Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог. Не падая духом

Роскошный дворец — именно так можно описать это Священное поместье.

Рентаро огляделся. Величественные колонны тянутся к арочному потолку, пол украшен искрящейся на солнце мозаикой.

Время от времени он то почёсывал в затылке, то поправлял воротник белого пиджака.

И как до этого дошло? — уже в который раз спросил себя Рентаро.

«Завтра состоится церемония награждения. Не опаздывай», — днём раннее сообщила ему Кисара и с раздражением швырнула в него костюм и карту.

Он думал, что Кисара что-то подготовит, но в итоге Рентаро пришлось ехать на поезде одному.

Вспомнилось, как поначалу с подозрением смотрел на карту, а потом до смерти перепугался, когда понял, что церемония будет проходить в первом квартале Токийской Зоны — в центре Священного поместья.

Охранник, услышав, как Рентаро бормочет себе под нос о какой-то ошибке, с подозрением подошёл к нему. Однако когда парень показал приглашение, охранник расплылся в улыбке, открыл перед ним дверь и, похлопав по спине, пропустил внутрь.

У ворот в церемониальный зал стояла Кисара в платье. Руки она держала за спиной и была явно не в духе. «Ты опоздал!», — сказала она, как только увидела Рентаро.

— Сатоми, ты сегодня почётный гость! Пожалуйста, перестань оглядываться как деревенщина. Мне, как главе, стыдно за тебя.

— Но, Кисара, ты не говорила, что это будет такое важное мероприятие.

— А? Разве я вчера не сказала? Не сказала, что леди Сейтенши лично наградит копании Гражданской обороны, внёсших вклад? Не сказала, что тебе нужно прилично одеться?

— Нет! Ты просто бросила в меня одежду и ушла!

— Да? Ну ладно. Сатоми, у тебя галстук неровно завязан. Не шевелись, я поправлю.

Руки, которые она протянула к груди Рентаро, по локоть закрывали чёрные перчатки. Его сердце забилось быстрее.

Кисара определённо красива.

Волнение прошло, и у него снова появилась прекрасная возможность рассмотреть наряд Кисары.

Чёрное платье, украшенное чёрными кружевами с рисунком похожим на розы, сверху такая же чёрная лента.

Кисару поглотила битва с галстуком, и, похоже, она ничего не замечала.

Опустив взгляд, Рентаро смог лицезреть пышную грудь, выпирающую из-под её платья без рукавов.

От волос шёл манящий аромат.

— Э-эй… Что за странный узел.

— Не разговаривай. Чёрт, почему этот галстук так сложно поправить?

Руки Рентаро начали трястись.

— Так? — Кисара затянула галстук.

— Угх! — Рентаро начали душить с поразительной силой.

Кисара закрыла глаза и покачала головой.

— Видимо, нет? Похоже, тебе это просто не идёт. Сатоми, ты напоминаешь «Палача» с карт Таро, особенно этот страдательный взгляд. Приведи сам этот галстук в порядок.

Поняв, что сказала лишнего, Кисара тут же прикрыла рот руками.

Она угрюмо посмотрела на обрубок его правой руки и тихо спросила:

— Новый протез ещё не готов?

— Почти. Недолго осталось.

— Кстати, я недавно виделась с доктором Сумирэ. Она сказала: «Похоже, он пересмотрел меха-аниме и использовал «Реактивный удар» против V ступени. Я предполагала, что он недалёкий, но это превзошло все мои ожидания. Идиот. Ха, ну что за потеха. Аха-ха-ха».

— Почему меня держат за идиота, я ведь защитил Токийскую Зону?

— Понятия не имею.

Кисара достала из сумочки карманные часы.

— Время. Ты всё понял? Делай всё, как я тебе сказала. Церемония занимает административное время леди Сейтенши, надо закончить как можно быстрее. Если она что-нибудь спросит, отвечай коротко — «да» или «нет». И не задай вопросов. Всё понял?

— «Да».

— Хороший мальчик.

Он замер перед воротами, затаив дыхание. Он собрался и слегка толкнул дверь. Она оказалась холодной и неожиданно лёгкой, за дверьми сверкали блики солнца. Он обернулся, Кисара улыбнулась ему.

— От начала и до конца ты держался молодцом. Я впечатлена. Продолжай сражаться изо всех сил, мой Рыцарь.

