Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1 — Совпадение (00:30)

Наото Миуру не интересовало ничего, кроме механизмов. Маньяк механизмов, фанатик, пугающе зависимый от них.

Уже с раннего детства его привлекали шестерни, цилиндры двигателей, болты и пружины, провода. Блеск металла радовал глаз, гладь керамической поверхности манила прикоснуться. Сердце чутко откликалось на механическое тиканье и только билось чаще от звука, с которым штифты на барабане музыкальной шкатулки задевали зубья металлической гребенки. В средней школе ничего не изменилось — даже можно сказать, что стало только хуже.

Ни манга, ни аниме или игры не вызывали у него и проблеска интереса. Сверстники обсуждали картинки — его волновала лишь возня с машинами. Парня влекли автомобили, а не споры между сторонниками больших буферов и плоскодонок. Больше возбуждали наброски и чертежи механизмов, чем одноклассницы в купальниках; документальные фильмы об изобретении пружин, а не обмен видео для взрослых.

Скоро он осознал: «Кажется, это и есть «ненормальность». Однако даже теперь, когда пришло осознание, он не мог резко изменить свою природу в пользу общепринятых предпочтений. Как говорится, личность формируется с младенчества, и для Наото Миуры точка невозврата уже пройдена. Да, он стал неординарной личностью, но весь огонь его сердца уже горел для Машины. Попытки что-то изменить оборачивались ничем. Наото Миура был безнадёжен.

*

35° С.Ш. 135° В.Д.

Японская сеть. Первый уровень. Киото.

Это один из нескольких крупных мегаполисов Японии. Подавляющее количество «Умных домов», редкие деревянные постройки оставлены как часть Всемирного Наследия, даже если совершенно не вписываются в пейзаж нынешнего времени.

На самой окраине, на границе жилой зоны, стоял слегка покосившийся обшарпанный многоквартирный дом в семь этажей. Одна из квартир в правом крыле подходила скорее для «Испытания на храбрость», чем для жилья.

Там и жил Наото Миура.

— Ещё один охрененный день! — воскликнул Наото, взбираясь вверх по лестнице, будто бы готовой рухнуть прямо под его ногами.

Маленьким мальчик в чёрной форме. Нашивка на нагрудном кармане могла бы сообщить случайному зрителю, что перед ним ученик первого года. Неприметное лицо, дешёвые неоново-зелёные наушники будто бы нарочно прижимали торчащие во все стороны волосы. Светлые, льдисто-серые глаза мальчика могли бы стать той единственной запоминающейся деталью, но злость, ясно читавшаяся на его лице, не давала их заметить.

— Они угрожали мне, врали, унижали, обливали водой и даже писали на моей парте всякие гадости! Чего им еще?! Хах! – Наото выдавил сухой смешок.

Понимание своей непохожести на остальных пришло давно, и Наото никогда о нем толком не задумывался, просто приняв это как данность. Он всегда был честен в своих интересах и предпочтениях. Даже вежливо отшил старшеклассницу, которая непонятно почему вдруг решила ему признаться — просто заметил, что у девушки нет ни одной механической функции.

Но были и последствия. Даже когда жизни людей и фигурально, и фактически начали вращаться вокруг шестерёнок, издевательства в школе продолжались. Наото понимал, что дело тут скорее в неумении общаться. Одно плохо: форма все равно промокала.

— Ха-а... Боги, я дома...

Мальчик открыл облупившуюся дверь, его никто не встретил. Наото жил один: родители его умерли несколько лет назад почти в одно время — друг за другом,— и всё, что от них осталось, это полуразрушенный дом да инструменты третьесортных механиков.

Наото бросил сумку в спальне и спустился по лестнице в другую комнату, оборудованную под мастерскую. У входа лежала куча запчастей, на стене висело оборудование для работы с ними. Под потолком же, издавая тихий гул двигателя, был закреплен кондиционер, нужный для фильтрации воздуха от пыли. В центре полуосвещенной комнаты стоял операционный... нет, рабочий стол, на котором лежала автомата.

Модель в японском стиле, девочка лет четырнадцати Тусклые стеклянные глаза безучастно смотрят перед собой, из отверстий по всему телу торчат провода.

— Я дома... - сказал Наото девочке.

Эту автомату он собрал сам. В наше время целая планета управляется шестерёнками, поэтому не так сложно воссоздать человеческое тело из механических деталей.

В свободное от школы и подработки время он рылся на свалках в поисках очередных шестерёнки или болта, снова и снова экспериментировал с оборудованием и записями родителей. И вот теперь, пройдя череду проб и ошибок, у парня получилось создать ее. Пусть творение еще не окончено, Наото уже им гордился.

— Так, я помоюсь, а уж после возьмусь за работу! — он энергично развернулся на пятках. Затем, сняв с себя всю одежду и оставив только наушники, не спеша направился в ванную.

Плюх

— Уа-ах!.. – воскликнул Наото, плюхнувшись в воду.

Он осторожно перевернул страницу последнего выпуска «Automata Fan», стараясь не намочить его.

— Всё же компоненты ног от «Karasawa Heavy Industries» очень подвижные! Ох?! Потрясная технология двойных шестерней! В «Murakami Industry» что, боги работают?!

То что так сильно пленило парня, было ежемесячным журналом для любителей автомат. Издание для профессионалов, содержащее детальную информацию о модных течениях и инновациях индустрии. Наото этот журнал нравился не меньше, чем механическое творение, лежащее сейчас на рабочем столе.

