Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3 — Конфликт (11:45)

— Как такое вообще могло произойти?..

Вечер выходного дня. Гамбургерная на улице Щиджё.

Беседуя с развалившимся за столом уставшим парнем, РюЗУ произнесла:

— Господин Наото, знаете, говорят, что людей встречают по одежке.

— Да, конечно. И мне почему-то кажется, что ты сказала это не просто так, — простонал он в ответ.

Парень выглядел не так, как обычно.

Свою школьную форму, в которой он всегда ходил, Наото сменил на джинсовые шорты и черную клетчатую рубашку, а дешевые кроссовки — на черные кожаные ботинки. Просто, но со вкусом.

Его неопрятные волосы теперь были коротко подстрижены.

Сейчас он похож на одного из тех «популярных людей». На того, кто может многого добиться…

По крайней мере, с виду.

— Когда меня разбудили рано утром, я думал, что это что-то важное… А ты потащила меня в парикмахерскую. Я проходил с тобой полдня и теперь очень устал…

— Господин Наото, это не парикмахерская, а салон красоты.

«А в чем разница?», — мысленно спросил парень и поднял взгляд.

Сидевшая напротив РюЗУ притягивала восхищенные взгляды окружающих.

«Это естественно», — подумал Наото.

Как ни посмотри, она «нечеловечески» красива.

Развевающиеся блестящие серебряные волосы, снежно-белое лицо, золотые глаза и хрупкое ангельское тело.

Не обращая на это внимания, РюЗУ сказала:

— Прошу прощения, господин Наото, но это элементарный этикет. Учитывая ваш потрепанный вид, полагаю, для вас нормально постоянно ходить в школьной форме.

— Не понимаю, о чем ты, однако… — ответил парень, слегка вздохнув. — И правда. Носить ее и вечером… Я бы сходил в Шимумара или Унилок…

— Господин Наото, чтобы попасть туда, нужно обладать определенным статусом. Да и чувством стиля.

— Н-не говори о статусе… — дрожащим голосом произнес парень.

Проигнорировав это, РюЗУ продолжила:

— Если человек, который не ухаживает за собой, подберет себе дорогую одежду, то его внешность, чувство стиля и даже финансовое положение поставят под сомнение. Но, должна сказать, такой вызов — это нечто сакральное.

— РюЗУ, ты находилась в анабиозе двести лет. Откуда тебе столько известно? Неужели узнала это в манга кисса*?

— Да, и там тоже. Однако обоим этим брендам по 10000 лет. И, похоже, они не сильно изменились за время моего отсутствия.

— Хм… Так эти бренды известны уже 10000 лет… — кивнул Наото, а затем внезапно склонил голову набок. — Кстати, эти одежда и стрижка. Я думал, нам стоит экономить деньги, так что случилось?

— Я раздобыла еще, — спокойно ответила РюЗУ.

Парень нахмурился:

— А конкретнее?

РюЗУ улыбнулась, засмеялась и протянула Наото его депозитную книжку.

«Кстати… я так и не забрал ее».

Вспомнив, что совсем про нее забыл, он открыл свою депозитную книжку.

— …

И застыл.

Нулей было… много.

— Го… Го-го-го-го-го… Гос-го-го… Го… спожа Рю… ЗУ?

— Господин Наото, неважно, насколько вы восхищены моими возможностями, как лучшей в мире автоматы, не надо восхвалять меня таким мелодичным голосом.

— Я не про то! В смысле, что? Серьезно? Это? Откуда?..

Парень запаниковал. Он не мог даже описать произошедшее.

«Госпожа» РюЗУ сочувствующе посмотрела на Наото:

— Господин, пожалуйста, успокойтесь. Полиция не станет вас разыскивать из-за этого.

— Нет, такое объяснение заставляет нервничать еще больше, — Наото прищурился и спросил. — Если серьезно, как?

— Я без спросу использовала те жалкие сбережения, что у вас оставались.

— Использовала… В каком смысле?

— Кредитная экономика* — общий термин для систем, делающих всё из ничего. Если вы в ней разбираетесь и знаете, как этим воспользоваться, трудностей не возникнет…

«Невозможно», — подумал Наото, но затем понял, что это может оказаться правдой, которую он не хотел бы услышать, и промолчал.

РюЗУ ангельски улыбнулась:

— В любом случае проблема финансов решена. В дальнейшем я буду оплачивать все расходы на еду, одежду и минимальные культурные потребности, так что вам остается лишь наслаждаться жизнью жиголо… Прошу прощения, изысканной жизнью…

— Ты только что сказала «жиголо»?

— Это к делу не относится. И пускай теперь у вас в сто раз больше денег, они всё еще принадлежат вам. Господин Наото, это ваше собственное состояние. Вы всего лишь будете транжирить свои сбережения, так что нет причин считать себя жиголо.

Парень понуро склонил голову.

«Жиголо… Я правда такой?.. И этого жиголо содержит даже не женщина, а автомата».

Взглянув на Наото сверху вниз, РюЗУ продолжила бить его словами:

— Возможно, не окажись вы в таком плачевном состоянии, а точнее, если бы у вас в кошельке было достаточно денег, мне бы не пришлось прибегать к подобным мерам.

— Это не так! У меня были деньги! Стоило просто их снять!

— Если бы господин это сделал, они бы кончились раньше, чем вы бы успели зайти в салон.

— Бред. Я потратил здесь столько денег! А волосы всё равно снова отрастут!

— Это необходимые расходы, — заявила РюЗУ. — И хотя г— всего лишь бедный мелкий капиталист, который еле сводит концы с концами, жертва демократии, если вы не сможете хотя бы немного ухаживать за собой, я поставлю под сомнение свою пригодность, как слуга…

«Понятно», — кивнул Наото.

Она права. Ходя с РюЗУ по улицам и магазинам, он будет притягивать взгляды множества людей.

Спрашивающих себя: «Почему он?»

— Ясно. Точно, теперь я понял. Приму это к сведению. Тебе больше не придется стыдиться, РюЗУ…

— К тому же, это мой подарок за то, что произошло ранее.

— Подарок? Отблагодарить меня? Что я такого сделал?

— Если вы не помните, то, пожалуйста, забудьте о том, что я сейчас сказала.

Парочка вышла из гамбургерной и направилась к станции. Заметив снаружи красиво оформленный магазин одежды для девушек, Наото остановился.

И уставился на платье с оборками, выставленное на витрине.

— РюЗУ, постой.

— Господин, если вас интересует женская одежда, сообщите мне заранее. При выборе…

— Это не так! Хватит, заходи.

Парень затащил колкую на язык девушку в магазин.

— Добро пож… Вау!

Работница магазина была поражена, увидев его спутницу.

Однако Наото уже привык к такой реакции и, не обратив на это внимания, подошел к манекену на витрине, чтобы узнать цену.

— РюЗУ, не против примерить это?

— Вы хотите, чтобы я разделась прямо здесь? Ладно, без проблем. Это мой долг перед господином…

— Не извращай мои слова! Иди в примерочную! Прошу прощения, мы посмотрим это платье.

Услышав эти слова, женщина, завороженная внешностью РюЗУ, пришла в себя:

— Э?! А, д-да! Пожалуйста, подождите.