Рентаро почувствовал, как что-то кольнуло в его сердце, и хотел было ответить, но понял, что и слова вымолвить не может. Двери захлопнулись. Он повернулся и увидел красный ковёр на мраморной лестнице, ведущей к трону, на котором сидела Сейтенши.

В просторной комнате с высоким потолком, позади церемониальной стражи толпились высокородные дамы и господа.

— Добро пожаловать, господин Сатоми.

Спустившись по лестнице, Сейтенши лучезарно улыбнулась.

— Как ваши раны?

— Спасибо, уже намного лучше.

— Хорошо. Не поделитесь, каково это быть спасителем Токийской Зоны?

С той ночи прошло уже несколько дней. Несмотря на крупномасштабную операцию компаний Гражданской обороны, её деталей не разглашали. По официальным заявлениям, член Гражданской обороны «случайно» оказался рядом и подстрелил Гастрею Скорпиона, которая вдруг напала на Токийскую Зону.

— Да. Немного странная реакция людей. Мне, ну, неловко от этого.

— Ничего. Этого стоило ожидать. Страшно даже вспоминать ту сцену.

Снаряд на молниеносной скорости пробил голову Скорпиона и оставил в ней огромную дыру, через которую наружу потекли мозги.

Вараниум успешно подавил регенеративные способности, и Скорпион должен был тут же скончаться. Однако перед смертью он, используя какие-то неведомые силы, развернулся в сторону Рентаро.

Дрожащие чёрные веки монстра были наполовину закрыты, будто хотели что-то сказать перед тем, как навсегда закрыться. Скорпион упал боком в море, вызвав огромную волну в заливе.

— Для меня большая честь принять вас, господин Сатоми. Продолжите ли вы сражаться во благо Токийской Зоны?

Рентаро встал на одно колено, как ему показали.

— Да. Даже если это будет стоить мне жизни.

Сейтенши подняла руки высоко вверх, торжественно объявив:

— Все слышали? Герой, уничтоживший Зодиака «Скорпиона», победивший бывших 134 в АИ ранге Кагетанэ Хируко и Кохину Хируко, поклялся сражаться за Токийскую Зону. За эти заслуги, обсудив всё с МОНИ, мы решили, что он заслуживает «Особое достижение первого класса». В награду мы решили повысить пару Рентаро Сатоми и Энджу Айхары до 1000 ранга.

Зазвучали восторженные крики, и Сейтенши с улыбкой на лице повернулась к Рентаро.

— Рентаро Сатоми. Вы принимаете наше решение?

— Да, это честь для меня.

Сейтенши задорно усмехнулась и прошептала:

— Пара Сатоми/Айхара до этого занимали 123452 место в ранге, так что это определённо выдающееся повышение. Такое происходит впервые в истории, и, скорее всего, попадёт в Книгу рекордов.

— Д-да.

— Хотите что-нибудь сказать?

«Нет, ничего» — и всё бы кончилось хорошо, скажи он так. Опустив голову, он мысленно извинился перед Кисарой.

— Да.

Сейтенши в удивлении распахнула глаза; Рентаро почувствовал, как напряглась обстановка.

— Слушаем вас.

— Я заглянул внутрь кейса.

Сейтенши шокировали его слова. Гости зашумели, не понимая о чём идёт речь.

Рентаро продолжал стоять на одном колене.

— Я знаю, это неправильно, но сразу после уничтожения Скорпиона, незадолго до того, как ракеты взорвали церковь, я открыл кейс и увидел, что там внутри. И там… — Рентаро ненадолго замолк. — …внутри лежал сломанный трёхколёсный велосипед. Что это значит? Почему это призывает Гастрею V ступени? Гастрея наш враг, который неожиданно появился на Земле десять лет назад, так что же это?! Что произошло десять лет назад?! Скажите мне, леди Сейтенши.

Гул заполнил весь зал, толпа не прекращала перешёптываться.

Сейтенши без капли эмоций на лице прошептала так, чтобы услышал лишь Рентаро.

— «Наследие семи звёзд» — это предметы, находящиеся вне Токийской Зоны, на неразведанной территории. Взяли один из них, мы и предположить не могли к чему это приведёт. Зодиак пришёл забрать его. Большего я не могу сказать.

— Не можете сказать…

Сейтенши ненадолго закрыла глаза и тихо вздохнула.

