Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4

— Вот, взгляните, пожалуйста.

— Хорошо.

Зеленый, инкрустированный драгоценными камнями амулет оказался на прилавке. Владелец магазина — старый гном с длинной белой бородой и красным колпаком на голове, взяв его в руки, направился в заднюю комнату.

В антикварной лавке, носившей простенькое название «Гном-Торговец», вновь проходила небольшая сделка. Ожидая возвращения хозяина магазинчика, у стойки, в окружении беспорядочного ассортимента самых разнообразных товаров, стоял хоббит.

— Я закончил. Простите за ожидание.

— И каков результат?

— Похоже, его статус полностью повышен… да еще и сопротивление к яду наложено. Очень хорошо, очень хорошо… Хм… Как насчет сорока шести тысяч варис?

Хоббит кивнул с очень довольным видом, тем самым подтверждая сделку.

— Сегодня заплатить наличными?

— Нет. Как обычно.

Они живо закончили обсуждать условия.

Высокие напольные часы в углу лавки отсчитывали секунды.

Медленно открыв рот, гном заговорил:

— Возможно, не такому чудаковатому старикашке, как я, говорить об этом, но…

Возясь с амулетом, владелец лавки пристально посмотрел на своего клиента. В его глазах читалась некоторая обеспокоенность. Хоббит склонил голову набок.

— … Стоит ли рисковать своей головой в столь опасных ситуациях? Я понимаю, может, уже поздно…

— …

— В некоторых кругах авантюристов ходят слухи (хотя пока они и не получили широкого распространения)… Поговаривают о нечистом на руку хоббите, что крадет у них ценные вещи. Порой сразу у всей группы.

— …Что вы хотите этим сказать?

— Нет, нет, мой друг. Я не подозреваю вас. Хоббит, о котором идет речь — девушка, и, судя по слухам, она уже давно промышляет воровством. Подозревать вас — парня, все равно, что взять не тот след. Просто… — пробубнил гном себе под нос, от чего его борода колыхнулась

— … Я же видел большую часть украденных вещей своими собственными глазами… ведь так? Старику кажется, что тебе стоит держать ухо востро в своем окружении и стараться избегать проблем.

Настроение владельца лавки внезапно стало кислым. Хоббит не мог не заметить это по его глазам. Ответил парень, однако, с заносчивой улыбкой.

— Звучит так, будто на свободе разгуливает скверный хоббит. Хотя, с другой стороны, стоит ли верить на слово авантюристам? Я это к тому, что многие из них сами не гнушаются идти на воровство и шантаж.

— Это… правда…

— Как по мне, им всем следовало бы поумерить свою спесь, — продолжил хоббит с неприятной улыбкой на губах. — Пусть это и жестоко, но они сами виноваты в том, что их обвели вокруг пальца.

— Хм-м? — сердито ответил хозяин лавки, однако его голос был заглушен тиканьем настенных часов.

× × ×

— Хны-ы…а-а-а-а-а…?!

— Бэлл, чем ты занимаешься?

Я лежал на диване, уткнувшись в него лицом, и прижимал к затылку обхваченную обеими руками подушку. Похоже, Богиню веселила моя «страусиная» манера прятать лицо, оттопырив зад, однако я был не в состоянии подобрать ни единого язвительного ответа.

Я сбежал от Айз Валенштайн.

Понятия не имею, что за цепочка событий могла привести к подобному результату, однако сомнений нет — все это было взаправду. И что моя голова лежала на коленях у девушки моей мечты, и что я, как свихнувшийся идиот, убежал от нее, сверкая пятками.

А-а-а-а… Кто-нибудь, пожалуйста, убейте меня…

— Только не говори мне, что обмочился в постели…

— Нет, Богиня, нет…

Обычно, на сказанное ей, я бы непременно нашел, что ответить , но сейчас мне удалось издать лишь этот жалкий возглас.

После того, как я, сгорая от стыда и смущения, сбежал от Айз Валенштайн, я, кажется, бродил тут и там, однако, где точно — не знаю. Пришел в себя и осознал, где нахожусь, я только под утро, на обессилевших ногах подойдя к дому и рухнув перед входной дверью на колени.

— Я, конечно, не знаю всех подробностей, но ты такой ранимый мальчик…

Нет, Богиня, дело не в ранимости. Просто я убит горем…

Мне удалось оторвать свое дрожащее тело от дивана — уши по-прежнему пылали — и даже добраться до стола, чтобы позавтракать с Богиней.

Я был бы не прочь остаться в комнате и проваляться весь день, но прекрасно понимал, что этого делать не стоит. Хотя бы на сегодня нужно выкинуть Айз Валенштайн из головы… Да, я, черт возьми, сделаю это.

Придет ли день, когда я смогу должным образом выразить ей свою признательность, сказав слова благодарности?

— О, точно… Бэлл, покажи мне книгу, которую ты вчера читал. Мне абсолютно нечем заняться сегодня утром.

— Конечно. Вот, пожалуйста.

Сегодня ее смена начинается после полудня. В дополнение к неполному рабочему дню в филиале магазина Семьи Гефест, расположенного в «Вавилонской башне», Гестия по-прежнему продолжала трудиться в торговой палатке на улице. Продолжив в том же духе, не подорвет ли она свое здоровье?

Я протянул Богине толстенную, словно энциклопедия, книгу, что получил от Сил.

— Хм…чем больше я смотрю на нее, тем более и более странной она мне кажется… А?..

Открыв книгу, девушка просмотрела несколько первых страниц и внезапно замерла.

Правда, не совсем — ее глаза стали вращаться по кругу. Выглядело это так, словно кто-то пришел взыскать долг, о котором она понятия не имела.

Аа?.. Что происходит?..

— Это, случаем, не гримуар?

— Г… гримуар? — повторил я за Богиней.

Никогда прежде не слышал этого слова. Что-то у меня возникло нехорошее предчувствие.

— Так, мм, что это?.. — спросил я, обливаясь холодным потом.

— Не вдаваясь в подробности, Гримуар — это книга, что форсирует освоение магии у прочитавшего ее.

По ощущениям, все потовые железы в моем теле в этот момент разом открылись.

— Не думаю, что ты знаешь о «Продвинутых Навыках», но среди них есть такие особые, как «Энигма» и «Контроль Магии». Эта книга могла быть создана только тем, кто в полной мере овладел обоими.

Я понимаю, о чем ты говоришь, Богиня.

Тот, кто освоил два «Продвинутых Навыка» … Другими словами, член Семьи, достигший по меньшей мере третьего уровня. Заурядности и мечтать не могут о создании чего-то подобного — это должен был быть кто-то много, много более умелый.

Подобный шедевр мог быть создан лишь тем, кто непосредственно приблизился к уровню такой легендарной личности, как «Философ».

Мое тело обратилось в камень, а на губах появилась отнюдь не счастливая улыбка.

— Так вот каким образом ты освоил магию… Итак, Бэлл… Для начала, как именно этот гримуар оказался тут?

— Одолжила подруга… По ее словам, кто-то его позабыл…

— …

— Сколько он стоит?..

— Не меньше, чем оружие Семьи Гефест наивысшего качества, или, возможно, даже больше…

Мое окаменевшее тело с треском раскололось прямо посередине.

— К слову, его можно использовать лишь раз. Единожды одарив кого-то магией, гримуар становится не более, чем мусором. Большим пресс-папье.

Я покойник.

Поговаривают, обрести магию извне — сродни чуду, а я воспользовался книгой, что может подобное чудо даровать. Более того, по сути, я ее украл и теперь она бесполезна. Миллионы варис пошли коту под хвост, и все по моей вине…

Наш дом погрузился в глубокое молчание.

Я в отчаянии — сделанного мной никак не отменишь.

Богиня уставилась в пол; ее лицо, словно маска, не выражало никаких эмоций. Внезапно повернувшись к столу, девушка схватила стул и легкой походкой подошла ко мне. Поднявшись на сиденье и опустив руки мне на плечи, она, с высоты «своего роста», заговорила:

— Послушай меня, Бэлл. Все должно выглядеть следующим образом: ты случайно повстречал владельца Гримуара и вернул ему книгу прежде, чем прочел ее. Здесь же гримуара никогда не было. В случае недоразумения — гримуар был использован прежде, чем попал тебе в руки…

— Богиня, так нельзя!

Почему она попыталась пойти на обман?

— Бэлл, Гекай* — это не только свет солнышка да цветочки вокруг, тут можно столкнуться со множеством поистине ужасных вещей. Я видела это своими глазами. Быть выставленной за порог дома и остаться в такой нищете, что даже картофельные крокеты купить невозможно, голодать, живя при этом под руинами… с огромным долгом на плечах. Этот мир полон несправедливости.

— Разве все это произошло не по твоей собственной вине?

И да, что это ты там последнее упомянула? Что ты скрываешь, Богиня?

— Как бы там ни было, я пойду и объясню все той, что одолжила мне книгу.

— Бэлл, не надо! Тебе необязательно быть столь честным! Этот мир куда более непредсказуем, чем даже сами боги!

— Прошу, не пытайся показаться мудрой в такой ситуации. Даже если мы это скроем, правда, рано или поздно, все равно выплывет наружу!