Девушка с подозрением посмотрела на Наото и спросила:

— Что это значит?

— Ничего. Поторопись. Надевай.

— Вы хотите сказать, что вас не устраивает моя обычная одежда? — спросила РюЗУ, разведя руками.

Да, сейчас на ней была школьная форма, но прежде она носила другую одежду.

Классическое платье с оборками и кружевами, словно сотканное из ночного неба.

Новый наряд… РюЗУ вряд ли будет против.

Увидел вернувшуюся с платьем работницу, Наото рассмеялся:

— Наверное, это подойдет. Не раздумывай, просто примерь.

— Как скажете.

Девушка неохотно направилась к примерочной.

А чуть позже…

— Так нормально?

Занавеска отодвинулась.

Вид РюЗУ сразил наповал сотрудницу магазина, пришедшую взглянуть.

Шелковисто-глянцевая белая кофточка, многоярусная розовая мини-юбка и розовый платок. Вся одежа была мягкой и тонкой, словно тщательно запакованная сладость.

— Да это правда тебе идет! — взволнованно улыбнулся Наото.

Девушка смогла лишь взволнованно ответить:

— Вот как?.. Я полагала, что такой наряд не для меня.

— Это не так. РюЗУ, вы лучшая.

— Но господин Наото, если я буду идти рядом с вами в таком виде, то вместо слуги… Нет, неважно. В любом случае я бы хотела, чтобы вы мне объяснили…

— Объяснил что? Почему я заставил тебя это надеть?

— Если бы мне пришлось спросить что-нибудь еще, господин Наото, это бы означало, что мои мыслительные способности деградировали до вашего уровня.

— Потому что это весело. Мы будто на свидании, — на полном серьезе ответил парень.

Девушка горько скривилась:

— Господин Наото, вы действительно думаете, что гулять вместе с часами — это свидание? Какая свежая и оригинальная шутка.

— Хм? Странно слышать это от тебя, РюЗУ. Ты ведь не часы.

— Тогда что я такое? — она вздохнула, слегка наклонив голову. — Кто я для вас, господин Наото?

— Очень милая девушка-автомата.

От такого прямого ответа парня глаза РюЗУ округлились.

— Милая?..

— Да! У меня самого совсем нет вкуса, однако я достаточно хорош в оценке автомат! Поэтому могу сказать: ты самая милая автомата во всей Вселенной, РюЗУ!

— Как вы можете утверждать, что я лучшая, когда вам не с кем сравнивать…

— Это же очевидно! — без колебаний ответил Наото. — Ох, но я бы хотел поиграть с твоими волосами. Ведь они просто прекрасны.

А затем, словно заметив что-то, он протянул руку к ее волосам, выглядя заинтересованным.

— Ах!

Из-за разницы в росте Наото, стараясь приподняться, споткнулся о ступеньку примерочной.

Он тут же попытался схватить выскользнувшую из его рук занавеску и упал внутрь. Прямо на РюЗУ, повалив девушку и уткнувшись лицом в ее грудь.

РюЗУ равнодушно произнесла:

— Понятно… Вы уже настолько всё продумали? Уважаю. Должна признать, то, что вы спланировали сексуальное домогательство, превзошло мои ожидания.

— Что?! Я не собирался этого делать!

Девушка продолжала смотреть ледяным взглядом на Наото, в панике поднявшего голову:

— Так значит создания, известные как люди, могут выйти за пределы своих возможностей лишь в поисках эроса?

— Нет, это… А-а… Э-э… Не стану этого отрицать…

— Итак, что вы намерены делать дальше?

— Э? Что ты имеешь в виду?

— Закрыли занавеску, падая, прижали меня в закрытой комнате и уткнулись носом в мою грудь. Вы собираетесь списать это на совпадение?

— Хочешь сказать, мне нельзя так поступить?

— Нет, нельзя, — вздохнула РюЗУ. — Ладно… неважно. Раз уж вы использовали весь свой скудный интеллект, чтобы перехватить у меня инициативу, я, как ваша слуга, должна выразить вам свое уважение… Итак, чего вы хотите?

— Э? Могу я тебя кое о чем попросить?

И в этот момент способность выйти за пределы человеческих возможностей, о которой только что упоминала автомата, заработала на полную мощность.

И среди всех желаний нашлось наилучшее.

— Честно говоря, мужчины действительно не меняются.

— Т-тогда… Могу я тебя раздеть?

Приближаясь к телу РюЗУ, пальцы Наото задрожали.

*

Женщина была в замешательстве.

Она трудилась в магазине одежды для девушек.

И хотя друзья говорили ей, что она похожа на студентку, эта женщина работала здесь не по совместительству. На самом деле она являлась владелицей магазина. Женщина гордилась тем, что каждый предмет одежды, выставленный здесь, она отобрала лично.

Большинство нарядов в этом магазине были настоящими произведениями искусства: костюмы свит-лоли*, белых лоли* и готик-лоли*. Все в кружевах и оборках. Эта одежда разительно отличались от дешевых тряпок для косплея.

Всё это владелица нашла и подобрала согласно своим вкусам.

Изначально наряды в стиле лоли являлись абсолютной формой фанатичного представления о миловидности и невинности. И в этом плане женщина не сдерживалась, относясь к своим лучшим товарам с большой любовью.

Недавно в ее магазин, которым она так гордилась, зашла пара. Очень красивая девушка, внешности которой позавидовали бы многие модели, и мальчик, тоже довольно милый, если его немного приодеть.

По просьбе мальчика хозяйка принесла наряд для примерки. И когда эта красивая девушка показалась в нем, она была так поражена, что непроизвольно ахнула.

«Интересно… Ах, да, я ведь ищу для нее одежду…».

Однако…

Парочка вела себя странно. Когда женщина решила поинтересоваться, что за шум доносится из примерочной, то увидела, как мальчик заглянул внутрь к девушке и больше не выходил.

Это заставило ее забеспокоиться. И когда владелица попыталась подойти поближе, она услышала беспорядочное дыхание!

— Мне… больше нечего снимать.

— Нет, есть еще кое-что. Хорошо, убираю последний.

— Ах…

— Ого… Вот оно как… Полагаю, это полностью отличается от того, что я видел раньше… Восхитительно…

— Господин… Наото. Пожалуйста, не открывайте…

— А, ты чувствительна в этом месте. Тогда вот тут…

— Пожалуйста… не трогайте там.

Женщина была ошеломлена, смущена и растеряна.

«И что прикажете делать в такой ситуации?!»

За три года ведения бизнеса она многому научилась, однако в подобной ситуации оказалась впервые.

В ее магазин заходили лишь девочки-подростки. И пускай некоторые из них приводили с собой своих парней, никто прежде не осмеливался творить непотребства в примерочных.

Владелица прикрыла пылающее лицо руками. Женщина разволновалась. Обдумывая произошедшее, она вспомнила парня из колледжа, с которым рассталась из-за ссоры. Хозяйка магазина следовала за мечтой, упорно трудилась ради этого и всегда была довольна своей жизнью. Однако она чувствовала себя одинокой незамужней женщиной…

— Ах!..

— Хорошо… Я внутри. Вау… Восхитительно, внутри всё так сложно устроено.