— Эти девочки, Инициаторы, наш билет в будущее. C повышением ранга пары гражданской обороны получают различные поощрения. Это относится к любому виду рангов. Думаю, получение доступа к определённой информации выглядит заманчивым. Ваш текущий ранг 1000, значит, ваш уровень доступа — 3. По мере продвижения к десятке лучших, вам откроется высший, 12 уровень доступа. Продолжайте сражаться, господин Сатоми, уничтожьте оставшихся 8 Зодиаков из 11, кроме Рака, и поднимитесь в ранге вместе с Энджу Айхарой. И тогда вы поймёте, кем являетесь, и какая миссия дана вам с рождения. Это ваш долг — узнать правду, ведь вы сын Такахару Сатоми и Мафую Сатоми.

Рентаро резко вскочил и приблизился к Сейтенши

— Что это значит?! Причём тут мои родители?!

Повисла пауза. Рентаро начинал закипать, и уже был готов схватить Сейтенши за воротник, но её холодный взгляд остановил его.

— Прекратите. Если сделаете что-либо в подобном месте, это будет считаться за оскорбление величества.

Комната тут же наполнилась леденящей кровь опасностью. По щеке Рентаро стекла капля холодного пота.

Он не знал, откуда она шла, но был уверен, что это не преувеличение и не шутка, и здесь действительно есть люди, которые могут моментально лишить его головы.

Он сжал зубы и опустил дрожащие кулаки.

— Прошу меня извинить, — выдавил он из себя, с размаха открыл дверь и, не оглянувшись, ушёл.

Рентаро прибыл в поместье Тендо.

Основной дом Тендо — это богатое поместье, выполненное в западном стиле, и оно больше напоминает загородный дом, чем особняк. Рентаро рос здесь, после того, как его в детстве приютила семья Тендо. Сейчас он вместе с Энджу живёт в комнате на восемь татами. Кисара тоже покинула этот дом, и теперь живёт одна. Он уже давно не появлялся здесь.

В стране людям не хватает земли, и само существование такого поместья, где от основных ворот до входа в дом сотня метров, вызывает в народе зависть. Усилиями садоводов подровненные кусты образовывают симметричный рисунок. Фонтан с купающимся в нём ангелом украшали ракушки.

Рентаро запасным ключом открыл дверь, поднялся на второй этаж и направился прямо к интересующей его комнате.

В коридоре он столкнулся с пожилой домоправительницей. Увидев его, она уронила из рук бельё и прошептала: «…Это вы, молодой господин?». Рентаро хотел извиниться за долгое отсутствие, но спешил, скоро должен вернуться тот человек. Он опустил голову и, сделав вид, что не узнал её, пробежал мимо.

Вскоре он нашёл комнату, которую искал. Рентаро достал пистолет, зажал глушитель зубами и надел его на пистолет, а после выстрелил в дверной замок. Он с горечью подумал о том, как же не хватает протеза. Рентаро снял глушитель, подобрал гильзу и вломился в комнату.

Внутри было просторно; на полу лежал тёплый ковёр, половину стены занимал книжный шкаф. В центре стоял большой стол из красного дерева.

Надо побыстрее закончить с этим.

Он начал открывать ящики стола и рыться в них.

Неожиданно завибрировал мобильник. Номер незнакомый.

Бл... В такой момент.

Немного поразмыслив, он поднёс трубку к уху.

— Ну здравствуй, малыш Сатоми.

У Рентаро холодок пробежал по коже. Сердце едва не выпрыгнуло из груди, он сделал глубокий вдох.

— Так ты ещё жив, Кагетанэ?

Нога Рентаро зачесалась, как бы напоминая события того дня.

После битвы Кохина с безжизненным выражением лица проскользнула мимо Рентаро и отправилась спасать Кагетанэ.

Тогда Рентаро был уверен, что с такими ранами его враг точно не выживет.

Вроде того. Ну, твой удар был поистине хорош. Я теперь в вынужденном отпуске, пока не восстановлюсь. Как же скучно сидеть без работы.

— Работу? Убийства? Используй эту возможность, чтобы остановиться.

— Ну, может, со стороны всё так и выглядит. Скоро мы снова встретимся, а пока что я просто звоню поздороваться. Знай, в следующий раз я не проиграю.

— Да. Как и я.

На самом деле эта победа далась с большим трудом, всё получилось благодаря череде непредвиденных обстоятельств.

Вряд ли бы он победил, подготовься Кагетанэ получше.

