Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Гастрея, уничтожившая мир

Часть 1

Первое, что он услышал это писк приборов.

Его окутывало что-то мягкое, всем телом он ощущал тепло и уют. В нос ударил резкий запах лекарств. Сквозь закрытые веки пробивался слабый свет. Рентаро почувствовав на языке остатки желчи и скривился.

Пробуждение напоминало подъём со дна шахты. Сам факт нахождения в сознании удивлял его.

Хотелось открыть глаза, но веки оказались такими тяжёлыми, что пришлось какое время разминать их слабыми морганиями. Вскоре ему, наконец, удалось увидеть матово-голубой потолок, совершенно отличный от деревянного потолка его квартиры. А ведь сейчас он лежал на кровати.

Тут он заметил Кисару. Она была в форме женской академии Мива и смотрела на него яркими, угольно-чёрными глазами, влажными от слёз.

Девушка легонько взмахнула волосами, и он почувствовал слабый аромат её духов. Волосы Кисары были настолько чёрными, что люди принимали их отлив за синий. Рентаро смотрел на девушку, как завороженный, и в душе восхищался её красотой.

— Привет, Кисара.

Он решил прервать нависшее молчание.

Кисара стояла, закусив губу, её ресницы дрожали, и, наконец, со слезами на глазах она смогла выдавить из себя улыбку.

— С возвращением, Сатоми.

— Это рай?

— Это ад, дурак.

Рентаро бросил взгляд на прикроватный столик.

— О, ты почистила яблоко?

Кисара вытерла глаза рукавом.

— Хочешь?

— Нет. Я не сильно голоден.

Он снова посмотрел на Кисару.

— Сколько я спал?

— Сутки и три часа, и это после тяжёлой операции. Когда врачи уже почти сдались, твоё сердце снова забилось. Похоже, ты не утратил воли к жизни.

Кисара нажала пальцем на грудь Рентаро, провела им до сердца и несколько раз надавила. От этого его сердце забилось чаще.

Она хотела остановить его, когда он попытался подняться, но парень отрицательно покачал головой. Убедившись, что всё ещё может двигать правой рукой и ногой, он дотронулся до левого глаза.

— Серьёзно, тебе нужно лежать и отдыхать.

— Кисара, как вы смогли найти меня после того, как меня унесло?

— С помощью этого.

Кисара достала из сумки пистолет Рентаро. Она сняла фиксатор, который блокировал соединительную муфту затвора. Это означало, что внутри осталась невыстреленная пуля. Он припомнил, что в последней битве, так ничтожно проигранной, пользовался именно им.

— Пистолет лежал на берегу реки, потому я предположила, что тебя могло снести вниз течением.

Теперь парень окончательно понял, кому обязан спасением. Рентаро сжал и разжал кулаки, проверяя чувствительность. Тут он заметил на себе пристальный взгляд Кисары.

— Много чего произошло, пока ты спал. Так… с чего бы начать?

Кисара подняла подбородок, замерев в величественной позе, и натянуто улыбнулась.

— Скорее всего, мы все погибнем.

— Ч-Что?

— Если точнее, погибнут все жители Токийской Зоны.

— Это из-за… Кагетанэ Хируко?

— Слушай меня внимательно и не перебивай, это «закрытая» информация, известная только доверенным лицам Гражданской обороны. Дела обстоят так: в том чемоданчике находится катализатор для вызова Гастреи V ступени.

До Рентаро не сразу дошло. Он пытался сохранить спокойствие, но вдруг обнаружил, что у него вспотели ладони.

— V ступень же одна из одиннадцати Гастрей, которые уничтожили мир... так?

— А что ещё это может быть?

"Вот как. Тогда ясно, почему нас ждёт массовое уничтожение..." — промелькнуло в голове Рентаро

— Но Кисара, нельзя же искусственно призвать V ступень!

— Можно. Тоже впервые слышу об этом. Похоже, Сейтенши и прочие политики скрывали это.

Перед глазами Рентаро вновь всплыли встревоженные и лишённые дара речи лица Сейтенши и Кикунодзё. Потому он и ненавидел власть имущих.

— Продолжай.

— Члены Гражданской обороны вели себя достойно, никто не дрогнул и не запаниковал, кроме пары людей, которые убежали в ванную комнату.

— …

— Сатоми, Энджу рассказала, что ты встретился с Кагетанэ Хируко. Что произошло?

— Слишком силён… он не человек.

— От приближённых Сейтенши пришла информация о них, Активатор Хируко Кагетанэ может создавать силовое поле, способное отразить противотанковые пули или остановить удар шара строительного крана. Инициатор Хируко Кохина – тип богомол, инициатор с Гастрея-фактором богомола. Практически непобедима в ближнем бою, владеет клинками. Эта пара создавала слишком много проблем, и у них отозвали лицензию. Их последний АИ ранг — 134. Тебе повезло, что ты выжил.

— Сто тридцать четыре!!!

Рентаро в изумлении распахнул глаза. Кагетанэ Хируко без преувеличений во много раз сильнее его. Рентаро впервые лично встретил кого-то, чей ранг намного выше, чем у его партнёра. Он снова удивился тому, что остался жив.

— Они сбежали во «Внешний Ареал» за Монолитами и собираются вызвать V Ступень в Токийскую Зону. Сейчас правительство готовит полномасштабную военную операцию.

— И это всё, пока я спал…

Они замолчали, и их окутала спокойная ночная атмосфера.

Кисара слегка прищурилась.

— Ну, Энджу, может, уже вылезешь?

— Что?.. Энджу?

— Два извращенца! – донеслось откуда-то из-под бока.

В этот момент одеяло Рентаро приподнялось, и оттуда выглянула Энджу. Рентаро впал в ступор.