Владелица вскипела:

«Какого черта?! Это мой магазин, где милые Алисы должны носить вычурные платья и лучезарно улыбаться! Что за непристойности вы здесь творите?! Умрите!»

И отдернула занавеску примерочной.

— ЧТО ВЫ ДВОЕ ЗДЕСЬ!.. Ч-ч-чт?..

Вопль женщины стал слабее, пока не затих полностью.

Ситуация оказалась куда более странной, чем она предполагала.

Полуобнаженная девушка — это одно, но почему в ее открытой спине вращаются шестерни? Мальчик же вставил внутрь длинную отвертку и смотрел через лупу в форме монокля.

— Ах… Ммм!

Когда парень аккуратно поворачивал отвертку, девушка… нет, автомата, возбуждающе стонала и ерзала.

Хозяйка глядела на это, остолбенев. Мальчик, наконец-то, заметил ее присутствие, застенчиво почесал голову и сказал:

— Эм… Прошу прощения, это обычное техобслуживание. А, и да, я беру эту одежду. Сколько с меня?

Женщина с улыбкой ответила:

— Просто вали отсюда, извращенец.

*

«Какой это уже раз?» — тяжело вздохнула Мари в импровизированном зале заседаний, изначально служившем складом.

Весь ее персонал был задействован на двадцать четвертом уровне, работая сутки напролет. Но проблему так и не решили.

Сейчас проходило уже пятое обсуждение докладов и стратегии ремонта.

В нем принимали участие Мари, как руководитель группы, начальники команд наблюдения, анализа, технического обеспечения, связи, информации, а также грузчики. И никто из них был не в силах скрыть усталость на лице.

Ханнес — глава команды наблюдения — быстро заговорил:

— Проблема в том, что нам не удалось определить причину неисправности. Ясно лишь то, что установка контроля давления воздуха не работает должным образом. Однако непосредственно самих отклонений от нормы не наблюдается. Мы даже не знаем, вызвана ли эта проблема изношенностью системы или сбоем.

«Эффект бабочки».

Маленькое, незначительное изменение, что даже не стоит упоминания, приводит к серьезным последствиям.

«Clockwork Planet» полностью копирует структуру Земли.

Вся эта конструкция целиком была настолько сложной и загадочной, что не поддавалась пониманию.

Даже мелкий дефект в такой системе редко получается исправить обычной заменой.

Будь то расшатавшийся винт или стершийся зубец.

Когда ошибки накладываются одна на другую, это способно привести к фатальным последствиям.

О чем и говорил Ханнес, руководитель команды наблюдения:

— Конструкция системы города Киото такова, что каждый уровень независим. Разумеется, это означает, что аномалия находится именно на двадцать четвертном уровне. Вся моя команда это подтвердит. Однако…

— Согласно анализу результатов наблюдений, к этому могут приводить 563 499 352 возможные причины. Требуется как минимум месяц… нет, две недели, чтобы найти источник проблемы… — продолжил Массимо, руководитель аналитической команды.

В настоящее время чертеж планеты утерян, поэтому искать причину неисправности — всё равно, что иголку в стоге сена.

Необходимо взять с собой подробную схему, разные части которой не дублируют друг друга, чтобы выяснить, что привело к поломке, и узнать, можно ли это как-нибудь исправить.

И хорошо, если причина одна. Будь их две, три или четыре, количество возможных вариантов устремится к бесконечности.

И если подумать, срок в две недели, который обозначил Массимо, предполагает огромную скорость работы. Мари лишь тоскливо покачала головой:

— У нас не так уж много времени.

— Но профессор Мари, у нас его нет в принципе, что ни говори, — побледнев, ответил руководитель команды связи.

— Если мы сможем использовать имеющиеся у нас результаты анализа в качестве аргумента для переговоров и отсрочить очистку какими-либо политическими методами…

— Попробовать стоит, однако это, скорее всего, не сработает. Как продвигаются дела? — спросила Мари.

— Чтобы ускорить работу, мы собираемся сузить количество возможных причин до 35034 и проверить все варианты вместе с подразделениями связистов и механиков, — ответил начальник технической бригады Конрад.

— По какому принципу шел отбор?

— Внутренним чутьем.

Все, кроме руководителя аналитической группы, закатили глаза.

Тот лишь пожал плечами и продолжил:

— Иначе говоря, мы не учитывали однотипные причины и собрали записи об аналогичных случаях, происходивших в прошлом. Разумеется, мы всегда успеем начать проверять наугад всё подряд.

— Есть ли надежда? — спросила Мари.

— Нет.

— …

— Если мы этого не сделаем, то не сможем закончить работу. В текущей ситуации вопрос состоит в том, хватит ли у нас времени проверить около 35000 вариантов.

— Неужели нет другого способа?

— Это всё, на что мы способны с нашим оборудованием и технологиями.

Руководитель команды техников кивнул, и ответственный за транспортировку встал весь в холодном поту:

— Профессор Мари, если очистки не избежать, нам следует подумать о путях отхода.

Глава команды наблюдения Ханнес вскочил со своего места, изменившись в лице:

— Хотите сказать, что мы позволим этому случиться?! Чем мы тогда отличаемся от военных!

— Я тоже готов помогать с ремонтом до самого конца! Но в сложившейся ситуации нам нужно придумать план получше, раз нет никакой надежды на успех.

— Вы считаете, что мы должны объявить эвакуацию? — нахмурившись, спросила Мари

— Да. Это еще возможно, если начать действовать прямо сейчас! Разве ради безопасности жителей мы не обязаны раскрыть правду?

— У нас нет таких полномочий. И что важнее, справимся ли мы в одиночку с эвакуацией двадцати миллионов человек?

Холодный анализ Мари заставил ответственного за транспортировку стиснуть зубы.

«Город, в котором ты находишься, будет очищен».

Стоит только обнародовать эту информацию, как начнется невообразимый хаос.

Уже никто не сможет самостоятельно уехать. Все виды транспорта тут же будут парализованы.

И куда эвакуировать людей? Что с ними делать потом?

Однако ответственный за транспортировку не отступил и продолжил настаивать на своем:

— Разумеется, будут хаос и давка. Но вместо безнадежных попыток что-нибудь починить нам лучше подумать о том, как минимизировать количество жертв.

— А может случиться так, что военные начнут очистку раньше, чтобы скрыть правду, — как бы невзначай пробормотал начальник команды техников Конрад.

В зале совещаний воцарилась пугающая тишина. Все руководители, включая Мари, не могли сказать ни слова, а ответственный за транспортировку, дрожа и задыхаясь, произнес:

— Это невозможно…

— А с чего бы им сомневаться? Эти ребята уже сдались. Вопрос лишь в том, когда они начнут действовать.

— Это же город с двадцатимиллионным населением!

— И что? Это им помешает? — фыркнул начальник команды техников. — Вы не понимаете? Для нас худшим развитием является обрушение города, который погребет под собой двадцать миллионов жизней. Для них всё иначе. Военных больше беспокоит, что раскроется сам факт очистки.

— Как это…

— Вы все еще слишком молоды. Сейчас военные не препятствуют нам только потому, что это им выгодно.

— Что вы имеете в виду, главный техник? — спросила Мари. В ответ мужчина лишь тяжело вздохнул, пригладив белую бороду.