Кстати, малыш Сатоми. Думаю, пора представить тебе моего нанимателя.

К чему это он?

Рентаро услышал щелчок затвора, тут же отбросил телефон, достал XD и не оборачиваясь направил на источник звука.

Он медленно поднялся и, подготовившись, повернулся.

— Теперь ты пробираешься в дома как вор, Рентаро?

— Вы вернулись? Я думал вас не будет до поздней ночи, ваше превосходительство Тендо.

Рост метр восемьдесят, тело закутано в традиционную хакаму, спина прямая, как струна. Волосы и борода уже поседели, но взгляд оставался всё таким же ясным и острым, как и у его внучки Кисары.

— Что ты здесь делаешь?

— Ищу улики. Но, думаю, проще будет спросить лично. Кикунодзё Тендо, может недавний инцидент и закончился тем, что министр обороны Куцувада принял всё на себя, но думаю это не всё. Это вы стоите за всем.

Кикунодзё и глазом не моргнул, но Рентаро заметил, как напряглась рука, державшая пистолет, и его сердце забилось быстрее.

Так они с перекрещёнными руками, направив друг на друга оружие, ходили по кругу. Это был плохо поставленный удушающий танец, поставленный на ковре.

— Тебя прислала Кисара?

— Я пришёл сюда по своей воле.

Кикунодзё хмыкнул, будто высмеивая его.

— Хм. И почему ты счёт меня подозрительным?

Рентаро растерялся.

— Вы... не отрицаете?..

Кикунодзё пожал плечами.

— А ты бы поверил?

— Нет...

Но я надеялся, что вы попытаетесь.

Чуть не вырвалось у него, но он лишь опустил голову.

— Министр Куцувада мёртв. Он повесился у себя дома, когда его освободили под залог.

— Я в курсе. Что с того?

— Что с того, говорите? Я видел круговое соглашение. Из этого списка арестовали всех... Но тот, кто стоял за всем не написал своего имени. Я удивился, когда прочёл их имена; все они из вашего окружения, либо под вашим начальством. Когда был ребёнком, я здоровался с ними во время ужинов в этом доме. Что скажете на это?

«Выглядит смышлёным. Как и ожидалось от приёмного ребёнка учителя Тендо» «Рентаро точно станет выдающимся политиком» От этих воспоминаний у Рентаро начали наворачиваться слёзы.

Рука Рентаро, держащая пистолет, затряслась от ярости, он едва не нажал на курок.

— Они были хорошими людьми, они уважали вас... И после этого вы думаете, что я поверю, что вы не при чём, вы, их лидер? Господин Куцувада повесился, чтобы отвести подозрения от вас. После смерти из него сделают козла отпущения. Мне всё равно на ваши причины... Но неужели вам не стыдно, после всего, что они для вас сделали, Кикунодзё Тендо?!

Рентаро чуть ли не задыхался, однако Кикунодзё едва ли приподнял бровь от его пылающей речи.

— Зачем, спрашиваешь? Да по твоим словам я собирался разрушить Токийскую Зону. Что за вздор.

— Сначала я не понимал. Однако, когда Кагетанэ украл кейс, чтобы призвать V Стадию, и сбежал на неизведанную территорию, эта информация чуть не утекла в массы. Произойди это, Токийскую Зону охватила бы паника, которая никому бы не принесла пользы.

— Хочешь сказать ты нашёл ответ?

— «Новый закон Гастреи».

У Кикунодзё слегка дёрнулась бровь.

— Новый закон, который, несмотря на протесты, пытается продвигать леди Сейтенши. Закон, который повышает статус Инициаторов, «Проклятых детей», и позволяет им жить вместе с людьми. С тех пор, как Гастрея десять лет назад убила вашу жену, вы являетесь ярым противником прав Инициаторов. Не знаю и не хочу даже представлять, что вас связывает с Кагетанэ, но у вас похожие идеи — людям и Инициаторам жить вместе унизительно. Кагетанэ верит в превосходство Гастрей, вы же хотите уничтожить этот закон. Как только в новостях рассказали бы, что Кагетанэ и Кохина Хируко — «Проклятый ребёнок» — собираются уничтожить Токийскую Зону, народ бы точно не поддержал «Проклятых детей». Ради этого вы едва не уничтожили Токийскую зону, трус.

Безо всякого предупреждения в живот Рентаро прилетел сильный пинок, и содержимое его желудка чуть не вышло наружу.