— Э-э-э, стоп, ты откуда сейчас…

— Я всё это время лежала рядом с тобой, пока ты невинно дремал, и слышала всё, даже твой влюблённый голосок. И что ты нашёл в этой Кисаре? Да она же просто сиськи ходячие!

Кисара скривила лицо от последних слов Энджу.

— Я лежал без сознания, — сказал Рентаро. — Не могу поверить, что тебе удалось всё это время спать рядом со мной.

Энджу пренебрежительно фыркнула:

— Просто врачи с медсёстрами идиоты.

— Я не спрашивал, как тебе это удалось. Не лезь ко мне. Дай хоть в коме отдохнуть.

— Люди свободны сами решать, где им спать.

— Ах ты…

— Сатоми, — прервала их Кисара, — разве ты не хочешь сказать Энджу кое-что другое?

— Да... Прости, за тот приказ.

Энджу обхватила Рентаро за шею. Он молча приобнял её тонкую талию.

— Плохой из меня опекун.

— Абсолютно. Опекун из тебя никакой, — однако в противовес словам в её глазах стояли слёзы. — Ты хоть представляешь, как я переживала, узнав, что ты можешь умереть?..

Рентаро мягко погладил её по плечу.

— Правда... Прости.

В этот момент заиграла мелодия Равеля «Pavane de la Belle au bois dormant» — у Кисары зазвонил телефон.

Она сказала пару слов и передала трубку Рентаро.

Господин Сатоми, рада вас слышать.

От удивления Рентаро на секунду ошарашенно уставился на трубку.

— Что случилось, леди Сейтенши?

Господин Сатоми, операция по поиску Кагетанэ Хируко вот-вот начнётся. Это будет крупнейшая операция, в ней примут участие большинство компаний Гражданской обороны. Мне жаль просить вас о таком, пока вы ещё восстанавливаетесь, но я надеюсь, что вы присоединитесь к операции.

— Мне бы только хотелось узнать о Кагетанэ Хируко, он…

Глава компании Тендо должна была сообщить вам частичные сведения. Около десяти лет назад он убил весь персонал государственной больницы и сбежал. В послевоенную суматоху он сменил имя и вступил в Гражданскую оборону… Правительство скрыло правду о его побеге.

Рентаро со всей силы сжал трубку.

— Почему вы ничего не сделали?

Господин Сатоми, «Новый этап развития человека» никогда не существовал. Несуществующие солдаты не могут сбежать.

— Не несите ерунды! Вы знаете, скольких людей он убил?! И это всё из-за вас! Почему я вообще должен помогать вам?!

Господин Сатоми, если вы нам не поможете, то пострадает или умрёт ещё больше людей, включая тех, кто вам дорог. Допустите ли вы такое?

Рентаро закрыл лицо руками и медленно покачал головой.

— Зачем… Почему я?

Вы знаете это как никто другой. Только вы можете остановить Кагетанэ Хируко.

Рентаро тяжело вздохнул.

— Хорошо… Но запомните, я делаю это не ради вас.

В любом случае, господин Сатоми, надеюсь на ваш успех.

Рентаро нажал кнопку сброса и кинул телефон обратно Кисаре.

Он почувствовал, будто что-то тянет его за руку и, оглянувшись, увидел множество приборов, отображающих его жизненные показатели. Рентаро отключил их от питания и, убедившись, что не сигнализация не включилась, убрал все электроды и иглы.

Он скривился от боли, когда он дотронулся до раны. Похоже, использовали новейшие методики интенсивной терапии. Раны стягивали швы, так что если не перенапрягаться, они не разойдутся. Рентаро убедился, что в пакете лежит форма, и начал переодеваться. «Дурак», — Кисара вспыхнула и отвернулась.

— Сатоми, ты сможешь победить?

— Я не могу проиграть.

— Но можешь умереть.

— Я готов.

Он услышал слабый звук, - это Кисара закусила губу.

— Тебе правда нужно это? У тебя есть я, есть Энджу, вместе мы часть компании Гражданской обороны Тендо. Этого мало?

— Прости, Кисара, я…

— Ладно, можешь не говорить. Меня тоже кое-что беспокоит. Информация о том, что Кагетанэ сбежал за монолиты, чтобы призвать Гастрею V ступени, едва не просочилась в новости. Сейтенши еле успела принять соответствующие меры. Я хочу побольше разузнать об этом.

Странно, — думал Рентаро, завязывая галстук, — Если Гастрея V ступени доберётся до Токийской Зоны, то в худшем случае вся Зона будет уничтожена. Если люди об этом узнают, то начнётся паника. Кому это может быть на руку? Неужели за этим стоит кто-то ещё?

Рентаро объявил, что закончил переодеваться.

Кисара развернулась, взмахнув чёрными волосами; за её спиной сияла луна.

— Слушай мой приказ. Победи Кагетанэ с Кохиной и не дай им призвать Гастрею V ступени. Сатоми, ты должен выложиться в сто раз сильнее, чем обычно. Я же постараюсь в тысячу раз сильнее ради тебя.

Часть 2

9 вечера.

Рентаро смотрит на пролегающий внизу тёмный лес и вслушивается в шум винтов, напоминающий жужжание осы. За такое короткое время он уже второй раз летел на вертолёте. Густые кроны деревьев не пропускали лунного света.

Рентаро лежал на столе операционной и не смог узнать деталей задания лично от Сейтенши, но, судя по движению вертолёта, Кагетанэ скрывается на полуострове Босо в бывшей префектуре Сиба. Пилот сообщил, что сейчас они пролетают над руинами нового Токийского международного Аэропорта, но было слишком темно, чтобы хоть что-то разглядеть. Руины, скорее всего, уже сплошь заросли травой, так что парень не горел желанием высматривать их.