— Я должен проверить «Kaiyou Hall» на статьи и технологические новинки. Детали без клейма, думаю, порадуют в плане цены. Хм... а вот касательно пружин марки «Damaz's Rotary»...

Наото азартно листал журнал, остановившись лишь однажды. На странице была изображена особая коллекция пружин для автомат. Там же привели характеристики и цены для сравнения, начиная от старых известных типов, ныне уже не используемых, до самых современных военных аналогов.

Едва взглянув на цену самой старой и подержанной детали, Наото тяжело вздохнул и задумчиво почесал голову.

— С пружиной до сих пор проблемы. Пожалуй, это единственная деталь, которую не найдёшь на свалке.

Для запуска работы автоматы пружина важна в качестве источника энергии, инициатора всех основных процессов механического тела. Когда она выходит из строя, останки полагается переработать на специализированном предприятии. Поэтому, в отличие от всех остальных частей автоматы, на свалках её не увидишь.

— У меня нет денег, чтобы достать пружину законным путем...

Он потратил целый год на сбор нужных деталей, и еще два ушло на придание автомате нужной ему внешности. Наото то и дело оказывался в тупике и потратил бездну сил и времени, собирая автомату, а теперь не мог её закончить.

Возможно, проблема заключалась не только в отсутствии пружины, но и в самом механике — в Наото. Хотя он часто пренебрегал собственным здоровьем ради экспериментов и изысканий, его технические навыки все еще оставляли желать лучшего.

Ясное дело, даже будучи любителем он смог кое-чему научится. Природа наградила парня ловкими руками, да и талантом он обделен не был.

Но этого недостаточно. Помимо того, что Наото не мог позволить себе заказать нормальные запчасти, для сборки автоматы из старых и дефектных деталей ему банально знаний недоставало.

Он изучал азы механики по старым учебникам, но профессия инженера сама по себе была слишком сложной для самостоятельного обучения. И даже имей он желание попасть в профильную школу, ему попросту не хватило бы денег. Всё ещё неизвестно, будет ли эта автомата-франкенштейн работать как нужно. В механическом теле сейчас не было энергии, и провести соответствующую проверку не представлялось возможным. Он лишь предполагал, что она, вероятно, будет двигаться. Если повезет.

Вот такие дела.

— ...Что ж, деньги не упадут на меня с неба, как бы сильно я этого не захотел.

Сказав это, Наото горестно вздохнул и вновь сконцентрировал внимание на журнале.

В этот момент...

Сквозь наушники его ухо уловило странный чужеродный шум.

Он автоматически посмотрел наверх, в направлении источника звука. Понятно, что, кроме потолка ванной, ничего не увидел. Однако он отчётливо определил звук разрываемого на сверхскорости воздуха. И это явно был не самолет. Нечто приближалось к нему на поразительной скорости...

Раздался страшный грохот.

Ванную и всё здание встряхнуло, будто кто-то пинком подбросил. Наото уронил журнал в воду, чернила тут же расплылись, и весь журнал превратился в одну сплошную кляксу.

— Твою мать! Я же его ещё не дочитал!.. Так, ладно, потом! Что это вообще было?!

Вернувшись к реальности, Наото выскочил из ванны.

Оглушительный удар сотряс дом до основания. Это было похоже на взрыв или молот, которым сносили ветхие аварийные дома. Или так, или же...

— Метеор?! Да вы шутите! – бормотал Наото на бегу, придерживая полотенце.

Что вообще случилось? Первым делом он должен был убедиться, что оставшаяся в мастерской автомата не пострадала...

— А-а-а-а?! — издал он бессмысленный крик.

Жилая комната и столовая в конце коридора были полностью разворочены. Потолок обрушился, а груда обломков и завеса пыли полностью погребли под собой комнату.

— К-как это... вообще могло произойти?.. — колени Наото подогнулись сами собой, и он рухнул на пол с криком отчаяния. — Что?! Что это?! Что я такого сделал?!

Парень понятия не имел, что привело к такому исходу. Он всего лишь хотел полежать в воде и почитать журнал, но его дом только что разнес невесть откуда взявшийся метеорит. Он не знал слов, чтоб описать нахлынувшее на него чувство отчаяния...

— Т-точно... Я должен посмотреть! - Наото встрепенулся и силой заставил себя подняться.

Действительно ли это был метеорит? К счастью, пострадала только жилая часть помещения. Мастерская должна быть в порядке. Наверное.

— Ох, ну серьёзно... Чёрт, чёрт побери! Идиотизм! — ругался он, бросившись к месту крушения, где ещё не успела осесть пыль. — Что... Что за?! — В слезах и соплях он убирал обломки один за другим. — Ха-а, ха-а...

Ладони Наото запачкались чем-то красным — порезался, наверное. Пол под ногами продолжал опасно трещать, парень скрупулёзно разгребал обломки. Дом еще не рухнул, но неизвестно, сколько он продержится. Наото глянул наверх и обнаружил зияющую дыру в крыше. Возможно, что-то действительно упало с неба…

— Только не говорите мне, что это действительно метеор? Что я такого плохого сделал, чтобы вот так попасть? – проворчал он, стирая рукой пот со лба и оставляя на нем кровавый след.

Продолжая работать, он задавался одним единственным вопросом: из-за чего это случилось? Если по вине человека, то он, Наото, просто обязан заставить его пожалеть, извиниться и выплатить компенсацию. Но если это был настоящий метеорит…

Погодите-ка! Булыжник из космоса должен дорого стоить. Тогда сегодняшняя катастрофа может стать благословением. Возможно, он будет жить в новой квартире и, конечно же, купит новую пружину…

Как Наото и предположил, среди обломков что-то было.