Старик приставил ствол пистолета ему к горлу и оттолкнул парня в сторону книжного шкафа. Рентаро ударился о шкаф спиной, на пол посыпались книги.

Кикунодзё охватила ярость.

— Скажи ещё раз!

— Я буду говорить это столько, сколько потребуется! Вот как всё было. Ты отправил одного из своих подчинённых на неизведанную территорию принести один из предметов «Наследия семи звёзд», о которых говорила Сейтенши — катализатор для призыва V Ступени. После тебе оставалось только передать его Кагетанэ. Но на твоего подчинённого напала Гастрея и заразила его. Он всё-таки успел вернуться за Монолиты, но сам превратился в Гастрею. Он превратился в паука, а после ещё кого-то заразил. Доказательством этому служит то, что один человек из кругового соглашения до сих пор числится пропавшим, так что тем источником вируса, который мы уничтожили, должен быть он. И всё-таки Кагетанэ получает кейс, но утечка информации об этом блокируется леди Сейтенши. Ты хотел уничтожить новый закон Гастреи, заставить людей вспомнить ужас десятилетней давности; ради этого ты позволил призвать V Стадию. Ты прекрасно понимал, что Токийская Зона будет уничтожена!

— ВСЁ ИМЕННО ТАК! — взревел Кикунодзё. — Всё, чтобы вернуть людей к реальности. Как они могли забыть? Как? Тот день десять лет назад. Солнце упало, земля разверзлась, человечество осталось на грани вымирания! Эти чёртовы выродки с невинным видом разгуливают по городу! Эти дьявольские красные глаза, я каждый раз вижу в них желание уничтожить мир! Почему все так спокойны? Дать им равные людские права? Что за чушь!

Рентаро воспользовался моментом и оттолкнул ствол. Выстрел оцарапал ему щёку. Парень сбил Кикунодзё с ног и заехал ему коленом между рёбер. Старик захрипел.

— Всё так! Они убили не только твою жену, но и родителей Кисары. Доктор потеряла своего возлюбленного! Они отпустили прошлое и продолжили жить! Ты призрак, живущим прошлым, Кикунодзё Тендо! Призрак, который не может отпустить свою десятилетнюю ярость! Ты выступаешь против леди Сейтенши, ты, её помощник! Как же сильно ты её ненавидишь?!

— Идиот. Я безгранично уважаю её. Среди всех Сейтенши, она единственная, кто подходит своему титулу! Она истинная королева, которой я хочу служить! — сквозь кашель говорил Кикунодзё.

— Тогда…

— Поэтому я не позволю ей сделать это!

Рентаро направил XD Кикунодзё в лоб. Парень смотрел в пылающие глаза старика, в них не читалось и намёка на ложь. Этот человек поистине предан Сейтенши, но его ненависть к Гастрее уже дошла до безумия.

— Полагаю, Кисара должна знать правду.

— Согласен. Но у вас нет доказательств. Вы не сможете ничего сделать.

Рентаро некоторое время молча смотрел в глаза Киунодзё.

Пару мгновений спустя он убрал ногу, положил пистолет обратно в кобуру и развернулся.

— Что собираешься делать? Ты будешь сожалеть, что не убил меня сейчас.

— Уже сожалею. Ты главный враг Кисары.

— О чём ты на самом деле думаешь, Рентаро?

— Что?

Рентаро обернулся и увидел пустоту в испещрённом морщинами лице Кикунодзё.

— О чём ты думаешь, Рентаро? Они же съели твою руку и ногу. Разве они не разделили тебя с Такахару и Мафую? Как ты можешь простить их? Неужели ты не ненавидишь их?

— Конечно ненавижу! Моя ярость не утихнет, даже если я разнесу их на куски! Я даже думал, что своими руками уничтожу всех Гастрей и «Проклятых детей»!

— Так почему?!

— Ты общался с ними? Хотя бы с одним? Они плачут над самыми обычными вещами, смеются, дуются, льстят; они добрые, полные людской доброты! Ты называешь их ублюдками? Они люди! Я, Рентаро Сатоми, верю в Энджу Айхара!

— Рентаро… ты...

Рентаро медленно закрыл глаза.