Жребий брошен! Сил непременно спросит, прочел ли я книгу. Даже солги я ей, правда все равно откроется, когда настоящий владелец вернется за гримуаром. Все! На выход!

На данный момент, единственный оставшийся вариант — объяснить все и принести извинения в догеза*.

Схватив книгу, я засунул ее под мышку и, игнорируя попытки Богини меня остановить, пинком открыл дверь.

× × ×

— Сил здесь?

— О, только посмотрите, кто к нам пожаловал! Утречка, мья!

Одна из официанток-кошечек, что работали в «Хозяйке изобилия», ответила мне, подметая улицу перед заведением.

Если память меня не подвела, ее звали Хлоей. Девушка смотрела на меня с улыбкой, от которой голова может кругом пойти, а хвост позади нее ходил ходуном.

— Что? Что это? Даже доброго утра не пожелал и вызываешь Сил в такой ранний час, мья? Что ты собираешься…

— Прошу, позови Сил!

— Чт…? Ладно, ладно, мья!

Мои резкие слова смогли, наконец, достучаться до нее, отчего девушка подпрыгнула от удивления. Возможно, поняв, что я выбит из колеи, она залетела внутрь заведения так быстро, что по пути едва не поскользнулась несколько раз. Колокольчик на двери издал резкий звук.

Спустя несколько мгновений из-за входной двери показалось лицо Хлои, и мне предложили пройти внутрь.

Переступив порог, я оказался внутри таверны. Похоже, работники вовсю готовились к рабочему дню.

— Доброе утро, Бэлл. Что-то случилось?

— Сил!!

Я слышал стук ее обуви по полу, пока девушка бежала с кухни. Похоже, она спешила — в ее руках остался деревянный поднос.

Серо-голубые волосы были перевязаны сзади треугольным платком.

Я принялся излагать ей суть всего произошедшего.

Поначалу на ее лице была вежливая, слегка смущенная улыбка, однако по мере моего рассказа ее глаза становились все больше и больше. В какой-то момент изменился даже цвет лица… По окончании моего рассказа она отвела глаза, как уже делала когда-то прежде.

— … Ну, ты и правда оказался в весьма щекотливой ситуации, Бэлл.

— Постой, Сил! Почему ты ведешь себя так, будто бы тебя это совсем не касается?

Мне нужно было как-то ответить на ее слова, произнесенные странным тоном. Она что, планирует сделать из меня козла отпущения?

Спрятав за подносом нижнюю половину лица, она посмотрела на меня снизу-вверх.

— Так… мне нельзя?

— Как бы мило ты сейчас не выглядела — нет! Конечно же — нет!

Идя наперекор умоляющему взгляду Сил, я отклонил ее просьбу. Мое лицо приобрело цвет спелой вишни.

Эта девушка — точно ведьма!

— Пацан, врываясь столь ранним утром в заведения к другим людям, ты — что бельмо на глазу!

Владелица таверны, Мама Мия, должно быть услышала нашу перепалку и пришла на шум. Ввиду своего телосложения она выглядела чрезвычайно внушительно, даже несмотря на то, что дворфийка. Мое тело сковал лед, когда она, подойдя ко мне, вырвала книгу из моих ненормально задеревеневших рук. После чего, полистав немного книгу, она произнесла:

— Понятно…Это гримуар. Ну, что сделано, то сделано. Пацан, просто забей, слышишь?

— Ааа?! Н-н-но…

— Виноват тот кретин, что забыл книгу здесь — это ж все равно, что сказать: «Вот, пожалуйста, прочтите ее». Пацан, не прочитай гримуар ты, в любом случае какой-нить другой авантюрист заявил бы на него свои права и забрал. Именно так все обычно и бывает.

А она весьма убедительна. Я закрыл свой, все еще раскрытый рот. Вместе с этим Мия протяжно выдохнула через нос.

— Он был готов расстаться с ним, в тот самый момент, когда выпустил из виду. Пацан, пораскинь мозгами: если ты потеряешь кошель с деньгами, ты же вернешься за ним, ведь так?

— Ну-у…

— И тут все также. В общем, не стоит грузить себе голову этим. Просто радуйся тому, что получил, и забудь.

Сказав, что хотела, Мия замолкла.

Я оглянулся на Сил. Немного гримасничая, та склонила голову набок.

— Настоящие мужчины не парятся по пустякам, — покосившись на меня краем глаза, произнесла Мия.

— Да, мэм.

Своим голосом она будто бы меня журила. В ответ я вытянулся по стойке «смирно».

Наблюдая, как дворфийка тяжелой поступью удаляется в заднюю часть таверны, я продолжал задаваться вопросом: действительно ли нормально, не придавать произошедшему значения?

Потерев щеки, я попытался привести свои мысли в порядок.

— Ну… Простите за беспокойство. Я, пожалуй, пойду.

Простояв мгновение в тишине, я развернулся на пятках. Вместе с этим хитрющая Хлоя принесла Сил корзинку. Взяв ее в руки, та нервно встала передо мной.

— Не возьмешь ее и сегодня?

— С…Спасибо.

Заикаясь, я принял протянутую мне корзинку из рук застенчиво улыбающейся Сил.

Я всегда чувствовал себя немного не в своей тарелке, когда она передавала мне обед, однако Сил при этом неизменно выглядела такой счастливой. Честно, ее улыбка становится более радостной, чем обычно… Ну, не то чтобы она в остальное время не такая… Просто… мне сложно выразить это словами.

Повторив слова благодарности - и еще больше при этом покраснев - я наконец покинул «Хозяйку изобилия.

× × ×

Вернувшись домой, я положил гримуар и, готовясь провести день в Подземелье, экипировал броню.

Прежде, чем уйти, я в общих чертах объяснил Богине произошедшее в баре. «Хорошего дня» — очень спокойный голос проводил меня, когда, открыв дверь, я вышел наружу.

Если подумать, разве я не использовал последнее из своих зелий?..

Я спускался вниз по «Главной-Западной», когда внезапно вспомнил о ситуации с расходниками. Три дня назад я использовал последнее зелье, и сейчас специальная сумка, закрепленная на левом бедре, пустовала.

Они помогали мне прежде… Может, стоит заскочить в их лавочку по дороге?

Я решил по пути к Подземелью зайти в магазинчик, в который уже давненько не захаживал.

Лавочка находилась в стороне от «Главной-Западной», но, чтобы добраться до нее, пройти мне предстояло лишь несколько улочек.

В целом, она представляла собой дом, построенный в мрачном, сыром месте. Однако над входной дверью висела вывеска с эмблемой Семьи Миах, выглядящей, как полностью здоровое человеческое тело.

— П…прошу прощения. Доброе у-утро…

Отворив двойные деревянные двери, я заглянул внутрь. Мои глаза прошлись по рядам полок, в попытке отыскать девушку-зверочеловека внутри тускло освещенного магазина. Услышав мой голос, она обратила ко мне слегка прикрытые глаза.

— Утро доброе, Бэлл. Давно не виделись…

По ее тягучему голосу и заспанным глазам можно было легко прийти к выводу, что она только-только проснулась, однако она всегда так выглядела. Вкус в одежде она тоже имела несколько странный. Хвост девушки оттопыривал юбку, правый рукав доходил до запястья, а левый — лишь до локтя. А перчатка была только на правой руке. Похоже, девушка была ровесницей Эйны, или чуть моложе.

Отвлекшись от своих занятий, она, направившись к задней части магазина, встала за прилавок.

— Прошу прощения, что так рано. Вы не заняты?

— Не беспокойся. Все равно никто не придет после того, как ты покинешь магазин, Бэлл… Так, что ты собираешься купить сегодня?

Потянувшись под прилавок и вытащив наверх закрытую коробку, она поставила ее между нами.

В широкой коробке в ряд выстроилось множество трубочек, заполненных различными жидкостями ярких цветов.

— Кстати, а Господин Миах здесь? Мне хотелось бы поговорить с ним, если это возможно.

— Господин Миах отбыл по личному поручению и не вернется до вечера. Сегодня я одна… — ответила она, пока я изучал трубочки глазами.

Магазин принадлежит Семье Миах, и управляет им непосредственно сам Миах. В тоже время он служит Семье и домом. Девушку, с которой я разговаривал, зовут Наза, и она — единственный член Семьи Миах.

Вытащив очень дорогое на вид зелье из коробки, Наза протянула его мне.

— Скажи, Бэлл… Как думаешь, не пора ли попробовать зелье высокого качества?

— О, н-нет. Для меня все еще слишком рано.

С нервной улыбкой на лице я попытался уклониться от ее предложения. Зелье, что она держала в руках, стоило десятки тысяч варис. Подобные разговоры стали для нас почти обыденностью, поскольку и она, и я принадлежали к самым нищим из Семей. Если был способ заработать или сэкономить немного варис, мы его непременно использовали.

Тем не менее, пытаясь торговаться с Назой, я обычно оказывался в проигрыше.

— Бэлл, ты давненько к нам не заходил…

— …

— Господину Миаху было так одиноко. Его живот урчал… от голода.

Я не посещал этот магазинчик с того момента, как нанял Лили. Поскольку она может подготовить все, что бы я ни попросил, то надобность идти куда-либо самостоятельно, дабы приобрести зелья, отпала. Слова Назы надавили на мою совесть, отчего я покрылся холодным потом.