Большая часть территории префектуры Сиба, за исключением Абико, Усуи и регионов рядом с Токио, находится вне защиты Монолитов. Вертолёт уже пролетел Монолиты, ставшие своеобразной границей. Теперь они находятся на неизведанной территории, где повсюду бродят Гастреи. Пара с 134 ИА рангом скрывается где-то здесь. В данный момент члены других компаний Гражданской обороны прибывают на обговоренные места на вертолётах или наземном транспорте.

Рентаро потёр ладони друг о друга, его трясло.

Все они — объединённые силы, собранные, чтобы убить эту пару. Помимо Рентаро, прибудет и множество сильных пар из компаний Гражданской обороны, и среди них определённо можно найти пары с равным Кагетанэ рангом.

Маловероятно, что Рентаро найдёт Кагетанэ в числе первых и вступит с ним в бой. Однако чем дольше тянулось время, тем сильнее он волновался. Откуда это беспокойное чувство тревоги?

Перед отправлением Рентаро сходил в университетскую больницу к Сумирэ.

Только он зашёл, как она кинула в него большой продуктовый пакет. Пошатнувшись, Рентаро поймал его и с удивлением заглянул внутрь.

— От твоего покровителя. Она сказала, что сложила всё необходимое. Этого достаточно?

— Более чем...

Он мысленно поблагодарил президента студсовета и разложил всё в поясную сумку, кобуру и по карманам, надел глушитель на ствол пистолета. После немного попрыгал, но особых изменений в весе не заметил.

Его покровительница знала, что Рентаро не признаёт защитного снаряжения вроде шлемов и бронежилетов, поэтому внешних и весовых изменений практически не было.

Да, Миори Шиба, дочь главы Шиба Хеви Дьюти Индастрис, прекрасно знает его.

— Кх, теперь на одну проблему больше, в следующий раз мне придётся её поблагодарить?

— Думаю, она многого ожидает от тебя. В знак благодарности тебе следует показать результаты.

Она снова что-то кинула ему. Это оказалось пять шприцев, скрепленных друг с другом. На концах каждого крышечка, а внутри ярко-красная жидкость.

— Это подарок от меня. Я разработала это во время исследований над Гастреями. Ты ведь поймёшь, если я назову это опытным образцом ИВГ?

Ошарашенный Рентаро не отрывал глаз от жидкости.

— Постарайся не использовать их. Если сюда будет заходить ещё меньше людей, я загрущу.

Рентаро не знал, как выразить свою благодарность, поэтому просто стоял.

— У меня к тебе важное заявление. Хочешь услышать?

— А, конечно.

Рентаро уселся поудобней, а Сумирэ мягко опустила свои руки ему на плечи.

— Так… если умрёшь, то сохрани тело в хорошем состоянии.

— А?

— Если возможно. В идеале бы тебе замёрзнуть – нет, не стоит ожидать так много. В таком случае лучше умереть от голода. Я пропущу терпентин через прямую кишку, добавлю соды и высушу.

— Т-ты хочешь сделать из меня мумию, чтоб потом выставлять в лаборатории?!

— А ты и правда понятливый. Да, но можешь расслабиться, я натяну на твою голову трусики Кисары и поставлю в самый заметный угол университета. Ахахаха.

— Решено! Если придётся умереть, я сделаю это в обнимку с гранатой, чтобы меня разорвало на мелкие кусочки.

Он спросил себя, к чему такая угроза, и придя к выводу, что попросту не сможет так умереть, впал в уныние.

— Рентаро, ещё кое-что.

Сумирэ села на стул и положила ногу на ногу. Рентаро же начал готовиться, чтобы не быть вновь одураченным.

Но он ошибся.

— Десять лет назад, когда Гастрея только начала свой ход, мой мир рухнул. Повсюду лежали тела, текла кровь, тут и там ошмётки мозгов, словами не описать царивший тогда ад. Но то, что я сделала с тобой – непростительно, — она дрожащей рукой крепко сжала медальон на шее.

Рентаро знал, что внутри находится фото её любимого.

— В то время я была сама не своя. Я не знаю, как загладить вину.

— Доктор… я никогда не осуждал вас, даже тогда, — ответил парень через минуту молчания.

Сумирэ не ответила.

Рентаро посмотрел на её медальон, снова на неё, после чего молча положил пистолет в кобуру и развернулся.

Прежде чем уйти, он посмотрел на полку с западными реликвиями и медленно показал большой палец вверх.

— А-айл би бэк.

Сумирэ замерла в недоумении, не понимая смысла его слов. Он мгновенно смутился, но не мог теперь всё так оставить и крикнул:

— Так что… Айл би бэк!

Через мгновение Сумирэ расхохоталась на всю лабораторию.

— Эй, да ты изображал голливудского актёра? Игра ещё ничего, но вот лицо… будь как автор этих строк – не умирай.

Его резко дёрнули за рукав, и парень вернулся к реальности, тут же в ушах зазвучал шум винтов.

— Что с тобой, Рентаро? Задумался о чём-то?

— Нет…

Энджу, завёрнутая в зелёную лётную куртку, внимательно смотрела на него. Она беспокойно ёрзала на сиденье, губы до этого были плотно сжаты.

— Кстати, ты ведь в первый раз на неизведанной территории?

Энджу кивнула.

Вот как. Редкий шанс выбраться за пределы монолитов, в кольце которых мы жили всё это время.

Рентаро подумал, что должен поддержать её, и, собравшись с духом, спросил:

— Хочешь сначала спросить о чём-нибудь?

— Как называется этот вертолёт?

Рентаро огляделся.

— Некоторые части изменены, но это определённо японская версия Чёрного Ястреба.

— О, знаю такой! В старом фильме, который мы брали у Сумирэ, была пара таких груд железа. Рентаро, а этот тоже рухнет?!

Пилот с раздражением развернулся к ним.

— Вы совсем дауны? Вы что несёте?