— ...Что это? — парень уставился на находку.

Судя по очертаниям, под обломками был погребен большой чёрный ящик — транспортировочный контейнер. Его внешний вид и структура сплава сильно отличались от характеристик обычного металлического ящика, и чаще всего использовались такие либо военными, либо каким-нибудь исследовательским институтом. Впрочем, не так уж важно, что из себя представляет контейнер, гораздо важнее содержимое.

— Что ж, значит, не метеорит. Это что-то ценное… верно?

Одно можно было сказать наверняка: ящик не был рассчитан на падение с большой высоты. Рама контейнера сильно погнулась, и образовалось отверстие, достаточно большое, чтобы в него смог пролезть человек.

Наото недолго думал, прежде чем решиться:

— Черт знает, что там внутри, но если это что-то ценное, возьму в качестве компенсации за ущерб. Поехали!

С трудом протиснувшись в дыру контейнера, парень очутился внутри. И почти сразу же почувствовал, что стены обшиты мягким и упругим на ощупь материалом.

— Если там нет сокровища, то пеняйте на себя, понятно? Не важно, откуда оно упало, я собираюсь в полной мере получить и извинения, и соответствующую денежную компенсацию, даже окажись вы хоть самим судьёй или… — продолжал он бурчать себе под нос.

Однако…

Наото замолк, только его глазам предстало то, что хранилось в контейнере. Нет, у него не просто не нашлось подходящих слов — он забыл как дышать. Возможно, даже его сердце на секунду перестало биться. Настолько сильным был шок от увиденного…

Это был «гроб».

По крайней мере, Наото так показалось.

Хрустальный «саркофаг», внутри которого таилась технология, на первый взгляд напоминающая сложное движение механических часов. А еще там же спала девушка. Она лежала погребённой среди механических частей — винтов, цилиндров двигателей, проводов, пружин и шестерней, словно в цветах.

На вид спящая была еще подростком. Гладкие серебряные волосы и нежное лицо. Простое и в то же время элегантное черном платье, идеально подчеркивающее красоту стройного тела, и красотой этой сознание юного Наото закоротило. Он окончательно потерял дал речи.

Даже самый суровый женский критик упал бы от такой красоты. Некая «высшая форма жизни» предстала перед ним, способная пленить любого с первого взгляда. Эту прелесть невозможно описать словами «симпатичная» или «милая» — она охватывала все виды и формы красоты в мире.

...Верно, это была…

Механическая кукла, автомата, «Высшая форма»!..

Сознание Наото поглотила волна экстаза.

Это был «порт».

Несколько гигантских полотен металла чернели под ночным небом. Эстакады — три с половиной километра взлётно-посадочной полосы двигалось против часовой стрелки, против степенного вращения массивной шестерни Сети Осаки.

«Международный Кансайский аэропорт».

Транспортная развязка, построенная задолго до того, как планета превратилась в скопление шестерёнок.

Хотя его история и насчитывала более тысячи лет, саму конструкцию обновили относительно недавно. Отовсюду слышалось тихое механическое поскрипывание.

Ближе к углу аэропорта, на седьмой огороженной полосе, стоял крупный транспортный лайнер. Под надзором огромного количества специалистов рабочие машины въезжали через шлюз сбоку и в организованном порядке вывозили помеченные контейнеры. После доставленный груз отправлялся на склад, располагающийся в зоне седьмого терминала, где его распределяли в грузовики и отправляли к месту назначения.

...Примерно так должна была выглядеть процедура разгрузки лайнера.

Девочка, одетая в тёмно-синюю рубашку и бежевое летнее, похожее на плащ хаори*, покачала головой и скептически спросила:

— Упал, говоришь?

Сцена разворачивалась в приёмном отделении седьмого терминала.

— Ну… по-видимому, возникла какая-то проблема…

— Интересненько…

Она произнесла это равнодушно, поправляя сползшие на шею светлые волосы. Ее глаза буквально вцепились в мужчину, побуждая того продолжать. Тот отвёл взгляд и виновато склонил голову.

Образ представительного управляющего погрузкой в шикарном дорогом костюме рассыпаться на глазах, когда мужчина нервно ерзал в кресле.

— Ты сказал, что контейнер упал. Мне сложновато это понять. Это как?

Было ли это ошибкой машины или человека? Неважно что, но вина ложилась на руководство и служащих аэропорта. И пусть это и хрупкая машинерия, запакованная в специальную оболочку, она не должна получить серьёзных повреждений, даже выпав во время транспортировки.

— Это случайность связана с местными рабочими?

— Нет, погрузка прошла по плану. Контейнеры погрузили за час.

Это раздражало всё больше и больше. В чём же тогда таилась проблема?

Управляющий погрузкой зажал потный платок между пальцев и беспокойно посмотрел на клиента.

— Инцидент, о котором я упоминал, произошел непосредственно в воздухе, а не во время взлёта или посадки.

Девушка продолжала молча сверлить его взглядом. Из-за огромного давления, исходящего от клиентки и при этом не вяжущегося с её внешним обликом, управляющий смог лишь жалобно пролепетать:

— Ну, э-это… запрос был неожиданным. Произошла ошибка на погрузочных работах, мы забыли закрепить один из контейнеров…

— И он упал во время полёта?

— М-мне действительно очень жаль… Это первый подобный инцидент за всё время существования аэропорта. Мы также со своей стороны признаём, что потратили на изучение обстоятельств чересчур много времени, из-за чего отчёт задержался.

— Так какой конкретно контейнер вы потеряли? — тон её был предельно резок и холоден.