Это плохо! Такими темпами все кончится покупкой чего-нибудь мне не нужного.

— А! Только вспомнил! Вчера со мной приключилось кое-что странное в Подземелье.

Отчаянно желая сменить тему, я вспомнил о том, как вырубился посреди Подземелья, использовав магию. Слушая мой рассказ, Наза выдала утвердительное «А!»

— «Ментальное истощение». Подобное постоянно происходит с авантюристами, которые, только овладев магией, слишком увлекаются…

— «Ментальное истощение»?

— С магией сопряжено потребление ментальной энергии — если слишком часто её применять, быстро свалишься без чувств.

— Потому, во избежание этого… — продолжила Наза, роясь внутри коробки под прилавком.

— … Тебе нужно зелье, восстанавливающее эту энергию. Вот это было сварено на днях…

— Э-э, однако… цена на зелье кусается…

— Не волнуйся. Я дам тебе скидку, как постоянному клиенту… и отдам… за восемь тысяч семьсот варис.

Я сделал шаг назад, чтобы немного обдумать предложение.

— Ладно…

Вместе с моим ответом собачьи ушки на голове Назы радостно дернулись, она быстренько наклонилась, чтобы вытащить наверх еще две трубки.

— Если ты готов купить это зелье за восемьдесят семь сотен, то я могу добавить еще эти два и округлить цену до девяти тысяч… Звучит неплохо, правда?

От такого предложения у меня глаза полезли на лоб, а голова пошла кругом. Разве это и вправду не замечательная сделка?

Самые дешевые зелья Семьи Миах стоят по 500 варис за штуку. С учетом этого, предложение Назы было действительно хорошим. В тоже время, необходимость выложить 9000 варис за раз отдавалась почти что реальной болью…

Но, опять же, расходники, позволяющие мне больше использовать магию… Весьма заманчиво…

Первое правило для авантюриста — быть готовым ко всему.

— Никто не знает, что может случиться в Подземелье. Было бы не плохо основательно подготовиться…

Этими словами она, по сути, заключила сделку.

Может я немного и трус, но, если придется выбирать между деньгами и сохранностью своей группы, я выберу последнее.

— Хорошо. Я принимаю ваше предложение.

— Спасибо, Бэлл. Люблю тебя…

От ее внезапных слов мои щеки зашлись пламенем. Закончив сделку, я забрал зелья у лениво улыбающейся с полуприкрытыми глазами Назы. После этого меня сразу же посетило непреодолимое желание убраться из магазина.

Девушка помахала на прощание, когда я, прежде чем покинуть лавочку, остановился перед деревянными дверьми.

— Ты такой простачок, Бэлл…

Кажется, я кое-что услышал прежде, чем двери закрылись за моей спиной, но нет — это все мое воображение. Мое воображение, говорю вам!

× × ×

Покинув лавочку, я продолжил спускаться к Подземелью по улице, на которую уже не раз выходил за последние несколько часов — «Западной-Главной».

Под ясным голубым небом Центрального Парка, напоминавшего по форме гигантский круг, уже собралось множество полностью экипированных авантюристов.

Интересно, она еще не пришла…?

Я огляделся в надежде отыскать Лили. Мы выбрали этот парк местом встречи, однако похожей на нее девочки-чиантропа я не увидел.

Уже было подумав, что это как-то на нее не похоже, по пути к Вавилонской башне я заприметил кое-что странное.

Лили стояла в тенистой части парка под сенью дерева с крупными листьями вместе с тремя авантюристами. Солнечный свет плясал на их лицах, а тихий ветер колыхал листву. Какая идиллия…

Тем не менее, трое крупных мужчин окружили Лили. Выпятив грудь, они что-то говорили, смотря на нее сверху вниз. Лили, тем временем, лихорадочно качала головой из стороны в сторону. Они не выглядели счастливыми, никто из них.

...Может они из Семьи Сома?

Как только меня посетила эта мысль, я двинулся в их направлении.

— …достаточно… передай… мне!

— Уже… нет… Правда!!

Похоже, они горячо спорили.

Спрятавшись за деревом, я готовился выпрыгнуть в любой момент.

— Привет!

— …!

Но затем, совершенно внезапно, кто-то схватил меня за плечо, будто пытаясь помешать.

Рефлекторно вывернувшись, что стало неожиданностью для меня самого, я повернулся лицом к захватчику.

Им оказался черноволосый мужчина-авантюрист. Парень имел прекрасное телосложение, а за спиной у него был пристегнут длинный меч.

Постойте, разве это не…?

— Хех, ты же тот самый паренек… Пофиг, у меня к тебе вопрос. Ты ведь работаешь вместе с той коротышкой?

Этот голос… и интонация…Без сомнения — это его я не так давно встретил в переулке.

— Эй! Мы не можем торчать тут весь день! Ты нанял ее как помощницу или нет?

— Эта девушка не тот хоббит, за которым вы гнались тогда в переулке.

Одного взгляда в его глаза хватило, чтобы понять, что он злился. Несмотря на это я дал ему такой ответ. Отчасти это произошло непроизвольно.

Поскольку моя напарница носит не по размеру большую накидку и глубоко задвигает капюшон на лицо, ошибиться не сложно, однако Лили — не хоббит, а чиантроп.

И только я хотел сказать: «Не поймите неправильно…», как мужчина изогнул губы в усмешке.

— Придурок… по-другому и не скажешь. Однако, чем ты там себе голову грузишь — ток твое дело. Хочешь оставаться дурачком — вперед, я не против.

Его слова звучали словно гневная нотация, но что-то в тоне его голоса меня беспокоило.

Парень будто бы говорил: «Тебя обманывают».

Но я не собирался принимать его слова за чистую монету…

Я подозрительно прищурился, на что авантюрист вернул мне насмешливую улыбку.

— Ну да неважно. Ты мне поможешь…и мы ее поймаем.

— Чт…

— Не за бесплатно, конечно… Я заплачу тебе немного вперед, а также ты получишь долю от того, что мы заберем у коротышки.

Парень не шутил. Меня настолько потрясло это внезапное предложение, что слова застряли в горле.

— Все что тебе нужно сделать — отправиться в Подземелье, как обычно. После чего под каким-либо предлогом оставить ее одну, а я уже позабочусь обо всем остальном. Проще простого, не правда ли?

Широко раскрыв рот, мужчина рассмеялся во весь голос.

Не нравится мне этот смех — никогда прежде не слышал, чтобы в нем было столько злобы.

Я сжал руку в кулак, вместе с чем по моей коже пробежал озноб.

— Зачем вы говорите подобное?

— А? Что за дерзкий ответ, малыш? На этом месте ты должен кивнуть в знак согласия, как хороший мальчик. Подумай о куче денег, которые получишь. Это чертовски хорошая сделка, — мужчина залился в еще одном приступе смеха.

— Пораскинь мозгами, парень! Она просто помощник — хоббит, что таскает сумки! Какое тебе дело, если отброс вроде нее исчезнет. Ну, что скажешь? Выжми из нее все до капли, пока есть возможность, и не парься об остальном.

Моему терпению пришел конец.

В этот раз все отличалось от случая в темном переулке. Страху не осталось места — моим телом овладела неистовая ярость.

— Катись к черту!

— Поганец!

Лицо мужчины исказилось в отвратительной гримасе. Мой лоб напрягся, в то время как сила разливалась по всем мышцам.

Вокруг нас неистовствовала энергия. Листва находящейся над нами ветки тряслась, будто испугавшись происходящего внизу.

Так мы сверлили взглядами друг друга в течении минуты-двух, пока он не развернулся, громко цокнув, и не двинулся прочь.

Я смотрел ему вслед — маска гнева по-прежнему не желала сходить с моего лица.

— Господин Бэлл? — донесся голос из-за спины.

— …!

Будто затянутый им, я обернулся, обнаружив позади ошарашено смотревшую на меня Лили.

Пламя ярости, сжигавшее меня изнутри, затухло, и я вернулся к своему обычному состоянию.

— Лили? Как долго ты уже здесь?

— Лили только подошла… О чем вы говорили с тем достопочтимым авантюристом?

— Кхем… Ничего особого, он просто пытался нарваться на драку…

Мне удалось придумать ответ. Я просто не мог сказать стоявшей предо мной девушке, что тот парень пытался подстроить ей ловушку.

Лили, должно быть, прочла мое беспокойство. Она молча смотрела на меня со слегка мрачноватым выражением.

— Ох! Кажется, несколько минут назад у тебя возникли какие-то проблемы? Все в порядке, Лили?

— Так вы видели… Прошу, не стоит об этом беспокоиться — как можете видеть, с Лили все в порядке.

Разведя руки в стороны, она немного покрутилась на месте, после чего с широкой улыбкой на лице взглянула на меня.

— Лили, кто они такие…

— Все так же, как и с вами, господин Бэлл — они пытались затеять ссору. Может, Лили и господин Бэлл выглядят слабыми? — не дав мне закончить, ответила Лили.

Сверкая своей как обычно яркой улыбкой и рассказывая шутку за шуткой, она и слова вставить мне не давала.

Полагаю, она не хочет говорить о том, что произошло на самом деле.

— Отлично, пойдемте, господин Бэлл! Я не работала последние два дня, так что сегодня Лили рассчитывает на вас!