Конрад — руководитель команды техников — являлся старейшим Мастером из всех здесь присутствующих. Опытнейший специалист, чей возраст приближался к пожилому. Став Господином еще в юном возрасте, этот человек активно работал на передовой. Его знания и опыт получили широкое признание. Он вполне мог сменить Мари на посту руководителя всей группы, но не сделал этого, предпочитая помогать молодому поколению советами.

Конрад укоризненно взглянул на каждого в зале и спокойно заявил:

— Как вы не понимаете? Для начала нам стоит признать, что мы не сможем починить город за десять часов. Так они думают. И если честно, это факт.

— Но главный техник!

— Успокойся, Ханнес. Хорошо? Я отнюдь не собираюсь сдаваться. Но не военные. Они уже решили очистить город и готовы на это пойти. Вопрос заключается в том, что будут делать военные, после того как это произойдет?

— В каком смысле?..

— Их подвергнут острой критике, верно? Да, мертвецы не разговаривают. Однако поскольку речь идет об обрушении целого города вместе со всеми жителями, скрыть это будет практически нереально. Возможно, даже полетят головы высшего руководства. А что насчет нас?

Руководитель команды техников оглядел окружающих.

Тишину нарушила Мари:

— Другими словами, военные используют сценарий «Мы попросили Гильдию о помощи, но они не смогли спасти драгоценные жизни местных жителей, несмотря на отчаянные попытки выполнить ремонт», верно?

Конрад, улыбнувшись, ответил:

— Профессор Мари, вы и впрямь очень добрая девочка.

— Э-э-э?! — воскликнула девушка, забыв про серьезность.

Мужчина с нежной улыбкой посмотрел на Мари и покачал головой:

— К сожалению, наш мир безнадежно увяз в грязи. Понимаете, военные, скорее всего, скажут совершенно другое… — Конрад вздохнул и продолжил. — «Пока мы отчаянно пытались провести ремонт, в нашу работу вмешалась «Гильдия», что привело к провалу. Мы не смогли вовремя организовать эвакуацию из-за неожиданного обрушения города. Приносим свои соболезнования».

В этот момент раздался глухой стук, и дверь в зал распахнулась.

Внутрь вошел лысый мужчина в черном костюме — Хальтер — и под страдальческие взгляды окружающих неуклюже поднял руку.

— Прошу прощения, мы только что получили ответ из штаб-квартиры «Гильдии».

— И что они сказали?

Хальтер промолчал и, подойдя к Мари, протянул ей документ.

Девушка взяла его и быстро просмотрела.

А написано в нем было…

— !!!

Мари смяла бумагу и с дьявольским оскалом разорвала ее в клочья.

*

— В чем дело?! — проорала девушка, хлопнув ладонями по столу.

Однако человек, к которому она обращалась, спокойно продолжил пить красный чай. Он представился как Лимонз.

Аккуратно зачесанные черные волосы, черный полосатый костюм, очки. Приятно выглядящий мужчина. Уполномоченный из штаб-квартиры «Гильдии». Это он приказал Мари приехать из Центральной башни сюда, в главный отель города.

Нельзя терять ни секунды! С такие моменты девушка становилась еще более нетерпеливой.

— Как я уже говорил, вам приказано отступить, — прямо сказал Лимонз. — Как видно из вашего же доклада, наш клиент, военные, пошел на эту уловку, чтобы уйти от ответственности. К тому же, нет никакой надежды на успешный ремонт.

— И всё же!

— Таким образом, оставаться здесь уже не актуально. Таково решение штаба.

— Хотите сказать… мы бросаем этот город?

Плечи Мари дрожали.

— Прошу, успокойтесь, профессор Бреге. Штаб держит ситуацию под контролем, — пожав плечами, улыбнулся Лимонз.

— Значит… они собираются решить это политическими методами?

— Да, разумеется. Этот провал никак не скажется на вашей карьере…

— Что ты несешь?! — с презрением воскликнула девушка. — При чем здесь моя карьера?! Ситуация критическая! Жители даже не знают, что их город собираются очистить…

— И он будет очищен, — спокойно заявил ее собеседник, а затем медленно встал и, повернувшись спиной к безмолвной Мари, подошел к окну. Мужчина окинул взглядом раскинувшийся внизу город и продолжил. — Мы бросим Киото, и это неизбежно.

— Что вы пытаетесь сказать? — в ужасе спросила девушка, однако Лимонз не ответил.

Глядя наружу, он поправил очки указательным пальцем:

— В настоящее время военные не станут вмешиваться, профессор Бреге, и мы это знаем. Но факт остается фактом: они попытаются избавиться от горожан, если мы сейчас же прекратим ремонтные работы.

— Но это же практически убийство, верно?

— Тебе всё сойдет с рук, если сможешь найти нужное оправдание. В штаб-квартире Гильдии это уже признали.

Мари непроизвольно ахнула:

— Что вы имеете в виду?

— Если мы раскроем правду, военные утратят доверие. Люди будут шокированы. Не лучшая для нас ситуация. И чтобы предотвратить это, мы на время станем козлами отпущения. Так решил штаб.

— Что за чушь вы несете?! — взбунтовалась девушка. Однако Лимонз промолчал, словно вовсе ее не слушал.

Даже не оглянулся.

— Успокойтесь и подумайте, профессор Бреге. Когда мы разоблачим военных, что будет дальше? В мире живет четыре с половиной миллиарда людей. Существует более двадцати тысяч Центральных башен и городов. А с учетом часовых башен в сумме получается более шести миллионов регионов, знаете ли. Если военные исчезнут, кто будет выполнять техобслуживание?

— Бессмысленно спорить! Чтобы такая ситуация больше не повторилась, они должны прекратить скрывать от людей правду.

— Хотите вывести военных на чистую воду? Невозможно, — сказал мужчина, оглянувшись через плечо. — Да, всё это произошло из-за их некомпетентности. Они сдались и решили скрыть то, что у них ничего не получилось. Положиться на «Гильдию»? Однако мы не сможем справиться со всеми подобными ситуациями. Для это у нас хватит возможностей и людей…

— Что вы хотите сказать?

— Это взаимная зависимость, — ухмыльнулся Лимонз. — И военные, и «Гильдия» должны существовать. Мы обязаны им за то, что забрали у них всех лучших техников, так что иногда приходится быть козлом отпущения, верно?

— И ради этого вы готовы убить двадцать миллионов человек?

— Мы станем оплакивать эти жертвы… — кивнул мужчина. Однако на его лице не было и намека на подобные чувства.

— Теперь я понимаю, о чем вы!

Мари бросила приказ об отступлении на стол и развернулась уходить.

— Ох? Профессор Бреге, куда вы собирались?

— Обратно к месту работ. Неважно, что решил штаб, мы точно не собираемся сдаваться.

— Это несомненно приведет к проблемам. Вы весьма безрассудны.

— Я знаю. Идем, — скомандовала девушка стоявшему в углу комнаты, словно статуя, Хальтеру и направилась к двери.

Но только она положила свою ладонь на ручку и собралась выйти, Лимонз довольно четко произнес:

— В таком случае мне придется лишить вас полномочий.

Мари замерла как вкопанная и оглянулась.

Лимонз стоял напротив нее, держа в руках пачку бумаг, перетянутых синей тесемкой. Он развязал папку. В его очках без оправы отражался белый свет ламп.