Рентаро взглядом извинился перед пилотом и начал было отчитывать Энджу, как заметил её подавленный вид. Должно быть, она так хотела отвлечься от тревожных мыслей.

Да, её сила в десятки раз превосходит человеческую, но она всё-таки десятилетняя девочка. Порой, это забывается. Рентаро решил, что будет с ней до самого конца, и слегка кивнул своим мыслям.

— Что-нибудь ещё… что бы ты хотела узнать?

— Ну… А какие именно части изменены?

— Снова про вертолёт? Похоже, они и правда тебе нравятся. Здесь, скорее всего, установлены самые современные звукоподавляющие винты.

Они помолчали, и тишину заполнил шум винтов.

— Рентаро, но ведь всё равно шумно.

— Когда вертолёт набирает определённую высоту, на земле шум практически не слышно. Обычно, в кабине нужно кричать, иначе собеседник ничего не разберёт.

Энджу с всё ещё неудовлетворённым видом покачала ногами.

— А зачем убирать шум?

— Чтобы не будить Гастрей. Они, как и люди, ведут дневной образ жизни, хотя, конечно, бывают и ночные. Если мы будем слишком шуметь, то дадим знать ночным Гастреям, что мы здесь, и вдобавок разбудим дневных, тогда проблем точно не оберёшься. Позже расскажу тебе побольше. И ещё, когда мы приземлимся, старайся шуметь как можно меньше, иначе произойдёт кое-что плохое.

— Ясно, - пробормотала Энджу и подняла голову. - А что за «Ступень V», о котором вы говорили в больнице? Гастреи же бывают только до четвёртой ступени?

— А, это.

Он поглядел в окно на ставший заброшенным город. Вдруг в окне жилого дома показалась небольшая тень – наверное, какое-то животное или то, что раньше было человеком.

Вот она и задала этот вопрос, — подумал Рентаро.

— С чего бы начать… обычно, Гастреи начинают развитие с I ступени, после чего прогрессирует до II, и далее до III. На каждой ступени размер Гастреи и плотность её покрова увеличивается. Они соединяют гены различных животных, от чего каждая Гастрея обладает уникальным внешним видом. Поэтому и нет единого способа борьбы с ними.

— Да, это я знаю.

— Так и думал. Но V ступень – нечто выше нашего понимания о Гастреях. Как правило, Гастреи развиваются до IV ступени, после чего их рост прекращается… Но V ступень существует, это было подтверждено 10 лет назад, когда Гастреи нескончаемым потом хлынули на землю. Никто не знает, как они образуются, но они жутко огромные – Гастреи IV ступени на их фоне выглядят детишками. Они практически непробиваемы: их мускулы, кожа, кости, даже внутренние органы сильно укреплены, чтобы тело не разорвало от веса. Доктор говорила, что вирус Гастреи – нечто вроде проектировщика, который сам создаёт организм, и V ступень — его шедевр.

— Но ведь ни одной Гастрее не попасть в Токийскую Зону через кольцо Монолитов? Даже самой большой.

— Хороший вопрос. Вот только магнитное поле вараниума никак не влияют на V ступень.

Энджу распахнула глаза. Эта умная девочка сразу всё поняла. Человечество воздвигло Монолиты из вараниумных блоков, за которыми оно пряталось последние 10 лет, словно барсуки в норах, и поддерживало мир. И есть вероятность, что всё это будет уничтожено.

— Это не всё. Самое страшное в том, что когда V ступень уничтожит Монолиты, Гастреи с первой по четвёртую ступень тут же повалят в пролом. И тогда…

На этом моменте Рентаро остановился. В ответ Энджу сглотнула и нервно спросила:

— Ч-что тогда?

— Такой исход мы называем «полным истреблением». Это уже случалось на среднем Востоке и в Африке и, если коротко, - это ад.

Энджу побледнела. Рентаро начал мысленно упрекать себя за то, что так сильно напугал её.

Немного поразмыслив, Рентаро покачал головой, - больше нельзя относиться к Энджу как к ребёнку. У неё есть право в полной мере понимать всю серьёзность их положения.

— Теперь понимаешь, Энджу? Сейчас Токийская Зона вступило в борьбу, которая может закончиться полным истреблением. Я сам до сих пор с трудом верю, что есть способ призвать Гастрею V ступени в Токийскую Зону, но если правительство устроило такую масштабную операцию, значит это правда. Всё началось, когда у нас украли тот кейс, так что мы обязаны победить Кагетанэ и предотвратить истребление.

— А много этих Гастрей?

— До этого момента видели только 11, и две из них каким-то чудом уничтожили. Клетки, полностью заражённые вирусом Гастреи, самовосстанавливаются, а теломеры регенерируются, так что, теоретически, они не могут умереть от старости. Конечная цель всех компаний Гражданской обороны – уничтожить оставшихся 9 Гастрей V ступени. Нет, это скорее стремление всего человечества.

На этом моменте послышался голос пилота: «Мы на месте». Рентаро протянул руку Энджу.

— Идём. Нам нужно спасти Токийскую Зону.

Рентаро глядел вслед удаляющемуся вертолёту, и на него неожиданно накатилось чувство тревоги. Следующий его полёт произойдёт либо в случае успеха, либо в мешке для трупов.

Теперь придётся прокладывать себе путь самому.

Их высадили посреди огромного леса. Высокие вечнозелёные деревья с пышными кронами ограничивали и без того плохую ночную видимость до минимума. Скорее всего, из-за дождей, которые не утихали последние несколько дней, весь лесной воздух пропитала влага, и по ноздрям ударил запах ночной сырости.

Но и просто стоять на месте тоже не дело.

Рентаро шёл впереди и буш-ножом расчищал дорогу идущей позади Энджу.