Пройдя рядом со мной, она направилась к Вавилонской Башне. Челка, торчавшая из-под ее капюшона, вздрогнула, когда Лили на мгновение обернулась. Мельком я увидел ее глаза цвета каштана, совершенно нормальные — будто ничего не произошло.

Я решил оставить все как есть и больше ничего не говорить. Прикрыв рот, я двинулся вслед за Лили.

Поскольку она шла впереди, я не мог сказать, какое у нее было выражение лица. Но мысли об этом не оставляли меня, пока мы, пробираясь по шумной и переполненной улице, двигались к Подземелью.

— …Похоже, сейчас самое время.

***

— Что? Ты уже заканчиваешь, Эйна?

— Да. Как раз собираюсь. — кивнула Эйна коллеге.

Они находились в вестибюле главного отделения Гильдии. Полы и стены первого этажа были выполнены из белого мрамора, что создавало мрачную атмосферу. Свет вечернего солнца, проникавший сквозь окна, освещал вестибюль столь же ярко, что и дома по соседству.

Вытирая стол, Эйна окинула взглядом вестибюль, после чего поднялась.

— Оу! Вместе с закрытием Гильдии?! Эйна, которую я знаю, никогда не уходит так рано… Неужели… нет — наверняка … свидание?!

— И почему это единственное…

Эйна отмахнулась от этой идеи, вежливо ее опровергнув, и, прежде чем уйти, заставила себя улыбнуться.

Наскоро распрощавшись со своими коллегами, она покинула здание через выход для персонала.

— Так, теперь…

Девушка двинулась в противоположную от дома сторону по вымощенной камнем улице. Забавный стук предоставленной ей Гильдией обуви эхом разносился вокруг.

На этом участке «Главной-Западной» невозможно найти уличные палатки с торговцами. По обе стороны улицы, купаясь в лучах вечернего солнца, длинными рядами расположились большие магазины. Находясь столь близко к Гильдии, почти все из них ориентировались на авантюристов как своих основных клиентов.

По той же причине жители и работники этого района прозвали сию главную улицу «Путь Авантюристов».

Она была в достаточной мере широка, чтобы авантюристы в тяжелых доспехах, могли передвигаться по ней, не мешая друг другу.

В конце концов, после поисков средствами Гильдии я смогла собрать лишь общую информацию о Семье Сома…

В течение последних нескольких дней Эйна пыталась отыскать данные о внутренних делах этой Семьи.

Когда кто-либо спрашивал, зачем она это делает, девушка отвечала, что ей нужно кое-что узнать. Если бы ее вдруг попросили рассказать подробнее, Эйна добавила бы, что, возможно, Бэлл оказался в трудной ситуации, и это ее обеспокоило.

Все ответственные за авантюристов Семьи Сома, которых я расcпрашивала, отвечали одно и то же … Посмотрим, что мне удастся разузнать самой.

Несмотря на то, что Эйна прошлась по всем записям Гильдии и поговорила со множеством людей, результат оказался далек от ожидаемого.

Она лишь в общих чертах поняла, что все члены этой Семьи помешаны на деньгах, и что, похоже, за подобным их остервенением стояла какая-то причина. Эйна собралась с мыслями, всеми силами стараясь сосредоточиться на главном.

Бог использует свою Семью, преследуя собственные цели… Нет, в этом нет смысла.

Нет дыма без огня. «Дым» в этом случае шел из двух мест: бесконечного стремления членов Семьи Сома к деньгам и конкретно количества самих членов в этой Семье.

У Сомы было не то реноме*, что позволило бы привлечь столь большое число последователей в свою Семью.

Но что, если бог Сома — не причина? Что, если есть еще что-то… что-то, заставляющее членов этой Семьи поступать подобным образом?

Дойдя до этой мысли, Эйна остановилась.

Перед ней стоял большой трактир.

— Хм… Может, зайти сюда и полезно, однако…

Без сомнения, трактир неизменно оставался лучшим местом для сбора информации.

Однако именно подобных мест Эйна старалась избегать.

Для нее…нет, для всех эльфов, трактиры, где авантюристы собирались толпами, как правило, было не лучшим местом.

В общих словах, мужчины всех рас слетелись бы на нее, словно пчелы на цветок.

— Ха-ха… Нет, не стоит думать в подобном ключе.

Раздумывая о том, что могло ее поджидать за этими дверьми, Эйна тихонько рассмеялась про себя, после чего прошла мимо. Когда дикие голоса авантюристов внутри эхом докатились до входа, она ускорила темп.

— Не пытайся льстить себе…

Эйна всегда отчетливо осознавала свою привлекательность.

Эйна наполовину человек, однако в ее жилах все же течет кровь эльфов, которых, независимо от пола, считают самыми красивыми среди всех рас. Эйне пришлось принять тот факт, что она, в той или иной степени, привлекательна для мужчин других рас.

Не то чтобы я против свиданий…

Эйна внезапно вспомнила удивленный взгляд коллеги, когда та, перед уходом с работы, спросила о парне или свидании.

Эйна не пыталась строить из себя невинную девушку. Ей уже исполнилось девятнадцать — в ее возрасте совершенно нормально иметь партнера. Время от времени девушка чувствовала себя немного одинокой.

Однако это чувство она, как правило, топила в работе.

С другой стороны, у меня никогда не возникало чувства «Это он!» по отношению к кому-нибудь.

Большинство мужчин, что в прошлом сближались с Эйной, были крепкими, способными авантюристами.

Все они были надежными мужчинами способными поддержать и защитить. Они вполне могли заставить девушку потерять голову.

Но именно потому, что они были такими, кое-что в них заставляло ее немного нервничать:

Может, было бы лучше, не будь они столь надежны…

Поскольку девушка была помешана на работе, ей, возможно, лучше бы подошел кто-нибудь чуточку непредсказуемый… Никогда доселе она не была с собой столь честна.

Ах, интересно, есть ли где-нибудь парень вроде Бэлла…?

Да, это оно.

Ответ был очевиден. Трудно было не заметить этого, когда облачил все в слова.

Так значит, парень вроде Бэлла подошел бы идеально…ах… — Эйна нашла наиболее подходящий ответ.

…Постойте.

Эй. Эй! Она замахала рукой перед лицом словно веером.

Парень вроде Бэлла… Ведь тогда… Это оно, да?

— Хи-хи…

Рядом не было никого, кто бы мог увидеть, как уши Эйны приняли розовый оттенок, или услышать ее хихиканье.

— Ах! Это оно… Оно!

Пусть никого кругом и не было, но все же эльфийка озвучила свои мысли вслух гораздо громче необходимого.

Ее лицо все также пылало, когда девушка вошла в двухэтажный возведенный из камня магазин.

Вывеска над входом гласила: «ТОВАРЫ В РОЗНИЦУ».

Эйна хотела попасть сюда по определенной причине — изучить вино Семьи Сома.

Хотя отчасти это было из-за того, что она исчерпала большую часть своих возможностей, однако факт, что они продавали так мало вина, и правда не давал полуэльфийке покоя. Эйна не думала, что таким образом сможет докопаться до истины, однако в тоже время считала, что внимания вопрос с вином все же заслуживает.

Давненько я здесь не была. Интересно, у них большой выбор?

Прозрачные шкафы, однако, много более прочные, нежели стеклянные, выстроились рядами внутри магазина, создавая впечатление, схожее с армейским лагерем. Эйна вытянула шею, стараясь заглянуть на самые высокие полки.

На каждой полке хранилось множество товаров. Зелья — заполненные синей жидкостью, круглодонные колбы. Противоядия — цилиндрические трубки с зеленым флюидом внутри. А эликсиры продавались в причудливых бутылках сложного дизайна. Все это создали Семьи, что специализировались на торговле.

Множество лавочек с расходниками торговали исключительно продукцией одной из Семей. Но этот особый магазин обеспечил себе место на «Пути Авантюристов» благодаря хорошей репутации и богатому ассортименту товаров.

Эйна прошла мимо расходников для авантюристов к углу магазина, что был отмечен как «БАКАЛЕЯ».

Да! Вот оно где!

Заметив среди выстроившихся в ряд бутылок с вином сосуд с этикеткой Семьи Сома, Эйна радостно хлопнула в ладоши.

Сосуд на полке выглядел не очень привлекательно, представляя собой не более чем обычную стеклянную бутылку. Жидкость внутри была чиста. Для чего-то столь востребованного внешний вид казался не слишком хорошим.

Однако среди множества алкогольных напитков на полке остался лишь один экземпляр вина Семьи Сома. Похоже, оно действительно пользуется большим спросом.

— …Сома?

Эйна несколько раз моргнула своими изумрудными глазами, глядя на самую безвкусную и непродуманную этикетку во всем магазине.

Носит то же имя, что и создатель… Бог назвал его так в свою честь?

Эйна склонила голову набок, размышляя об этом. Уже подумывая позвать продавца, дабы он открыл для нее запечатанный сосуд, она, однако, увидела ценник.

Шестьдесят тысяч варис.

Эйна с громким стуком ударилась лбом о полку.

Что…А-а…? Это же просто вино?!

Невероятно! Оно стоит больше, чем вся экипировка Бэлла вместе взятая!

Потерев красное пятно на лбу, Эйна еще раз осмотрела бутылку.