— Мари Белл Бреге, назначенная руководителем второй команды первой дивизии «Гильдии господинов» на девятьсот девяносто втором ежегодном общем собрании 10 апреля 1013 года от начала Вращения. За неподчинение прямому приказу штаба вам был вынесен приговор: лишение ранга и полномочий, — мужчина зачитал документы и протянул их Мари. — Приказ уже утвержден. Хотите проверить?

Девушка молча подошла к Лимонзу, выхватила из его рук бумаги и с горящими глазами начала вчитываясь в слова. Хальтер встал перед ней и понитересовался:

— Прошу прощения, что перебиваю, мистер Лимонз, но позвольте узнать, почему документы подготовлены заранее?

— Просто на всякий случай. Факт остается фактом, эти бумаги подходят для данной ситуации, верно? — мужчина выдавил из себя отвратительную улыбку и продолжил. — Я пытался, но не смог проигнорировать то, что вы хотели использовать в своих целях сто наших драгоценных техников.

Мари демонстративно сложила документ пополам, засунула его себе в карман и медленно подняла голову, мрачно взглянув на Лимонза.

Тот встретился с девушкой взглядом, широко развел руки и засмеялся:

— О, не думайте, что легко от меня отделаетесь, сделав вид, будто ничего не случилось.

— …

— Я уже отдал эти документы местным военным. Отныне вы лишены ранга и полномочий. Теперь вы не Мастер, а обычный человек. Вам запрещено входить в Центральную башню без разрешения военных.

Послышался скрип зубов.

Мари уставилась на Лимонза. В ее взгляде читалось, что она бы с радостью его придушила, и не один раз, если бы могла. Внезапно на лице девушки появилось удивление.

Она повернула голову и посмотрела вверх. Глаза Мари округлились.

Вспомнила. Девушка спокойно спросила зловеще улыбающегося мужчину:

— Вас ведь зовут Лимонз?

— Да. И что с того?

— Теперь я вспомнила. Мы уже встречались раньше, на съезде Пяти корпораций. Вы из семьи Вашерон, верно?

Улыбку на лице Лимонза тут же сменила злая ухмылка.

— Мне льстит, что вы меня знаете, мисс Бреге. К тому же, в академии мы учились на одном потоке. Интересно, помните ли вы меня?

— Нет, не помню.

— Полагаю… этого следовало ожидать. К сожалению, у меня совсем нет таланта. Вот почему я работаю в административном департаменте.

Вашерон.

Одна из Пяти корпораций, как и Бреге — семья Мари. Они являются одними из спонсоров «Гильдии Мастеров».

Хоть ее и считают некоммерческой организацией, она не может идти против воли спонсоров, так как ей нужны люди, материалы и деньги.

Гильдией, по сути, управляют Пять корпораций — Бреге, Вашерон и другие.

Мари это знала и даже иногда использовала в своих интересах.

Однако…

— Это план семьи Вашерон? — прошипела Мари, уставившись на Лимонза.

Пусть он и сказал, что очистка не повлияет на ее карьеру, это было невозможно.

Если это произойдет, военные свалят всю вину на «Гильдию», а та, в свою очередь, начнет поливать грязью Мари или даже всю семью Бреге.

А остальные четыре корпорации не упустят шанс извлечь из этого выгоду и ослабить их.

Так или иначе, это был заговор военных и «Гильдии».

План корпорации Вашерон по ослаблению влияния Бреге.

В ответ Лимонз лишь пожал плечами, противно улыбаясь:

— О чем вы? Я не понимаю.

Этой фразой он отразил все попытки девушки придраться к его словам, подтвердив ее предположение.

— В-вы!..

Лицо Мари потемнело от ярости. Внутри кипел гнев.

Она ничего не понимала.

Если они это сделают, «Гильдия» понесет огромные потери.

Доверие, что предки Мари зарабатывали тысячи лет… Их честь будет опорочена по такой глупой причине.

И тут девушка вспомнила слова Хальтера.

«Могут ли эти некомпетентные люди сделать хоть что-нибудь?»

Теперь она понимала, что означали все эти успокаивающие улыбки. Страх ни на что не способных людей.

Понимала? Могла ли она? Каким образом?

Ценности. Наследие, которое они должны были защищать. Воля, гордость, идеалы, их жизни, светлые души!

Люди так легко забыли про это из-за зависти, ревности и других мелочей, вроде недальновидности, глупости, внутренней нечистоты и уродства.

Мари не могла этого понять…

— Мари!

Внезапный возглас привел девушку в себя.

— Пойдем. Если останемся здесь, то будет только хуже, — сухо сказал Хальтер.

Девушке хотелось закричать в ответ, но она промолчала, сжала дрожащие кулаки, выровняла дыхание и кивнула:

— Да… пойдем.

Мари и Хальтер тихо покинули кабинет.

Лимонз, ухмыляясь, смотрел, как они уходят. Требовалось колоссальная выдержка, чтобы подавить в себе желание убить его.

Мари и Хальтер, не проронив ни слова, прошли по коридору и, наконец, добрались до лифта.

А затем нажали кнопку и молча подождали, пока он приедет. Это заняло всего две минуты, но они показались девушке вечностью.

Лифт прибыл. Мари с Хальтером зашли внутрь и нажали кнопку первого этажа.

Это был предел.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А! — заорала девушка, со всей силы ударив по стенке лифта.

Его тряхнуло так, что он остановился.

— Успокойся, Мари.

— Заткнись! — крикнула девушка, размахивая кулаками. Они ударялись о руки Хальтера, пытавшегося ее остановить. Сам он оставался спокоен, что злило Мари еще больше.

Девушка кричала, рыдала, размахивала руками, ее светлые волосы растрепались, дыхание сбилось, а она всё продолжала бить кулаками и пинать ногами Хальтера.

Тот почти не сопротивлялся, молча принимая на себя гнев девушки.

Разумеется, такая боль была нипочем тому, кто стал киборгом.

Мари схватила Хальтера за костюм и уткнулась головой в его живот. Мощный удар эхом разнесся по всему телу.

— Ты понимаешь?! — закричала девушка охрипшим дрожащим голосом, еще сильней прижав голову. — Эй, ты понимаешь? Почему они подставили меня! По такой глупой причине! Этот город! В нем двадцать миллионов человек! Их принесут в жертву!

— Это не так, — печально заявил Хальтер. — Ты ошибаешься, Мари. Не будь тщеславной. Военные проведут очистку вне зависимости от того, где ты находишься. Просто ублюдки из «Гильдии» воспользовались этим, чтобы тебя подставить.

— Почему ты так думаешь?! — вспыхнула Мари, набросившись на Хальтера.

Она уткнулась в него, ударяя своими маленькими кулачками по его груди.

— Если бы я не находилась рядом, «Гильдия», возможно, надавила бы на военных! Они бы послали подкрепление! И очистки можно было бы избежать!

— Даже если так, это не твоя вина.

— Заткнись! — снова закричала Мари, осыпая Хальтера ударами.

Тот продолжал стоять неподвижно, терпя крики и удары. Он запросто мог скрутить безоружную девочку или обнять ее и утешить, но решил этого не делать.