— Однажды вы спасли меня. «Если не хочешь умирать, живи, Рентаро!». Посыл сильный и чистый, как и вы. Каждый раз, когда я в отчаянии закрываю глаза, эти слова помогают мне преодолеть все трудности на пути. Я никогда не забуду, что произошло в тот день десять лет назад. Спасибо… и прощайте, мой приёмный отец.

Рентаро покинул поместье.

— Э-эй, Рентаро-о-о-о! Я зде-е-есь! — кричала на всю больницу Энджу, радостно прыгая в тонком больничном белье.

От этого крика старушка схватилась за поясницу, трёхлетняя девочка обмочилась, а у старика выпала вставная челюсть.

— Д-дура, не кричи так в больнице. В твоём словаре вообще есть слово «манеры»?..

Не успел он закончить, как Энджу кинулась ему на шею.

— Рентаро-Рентаро-Рентаро, у меня крутые новости! Во время осмотра сказали, что у меня грудь немного выросла! Ты счастлив, Рентаро?

Энджу горделиво выпятила грудь, но увидев её взлётную полосу, у Рентаро чуть не вырвалось: «А? Где?».

— Думаю, уже можно носить лифчик, да?

— Н-ну, лет через пять точно, — беззаботно раскромсал её оптимизм Рентаро.

— Как прошла церемония? Нас восхваляли? Засыпали нас аплодисментами, потому что мы восхитительны? Медосмотр был таким скучным! Я тоже хотела посмотреть! О, ты выглядишь таким крутым в этом костюме, Рентаро!

Энджу с сияющими глазами засыпала его вопросами.

— Энджу, что показало обследование?!

Энджу подмигнула и показала V-знак, намекая, что всё хорошо.

— 24,9%. Практически никаких изменений.

Рентаро с трудом подавил стон — он чуть не проговорился.

— В-вот как…

— Я пойду, переоденусь, Рентаро.

Рентаро удивился редкому зрелищу: Сумирэ Мурото вышла за пределы своего кабинета в цоколе, который обычно никогда не покидала, и махала ему.

— А я пойду слушать долгую нотацию от доктора.

— Тогда встретимся в парке возле больницы.

И Энджу пустилась бежать по коридору, а Рентаро отправился в комнату, где его ждала Сумирэ.

Парк купался в солнечных лучах, да и сама погода была приятной для апреля.

Сезон цветения сакуры уже прошёл, однако деревья до их пор стояли в цвету. С каждым порывом ветра лепестки мягко опускались на землю. Рентаро с Энджу прогуливались по дорожке, наслаждаясь ароматом пробивающейся зелени.

— Хо-хо, так наш АИ-ранг так сильно вырос?

— Да. Я слышал, что это впервые. Официально нам сообщат об этом на следующей неделе.

Энджу мгновенно заметила магазин мороженного в углу парка и начала клянчить у Рентаро.

— Можно мне одно, Рентаро-о?

Раздумывая, во сколько это ему это обойдётся, Рентаро открыл кошелёк и не смог удержать стона.

Их ранг поднялся, однако финансовое положение оставляло желать лучшего. Он вздохнул.

Дрожащей рукой он достал купюру и решительно положил её в ладошку Энджу.

— Это наши деньги на месяц. Трать разумно.

— Поняла. Значит, я могу купить столько мороженого, сколько хочу, да?

— Как ты пришла к такому выводу?! Эй, погоди! Энджу!

Энджу, не слушая криков Рентаро, резко сорвалась с места и помчалась к магазинчику. Парень проводил её задумчивм взглядом.

Он невольно усмехнулся. Он жив. Он голоден. Замечательно чувство.

Энджу, скорее всего, не знает о жертве одного человека во благо мира в Токийской Зоне.

После выстрела Энджу потеряла сознание от усталости и уснула. Рентаро мягко положил её изнурённое тело на пол и вышел из здания.

Он посмотрел на небо — уже светало.

От его дыхания шёл пар. Он продолжал идти по холмам, потирая от холода руки. Вскоре он обернулся посмотреть на «Небесный трап». Рельсовая часть, в которой ускорялся снаряд, не выдержала нагрузки и надломилась. Видимо, она была недостаточно укреплена, чтобы выдержать резкое ускорение.

Он продолжал идти, размышляя над тем, о чём до этого момента не хотел думать.

Гастреи очень чувствительны к шуму, так что они должны собраться на этот грохот, который слышался за несколько километров отсюда.

Взрывы эхом раскатывались по всей неразведанной территории как во время битвы с Кагетанэ, так и во время активации рельсового орудия.