Цена равнялась стоимости оружия и доспехов, что создают специально для авантюристов. Хотя и не сказать, что простые смертные не могут себе позволить это вино, однако с таким ценником это маловероятно.

Сколько у меня с собой денег? Не может такого быть, что достаточно…

Средняя заработная плата сотрудника Гильдии больше дохода рядового авантюриста, однако не настолько, чтобы можно было отправиться на прогулку с шестьюдесятью тысячами в карманах. Покупка даже одной бутылки сильно бы ударила по бюджету Эйны. Не говоря уже о том, что она купила часть брони Бэллу в подарок несколькими днями ранее.

Эйна застыла перед полкой с вином — в ее голове разгорелись ожесточенные дебаты.

— Эйна Тулл?

— А-а?

Чистый, ласкающий уши голос. Эйна обернулась в поиске той, что произнесла ее имя.

Позади нее стояла поразительно высокая эльфийка, просто ошеломляющая своей красотой.

Ее, мерцаюшие на свету, волосы цвета нефрита были подвязаны сзади в хвостик и спускались до середины спины. Словно листья на дереве, уши эльфийки гордо поднимались вверх, направляя великолепные длинные волосы в обратную сторону. Даже среди прекрасных и утонченных эльфов она возвышалась словно королевская особа. Ее внешность можно было даже назвать неземной.

В полной мере соответствуя ее изящному образу, изумрудные глаза эльфийки были точь-в-точь как у Эйны, если даже не более глубокого оттенка.

Эйна непроизвольно вытянулась по стойке «смирно».

— Госпожа Риверия?!

— Все-таки это ты… Как много времени минуло. В мое отсутствие ты стала столь прекрасной, что я почти не узнала тебя.

Хотя это было не совсем улыбкой, губы Риверии Райос Арве смягчились и изогнулись кверху.

— Для меня большая честь получить столь высокую оценку, моя госпожа. Я буду держать ваши слова у сердца…

— Полно, перестань так говорить — мы не в эльфийских землях. Да и для начала, родилась ты не там — у тебя нет причин держаться со мной с таким почтением.

— Даже так, мне не должно забывать о смирении и проявлении крайнего уважения к королевской особе, коей вы являетесь. Мама всегда говорила мне…

— Так значит, даже Айна привила это своей дочери… печально... Сбежать вместе со мной из эльфийских земель, дабы все пришло к этому.

Риверия печально вздохнула, после чего остановила на Эйне пронзительный взгляд.

— Проявлять минимальное уважение — разумно, но не более, чем это необходимо. Я считаю утомительным находиться в клетке особого ко мне отношения. Если ты говоришь, что хочешь уважать меня и чтить — в таком случае тебе нужно также понять, чего желает мое сердце.

— М-миледи…

От давящих слов Риверии Эйна потеряла дар речи.

По факту Эйна родилась в свободном городе, где двери широко распахнуты для всех, какой бы расе они не принадлежали. Девушка мало знала об эльфах, живущих на родине, однако… она знала, что особа перед ней — высшая эльфийка из королевского рода.

Эльфийская половина, что была в ее крови, заставила склонить голову.

— Я не прошу тебя идти против обычаев — только лишь не заходить с этим слишком далеко.

— Поняла.

— Хорошо.

Риверия удовлетворенно кивнула, однако Эйне пока было сложно разобраться в своих чувствах. Даже ее брови не могли успокоиться.

Эйне казалось, будто она проиграла спор, и девушка всеми силами старалась скрыть это чувство. Потому, вместо того, чтобы зацикливаться на этом, она решила предаться радости от воссоединения с Риверией.

В юности девушки часто встречались в доме, где росла Эйна. Однако с тех пор они не виделись друг с другом ни разу.

Войдя в ряды сотрудников Гильдии, Эйна не могла не знать о деятельности Риверии. Однако вследствие их графиков и обязанностей на работе, не выдавалось хорошей возможности встретиться вновь.

Не то чтобы это было совсем невозможным, однако ни одна из них не делала каких-либо попыток.

— Я рада, что у тебя все хорошо. Подумать только, что из всех мест ты станешь работать в Гильдии…

— Прошу, простите меня — я хотела связаться с вами…

— Не думай об этом. С момента прибытия в Орарио у меня и минутки свободной не выдавалось, поскольку почти все свое время я пребывала в Подземелье. Вне всяких сомнений, мы бы постоянно откладывали нашу встречу.

Все движения Риверии, даже ее короткий кивок головой, были в высшей степени утонченными и безупречными. Эйна выросла, наблюдая за изяществом и достоинством в поведении своей мамы, однако высшие эльфы были абсолютно на другом уровне. Девушки вышли из совершенно разных слоев общества.

— Что привело вас сегодня в это место, госпожа Риверия?

— Что? Я использовала все свои расходники в Подземелье на днях — лишь по этой причине.

— Возможно глупо так думать… но неужели вы, госпожа, не можете использовать магию исцеления?

— От чего же… могу. Однако магия не всесильна. Когда расходник находится под рукой — нет ничего лучше. Что насчет тебя, Эйна?

— Ох…

Вопрос Риверии напомнил Эйне о цели. На мгновение ее коленки дрогнули, после чего она решила ответить, не касаясь, насколько это возможно, проводимого ею расследования касательно Семьи Сома.

Она так поступила, дабы избежать возможного распространения слухов, что кто-то в гильдии проводит расследование о конкретной группе.

— А-а, это вино. В моей семье у него много поклонников.

— Эм… могу я задать вам вопрос, госпожа Риверия? Ни у кого из них не проявлялись признаки зависимости или, может, странное поведение?

— Любой, кто пьет алкоголь, выглядит странным в моих глазах… однако никто не делал ничего, что я сочла бы необычным. Почему тебя это интересует?

— Ну… мой друг рекомендовал его мне. Но из того, что я слышала о Семье Сома…

Отчасти Эйна не соврала. Несмотря на это, она чувствовала себя не в своей тарелке, намеренно вводя в заблуждение Риверию своим ответом, однако шанс получить ценную информацию от нее был слишком хорош, чтобы его упускать.

— Понятно. До меня тоже доходили слухи, о том, что члены этой Семьи ведут себя странно, даже, можно сказать — холодно.

— Госпожа Риверия, вы знаете о них что-нибудь?

В надежде, ее голос дрогнул от волнения.

Ее раскрыли. Прикрыв один глаз, Риверия некоторое время пристально смотрела на пребывающую в волнении Эйну.

О нет…

Эйна застыла, слишком поздно осознав свою ошибку.

Риверия обладала чрезвычайной проницательностью. Она могла ощущать эмоции собеседников, тем самым выясняя их истинные намерения. В детстве, лишь от Риверии Эйне не удавалось сохранить что-либо в секрете.

Скорее всего, она догадалась, что Эйна ведет расследование касательно семьи Сома.

Волна холодного пота прошла по телу Эйны, пока она ждала ответа Риверии.

— … Как бы там ни было. Мне жаль это говорить, но я не владею какой-либо информацией относительно этой Семьи. Не более, чем знаешь ты… возможно, даже менее.

— Ох, все так?

Риверия видела ее насквозь, однако Эйна почувствовала облегчение, когда высшая эльфийка не стала задавать вопросов.

Некоторое время Риверия смотрела на Эйну, после чего, приоткрыв рот, заговорила:

— Хотя я сама ничего о них сказать не могу… Но я знаю кое-кого, кто может обладать некоторой информацией об этой Семье.

— …Правда?

— Не согласишься сопроводить меня в дом моей Семьи?

***

Главная резиденция.

Именно такое описание подошло бы для этого здания.

Конечно, я никогда о них ничего не слышала… однако именно таким должен быть дом известной Семьи, занимающейся покорением Подземелья…

Здание располагалось у северной границы Орарио, по одной из сторон переулка в квартале от «Главной-Северной».

Неширокое и вытянутое, будто бы строители сжали его прямо на этом самом месте. Несколько остроконечных башен, дополняя друг друга, возвышались над крышей, словно ощетинившийся ряд копий.

Конечно же, эти бронзовые башни не шли ни в какое сравнение с Вавилонской, однако были достаточно высоки, чтобы заставить рассматривающего их задрать голову кверху. В вечернем свете кончики башен окрасились в черный.

Жилище, будто высеченное из пламени.

— Госпожа Риверия, с возвращением.

— Прошу меня простить, девушка с вами… она из Гильдии?

— Она дочка моей подруги. Прошу вас закрыть глаза на ее должность.

После небольшого расспроса женщины и мужчины, охранявших вход, Эйна вместе с Риверией прошла внутрь.

Вдвоем они выглядели словно сёстры, вышедшие вместе на прогулку. Хотя на самом же деле, Риверия была много старше Эйны.

Эльфы живут дольше любой из рас полулюдей.

— Думаю, для этого уже немного поздно, однако… вы уверены, что все в порядке?

— О чем ты?

— Приглашать меня — сотрудницу Гильдии, в подобное место... Если внутренняя информация Семьи Локи просочится наружу из-за меня…

— Не стоит говорить о невозможном, Эйна. Будь у меня чувство, что ты способна на такое, я бы не привела тебя сюда. Или ты, быть может, пытаешься меня оскорбить?