«Он знал, что Мари Белл Бреге это не нужно».

Вскоре гнев девушки сошел на нет. Она застыла, уткнувшись в живот Хальтера. Ее плечи слегка подергивались.

— Ху-ху… Ху-ху-ху-ху… Ха-ха-ха-ха-ха!!! — рассмеялась Мари.

Выражение ее лица изменилось, глаза чуть опухли и покраснели. Хальтер, изо всех сил стараясь не обращать внимания на пятна на своем костюме, вздохнул и спросил:

— Успокоилась наконец?

— Что ты имеешь в виду? О чем ты, Хальтер? Я всегда спокойна. Мои мысли ясны как никогда.

— Что-то незаметно.

— А, а! Прости, Хальтер! Ты разозлился из-за того, что я тебя слегка побила? Мне очень жаль, но зато теперь я чувствую себя гораздо лучше!

— Вот и хорошо, — тихо проворчал мужчина, поправляя свою одежду, и еще раз нажал кнопку на панели, перезапустив аварийно остановившийся лифт.

Мари взглянула на Хальтера и, стараясь не рассмеяться, пробормотала:

— Всё в порядке. Давайте, бесполезные политики!.. Тяните друг друга вниз сколько душе угодно. К сожалению, эти существа будут так поступать, пока в конце концов не исчезнет последний из них!

— Безнадежно… — охнул Хальтер.

Девушка не обратила на это внимания и нахмурила брови:

— Думай, Мари. Должен быть способ выбраться из этого тупика.

Девушка ущипнула себя за подбородок и начала размышлять, облизывая губы.

Военные не остановятся, а на «Гильдию» нельзя положиться, поэтому уже невозможно решить этот вопрос политическими методами. Также у Мари и Хальтера сейчас не получится эвакуировать людей. Единственным вариантом остается закончить ремонт до очистки города.

Тогда в чем проблема?

В нехватке времени. И они не в силах с этим справиться.

А теперь, думай. Возможно ли сделать это за восемь часов?

«Ответ отрицательный. Невыполнимо, как ни пытайся. А если поставить вопрос по-другому? Получиться ли у нас закончить ремонт за восемь часов, если мы найдем причину? Естественно. Но как сделать это… как обнаружить неисправность…»

— Подумай хорошенько, Мари. Должен быть выход! Просто обязан!

Разумеется, несмотря на все старания девушки, никаких идей в голову не приходило.

Даже если собрать лучшие умы и оборудование со всего мира, чуда не случится.

Нужно признать, это невозможно, однако…

— Как я могу позволить такому произойти из-за вмешательства этих бездарей?

Лифт спустился на первый этаж, и двери медленно раскрылись.

«Подумаю над этим в машине», — решила Мари и подняла голову. И в тот же миг…

Перед ней возникло знакомое лицо.

— !

— Эй, РюЗУ, жить в таком месте… Разве это нормально?

— Простите за откровенность, господин Наото, но я всё же скажу. Может, ваша излишняя бережливость и является добродетелью, однако вы мой господин, поэтому постарайтесь не запятнать свою честь и достоинство!

Мальчик в наушниках и сереброволосая красотка.

Мари узнала эту девушку. Она несколько раз видела ее спящее лицо в детстве, в сокровищнице семьи Бреге.

Став Мастером, Мари даже пару раз брала эту девушку с собой в офис, думая, не попробовать ли ее починить и запустить, если останется время…

— А, а, а…

— Хм?

— Что такое, господин Наото?

Мари была в замешательстве. Она развернулась к ним и увидела…

Эта неземная красотка, автомата… прекрасно работала.

«YD-01, серия “Y”, модель первая, РюЗУ».

Мари изумленно наклонила голову. В девушке еще теплилась надежда выйти из этого тупика.

*

Фойе на первом этаже Центрального отеля слегка напоминало торговый центр.

Огромные магазины у входа, шикарные рестораны справа и брендовые бутики слева.

Компания зашла в одно из таких кафе с видом на внутренний дворик отеля.

— Поможешь мне, РюЗУ? — сказала Мари, опершись руками о стол и наклонившись к сидевшей напротив автомате. В ответ та холодно на нее посмотрела своими золотыми глазами.

Расположившийся рядом с автоматой Наото поднял руку и спросил:

— Эм… Прошу прощения. А ты вообще кто?

— Не узнаёшь меня? — скептически спросила Мари.

Наото кивнул:

— Не-а. Я не смотрю телевизор. Ты артистка или что-то в этом роде?

Сидевший рядом с Мари Хальтер похлопал себя по лысине и рассмеялся:

— Артистка? Можно сказать и так.

— Хальтер, сейчас не время для шуток, ладно?

— Нет-нет, фактически так и есть, верно? Разве не ты пару раз снималась для обложки «Automata Fan» и «Technical Weekly»?

— Всё потому, что у старшей сестры изменились планы, и она отправила меня вместо себя.

— «Automata Fan»? Тогда, полагаю, я мог видеть тебя раньше, — пробормотал Наото и задумался.

Этот журнал был его любимым чтивом. Парень покупал каждый номер, с тех пор как стал подростком. Однако у него не получалось вспомнить лицо этой блондинки, сидевшей напротив.

Наото пожал плечами:

— Вряд ли я знаю всех моделей с обложек, так или иначе… Так или иначе, кто ты?

— Это я хотела спросить, — печально глядя на парня, произнесла девушка. — Я Мари Белл Бреге, Мастер из «Гильдии». А это YD-01 РюЗУ, частная собственность нашей семьи.

— Частная собственность?.. — Наото недоуменно склонил голову, а затем вскрикнул и вскочил. — Так это вы?! Вы те идиоты, что сбросили с высоты контейнер прямо на мой дом!

— К-контейнер?!

Выражение лица парня полностью изменилось. Он подвинулся поближе к потерявшей дар речи девушке.

— Из-за вас я потерял кров и инструменты, доставшиеся мне от покойных родителей, и остался без денег и жилья в свои шестнадцать лет. Затем я встретил РюЗУ и заключил с ней контракт. Как вы собираетесь возместить ущерб?! Кстати, спасибо вам огромное! — прокричал мальчик и поклонился.

Мари с отвращением на него посмотрела и спросила своего спутника:

— Хальтер, что этот идиот сейчас сказал? Он нас поблагодарил?

— Разве они оба не ведут себя странно?..

— Не-важ-но! Взамен утраченного дома, вещей и денег я забрал себе РюЗУ! Вот! Я так решил, так что можете возвращаться, откуда пришли!

— О чем ты говоришь, идиот?! — чуть не задыхаясь, завопила в ответ девушка.

А затем прижала руки к вискам, сдерживая пульсирующую боль, успокоила дыхание и попыталась спокойным голосом уговорить парня:

— Слушай… я хорошо понимаю твое тяжелое положение. Ошибка персонала аэропорта привела к падению контейнера, и я приношу за них извинения. Однако РюЗУ всегда принадлежала моей семье, поэтому я прошу тебя вернуть ее мне. Для меня не составит труда выплатить тебе достойную компенсацию…

— Нет, я отказываюсь. РюЗУ моя! — ответил Наото и по-детски отвернулся от Мари.