Управляющий погрузкой уже почти задыхался от волнения.

— ...Контейнер YD-01.

— …

— М-мне действительно очень жаль!

Он ещё ниже склонил голову, но девочка уже не обращала на эти жалкие старания никакого внимания.

— ...Вот что ты пытался мне сказать, да? – когда клиентка заговорила, её голос словно шёл из глубин ада. — Крупный транспортный лайнер совершал экстренный вылет с важными людьми и материалами на борту, и люк почему-то открылся сам по себе. Один из трех тысяч пятисот пятидесяти восьми контейнеров не был закреплён надлежащим образом из-за чьей-то халатности. И так уж вышло, что им оказался важнейший, "тот самый" незаменимый контейнер?

— Да…

— Если это какая-то японская шуточка, то должна вам сообщить, что она совсем не смешная.

— М-мне действительно жа…

Мужчина, извиняясь в сотый раз, поднял голову, чтобы увидеть реакцию клиентки.

Лицо той оставалось непроницаемо.

Управляющий не ощущал разницы между их разговором и казнью через повешение. Да, ситуация точно подходила под описание. Та черта, где всё могло закончиться извинениями и компенсацией, была пройдена. Будет хорошо, если его просто уволят, но судя по реакции клиентки, компанию могут навсегда прикрыть…

Ее по-мальчишески хитроватые зеленые глаза светились нежностью, тонкие розовые губы радостно изогнулись. Она улыбнулась широко улыбнулась, словно распустился цветок.

’’Миг и…’’

Девочка стремительно развернулась, впечатывая свой чемодан в лицо мужчины. Послышался неприятный хруст, и из носа управляющего хлынула кровь.

Светящимся яростью взглядом она смотрела на бьющегося в агонии и визжащего как свинья мужчину. Затем презрительно выплюнула:

— Ты бесполезный работник, твои извинения жалки, а шутки глупы. По-видимому, старательные и умелые японцы остались в прошлом. Теперь я это поняла. Хальтер!

Услышав зовущий его голос, лысый мужчина, ожидавший в углу приёмного отделения, медленно поднялся. Он был более двух метров ростом, а атлетическое телосложение, идеально сочетающееся с тёмно-серым костюмом, делало его похожим на профессионального убийцу.

Он мягко произнес:

— Мастер Мари, я думаю, невежливо так повышать голос. Насилие, к слову, тоже не выход.

Услышав это, «Мастер Мари» фыркнула и поинтересовалась:

— Хальтер, кто нанял этих бесполезных людей?

Озадаченный, Хальтер с жалостью посмотрел на рыдающего управляющего.

— Нет, их послужной список определённо хорош и, насколько я помню, все их сотрудники довольно опытные в своем деле люди. Проблемой здесь, полагаю, стал слишком плотный график.

— И что? Мы теперь должны простить их беспрецедентную халатность, идиотскую ошибку, из-за которой груз выпал из транспортника, просто потому что они, видите ли, были слишком заняты?

Девочка достала «Хроно Компас» из нагрудного кармана, взглянула на время и тяжело вздохнула. Это был очень замысловатый хронометр — символ часового техника первого ранга, символ Мастера.

— ...Но времени у нас нет. Ох, мой уровень сахара в крови…

Девочка достала сладкий разноцветный леденец на палочке и начала облизывать его, с грустным видом командуя:

— Немедленно собирай команду. Нужно убедиться, что всё оборудование цело, не считая того ящика. Убедись, что оно вернётся, неважно как.

— Понял.

Хальтер согнулся в поклоне, как заправский дворецкий, и потянулся к телекоммуникационному оборудованию приёмной. Девочка искоса взглянула на него и вышла в фойе.

— ...Времени у нас нет.

В этом мире города построены на шестернях. Пока они продолжают вращаться, дальность перемещения ограничена расстоянием из одного города в другой, расположенный по соседству. Единственными альтернативными маршрутами оставались «Цилиндрические Туннели» и авиалинии.

Конструкция Цилиндрических Туннелей не предусматривала свободной смены направления, а из-за большой дальности доставка по воздуху была единственным подходящим вариантом.

102 техника.

500 автомат.

И 3558 контейнеров.

Даже девочка понимала, что немного чересчур было требовать переправить столько груза из Канады в Японию за один день. Однако…

— Даже в таком случае должен существовать предел их ошибке, верно?!

Оказавшись в фойе она увидела, что вся команда уже собралась со своим багажом на погрузчике. Техники разных полов, возрастов и рас немедленно встали, заметив её.

Удовлетворенная их молчаливым ожиданием, а она спокойно осведомилась:

— Все готовы?

— Конечно, Мастер Мари! – кивнул их представитель, человек лет пятидесяти, офицер-механик. Девочка сообщила:

— Разгрузку планируется завершить в течение часа. Пока всё это транспортируется в Центральную башню Киото, пожалуйста, распакуйте необходимые для работы контейнеры.

— Положитесь на нас!

— Я направлюсь в назначенное место, как только завершу все дела в административном бюро. Начинаем работу завтра, в 06000 по местному времени. К этому моменту во всех автоматах должны быть установлены пружины, а рабочие находиться непосредственно возле своих командиров, вам ясно?

— Так точно!

Рабочие с уважением поклонились девочке, когда та завершила инструктаж. Стоя посреди фойе девочка смотрела, как команда готовится к работе, и позволила себе устало вздохнуть. Почему же на сей раз не всё идёт гладко? Настолько короткие сроки для подготовки и несчастные случаи во время транспортировки — такое у них впервые.