— Н-нет! Конечно же, нет!

Все больше и больше воспоминаний из детства всплывало в памяти Эйны, пока она следовала за Риверией через главный холл в приемную.

Та открыто соединялась с прихожей и была оформлена в успокаивающих светло-оранжевых тонах. Здесь стояли дорогие на вид диваны и круглые драпированные тканью столики. И, хотя вся мебель внутри была высочайшего качества, комната более походила на место для общения и отдыха, нежели на приемную.

Эйне хватило лишь одного взгляда на эту комнату, чтобы в полной мере ощутить атмосферу и настроение, царившие в Семье Локи.

Эй, неплохо. Я и сама была бы не прочь пожить здесь… Хм?

Когда ее взгляд добрался до дальнего угла комнаты, она кое-что заметила.

Ей показалось, что к боковой стороне кресла напротив нее был прикреплен большой пучок золотых нитей.

Нет, это были не нити, а чьи-то русые волосы, что, спускаясь с тыльной части головы по сторонам кресла, прилипли к нему.

Девушка, сидящая в кресле, медленно повернула тонкую шею в сторону эльфов.

Внезапно у Эйны сперло дыхание.

— Добро пожаловать домой, Риверия.

— Да, Айз. Я вернулась.

Заговорившей оказалась прекрасная девушка, даже моложе Эйны.

Более мягких и нежных черт выделялась ее утонченная торжественность. На лице девушки, словно золотые озера, мерцали глаза. Слово «невинность» подошло бы ей, как нельзя лучше.

В ней, казалось, сочетались благородная красота и детская непорочность.

Как Эйна однажды сказала: при виде красоты этой девушки, ее сердце замирало.

Айз Валенштайн.

Золотые глаза, светло-русые волосы — авантюристка, по которой Бэлл сходил с ума.

— Кто… эта девушка? — спросила Айз.

— Я… м-м-м, я… — запиналась Эйна.

— Она все равно что член моей семьи. Представьтесь друг другу.

Последовав этому предложению, они обменялись приветствиями. Айз говорила, не прерывая зрительный контакт с Эйной. ее речь была ясной и лаконичной.

Без всякой брони Айз выглядела, словно благородная леди. Белое платье, в которое была облачена стройная девушка, подчеркивало, как ее женственность, так и объемный бюст.

Босые ноги Айз — гладкие, жемчужно-белые, словно из алебастра, полнились энергией.

…Завораживающе.

Эйна чувствовала себя не в своей тарелке, смотря на девушку с такой стороны. Пусть Бэлла здесь и нет, ей казалось, будто она вклинивается между ним и Айз.

Двигаясь медленно и осторожно, Эйна обошла кресло и присела на диван лицом к Айз. Риверия присоединилась к ним, и таким образом девушки расположились вокруг столика.

— Айз, ты уже заменила расходники, что мы использовали во время последнего спуска? Мы выступаем вновь через десять дней.

— Да… Я займусь этим завтра.

Колени, что Айз прижимала к груди, сидя в кресле, приглушили голос девушки. Ее слова звучали тускло, будто звук, упавшего на бок, колокола.

Эйна могла с уверенностью сказать, что что-то не так. Обратив взгляд на Риверию, она увидела лишь теплое, материнское выражение на лице высшей эльфийки, которым она частенько одаривала Эйну несколькими годами ранее. Набравшись, наконец, смелости она озвучила свои мысли.

— Эм, госпожа Риверия?

— Что такое?

— Вам не кажется, что Айз выглядит…несколько расстроенно?

Эйна абсолютно не чувствовала энергии, которая должна была исходить от девушки, чье лицо наполовину утонуло в коленях, покрытых белой тканью. Даже волосы Айз лишились привычного блеска, а плечи безвольно поникли.

Эйна лишь недавно познакомилась с этой девушкой, однако ясно поняла, что Айз сильно грустит.

Риверия тихонько рассмеялась над вопросом Эйны, позволив редкой улыбке появиться на ее устах.

— Судя по всему, мальчик, коим она заинтересована уже некоторое время, сбежал от нее.

Плечи Риверии подрагивали, когда она, вновь рассмеявшись, поддразнивала Айз насчет этих обстоятельств. Эйна же, напротив, не считала это смешным.

— Ужасно… — произнесла она, приложив руку ко лбу.

Кажется, шансы ее юного симпатичного подопечного обрести девушку, были довольно низки.

Эйна решила скрыть эту информацию от Бэлла, запечатав ее внутри своей памяти.

— …Госпожа Риверия. Насчет причины, по которой я сегодня здесь…

— О, верно — мои извинения. Давай позовем ее сюда.

По-прежнему улыбаясь, Риверия потянулась к сумке, что принесла с собой, и вытащила из нее бутылку вина Сома.

— Эм… госпожа Риверия? Разве вы не собирались позвать кого-то ко мне?..

— Искать ее — пустая трата времени. Она всегда была неуловимой. Я даже представить себе не могу, сколько уйдет времени на ее поиски. Эффективнее будет, если она сама к нам придет.

Прежде, чем Эйна успела задать следующий вопрос, Риверия откупорила вино, которое сама же и купила, хотя факт, что она оплатила всю его стоимость за счет Гильдии Локи, казался еще более поразительным.

Вскоре, по приемной распространился удивительно сладкий запах вина.

— Оу… Освежающий букет.

— Хм. Несмотря на то, что я уже в полной мере к нему привыкла, этот запах по-прежнему оставляет неизгладимое впечатление.

Еще мгновение Эйна наслаждалась ароматом, после чего, поняв, что Риверия протянула ей стакан, непроизвольно его приняла. Прежде, чем девушка успела это осознать, высшая эльфийка налила ей напиток. От стыда и смущения Эйна оказалась на грани обморока.

Чувствуя себя ужасно из-за сложностей, доставленных ею Риверии, она осторожно поднесла стакан ко рту.

О-о-о-о…!

Ее глаза распахнулись, как только стакан коснулся губ.

Бесподобно. Просто бесподобно.

От сладости напитка ее язык едва не онемел. Но по какой-то причине вино имело однородную, почти тающую структуру.

Неудивительно, что оно нравится столь многим…

С первого глотка Эйна на себе прочувствовала, откуда у этого вина его реноме.

— Узнаю этот запах…

Звук взволнованных шагов все приближался и приближался, будто его притягивал запах алкоголя.

— Эй, вы… Это же Сома?!

С этими словами, мгновение спустя, из-за угла появилась огненноволосая богиня этой Семьи — Локи.

— А вот и она.

— Так это вы подразумевали под словами «она сама придет сюда» …

— Я знала! Знала! Без сомнений, это — Сома! Ты принесла мне подарочек, Риверия? Ты…ты такое преданное дитя!

Эйна взглянула на стакан в руке, что являлся источником мягкого запаха вокруг нее. После чего перевела глаза на Локи, благоговея от того, насколько хорошо сработал план Риверии по ее вызову.

Даже в тускло освещенной приемной Эйна отчетливо видела волосы и глаза Локи насыщенного красного цвета.

— Хоть я и заплатила за вино, идея была не моей.

— Ну, тогда, походу, Айз! Значит, вернувшись из подземелья, ты все время притворялась грустной, чтоб держать в секрете этот сюрприз! Оу-у-у! Айзу-у, ты такая милашка!

— Не я.

Локи, уже было готовую броситься на Айз и крепко ее обнять, на полпути остановил устрашающий взгляд пребывающей в депрессии девушки. Глаза Айз, как бы говорили: «Прикоснись ко мне, и я тебя на ломтики нарежу».

— А-а…..? — в смущении Локи сделала пару шагов назад, вместе с тем обливаясь потом.

— Айзу-у… злюка… Тебе не кажется, что это слишком, даже для тебя?

— Хочешь получить мое разрешение — говори так, чтобы я тебя могла понять. Что важнее, девушка, которая принесла вино, находится прямо вон там.

Ах, вот оно что….

Эйна поняла, что это тоже было частью плана Риверии.

Личностью, что обладала информацией о внутренних делах Семьи Сома, по факту, была богиня ее собственного семейства — Локи. Получив подарок, она, быть может, захочет ответить на несколько вопросов.

Эйне было неловко напрямую спрашивать мнение богини, но она заставила себя расслабиться.

— А? Кто эта девушка?

— Мы впервые встречаемся, госпожа Локи. Знакомство с вами доставляет мне огромное удовольствие. Меня зовут Эйна Тулл. Я понимаю, что мой визит стал весьма неожиданным…

— Нуу…Что за формальности? Мне даже неудобно как-то стало. Говори, нормально, ясненько?

Отмахнувшись от формальности Эйны, будто это доставляло слишком много беспокойства, Локи повернулась к ней лицом. Заметив униформу Эйны, богиня замерла, пристально глядя на полуэльфийку.

Она приоткрыла правый глаз, на губах появилась хищная улыбка.

— Что тут у нас? Сотрудница Гильдии почтила мою Семью визитом на дом? ... Старик Уран, вечно ратующий за нейтралитет и все такое, наконец, взялся за оружие? Я права?

— Н-нет, все не так! Я… Я…

— Эта девушка моя гостья. Я не позволю клеветать в ее адрес.

— Ах, э-э. Так значит, ты гостья Риверии… ошибочка вышла. Прости, Эйни. Ты же простишь? Простишь?