Девушка без единой эмоции на лице повернулась к Хальтеру:

— Убей его и закопай. Все вопросы уладим…

Но мужчина потряс рукой и понизил голос:

— Довольно, госпожа.

— Что? Ситуация чрезвычайная. У меня нет времени уговаривать этого придурка…

— Я СКАЗАЛ, ХВАТИТ, МАРИ!

Шокированная внезапным криком Хальтера, девушка замолчала.

В следующий миг она поняла.

— Чт?!

Внезапно две «черные косы» нацелились ей прямо в шею.

РюЗУ незаметно вытащила их из-под юбки. В ее глазах отражалось лицо Мари.

Девушка однажды разбирала эту автомату и знала, что другого оружия у РюЗУ нет. Однако эти косы были настолько мощными, что легко разрезали броню военной техники, не говоря уже о людях.

Мари покрылась холодным потом.

Девушка словно встретила тигра-людоеда посреди леса. Она знала, что эти кажущиеся бесплотными лезвия, сжимающие ее шею, были остры как бритва, хоть и смотрелись неказисто.

Удивительно, что она еще жива.

— Ах, ах… — задыхалась Мари

Тело ее не слушалось. И всё же она попыталась взглянуть на Хальтера и увидела, как тот нервно сжимает пистолет.

Однако он был направлен не на автомату.

А на ошарашенного мальчика.

РюЗУ собиралась убить Мари, а Хальтер — Наото. Встречные намерения. Мужчина с мокрым от пота лицом, дружелюбно произнес:

— Теперь вы успокоились, госпожа?..

— В кого вы целитесь?

Под взглядом золотых глаз Хальтер улыбнулся:

— Моя спутница просто оговорилась. Приношу за это свои извинения. У нее случилась истерика из-за одной пренеприятнейшей ситуации, вот почему она немного не в себе. Мари этого не хотела, поэтому отпустите ее.

— Если вы настолько глупы, что не можете читать между строк, то перефразирую. Раз у тебя, человека, что хуже блохи, хватило мужества направить эту игрушку на господина Наото, вы ведь не будете против, если я покромсаю вас обоих на кусочки? — прошипела РюЗУ леденящим душу голосом, от которого бы сам дьявол зарыдал от испуга.

Ее бесчувственное лицо выражало лишь одно желание — убивать.

— Понял. Кладу пистолет. Я не всерьез. Видите? Он всё еще на предохранителе, — Хальтер медленно повернул пистолет и опустил его. — Так что, пожалуйста, не отрубайте голову госпоже.

Похоже, РюЗУ приняла извинения и в тот же миг молча сложила косы обратно под юбку. Однако сама автомата оставалась неподвижной.

— Ха… Ха-а…

Мари, которую вырвали из механических лап смерти, молча сидела, продолжая трогать свою шею. Девушка всё еще не верила, что до сих пор жива. Ее веки дрожали, изумрудные глаза не могли сфокусироваться.

— Ч-что?..

— Вы в порядке, госпожа? — Хальтер взял Мари за плечо, пытаясь ее поддержать. — Я тоже беспокоюсь, однако эти двое не имеют к этому никакого отношения, так что следи за языком, иначе распрощаешься с головой.

Глаза девушки округлились.

— Хальтер! Меня чуть не убили! — воскликнула она.

— Да. Хорошо, что ты так быстро всё поняла.

— Почему гражданская автомата на это способна?!

— У нее нет этических ограничений, — мужчина беспечно произнес эти безумно звучащие слова, а затем посмотрел на выглядящую спокойной автомату. — Эта юная леди не сводила с тебя глаз, с тех пор как ты сказала, что убьешь мальчика. Вот почему я стал ее опасаться. Но все равно не успел среагировать. Понимаешь, к чему это я?

— Это…

Иначе говоря, даже Хальтер, усовершенствованный по последнему слову кибернетики, не смог со своими рефлексами заметить движения автоматы.

Он всё время был настороже, но опоздал и взял заложника слишком поздно.

— Если честно, у меня бы это не вышло, если бы она действительно хотела тебя прикончить.

Другими словами, это было всего лишь предупреждение. Если бы РюЗУ на самом деле хотела убить, то они бы и глазом не моргнули, как их обоих порубили бы на кусочки.

От этого не защититься.

Хальтер подождал, пока до Мари это дойдет, и продолжил:

— Поняла?.. В любом случае сперва успокойся. Забудь о том, что эта юная леди — частная собственность семьи Бреге, несмотря ни на что. Теперь это правило.

РюЗУ искренне улыбнулась и сказала:

— Позвольте мне взять свои слова назад. Похоже, вы неплохо соображаете для человека.

— Благодарю за понимание, — ответил мужчина, подняв руки. — Извините за нашу назойливость, но я бы хотел, чтобы вы нас выслушали. Эта важная проблема касается не только меня, но и двадцати миллионов жителей этого города.

Затем он рассказал о произошедших событиях.

Гравитационная аномалия в Киото, сверхсрочная перегруппировка, заговор и его мотивы, намерения военных бросить всё и скрыть правду, различные фракции в «Гильдии», которые решили использовать это, как возможность захватить власть, и ужасающе малое количество времени в запасе…

Услышав объяснения Хальтера, Наото в ужасе схватился за голову.

Спустя какое-то время парень пришел в себя и ахнул:

— По-по-по-пог-погодите! Военные собираются бросить город? Оставить людей и смотреть, как они умирают… Вы серьезно?

— О таких вещах не шутят, — монотонно ответила Мари, перестав любезничать.

— Как?.. Вы можете что-нибудь сделать?

— Если честно, ничего. — девушка удрученно опустила взгляд и сжала кулаки. — В любом случае у нас нет времени. Я лишилась власти, поэтому у меня не получится вернуться в Центральную башню. Нам нужно проскочить мимо военных. Но даже если мы туда доберемся, то вряд ли успеем всё починить.

— Как?..

— Проблема в том, что у нас не выходит определить причину. Моя команда наблюдения считает, что на это уйдет две недели. Разумеется, у нас не получится, но… — И тут Мари повернулась к РюЗУ, которая сохраняла спокойствие, несмотря на всю серьезность ситуации, и аккуратно спросила:

— Ты ведь способна с этим справиться?

РюЗУ промолчала.

— Эй, постой. Вы ведь организация, состоящая из Мастеров? Если вам с вашими возможностями на это требуется две недели, как это сможет сделать РюЗУ?

Мари не ответила, а лишь взглянула автомате прямо в ее золотые глаза и сказала:

— Я слышала твою историю. Серия «Y». Одна из лучших работ легендарного часовщика Y, создавшего «Clockwork Planet». Загадочная автомата, которая не двигалась, хоть у нее и отсутствовали признаки повреждений…

РюЗУ молча посмотрела на девушку. От этого взгляда Мари вновь почувствовала, словно она находится на грани жизни и смерти. По спине девушки пробежали мурашки.

— Триста лет назад ты неожиданно перестала работать. Тысячи техников, включая меня, пытались починить жемчужину Y, первую модель серии «Y». Говорят, тот, кто соберет все модели серии, будет править миром и получит наследство Y… Однако это просто городские легенды. У семьи Бреге, которой ты принадлежала, есть немного информации о тебе, — пробормотала Мари.

РюЗУ не ответила.