— ...У меня плохое предчувствие. Будем надеяться, что я просто перенервничала, — бормотала девочка.

— Я извиняюсь, это вы профессор Мари Белл Бреге из «Гильдии Мастеров»? — послышался сзади голос, и Мари обернулась.

Там стояли с десяток человек в чёрных костюмах, словно богатые родственники на похоронах. Испытывая отвращение к их фальшивым натянутым улыбкам, Мари выплюнула:

— Не люблю людей, зовущих меня полным именем.

— Прошу прощения, профессор Бреге. Для нас честь встретить вас! — Лицо мужчины приобрело еще более натянутое выражение. Он продолжил:

— Мы из числа военных, представляющих сеть Киото. Добро пожаловать! К сожалению, из-за спешки нам не удалось организовать жилые помещения у нас. Мы сняли для вас номер в Центральном Отеле, поэтому, если вы не возражаете, пожалуйста…

— В этом нет необходимости! — Мари прервала человека на полуслове, а затем добавила: — Я признательна вам за потраченное время и силы, но мне нужно спешить к месту поломки и планировать восстановительные работы.

— Вот как… но, профессор Бреге, где вы планируете остановиться?

— Мои люди будут спать там же, укрывшись одеялами. Я останусь вместе с ними.

— Но как принцесса семьи Бреге…

— Мы здесь не для осмотра достопримечательностей.

Говорить больше не о чем. Игнорируя взволнованных военных, Мари развернулась и направилась к выходу. Те поспешили за ней.

— Пожалуйста, подождите, профессор Бреге! Мы очень надеялись, что вы хотя бы сегодня отдохнёте в отеле. Там организован банкет.

— У меня нет времени.

Мари шла, не оглядываясь. Они попытались возразить, заговорив все разом:

— Профессор Бреге, нет резона так спешить.

— Верно. Сейчас Киото обслуживают около полутра тысяч техников, а более десяти тысяч автомат наготове. Никаких проблем с безопасностью.

— Конечно же, мы поручили им следовать вашим указаниям во время работы…

— Они не нужны, — Мари развернулась, беспечным тоном добавив: — Просто оставьте работу моей команде. Скоро я пришлю к вам кого-нибудь за картой.

— Д-да… но Киото сейчас находится под контролем военных. Я, разумеется, не имел в виду, что в управлении функциями города нет никого важнее нас…

— Настройки требуют качественной совместной работы. Она не пройдет ни быстро, ни гладко, если техники работают в разнобой.

— Пардон, профессор Бреге, но они – лучшие в стране…

— Как и ожидалось от страны с такими плохими шутками. Думаю, вы не поймете, если я не скажу этого прямо. — Мари вежливо улыбнулась. — «Дилетанты будут только мешаться!» Вот что я пытаюсь сказать.

— Это…

Резкие слова Мари привели людей в замешательство. Очевидно, что она дразнила их и насмехалась.

— Хотите, я скажу, что вы на самом деле думаете? Это зона военных, и мы следим за тобой, так что даже не пытайся выкинуть что-нибудь. Вы это пытаетесь нам сказать, верно?

— Ко-конечно нет! Разумеется, мы не настолько…

— Даже если в грязь упадёт капля вина, грязь останется грязью и лучше не станет. Но если даже небольшой кусочек грязи смешается с вином, пить его уже будет нельзя.

— …

— Только одного прошу. Просто закройте рты и отойдите в сторонку. Это-то вы способны сделать, верно?

Не дожидаясь ответа, Мари развернулась и вышла наружу. Напротив ворот аэропорта уже стоял припаркованный седан обсидианово-черного оттенка, а Хальтер торопливо двинулся ей навстречу. Девочка поручила тяжёлый багаж ему, а сама села в автомобиль.

Управившись с багажом, Хальтер полез на место водителя. Мари пристегнула ремень.

— Поехали.

— Понял.

— Всё идёт по плану! - объявил один из одетых в черное военных, наблюдая за отъезжающим с парковки седаном.

Любопытно, что на их лицах не наблюдалось никаких признаков ярости или недовольства даже после того, как их только что высмеяла столь юная леди. Они улыбались, чувствуя облегчение.

— К счастью, как и твердят слухи, она всего лишь капризная принцесса. Ею легко манипулировать.

— Тогда пусть она поработает на нас.

Они обменивались нелицеприятными высказываниями, насмехаясь над словами, которыми их наградила девочка. В конце концов, никто кроме них её не слышал.

— Ах, я так устала…

Мари рухнула на сиденье машины, словно сдувшийся воздушный шар.

Хальтер увидел это в зеркало заднего вида и поморщился.

— Вам было тяжело.

— Тяжело? Мои ноги! Эти шакалы следят за мной, куда бы я не направилась! – ответила она, скидывая с себя летний плащ и обувь. Затем достала из кармана плитку шоколада и захрустела.

— Никто, даже «Гильдия Мастеров» или японское правительство, не в состоянии подготовить всё заранее. Я всего лишь техник, так почему я должна разбираться с местной организацией? — с заднего сиденья раздавались жалобы Мари, сейчас она уже не казалась несносной маленькой принцессой, командующей взрослыми.

Теперь на её месте сидела высокомерная и испорченная девочка. Хальтер подавил желание посмеяться над такой переменой в поведении и просто упрекнул её:

— Ну же, юная госпожа, не забывайте об этикете милой леди даже когда вы в машине.

— Отстань.

— Это моя работа. Взгляните, у вас подол рубашки помялся.

— И? Что? Хочешь посмотреть?