— Э…Все нормально. Не придавайте этому значения…

Ощутив на себе немой взгляд Риверии, Локи, стараясь закрыть тему, отшутилась, при этом пожав плечами.

После чего плюхнулась на диван.

— Ну, довольно маскарада, давайте к делу. Ты принесла мне одну из моих любимок, а значит, хочешь о чем-то спросить. Все так?

— … В таком случае, я сразу перейду к сути. Если вам известны какие-либо подробности о том, что происходит в закулисье Семьи Сома, не могли бы вы мне об этом рассказать?

— Принести вино Сома для этого? Ха-ха-ха. Понятненько.

Удерживая бутылку в одной руке, Локи грубо схватила стакан со стола и наполнила его. Сделав один большой глоток, она удовлетворенно и протяжно выдохнула, после чего повернула раскрасневшееся лицо в сторону Эйны.

— Не сказать, что у меня сложились хорошие отношения с этим придурком Сомой. И не знаю, смогу ли я дать тебе то, что ты ищешь, Эйна… Но, черт возьми, я раскрою секреты обо всем, чем только пожелаешь. Так что же это будет?

— … Вы знаете, в чем причина странного поведением членов Семьи Сома?

— Хм… Сразу к сладенькому, да? ... Но как бы это объяснить.

Немного покрутив стакан с вином в своей руке, Локи наблюдала за плеском волн внутри него.

Несколько мгновений спустя она допила оставшееся вино одним глотком.

— Поняла! Я расскажу тебе историю обо мне и Соме. Ах, сразу поясню, вине Сома. Не том придурочном боге.

— Ах, эм… Хорошо?

— Итак… Как ты могла понять, я обожаю вино. Ходить по разным магазинам, пробовать и сравнивать различные бренды день за днем. Напиваться в стельку, блевать и отрубаться… Проводить будто во сне каждый день, повторяя все из разу в раз… Так я жила, пока в один прекрасный день не наткнулась на прелестное вино Сома.

Риверия смотрела на Локи, прикрыв глаза и не понимая, к чему клонит богиня. Однако Локи это, казалось, ничуть не волновало, и она продолжила свой рассказ.

— Наверное, ты могла бы назвать это одной из тех судьбоносных встреч? То была любовь с первого глотка! Что за семья его сделала, мне было чхать. Носясь по всему Орарио, я скупала вино Сома, где только можно… Однако я услышала нечто весьма интересное, пока занималась этим.

— Что-то интересное…?

— Ты можешь в это поверить, Эйна? Это вино — неполноценное, бракованное.

Что…

Эйна вспомнила слова Бэлла о том, что он слышал подобное от Лили.

Улыбка Локи становилась все шире и шире.

— Пробуждает интерес, не правда ли? Продукт, что так хорош — дефектен? Тогда, что насчет не бракованного, а? Я узнала это лично, своими силами отыскав путь в резиденцию Семьи Сома.

Эйна была потрясена, а Риверия смотрела на Локи с отвращением. Пусть и нельзя сказать, что эти два бога были друг другу врагами, однако вход одного из них прямо на чужую территорию, по сути, являлся открытым вторжением с целью нападения.

Даже у богов есть определенные устои. Покуда часть из них заключается в защите личной информации, нет ни единой причины члену одной Семьи, пританцовывая, отправляться в дом другой.

— Поднявшись на веранду, я прокричала: «СОМА! Выходи за меня! Умоляю!». Но…меня проигнорировали и мне стало так… так одиноко… Это взбесило меня, потому я вошла внутрь без разрешения.

Эйна помассировала виски, как если бы у нее разболелась голова.

Тем не менее, отсутствие какого-либо противодействия незваной гостье со стороны Семьи Сома, подогрело ее любопытство касательно членов этой Семьи.

— Внутри стояла гробовая тишина. Ни одного дитя не было. Знаешь, это ведь их дом? Как так вышло, что все свалили в одно и то же время? «Что-то здесь не так», — вот что я могла с уверенностью сказать, и от этого меня пробрал озноб. Проигнорировав это, я немного воспряла духом и начала там все обследовать.

— …

— Я заклинаю тебя, Локи. Не выставляй более напоказ столь постыдную информацию.

— Хе-хе-хе, ты такая бука, Риверия. Как бы там ни было, я нигде не смогла найти настоящее вино Сома. И вот, когда я уже была сыта по горло и как раз собиралась вернуться домой… нарисовался тот самый кретин собственной персоной.

Локи опустила голову, будто вспоминая каждую деталь той встречи. Улыбка исчезла с ее лица.

— Я очень по-дружески выдала «Эй, привет!», а тот придурок ответил лишь «Добро пожаловать». Ничего более. Знаешь, это ведь была наша первая встреча. Изредка бросая на меня взгляд, он просто стоял там со своей мотыгой в руках, ухаживая за своим огородом. Похоже, для своего вина он выращивает все ингредиенты сам, хотя узнала я об этом позже. Ах, правда, ничего угрожающего не происходило.

Даже рассказывая историю, Локи не забывала наполнять стакан и пить. С каждой минутой ее ярко-розовые щеки краснели все больше и больше.

Тон ее голоса поднялся.

— Этот бог Сома… по-настоящему вывел меня из себя.

— А?

— Я пробовала говорить обо всем, что только можно, но он отвечал лишь «да» или «хм-м», продолжая работать мотыгой… Для него важнее было его дерьмовое удобрение, нежели я.

Взгляд Локи становился все более и более серьезным по мере того, как она рассказывала об этих воспоминаниях.

Эйна насквозь промокла от пота.

— Даже будучи не более, чем жалким, нерешительным трусом, он вел себя так, будто я была каким-то тупым пугалом, и продолжал меня игнорировать… Даже от мысли об этом меня подташнивает!

— ...

— Эйночка, и в довершение, в довершение всего!

— Э-эйночка?..

— Как думаешь, что ответил этот кретин, когда я, закрыв глаза на всю его грубость и много еще чего, все же вежливо попросила попробовать настоящее вино Сома? Даже поклонилась ему! Я!

Поскольку Локи не ощущала какого-либо недовольства со стороны Сомы, она считала, что у нее есть шанс попробовать, если не целую бутылку, то хотя бы один или два стакана. Однако, наконец, перестав работать и впервые повернувшись к Локи, Сома ответил: «Я отказываюсь».

По-видимому, это был первый раз, когда он проявил хоть какие-то эмоции.

— А-а-а-а-а! Он вроде как должен был быть на моей стороне. Но этот его чертов тон вывел меня из себя столь сильно, как ничто до этого.

— Локи, держи себя в руках. Заканчивай ходить вокруг да около и давай к сути.

— Хи-хи-хи… — Локи несколько раз глубоко вздохнула, дабы успокоиться, и, когда ее лицо расслабилось, опустилась на диван.

— Простите, простите… Немного отклонившись от темы, я спросила этого кретина о его Семье. Его ответ вызвал у меня приступ тошноты. Он абсолютно не имеет понятия, как руководить Семьей, все бессмысленно. Будто бы у него изначально не было сердца.

Брови Эйны поползли наверх.

Изначально не было сердца…? Тогда в чем его цель?

Мысли Эйны понеслись по новому пути.

— Эйна, знаешь, не стоит ломать голову на этот счет. У бога, известного как Сома, лишь одна мысль в черепушке — его хобби. Таких ребят множество, не правда ли? Витая высоко в облаках, они не замечают вокруг себя ничего другого. А этот кретин — первый среди них, самый ярко выраженный случай. Не жестокий или злой, а просто живущий своим делом. Бог чистейшего времяпрепровождения. Ты могла бы назвать его мудрым старичком-отшельником среди богов…ха-ха-ха! — пошутила Локи.

Среди богов было множество странных и необычных личностей, но даже среди них Сома выделялся.

По крайней мере, такое впечатление сложилось у Эйны со слов Локи.

— Теперь к проблеме с вином Сома. Тот придурок создал Семью лишь по одной причине — из-за своего хобби. Но ему не хватало денег — по крайней мере, на поддержание его развлечения уж точно. Как-никак изготовление вина — дорогое удовольствие, согласна? Тогда маленький мозг подсказал ему, что нужно дать им какую-то «награду». Нечто поистине особенное, что заставит их работать усерднее.

— Вы же не хотите сказать…

— Угусь, это вино Сома. Хорошая вещь, не правда ли?

Капля вина, оставшаяся после ее последнего глотка, покатилась по губе Локи. Секундой позже она слизнула ее.

— Эйна, ты попробовала бракованный продукт, так, вероятно, понимаешь это, однако настоящее вино Сома — не игрушка. Оно поглощает тебя. И я сейчас говорю не о том, что можно слететь с катушек в результате опьянения. Оно забирает самую сокровенную часть твоей души, сущности. Овладевает телом и разумом, словно они и не были твоими.

Внезапно, холодок пробежал по спине Эйны.

Она вспомнила жаркое, бодрящее дух чувство, что она испытала, выпив бракованное вино не так давно.

Все ее ощущения, в хорошем смысле, оказались раздавлены вином. Девушка находилась на душевном подъеме.

Нечто, заставляющее испытать еще большую эйфорию, чем это?

Под одеждой она покрылась гусиной кожей.