Девушка облизала сухие губы и продолжила:

— Каждая автомата из этой серии имеет свои уникальные функции. Первая, говорят, что ты обладаешь способностью под называнием «Ускорение». Твоя специализация — перемещение на огромной скорости.

Слушавший всё это Наото широко раскрыл глаза.

«Понятно. Это разрешает все мои сомнения».

РюЗУ унесла его подальше от опасности, как только он ее активировал, мгновенно раздела пристававших к ней людей и двигалась так быстро, что Хальтер не успел среагировать.

Это, скорее всего, и есть та встроенная функция, о которой говорила Мари.

Современные военные автоматы не обладают такими невообразимыми возможностями. Но если создателем являлся сам Y, то это всё объясняет.

— У меня есть свое объяснение вашей, серии «Y», сущности. Вы, должно быть, машины для техобслуживания «Clockwork Planet», которых оставил Y? Верно? — умоляюще спросила Мари.

«Clockwork Planet» — полная копия планеты. Она очень сложно устроена.

Никто из обычных людей… Нет, даже те, кто изучал ее тысячелетиями, и близко не смогли приблизиться к Y. Ни у кого не вышло разобраться в оставленной им технологии. Да, у людей получилось воссоздать некоторые части планеты копированием, но не идеально.

«Ради тех, кто будет жить после его смерти».

«Чтобы вновь не допустить разрушения этого мира».

«Он создал наследников, не подвластных старению и смерти».

— Вы, дети Y, наследуете утраченные навыки. Это упоминалось в слухах. Когда город оказался на грани обрушения… твоя активация… лучшее доказательство… — произнесла девушка и выжидающе посмотрела на РюЗУ.

«Ох-х!» — глаза Хальтера округлились от удивления.

Наото тоже не мог скрыть волнения.

Если Мари права, то эта сереброволосая девушка — определенно ангел, что спасет этот город от катастрофы.

Однако под этими выжидающими и восхищенными взглядами легендарная автомата лишь захихикала, словно над неудачной шуткой, и с сомнением сказала:

— Я вообще понятия не имею, о чем вы. Прошу прощения, но у вас не всё в порядке с головой.

*

Повисло неловкое молчание.

На лице Мари застыла улыбка, Хальтер с непонятным видом ковырялся в ухе, а Наото смущенно переводил взгляд то на РюЗУ, то на Мари.

Вскоре Хальтер пришел в себя:

— Ах… извините, юная леди, — тихо сказал он, слегка наклонив голову. — Я правильно понял? Всё, что говорила госпожа — неправда?

— Да, — кивнула в ответ РюЗУ. — Тяжело опровергать такую возвышенную речь, произнесенную с таким пафосным лицом, но это предположение в корне неверно и даже глупо.

Мари с грохотом уронила голову на стол. Ее тело дрожало от стыда.

РюЗУ спокойно продолжила:

— Вы не ошиблись. Меня создал Y, я обладаю уникальными, присущими только мне способностями и являюсь сильнейшей в мире автоматой. Это неопровержимая истина.

Девушка резко подняла голову, моля:

— Т-тогда!..

— Однако моя основная цель — не техобслуживание мира. Для этого у меня нет соответствующих знаний и опыта. Также мне не давали приказ «защитить город».

Мари опять застыла.

— Так что ты такое? — спросил Хальтер.

— Your slave, — ответила автомата, опустив взгляд на руку, лежащую на груди. Этот жест лишь подчеркивал важность ее слов. — Моя первостепенная задача — прилежно служить моему господину, господину Наото. Это единственный смысл моего существования.

Хальтер потерял дар речи.

РюЗУ повернулась к Мари, выглядевшей так, будто вот-вот задохнется, и с милой улыбкой на лице произнесла:

— Кроме того, я должна кое-что подчеркнуть. Моя встроенная функция — это не какое-то там низкоуровневое «Ускорение». Также я не умею искать неисправности. И насчет вашей проблемы… Говоря прямо, меня это не интересует.

Воцарилось долгое молчание.

Мари смотрела вверх, прижав руки к лицу, Хальтер вообще словно уснул. Видя эту немую сцену, которую можно описать одним словом — «отчаяние», Наото не сказал ни слова и просто молчал вместе с остальными. Однако…

— Есть еще кое-кто… — пробормотала автомата. — Этот человек оправдает ваши ожидания.

Хальтер медленно поднял лицо.

— Кто?! — Мари практически прыгнула на нее.

Под взглядами окружающих РюЗУ медленно указала на шокированного мальчика слева от себя, спокойно ответив:

— Господин Наото.

— А?..

— Э? — от неожиданности ткнул в себя пальцем парень.

Автомата кивнула ему и объяснила девушке:

— Как я и сказала, по моему мнению, этот город способен спасти господин Наото, который смог меня починить.

— Погоди… Он починил тебя?! — воскликнула шокированная Мари. — Что за чепуха?! Ты ведь вообще не была повреждена!

Она должна остаться прекрасной неповрежденной мистической автоматой, которую невозможно активировать.

— Это лишь доказывает, что вы все ещё более некомпетентны, чем господин Наото.

— Ах, меня опять назвали некомпетентным. Хотя ладно.

Девушка проигнорировала тихие жалобы Наото и прокричала:

— Т-ты утверждаешь, что я некомпетентна?! Говоришь, что Бреге, давшие жизнь бесчисленному множеству Мастеров, не ровня этому парню?

РюЗУ насмешливо скривила губы.

Эта ухмылка таила в себе ярость. Наото автомата улыбалась совсем по-другому.

— Да. «Этот парень», как ты выразилась, за каких-то три часа починил аномалию, которую вся твоя огромная семья, сотрясая своими блошиными мозгами, не могла обнаружить двести с лишним лет.

От этих слов мысли Мари остановились.

Она пустым взглядом посмотрела на Наото и спросила:

— Э-этот… невзрачный парень?

РюЗУ медленно приподняла юбку. Девушка отчаянно замотала головой.

— П-поняла-поняла, беру слова назад! Ты и правда теперь активирована… И почему такой техник просто болтается без работы?.. — пробормотала себе под нос Мари, рухнув на стул.

Наото же, не ожидав, что его упомянут, покрылся холодным потом и спросил у автоматы:

— Нет, эм, РюЗУ? Я очень благодарен за такую похвалу, но если даже сотни Мастеров не смогут этого сделать, как получится…

— Вы сможете, — заявила автомата. — Господин Наото, что починил меня, несомненно является величайшим техником современности.

— Нет, то, что ты сказала, РюЗУ, для меня большая честь. Но…

«Это не сработает».

Невозможно. В любом случае я любитель, даже не ученик. Ты в курсе?

Слова отрицания сразу же всплыли у Наото в голове. Однако ему трудно было их произнести, когда РюЗУ смотрела на него с таким серьезным выражением лица.

Парень находился в замешательстве. Он сомневался, но должен был что-то ответить. И когда он уже собирался это сделать…

— !

Город начало трясти из-за беспрецедентного по масштабу удара.

Примечания

  1. https://goo.gl/w9ofZr
  2. https://goo.gl/IMvujA
  3. Меньше текста! Больше картинок! https://goo.gl/FJtrSg
  4. https://goo.gl/GQeXMP
  5. https://goo.gl/dw69bY

Комментарии