У неё невероятные способности к регенерации, и небольшая царапина от ветки тут же заживёт. Но боль всё равно будет, это чувство останется с ней навсегда, поэтому Рентаро не хотел, чтобы она ранилась.

Внутри леса сгустилась кромешная тьма из-за естественной кровли, находившейся на высоте тридцати метров и закрывавшей лунный свет.

Кроме того Рентаро заблудился, поскольку карта оказалась совершенно непригодной. Её составляли десять лет назад, и хотя он предполагал некоторые погрешности, местность и флора изменились слишком сильно.

Он уже отчаялся, и поймал себя на мысли, что придётся использовать фонарик.

Это определённо даст сигнал Гастреям и Кагетанэ о том, где он находится. Так что использовать его не хотелось. Но какая уже теперь разница.

Он включил фонарик, и луч света длиной 180 метров тут же расколол тьму, обнажая ранее сокрытое. Увиденное изумило Рентаро.

Воздух был холодным, но повсюду, куда доставал свет, росли папоротники и кустарники – эндемики тропических лесов.

На глаза попадались искривлённые деревья, которых он раньше никогда не видел, их ветви обвивали рядом стоящие деревья – словно пытаясь их задушить. До этого он никогда он не встречал таких растений с чёрно-красными узорами.

Но самым необычным были звуки.

Ночью тропические леса, как правило, полны каких-либо звуков от насекомых, птиц, лягушек. Однако в этих искусственных тропиках царила гробовая тишина.

— Рен… Рентаро…

Скорее всего, Энджу тоже испытывала страх, она вцепилась ему в бок.

— Я в первый раз так далеко. Здесь так страшно.

В этой зоне, где преобладали Гастреи, растения и животные расселивались в совершенно невообразимых местах. И Рентаро впервые видел такой пробирающий до костей лес. По идее, здесь ещё должны оставаться незаражённые вирусом, но наверняка сейчас они прячутся в каком-нибудь недоступном месте.

— Энджу, сейчас мы пойдём к ближайшему городу.

— Разве нам не приказано осмотреться тут?

Рентаро положил руку на подбородок и слегка кивнул.

В данный момент в первом квартале Токийской Зоны находится Тактический штаб во главе с Сейтенши. Похоже, правительственные чиновники решили выкурить пару волновым прочёсом территории. Как Энджу и сказала, им приказали осмотреть эту область. Покачав головой, Рентаро ответил:

— Нет, давай сначала доберёмся до города. Вряд ли кто в здравом уме захочет здесь надолго оставаться. Кагетанэ должен быть где-то в другом месте.

Энджу не сильно сопротивлялась.

Чудь дальше они наткнулись на тропу, которая оказалась покрытой асфальтом. Лес же, будто нарочно наступал по обе стороны, готовясь поглотить всё, что окажется на тропе. Асфальтовое покрытие было довольно потрёпанным и покрытым трещинами.

С заинтересованным видом Энджу выскочила на дорогу.

— Какая разбитая дорога. Эти рабочие – настоящие казнокрады!

— Видишь ли, без должного ухода дороги ломаются куда легче, чем ты думаешь. Начинают прорастать растения, образуются трещины, которые потом заполняются водой. Зимой эта вода замерзает, летом снова оттаивает, и из-за этого трещины становятся всё больше и больше. Так что дороги портятся не из-за коррупции.

— Вот как. Тогда немного по-другому. Чиновники – хорошие казнокрады.

— Да как тебе такое в голову приходит? — слегка улыбнувшись, Рентаро посмотрел на небо.

Воздух казался свежим, вероятно, из-за перенасыщения кислородом. Они продолжали идти и, когда наконец вышли из искусственного тропического леса, им начали попадаться знакомые деревья: метасеквойя и клён. Но те же клёны, не смотря на начало весны, были покрыты красными листьями, а сорняки, растущие у корневищ, источали гнилостный смрад.

Если однажды человечество уничтожит Гастрей, смогут ли они восстановить эту разорённую среду?

— Энджу, кто-то из наших говорил, что находил Квезаля на неразведанной территории.

— Квезаля?

— Да. Осаму Тэдзуки использовал её как основу для своей «Жар птицы». Её мужская особь признана самой красивой птицей в мире. Естественно, что в Японии они не обитают, поэтому я всегда думал, что это ложь. Но глядя на на такие изменения, я начинаю в этом сомневаться.

— Ты очень любишь животных, Рентаро. Хочешь увидеть их?

Рентаро надулся.

— А что, ты не хочешь?

— Если ты хочешь, то и я хочу. Думаю, она будет очень вкусная, раз такая красивая.

— Ты хочешь съесть его?! Эту чудную птицу!

Неожиданно вдали послышался громкий вой. Рентаро инстинктивно выключил фонарик и пригнулся.

Он достал свой XD, одел глушитель и начал двигаться к источнику звука.

Впереди слышалось журчание воды, с каждым шагом звук становился сильнее. Рентаро ещё около минуты шёл вперёд, стараясь издавать как можно меньше шума и аккуратно отодвигая траву в сторону.

К своему удивлению, оно оказалось прямо перед ним. Рентаро тут же отпрянул и осел на землю.

Первое, что он увидел, - глаза, светящиеся жёлтым светом.

Узкая и длинная пасть, полная клыков, и тело, с головы до кончика хвоста покрытое крепкой блестящей чешуёй, похожей на броню. Животное неподвижно стояло на половину высунувшись из воды, и благодаря толстой шкуре напоминало тяжёлый танк.

- Крокодил. Гавиал?.. Но…

В отличие от аллигаторов и крокодилов, такая длинная и узкая пасть — отличительный признак гавиалов. Но Рентаро всё равно не был до конца уверен. Огромный размер – побочный результат влияния вируса Гастреи, так что удивляться нечему. Но у него пять ног и четыре дополнительных глаза. Концентрация вируса Гастреи невелика, а сам гавиал стал таким, видимо, в результате ошибки в митозе при образовании нового ДНК.