— Такие малышки меня не интересуют. Лет через десять, возможно…

— Убейся! — Мари пнула водительское сиденье. Хальтер едва не ударился об руль и, рассмеявшись, добавил:

— Дети из Академии упали бы в обморок от счастья, увидев тебя сейчас.

— Будто они меня волнуют. Ты за кого меня держишь?

— Ага, конечно, — Хальтер хихикнул. — Кхм, — он прочистил горло, — вы известная, беспрецедентно красивая профессор Бреге, окончившая множество всемирно известных университетов. В тринадцать лет вам удалось стать первоклассным техником — Мастером, лучшей из двух сотен миллионов техников по всему миру. Я же, Хальтер, просто счастлив быть вашим секретарём…

— Вот гадость, просто заткнись!

Мари взвыла, а Хальтер прекратил хохотать. Он мягко посмотрел на надутую девочку и продолжил:

— Пожалуйста, моя госпожа, не заводите себе врагов.

— Что? Это лекция?

— Это совет. Я понимаю, что вы их еле терпите, но они всё ещё важные шестерёнки нашего общества. Мы не извлечем выгоды из их страданий и ненависти к нам.

— Думаю, я и без того достаточно вежлива с ними, разве нет? Если бы это была «Старшая сестра», вся их компашка просто бы однажды исчезла.

— Не надо сравнивать себя с этой не от мира сего…

— Кстати говоря, на что ещё способны эти наивные школьники?

— Да ничего они не смогут сделать. Ничего.

Даже если Мари была самой талантливой в мире, она всё ещё оставалась несовершеннолетней девочкой. Халтер наморщил брови.

— Похоже, происходит что-то забавное.

Мари сидела откинувшись и с удовольствием поглощала шоколадку.

— Пускай мы послали их, потому что чересчур раздражают, однако почему так сильно спешим, когда рядом есть база военных? — девочка вопросительно наклонила голову.

— Хм?.. А вообще, почему нас вызвали?

— Обычные проблемы с гравитацией. Они сообщили, что здесь неполадки с Центральной башней, из-за которых уровень гравитации не может быть сброшен до оптимальных значений — или типа того. Значение увеличилось примерно на 1%.

— Это неспроста. Обычного технического обслуживания должно быть достаточно для урегулирования такого рода инцидента.

— Серьёзно, не было нужды везти всех сюда из Канады. Они позвали меня сюда «на всякий случай»?

— Механикам военных подразделений, так или иначе, далеко до нашего уровня технических экспертиз. Возможно, они отправили запрос от лица японского правительства в «Гильдию Мастеров», испугавшись ответственности в случае провала.

— Политика, политика, сплошь и рядом… Непростительно, что мой отпуск накрылся медным тазом ради спасения этих чудаков. Ах, мне сейчас так не хватает Парижского абсента…

— Это не тот напиток, что должна пить милая девочка.

— Ты меня раздражаешь.

— Да-да… сначала в административное бюро, верно? — спросил Хальтер.

Мари кивнула, догрызая шоколадную плитку.

— Ах да, пожалуйста, я планирую отдохнуть после завершения всех этих процедур. Сразу зови меня, как её найдёте.

— Понял.

Из окна машины был виден центр города. Центральная башня, вершина которой терялась в облаках, должна была с завтрашнего дня стать её временным рабочим местом. Она посмотрела вверх и увидела «Экваториальное Кольцо», разделяющее всё небо пополам и непрерывно вращающееся.

Мир построен на бесчисленных шестернях. А в движение всё приводит «Экваториальное Кольцо» — источник огромной энергии, берущий начало из гравитационных сил Луны.

"Clockwork Planet"

Механический мир с искусственно создаваемым ветром, погодой и даже гравитацией, контролируемыми при помощи шестерёнок. Они были высечены прямо из земной коры, на месте иссушенных морей и безжизненной суши. Сейчас под этими исполинских размеров шестернями не было ничего. Земля превратилась в пустую оболочку, зависшую в космическом пространстве.

Так продолжалось уже тысячу лет.

Между нынешним устройством Земли и хорошими механическими часами не осталось принципиальной разницы, для надлежащего функционирования ей также требовалось регулярное и профессиональное обслуживание. Но ни один механизм не может работать вечно: детали ломаются, стареют, изнашиваются и, в конце концов, начинают влиять на работу всей системы.

Потому приходится вмешиваться и выравнивать передаточные механизмы планеты. Работа Мари Белл Бреге заключалась именно в этом.

— Я и правда… хочу абсента, — Мари предавалась богемным грезам, уставившись отсутствующим взглядом на пейзаж за окном.

Наото медленно приблизился к «саркофагу».

— Я понятия не имею, когда пол решит обрушиться. Нужно вытащить эту штуку поскорее...

По его спине пробежала струйка холодного пота, когда снизу вновь раздался треск.

Он обогнул «гроб» по кругу, пытаясь найти способ его открыть. Поиски не давали результатов, он не смог отыскать ничего, похожего на замочную скважину. Не похоже, что здесь требовался ключ, но зато у соединения крышки с самим саркофагом обнаружилось множество странных движущихся деталей. Все вместе они представляли… что-то вроде пазла?..

— Хм... здесь? Нет, не подходит. Этот? Ох, бессмысленная трата времени...

«Щёлк!»

С характерным щелчком детали головоломки соединились воедино и хитрые пружины внутри «гроба» пришли в движение. Сразу послышался скрип вращающихся шестерёнок, и струи белого пара выстрелили из образовавшихся щелей.

— Чудесно, он открылся!