Однако в бой никто не вмешался, и орудие выстрелило без всяких помех.

Это странно.

Кто-то сдерживал катастрофический напор Гастрей.

Всё острее чувствовалась вонь крови.

Рентаро обошёл скалу, и от увиденного у него перехватило дыхание.

Там лежал огромный труп Гастреи. Это создание в несколько раз больше дракона Комодо. Оно лишилось передних конечностей и нижней челюсти.

И это не единственный труп.

Много разных: насекомые; змеи; жабы; окутанные лозами и другие, совершенно непонятного происхождения. С I до IV Ступени.

Объединяло их лишь то, что все они мертвы.

Рентаро бродил между трупами.

Вскоре он нашёл на земле часть ноги с обувью.

Рядом лежала пустая обойма. Следом Рентаро наткнулся на остатки винтовки, разломанной надвое начиная с приклада.

Рентаро изо всех сил старался сдерживаться, пока шёл мимо этих останков.

Лишь его шарканье по песку нарушало мёртвую тишину.

И тут он нашёл. Нашёл её.

Он медленно покачал головой. Сжав кулаки, Рентаро едва смог выдавить из себя слова.

— Почему? Почему ты не убежала? Ты же обещала, что убежишь, если окажешься в беде!

Кайо Сенджу лежала, облокотившись на камень, и смотрела на Рентаро пустыми глазами.

— Потому что... Я не могла.

Она потеряла левую руку и правую ногу. Её белое платье было пропитано кровью; по всему телу зияли следы укусов.

Её раны заживали быстро, слишком быстро. Даже рука и нога уже начали отрастать.

Но сейчас это не несло радости.

— Господин Сатоми... Я...

Рентаро схватился за готовое вырваться из груди сердце и проговорил:

— Уровень заражения, скорее всего, больше пятидесяти процентов.

«Проклятые дети» каждый день принимают препараты, чтобы сдержать заражение вирусом Гастреи, однако они лишь "подавляют" и полностью затормозить заражение не в состоянии. Из-за этого подавления они не сразу превращаются в Гастрей. Однако при использовании особых сил или при попадании жидкостей Гастрей в их тела, степень заражения потихоньку увеличивается.

Как и у обычных людей, как только степень заражения переходит черту в 50%, они больше не могут оставаться людьми.

Это явление никак не отложить или не ограничить известными современной медицине средствами.

Рентаро достал пистолет, чтобы посмотреть, сколько в нём осталось пуль. В затворе оставалась последняя пуля.

Он надел глушитель и молча направил дуло на лоб девочки.

Он знал, что нужно сделать.

Кайо Сенджу уже не спасти. Ей придётся умереть здесь и сейчас.

— Господин Сатоми. Что с господином Согеном?

— Он в порядке.

Их взгляды встретились, она с облегчением закрыла глаза.

— Господин Сатоми, пожалуйста, дайте мне умереть человеком.

Дыхание Рентаро дрожало и совсем не из-за холода.

Рука дрожала, он не мог нормально прицелиться. Расстояние небольшое, всё равно оставался шанс, что он промахнётся. Что за смехота.

Ему вспомнился тот момент, когда они разговаривали у костра. Нарастающее чувство привязанности сковало ему сердце.

Проклятье! Чтоб их!

— Господин Рентаро, пожалуйста, не плачьте.

Рентаро так сжал зубы, что они едва не потрескались, и вымученно улыбнулся.

— Всё в порядке. Я не плачу. Это не в первый раз.

— Вы приняли меня, и я не хотела, чтобы вы умерли. Я старалась как могла. Было тяжело, но я даже осталась жива. Я благодарна вам. Спасибо большое, господин Сатоми.

Рентаро молча покачал головой.

Кайо продолжила:

— Эй, у вас ведь совсем нет друзей, господин Сатоми?

— А?

— Похоже, у меня нет выбора. Я буду вашим другом.

Какое-то время они смотрели друг на друга.

— Я как раз волновался по поводу нехватки друзей. Спасибо.

Дрожь отступила, и сердце успокоилось.

— Ты мой самый дорогой друг. Я никогда тебя не забуду.

Рентаро поднял пистолет и направил прямо ей в лоб.

Глаза девочки уже потеряли блеск, голос начал хрипеть.