Вирус Гастреи не идеален. Всегда есть вероятность, что в процессе деления клеток и моделирования нового тела возникнут побочные эффекты. По божьей прихоти большинство существ имеют симметрию. И её нарушение само по себе вызывает отвращение. Пасть гавиала имеет длинную узкую форму для удобной ловли рыбы, однако с такими размерами одной рыбой он вряд ли прокормится.

Существо не показывало признаков агрессии, но оно заметило Рентаро и не сводило с него глаз. Парня пробил холодный пот.

Как мне быть? Что делать? Рентаро посмотрел на своё оружие.

Пистолет заряжен специальными пулями с уменьшенной отдачей, чтобы понизить шум выстрела, но это и значит, что пороха используется меньше, следовательно, скорость пули ниже. Даже если выстрелить в голову, то укреплённую вирусом шкуру не пробить, пуля застрянет в черепе.

Энджу потянула его за рукав и с тревогой в глазах отрицательно покачала головой. Рентаро понял, что она советовала ему просто проигнорировать его.

Держа пистолет наготове, он начал медленно пятиться назад, стараясь как можно меньше выдавать себя. Поглощённая своими мыслями пятиногая Гастрея продолжала следить за ними. Как только она пропала из виду, Рентаро с Энджу бросились прочь и, только добравшись до, касалось бы, безопасного места, смогли перевести дух. Его сердце стучало как бешеное, а от подступившего внезапно приступа холода он вздрогнул. Они больше не могли смеяться над своими слабостями

— Ты бы напал, не останови я тебя, так? – проворчала Энджу.

Рентаро молчал.

— Рентаро, ты слабее меня, но всё равно рвёшься вперёд.

Рентаро успокоился и всё обдумал. Он понял, что в его действиях было множество ошибок, начиная с амуниции и заканчивая контролем ситуации.

Он покачал головой, поняв, к каким последствиям могло привести его решение сражаться с той Гастреей.

— Прости, я буду осто…

Он так и не закончил свои слова — прогремел громкий взрыв. Рентаро тут же понял источник звука и прищёлкнул языком.

— Идиоты! Кто-то из Гражданской обороны додумался использовать взрывчатку в лесу… Они в своём уме?..

В этот момент стая летучих мышей вылетела неизвестно откуда и нервным визгом пронеслась над их головами.

Рентаро охватил ужас. Случилось худшее, о чём он мог предполагать, – лес пробудился.

Над ними нависла смертельная угроза. По земле прокатился глухой удар, отличающийся от предыдущего взрыва – вибрация от шага огромного существа.

Шум эхом расходился по лесу, не давая определить его источник.

Вдруг тяжёлый рык волной прошёл через их тела. Рентаро мгновенно обернулся. Он подумал, что это тот гавиал, но этот рык звучал куда зловеще.

Энджу смотрела куда-то в лес и вдруг побледнела

- Рентаро… что это?..

Парень проследил за её взглядом, но увидел только огромную тень. Он включил фонарик и тут же чуть не выронил его.

Из деревьев на него смотрела пара огромных глаз.

Тело больше шести метров в высоту, вытянутая свирепая морда, покрытая мелкими бородавками, и то и дело выглядывающий длинный красным язык. Ветер донёс до них смрад гнили из пасти зелёного монстра.

Передние конечности видоизменились в крылья, наверняка из-за примеси генома птиц.

Всем своим видом оно походило на дракона из сказок.

Это, однозначно Гастрея IV ступени, в чьём геноме смешались гены птиц и рептилий. На этой стадии уже сложно определить, какое животное было изначально.

Тут Рентаро заметил, что меж зубов твари торчат лоскуты одежды, и невольно охнул. Он понимал, что без жертв в этой битве, организованной правительством, не обойдётся, но всё же старался избегать этих мыслей.

Дракон, словно в нетерпении, с силой поставил правую лапу на землю, как спринтер, готовящийся к рывку.

Рентаро не отводил от него взгляда и шарил дрожащими руками по карманам. У них нет оружия для борьбы с таким громадным существом. С Гастреей такого размера сложно сражаться без пулемёта с пулями из вараниума или противотанкового ружья.

— Энджу, сможешь поднять меня и убежать?

Девочка взглядом подтвердила его вопрос.

Рентаро с опаской следил за драконом, пока залазил Энджу на спину. Из-за разницы в росте казалось, будто он просто опёрся над неё, но сейчас не то время, чтобы беспокоиться о виде.

— Если не сможешь, брось меня.

— Ещё чего! – вместе с её криком пришла ударная волна такой силы, что могла бы отправить человека в полёт.

Холодный ветер ударил Рентаро в лицо и, когда парень преодолел давление ветра и открыл глаза, они уже летели. Энджу с ним на спине прыгнула метров на двадцать в высоту.

Края одежды трепыхалась на ветру, на миг они зависли в воздухе. И в следующее же мгновение начали падать вниз навстречу яростно приближающемуся лесу.

Энджу нацелилась на толстую ветку, приземлилась на неё ногами и снова прыгнула. Опустившись на ветку в 5 метрах от неё, она продолжила скакать на ошеломляющей скорости.

Рентаро беспомощно цеплялся за Энджу. С каждым прыжком его так отбрасывало с огромной силой, что он чуть не сваливался.

Оглянувшись, он в страхе распахнул глаза. Разъярённый охотник бежал за ними, сметая всё на своём пути. С треском деревьев существо преследовало их. Рентаро чуть не закричал от такого невообразимого давления.

Прищурившись он снова повернулся против ветра. Он понимал, что дракон не может использовать крылья, а если и может, то только в определённых условиях, как птерозавры. Умей он летать, он преследовал бы их по воздуху. А раз он гонится за ними по земле, то скоро выдохнется. К тому же этот дракон не должен выдыхать огонь как его собратья из комиксов. Уверенный, что им удастся удрать, Рентаро сжал кулаки.