Он осторожно поднял крышку, развязал удерживающие девушку ремни, отсоединил кабели, назначения которых все еще не понимал, и вытащил тело из саркофага.

«Она лёгкая».

Первое, о чём он подумал.

Для обычной девушки подобный вес был бы вполне естественным, но для полноразмерной автоматы она оказалась уж очень легкой. Исключением могла быть автомата, предназначенная для удовлетворения сексуальных потребностей, однако сложно даже представить, что такую высококачественную работу использовали в качестве игрушки. Что с идеальной мягкостью и упругостью кожи? Какое производство могло обеспечить столь высокое качество?

— Нет, сейчас не время думать об этом. Если я не поспешу...

Наото едва не споткнулся, когда нес девушку. Вытащить ее из контейнера ему удалось без особых усилий.

Выглянув наружу из своей неожиданным способом «перестроенной» комнаты, он увидел звёздное небо и "Экваториальное Кольцо", приводящее этот мир в движение.

От удара, по силе эквивалентного падению настоящего метеорита, все здание практически превратилось в руины. Что, если он помедлит, и пол действительно провалится?..

Стараясь сохранить спокойствие, Наото огляделся по сторонам, оценивая сложившуюся ситуацию. И в этот момент взгляд парня упал на шею девушки, там виднелось что-то похожее на печать.

«Y», «РюЗУ».

— ...РюЗУ? Это её имя?

Конечно, это всего лишь догадка, так как подтвердить было некому. Наото снова задался вопросом, что делать с «высшей автоматой» РюЗУ. Для начала ему нужно добраться до инструментов.

Он раскидал обломки и полез в мастерскую. К счастью, оказалось, что она пострадала не так сильно. Забравшись туда, Наото увидел разбросанные по всему помещению детали и инструменты. Осторожно, стараясь не наступить на них, он направился к своему рабочему столу.

Взгляд парня остановился на незаконченной автомате...

Спустя несколько мгновений, собравшись с духом, он убрал незавершенное творение со стола и положил на её место РюЗУ.

В это время здание буквально трещало по швам, очевидно сигнализируя об опасности. Но не обращая внимания ни на что, Наото коснулся шеи найденной в контейнере автоматы, и начал напряженно вслушиваться.

— ...Пружина, судя по всему, была в рабочем состоянии. Получается, сломалась что-то другое?

Если все именно так, починить автомату он мог только здесь, в соответствующих условиях. Хотя у него по-прежнему не было всех необходимых инструментов, когда как даже мизерное количество пыли, попавшей в микроскопические шестерни, способно повлечь за собой системные нарушения.

Поэтому он принял решение завершить починку и уйти до того, как здание обрушится.

— Окей!

Он хлопнул себя по щекам, чтобы сконцентрироваться на предстоящей операции, а затем облачился в рабочую одежду, снял со стены поясную сумку и застегнул на себе, направил на стол лампу и включил её. Приготовления были завершены.

Терпеливо и с величайшей осторожностью, парень расстегнул застёжки на спине автоматы и аккуратно, будто распаковывал подарок, снял с нее одежду. Его глазам предстали узкие белые плечи… Наото начал работу посреди смахивающего на свалку здания, готового вот-вот обрушиться.

Он медленно провёл пальцем вдоль лопаток РюЗУ. Под мягкой кожей ощущалось что-то твёрдое. Слегка надавил, раздался глухой щелчок, и её спина раскрылась, подобно распустившемуся на солнце цветку.

— ...Уах!

Под мягкой кожей, так похожей на настоящую, таились мудреные механизмы. Создавалось впечатление, будто в теле автоматы спрятали целую вселенную. Наото восхищенно сглотнул. Если бы не отчаянное положение, он смог бы досконально изучить каждую деталь этого маленького механического мирка…

Парень отмахнулся от соблазнительных мыслей и запустил миниатюрных размеров инструмент в спину РюЗУ. Если бы его сейчас увидел профессиональный Мастер, точно схватился бы за голову и завопил. Движения Наото были чересчур неуклюжи для столь сложной и точной конструкции. Он ощупывал разные детали механизма, все больше и больше расстраиваясь оттого что не удавалось определить причину поломки. Но, так или иначе, он пробовал снова и снова, прибегая к помощи самых разных инструментов.

Во-первых, он никогда не пользовался измерительными инструментами без соответствующей схемы механизма. Целиком сконструированная из шестеренок гуманоидная автомата — это миллионы мельчайших запутанных деталей. Для починки одной из этого великого множества шестерёнок без схемы устройства механизма необходим недешёвый и очень точный прибор для поиска дефектов.

Но Наото использовал в качестве такого прибора свой уникальный слух. И до сих пор парень ни разу не ошибся. Он с удивительной точностью определял, где и в чем скрывалась неполадка.

— Здесь?

Ему всего лишь надо было слушать. Словно детсадовец, дующий в маленькую флейту стоя посреди большого оркестра Венского Филармонического, на этом музыкальном шедевре появилось пятно.

Как все остальные способны терпеть такое раздражение?

Механизм с идеальной конструкцией идеальным не был, ведь он не мог должным образом функционировать, что очень огорчало мальчика.

Так или иначе, проблема...

— А что это вообще за деталь?..

Его знаний и опыта недостаточно. И сейчас у него не оказалось даже предположения, за что конкретно эта деталь должна в механизме отвечать или вследствие чего она пришла в негодность. Оставалось вслушиваться и пробовать все варианты один за другим.

Если рука случайно соскользнёт, он может порвать искусственные нервы, что тоньше паутины, или же сбить шестерёнки наноразмеров. А если Основной Цилиндр механизма повреждён, считай, что её уже не спасти. Это была крайне рискованная операция с множеством случайных рисков.

