совсем на нее не похоже.

Бэлл терпеливо ждал, но, видя ее затруднение, коротко улыбнулся и начал разговор первым:

— Госпожа Помощница! Госпожа Помощница! Вы не ищите авантюриста?

— А?

Лили вновь подняла взгляд.

Широкая ухмылка Бэлла отразилась в круглых каштановых глазах Лили.

— Вы растеряны? Знаете, все довольно просто. Авантюрист, нуждающийся в помощнице, подошел к вам, чтобы договориться о сотрудничестве.

Лили поняла, что происходит.

От радости ее глаза наполнились слезами, а щеки приобрели розовый оттенок.

Бэлл застенчиво протянул руку, будто бы смутившись.

— Мне интересно, не желаете ли вы побродить со мной по Подземелью?

Сегодня все началось с чистого листа.

Бэлл и Лили на самом деле объединили усилия, образовав свою собственную группу из двух участников.

Их взаимоотношения начались с нуля. Новое начало.

— Да! Пожалуйста, возьмите Лили с собой!

C широкой, лучезарной улыбкой Лили взялась за протянутую Бэллом руку.

Комментарии