Но когда он посмотрел вперёд отчаяние вымело все другие мысли.

— Энджу, обрыв!

Перед ними лежал обрыв высотой метров в сто. Внизу, под ним, простирался огромный лес.

— Держись крепче, Рентаро!

— Ты серьёзно?!

Ты ведь шутишь?! Он пытался протестовать, но Энджу приземлилась на ветку, пригнулась и прыгнула. От прыжка Рентаро прикусил язык.

Они прыгнули с обрыва в воздух, пейзаж вокруг летел с невообразимой скоростью. Их подхватил сильный порыв ветра, и на мгновение показалось, будто они набирают высоту. Когда сила инерции и сила притяжения аннулировали друг друга, они на миг зависли в воздухе.

Рентаро приоткрыл рот. Сплошной лес, куда ни глянь. В этот момент, все его проблемы, мысли, решения, опыт — всё стало незначительно. Он понял, насколько ничтожен.

Впереди парень увидел жёлтую луну, которая казалась ближе, чем обычно. Он протянул руку к луне, намереваясь её схватить. А затем улыбнулся своему дурацкому поступку.

В этот момент его внимание привлёк странный объект километрах в десяти поодаль. Он простирался между лесом и луной. Тонкий длинный шест, стремящийся к небесам. Из-за расстояния разглядеть было сложно, но оно казалась около двух километров в высоту.

Точно, это «Небесный трап»...

И тут неприятное чувство падения пронзило Рентаро.

Инерция сошла на нет, и гравитация потянула их тела вниз.

Рентаро вцепился в спину Энджу, когда его чуть не снесло. Он сжал зубы, силясь подавить готовый вырваться крик.

Энджу оставалась спокойной. Она выбрала две ветки и при падении схватилась за одну из них. Когда та опасно прогнулась, Энджу отпустила её и вцепилась в ветку ниже. От перегрузки её тонкие ручки звучно хрустели. Однако скорость падения ничуть не уменьшалась, и они продолжали лететь в центр леса со скоростью молнии.

Ветки били парня по лицу, из царапин пошла кровь. Энджу приземлилась на каменную плиту — та вся пошла трещинами. Мощной отдачей их отбросило в сторону, и прокатившись по земле, они, наконец, остановились.

Не переставая кашлять, Рентаро встал и взглянул на обрыв, с которого они спрыгнули.

Дракон вился на краю обрыва, но поняв, что упустил добычу, яростно взвыл напоследок и ушёл в лес.

Силы покинули Рентаро, он почувствовал сильную слабость и чуть не упал.

В итоге Рентаро с Энджу продолжили движение только через полчаса.

Жёсткое приземление повредило суставы Энджу, и требовалось время на восстановление. Хотя, по сравнению с Рентаро, скорость её регенерации куда сильней.

Рентаро хотел в одиночку пойти вперёд, чтобы разведать территорию. Однако после изменил своё решение и дал возможность Энджу помочь. Он объяснял ей на ходу:

— Мы должны опасаться ловушек, противотанковых мин, кассетных бомб – всего, что оставила после себя армия Сил самообороны Японии при отступлении. Они тут повсюду. Иногда это добавляет хлопот Гражданской обороне при движении по неразведанной территории.

С этими словами Рентаро достал опасный цилиндрический объект и показал его Энджу.

— И зачем они так разрушили страну во время войны. Они что, совсем не думали о последствиях?

Рентаро удивился такому логичному вопросу и задумался

— Верно… в твоих словах есть смысл. Всё равно людям ничего не оставалось среди той неразберихи. Мины и ядовитый газ только верхушка айсберга. Доведённые мыслью о выживании до отчаяния они применяли любые средства, и никто об этом особо не задумывался.

Рентаро посмотрел на маленькую девочку и задумался о разнице между «Непорочным поколением» и «Обворованным поколением», бывшее свидетелем царившего десять лет назад ада, и пропасти между ними.

Энджу улыбнулась во весь рот.

— Всё нормально, Рентаро. Пока на твоей стороне сражается такой сильный боец, как я, тебе не о чем беспокоиться. Если враг найдёт нас, я закину тебя на спину и упрыгаю.

— Да благодаря тебе мне уже и прыжки с тарзанки ерундой кажутся.

— Я рада. Тебе бы следовало поблагодарить меня.

Рентаро с грустью вздохнул. Похоже, она не поняла сарказма.

— Но что странно, — продолжила Энджу, — с тех пор, как мы здесь, я чувствую себя как-то лучше.

Она с воодушевлением сжала кулачки и разжала их.

«Конечно», — согласился про себя Рентаро. Хоть степень поражения вирусом Гастреи не велика, на Энджу, как и на остальных Инициаторов, распространяется действие сплавов вараниума. Неудивительно, что они чувствуют себя лучше за пределом Монолитов. Даже раны заживают быстрее.

Продолжая разговор, они аккуратно продвигались вперёд. Хоть они были на некотором расстоянии от того места, где они приземлились, но в пробуждённом лесу лучше держать ухо востро.

Время от времени Рентаро прикладывал ухо к земле и говорил Энджу забраться на дерево, чтобы проверить обстановку впереди.

Они двигались намного медленней, но это не помешало быстро найти источник света вдалеке.

Источником оказался небольшой каменный домик, с наваленными напротив двери мешками с песком.

Защитный бункер времён войны с Гастреей. Здание уже изрядно потрепало, но оно по-прежнему может служить укрытием.

Внутри горел свет. Кагетанэ? Рентаро почувствовал, как сердце забилось чаще.

Он подал Энджу сигнал рукой, достал оружие и, пригнувшись, начал приближаться с тыла, в то время как Энджу заходила спереди. Слышалось потрескивание дерева.