...И Наото пришлось потратить целых три часа на поиск и устранение поломки.

Три часа спустя.

— Фух!..

Это были самые напряженные три часа, полностью измотавшие парня духовно и физически. Разум и тело Наото были истощены, дыхание стало неровным.

— В-всё получилось... вроде.

Он был уверен, что сделал всё правильно, однако чувство беспокойства отказывалось покидать сознание. Его уникальный слух больше не находил неисправностей в работе механизмов, но активировать систему, то есть «включить» автомату, он еще не успел.

В нём нарастали чувства беспокойства и разочарования. Стоило ли любителю копаться в столь совершенном механизме? Что если он облажался и совершил непростительное для любого техника преступление? Наото охватил настоящий ужас. Чтобы его как-то прогнать, парень встряхнул головой.

— ...Нет, она снова заработает, стоит повернуть пружину... я надеюсь.

На затылочной части шеи девушки он отыскал заводную пружину, скрывающуюся под серебряными волосами, и начал поворачивать.

Потолок постоянно трясся, падали обломки штукатурки, и малейшее промедление могло стоить ему жизни.

— Ха-а... ха-а...

Он поворачивал пружину раз за разом, накапливая энергию вращения, чтобы завести все узлы внутреннего механизма. Вот только, сколько бы он его ни крутил, ровным счетом ничего не происходило.

В нём нарастало беспокойство.

— Нет, нет, нет! Неужели я и вправду облажался? Чёрт, да вы издеваетесь!

Пшш...

Наото услышал тот самый звук. Он не видел, что именно происходит, но ему это было и ни к чему. Все что требовалось, он прекрасно расслышал через наушники. Здание начало падение…

— Вот же...

Он бросил взгляд наверх. Бетонный потолок летел прямо на Наото и по-прежнему лежащую на рабочем столе РюЗУ. И в тот же миг… почувствовал слабое прикосновение к руке.

Затем…

РюЗУ соскочила со стола…

Она двигалась на максимальной скорости, мигом схватила Наото в охапку. Тот попросту не смог уследить за её действиями.

Вращение двигателей на ногах и шестерёнок всего механического тела автоматы ускорилось до пиковых значений, РюЗУ вылетела из окна, словно ядро из пушки, держа Наото в своих объятьях. Всё произошло за считаные секунды до обрушения.

— Уа-а...

Они падали.

Их поглотила инерция.

Седьмой этаж находился на высоте двадцати метров —;это расстояние, с которого обычной автомате ну никак без повреждений не приземлиться. Она бы разбилась, и Наото вместе с ней... Однако автомата падала с поразительной грацией… и улыбалась.

Наото, в свою очередь, смотрел на её улыбку с выражением полнейшего недоумения.

Их падение длилось несколько ударов сердца, но создавалось ощущение, что во много раз дольше. В момент, когда они уже приближались к земле, девушка неожиданно сгруппировалась.

Они коснулись поверхности.

— !!!

Послышался тяжелый удар.

Но что удивительно, отдача от соударения не достигла Наото.

«Насколько же хороши её амортизаторы? Ноги не сломались? Поранило ли стекло искусственную кожу?»

— ...

РюЗУ без слов опустила его. На подгибающихся ногах Наото покинул объятья девушки, и тут же ноги подогнулись. В голове царила пустота, мысли разбегались. Просто смотрел пустым взглядом на девушку перед собой.

— В...

Её ослепительные, как топазы, глаза смотрели на Наото, загадочно мерцая. Он мог лишь смотреть на неё в ответ. Воздух сотрясало дыхание из слегка приоткрытого рта.

— Вы-ы...

Генератор голоса завибрировал, и к голосу примешался какой-то посторонний шум. Ошибка вследствие долгого бездействия? Девушка положила руку на шею, подняла взгляд к небу и поправила свой генератор голоса. После медленно опустила руки, удовлетворённо кивнув, поправила одежду. Очевидно, старалась вернуться в идеальное состояние, в котором пробыла сотни лет.

Девушка оглянулась, проверяя обстановку вокруг, и снова уставилась себе под ноги.

— Это вы меня починили?

У неё был приятный голос, звучащий словно музыкальная шкатулка мастерской работы. Девушка цвета ртути была стройна фигурой и носила платье, словно сотканное из самой ночи.

Пара обворожительных золотистых глаз, словно сделанных из драгоценных камней, смотрели на безмолвного парня.

— Ах-х, после одной неисправности я была вынуждена бездействовать один миллион восемьсот четыре тысячи девятьсот двадцать шесть часов, а интеллект человечества все ещё на уровне блошиного? Я не чувствую в вас ни интеллекта, ни элегантности.

Если слушать ее голос с близкого расстояния, то можно было услышать звук неорганического аудиоустройства.

Но сейчас, из-за пульсирующей боли в голове, парень не мог настроится на этот механический ритм .

— ...Господи! Человеческая тупость не знает границ. Если возможно, я бы хотела, чтобы мой господин оказался интеллектуально совершеннее насекомого.

И хотя в этих словах читалась язвительность, девушка элегантно протянула руку Наото. Выражение её лица осталось нежным, ярко контрастируя с её оскорбительными высказываниями. Мягкие губы растянулись в улыбке.

Наото улыбнулся в ответ, вытянул руку с поднятым вверх большим пальцем, и… тут же потерял сознание.

Примечания

  1. японский жакет без пуговиц, надевают поверх кимоно

Комментарии