Следом Локи произнесла:

— Может, если я выражусь следующим образом, тебе станет понятнее, — готовя Эйну к следующим словам.

— Дети, что следуют за ним, находятся там не из-за этого идиота, а именно из-за Сомы.

Члены его семьи поклоняются не богу, но божественному вину.

Это означало, что причина, по которой количество членов Семьи Сома было больше, нежели должно исходя из репутации бога Сомы, заключалась в поглощении их душ вином, которое он им давал.

Его последователи были без ума от вина, один глоток которого мог даровать им большее счастье, нежели все остальное.

— Этот кретин — настоящий монстр. Он не прибег к помощи одного из членов Семьи с «Энигмой», а просто собственноручно выращивает ингредиенты, смешивает их и варит вино. Чертов придурок довел свое хобби до совершенства.

Внезапно Эйна поняла.

Что отчасти Локи называла Сому кретином из страха и трепета.

— Он также не пользуется нашей силой. Используя те же способности, что и его дети, а может, даже меньше, он создает нечто подобное. Ты можешь в это поверить? Другими словами, человеческие руки могут создать божественное вино. И чем он, черт возьми, занимался наверху, в Тенкай*?

— Хм, полагаю, я поняла суть вашей истории. Бог Сома использует вино, дабы завлекать в свою Семью...

— Угусь, все так. Как только члены его Семьи познают вкус этого вина Сома, они идут на все, дабы заполучить деньги. Хоть я и назвала это «наградой», но не все внутри Семьи получают равную долю. Тот кретин поощряет настоящим вином тех, кто помимо выполнения плана, приносит наибольший доход. В его семье идет внутренняя война. Ах да, те, кто выполняет план, по-моему, получают глоток?

Локи напрягала память, стараясь вспомнить. Однако Эйна уже поняла.

Вот почему члены Семьи Сома, коих она временами видела в Гильдии, были столь одержимы деньгами.

Они жаждали вино Сома.

— Чем больше я слушаю, тем больше мне кажется, что вино Сома — опасный наркотик. Приемлемо ли позволить этому продолжаться?

— Может я плохо подобрала слова. Душа крадется, однако мышление не погружается в туман, как от наркотиков. Ты не сходишь с ума, просто чувствуешь блаженство. Все твое тело испытывает трепет. Хочешь сделать еще один глоток несмотря ни на что. Но, как и в случае с обычным алкоголем, это чувство проходит.

Локи разъяснила, в чем разница между Сомой и наркотиками, следующим образом:

— Сома не вызывает ломки. Да и зависимость от него быстро сходит на нет.

Поскольку подобное состояние последователей Сомы было лишь временным, со временем все должно было бы вернуться в норму.

Однако из-за того, что члены Семьи Сома каждый раз получали вино прежде, чем эффект с предыдущего раза успевал развеяться, они застревали в адском цикле.

— Не могли бы вы пояснить, что имели в виду, говоря о коротком периоде зависимости?

— Ну, были дети, что попробовали вино Сома, но после, перестав его пить, выздоровели.

В дополнение к этому, даже потребляющие вино Сома со временем становились более толерантными. Сильнейшие члены Семьи Сома почти постоянно оставались на вершине, и посему всегда получали вино. Однако, каким-то образом они могли пить его, не теряя себя и оставаясь в норме.

А если подумать, то среди всех членов Семьи Сома, что требуют денег на Пункте Выдачи, те, кто достигли второго уровня, всегда были более спокойными и собранными. — вспомнила Эйна.

— Подводя итог для тебя: руководство беспечного идиота, одержимого своим хобби, пленяющее вино Сома и члены Семьи, его жаждущие — все это смешалось, создав безумие, поглотившее Семью Сома.

Такого бы не произошло, если бы бог, стоящий во главе Семьи имел бы к ней реальный интерес, как это обычно и бывает.

Ведь создателю Семьи достаточно лишь поднять голос, чтобы все ее члены замолкли. А иначе они просто лишились бы своего благословления — Фалны.

Судя по полученной информации, в нынешнем положении дел его прямой вины нет. Однако Сома собственными руками привел последователей в движение и до сих пор не остановил.

— Это все, что я знаю, Эйна. Хочешь спросить еще что-нибудь?

— Нет, это все. Огромное спасибо, что уделили свое время.

Эйна поняла, что происходит в Семье Сома.

Хотя их тяга к этому особому вину была страшна сама по себе, в данном случае она излишне зациклилась на их внешнем поведении.

Эйна пришла к такому заключению, поскольку их тяга к алкоголю и большим деньгам не сильно отличались от таковой у остальных авантюристов, что пытались быстро разбогатеть в Подземелье. Единственной пугающей частью всего этого являлись методы, к которым они прибегали для достижения цели.

Однако, согласно объяснению Локи, то был лишь риск отдельных членов Семьи, не каждого. Помощница, которую нанял Бэлл, судя по описанию, которое дал ее подопечный при последнем разговоре, была совершенно нормальной.

Заключив, что шанс для Бэлла оказаться в жизненно-опасной ситуации маловероятен, Эйна почувствовала облегчение.

Локи внимательно смотрела на нее, и увидев облегчение на лице Эйны, чуть шире приоткрыла глаза.

— Эйна.

— Да?

— Знаешь, что произойдет, если перед ослами повесить морковку, которую им никак не достать?

Разгибая пальцы на обеих руках один за другим и не дожидаясь ответа Эйны, Локи продолжила:

— Более слабых задавят, поскольку сильные побегут за чужой морковью, трепля и пиная своих конкурентов по пути.

Сперва Эйна запуталась. Ответ пришел к ней спустя мгновение.

— Вот что происходит в этой Семье. Тот кретин развешивает перед ними морковки и ничто их теперь не может остановить.

Локи сложила все пальцы в замок, за исключением мизинца на правой руке.

— Среди них может оказаться осел, которого не заботит, сколь много раз он был избит своими «товарищами». Тот, кто не может делать ничего в одиночку… но при общении искусно пробуждает симпатию и жалость другого «хозяина». Умный, бескомпромиссный осел.

Лицо, отражающееся в ярко-красных глазах Локи, внезапно напряглось. Лицо Эйны.

— Новый хозяин может внезапно осознать, что его морковки пропали, верно?

Скользнув по всей длине дивана, Локи села.

Наливая то немногое, что осталось от вина в стакан Эйны, она продолжила:

— Просто подумай. Если у тебя есть друг, связанный с кем-то из них, может, тебе стоит предупредить его, хотя бы на всякий случай? Не думай, что все обернется чем-то серьезным, но могут возникнуть некоторые проблемы. Должно заботиться о авантюристах из Гильдии, верно? — скрестив ноги и ухмыляясь, произнесла Локи.

Она видела Эйну насквозь. Локи поистине была достойна зваться богиней.

— Хотя, может, говоря все это из добрых побуждений, я лезу не свое дело.

— … Нет. Я приму ваш совет близко к сердцу.

Она была хорошей богиней. Много более сочувствующей, нежели о ней ходила молва. Либо все было так, либо к Эйне проявили особое отношение из-за связи с Риверией.

Ощутив взгляд Эйны на себе, Локи сверкнула еще одной ухмылкой.

— Хорошо, вино закончилось. Простимся на этом?

— Прошу прощения, что потратила столько вашего времени.

— Не беспокойся. Я была рада поболтать с такой миленькой красавицей, как ты, Эйна.

— Э-хе-хе-хе…

Локи встала с дивана и потянулась так сильно, как только смогла, после чего подошла к девушке, что все это время провела в молчании — Айз.

— Эй, Айз. Долго ты еще будешь заниматься ненужным самобичеванием?

— …

— Отличненько, тогда, может, обновим твой статус? Мы ведь не делали это с тех пор, как ты вернулась, верно?

— … Хорошо.

— Фу-хи-хи-и, давненько у меня не было возможности наложить руки на нежную кожу Айз…

— Сделаешь что-нибудь лишнее, и я порежу тебя.

— А?! Ты серьезно?

Суровый тон Айз заставил богиню немного поежиться, когда они вместе покидали приемную. Прежде чем скрыться за углом, Локи, обернувшись назад на эльфов, подмигнула и коротко махнула рукой.

— Она… интересная богиня.

— Склонна согласиться, что она интересная, но на самом деле — много больше. Мы полностью ей доверяем.

— И вы тоже, Госпожа Риверия?

— Да, я тоже.

Эйна хихикнула про себя, наблюдая за тем, как Риверия улыбнулась с прикрытыми глазами.

Взяв со стола стакан, Эйна выпила оставшееся в нем.

Интересно смогу ли я поговорить с Бэллом завтра…

Предупреждение Локи было свежо в памяти. Сома горько разливался на языке Эйны.

— АЙЗУ-У-У-У-У ШЕСТОГО УРОООВНЯ-Я-Я!! — внезапно завопила Локи.

— ПФ-Ф-Ф-Ф…

— …Эйна.

— А-а-а! Мне так жаль!

Примечания

  1. Нижний мир. Мир смертных, где живут люди и прочие расы.
  2. Поклон лбом в пол. Высшая форма извинения в Японии.
  3. «Реноме – устоявшееся мнение, о чем-либо, ком-либо».
  4. Верхний мир. Небеса или мир богов.

Комментарии