— Господин Сатоми, думаю, в будущем… вы встретите множество преград. Когда потеряете свой путь, пожалуйста, следуйте компасу своего сердца… который… к свету… гос… Сат… спасите… мир…

Рентаро нажал на курок и тут же почувствовал отдачу от патрона сорокового калибра. Глухой выстрел, и на землю падает пустая гильза. Затвор отъехал назад и заблокировался.

Её аномалия остановилась.

Из-за пороха у него зачесался нос.

Он услышал звук вертолёта, обернулся и увидел, как из-за дальних холмов начало восходить солнце.

Её бой окончен. Очередной человек, очередной Инициатор тихо погиб в битве.

Энджу с энтузиазмом выбирала мороженое.

Рентаро посмотрел вверх и медленно поднял руку к солнцу. Прищурившись, он смотрел на переливающийся свет и думал.

Что есть люди?

Они говорят, ходят на двух ногах, носят одежду. Однако это не может говорить о человечности. У людей даже меньше хромосом, чем у картошки.

Тогда что есть «Проклятые дети»?

Сумирэ Мурото как-то сказала, что они «посредники между человечеством и Гастреей, посланники Божьи».

Сейтенши сказала: «Они — наш шанс».

Кикунодзё Тендо же сказал: «Демоны, желающие разрушить мир».

Когда-то человечество кичилось своей непобедимостью на Земле и наслаждалось периодом расцвета. Однако с приходом Гастреи всё закончилось. Можно сказать, 90% выживших в этом опустевшем мире имеют скрытые предубеждения против Инициаторов.

Из-за заражения генома даже ДНК-тест не может показать родство, вследствие чего количество брошенных детей неумолимо росло. Брошенные в темноте ещё прежде, чем смогли открыть глаза. Дети, которые лишь хотят, чтобы их полюбили, вынуждены сидеть в дальнем углу Токийской Зоны, обхватив себя за плечи.

Их унижают и ненавидят, и этого не прекратить. Неужели смысл их существования только в эволюции человечества на следующую ступень?

Рентаро медленно закрыл глаза.

Энджу Айхара как-то сказала: «Я человек!».

Я ей верю.

Они пробились сквозь человеческую скорлупу, «Новые люди». Они смотрят на этот мир с невиданных высот. Они дали людям новые возможности, в то время как последние только сражались друг с другом до самоуничтожения из-за расовых различий, религии и языка.

Кикунодзё погубил сам себя, разбрасываясь угрозами и проклиная всё на свете. Возможно, он примером того, каким бы стал Рентаро, не появись в его жизни Энджу.

Как Кисара Тендо не могла бы жить, если б не гемодиализ…

Как Энджу Айхара не могла бы жить, если б не продолжала принимать препараты…

Когда Рентаро Сатоми потеряет улыбку Энджу Айхары, он больше не сможет продолжать жить.

Эти девочки определённо не демоны.

— Тебе плохо, Рентаро?

Рентаро выдернули из размышлений, и он обнаружил, что перед ним стоит Энджу с двумя огромными порциями мороженного в руках.

— Н-нет! Видишь, я прыгаю от радости, ведь наш ранг взлетел до таких высот! Ха-ха-ха-ха.

Энджу наблюдала, как Рентаро подбежал и вскочил на ближайшую скамейку, приняв крутую позу. Её удивление почти сразу сменилось широкой улыбкой.

— Ты странный, Рентаро.

Вдруг что-то железное упало на асфальт. Оба замерли.

Рентаро ошарашено переводил взгляд со своего запястья на дорожку и обратно. Разбился браслет. На нём был жёлто-серый рисунок в гравировке.

А, точно, это Энджу купила для меня. Вроде похоже на аниме-игрушку…

«Что это?»

«Браслет, который носят девочки Тенчу. Доказательство того, что они одни из 47 воинов. А если одна из них соврёт своим друзьям, по браслету пойдут трещины, показывая, кто из них нечестен»

Рентаро с волнением вздохнул и посмотрел на кусочки браслета.

Протокол обследования Энджу Айхара

Наблюдающий врач: Сумирэ Мурото

— Энджу Айхара. Степень заражения вирусом Гастреи — 42,8%.

— До полного поражения — 7,2%.

— Заключение: критическая зона. Сказала пациенту заниженное значение, чтобы избежать шока. Устав допускает. Результат сообщается Активатору.

Совет не как от доктора, как от друга.

Ты должен запретить ей сражаться, Рентаро.

Комментарии