Похоже, кто-то развёл внутри костёр. Рентаро прильнул спиной к стене, сделал два глубоких вдоха и с оружием наготове ворвался внутрь.

— Не двигаться!

На пистолет Рентаро ответили винтовкой

Увидев, кто перед ним, парень потерял дар речи.

— Ты…

Она тяжело дышала и смотрела на Рентаро пустыми глазами.

Она была в цельном платье спокойных тонов с длинными рукавами и гетрах. Не особо подходящая одежда для человека на неразведанной территории. Но больше бросалась в глаза кровавая отметина от зубов на руке – скорее всего, от укуса животного.

Рентаро узнал девочку.

— Если не опустишь оружие, я вышибу тебе мозги, — холодно сказала Энджу, бесшумно пробравшись за спину девочки и поставив на неё ногу.

— Подожди, Энджу, это не враг.

— Э…

Энджу несколько раз перевела взгляд с Рентаро на девочку и обратно, прежде чем отпустить её. Рентаро подошёл к девочке, которая упала на пол, присел рядом и посмотрел ей в глаза.

— Мы встречались в Министерстве обороны. Ты помнишь меня?

— Да, конечно, — тяжело дыша, ответила девочка.

— Я помогу тебе остановить кровь и перевяжу. Поговорим позже.

Тут Рентаро понял, что Энджу смотрит на них, плотно сжав зубы.

— Подожди-ка, я не знаю эту девушку. Рентаро, в каких вы с ней отношениях?

Он повернулся к Энджу.

— А, так вы ещё не встречались. Она Инициатор, её партнёр — Соген Икума.

Часть 3

Костёр вспыхнул — в него подкинули сухих веток — и окрасил стены оранжевым.

Рентаро остановил кровотечение, обработал и забинтовал рану. Под действием вируса Гастреи рана уже начала затягиваться, но скорость намного ниже, чем у Энджу.

Рентаро отправил напарницу патрулировать территорию, вокруг могли оказаться враги. Со словами «я ни за что не признаю эту девушку!» и «да такая ранка за три минуты заживёт!» она недовольно вылетела из укрытия. 3 минуты? Это вряд ли, - хотел было возразить Рентаро, но решил промолчать, поскольку Энджу и так выглядела сильно расстроенной.

Кайо Сенджу – так её зовут. Тут Рентаро понял, что только сейчас узнал имя той «голодной девочки».

— Похоже, я вывела твою напарницу из себя, — послышался спокойный голос.

Рентаро повернулся в сторону, куда ушла Энджу.

— Хм, мне самому интересно, почему она так резко отреагировала. Может, у неё переходный возраст?

— Думаю, причина очевидна…

Её голос звучал отрешённо, спокойствие и самообладание этой девочки совершенно не подходили её возрасту. Это беспокоило Рентаро: он не мог понять её чувства.

Когда он впервые увидел её в Министерстве обороны, Рентаро подумал, что она человек с хорошим чувством юмора. Неужели он ошибся?

— Я странная?

Рентаро понял, что слишком сильно пялится на неё, и быстро отвёл взгляд.

— Нет. Совсем нет…

Кайо закрыла глаза и положила руки на грудь.

— Ничего, я уже привыкла к такому отношению. Я тоже из первого поколения «проклятых детей», но унаследовала генетический код дельфинов, и мои ум и память развиты намного лучше, чем у других Инициаторов. Мой IQ 210.

Рентаро был шокирован.

— В два раза больше моего?!

— Но это устаревшая информация. Тест я проходила, когда была маленькой.

Рентаро потрясло непревзойдённым чувством полного поражения.

— Значит, ты отвечаешь за тактику и стратегию, а Соген за сражение? Нечасто встретишь такое.

— Господин Соген сначала делает, а потом уже думает, у него не хватает терпения, чтобы стоять в поддержке. Он всегда злится, когда мы меняем позицию. Он мыслит слишком старомодно.

Она сломала веточку пополам и кинула в огонь.

Рентаро удивился тому, как открыто она это сказала. Кинув взгляд на оружие позади девочки, он сказал:

— Дай посмотрю твоё оружие.

Она немного поразмыслила и:

— А если откажу?

— Без разницы. Если ничего не чувствуешь после своего спасения – валяй.

Фыркнув, Кайо всё-таки сдалась и передала ему винтовку.

— Кое-что новое: те, кто хотят отплаты за сделанное добро, – подлецы.

Рентаро пропустил её слова мимо ушей и начал изучать винтовку – длинное полуавтоматическое оружие с 20-миллиметровым глушителем. Снизу прикреплён подствольный гранатомёт 40 калибра. Винтовка от Шиба Хеви Индастрис, модель 2027 года.

Рентаро открыл подствольник и, заглянув внутрь, нахмурился. Он перевёл взгляд на девочку.

— Тут пусто! Зачем ты использовала гранату?

Из-за этого Рентаро с Энджу пришлось убегать от IV ступени, которая их чуть не прикончила. Первое правило при исследовании неразведанных территорий – ни при каких условиях не шуметь. Для Инициатора, чей ранг намного выше ранга Рентаро, это должно быть более чем понятно.

Кайо согнула тонкие коленки, она неотрывно глядела в огонь.

— Я и господин Согеном попались в ловушку. Нас ранило, и нам пришлось разделиться.

— В ловушку?

— Да. Через какое-то время после приземления, мы заметили огонёк. Мы решили, что это союзник, и пошли на свет.

Она крепко обняла колени, от чего стала казаться ещё меньше.

— Если бы я только заметила, ведь я знала, что никто не использует бледно-синий свет. Он напоминал призрака.

Рентаро сглотнул.

— Что это было?

— Что это было? – Кайо кинула на Рентаро короткий взгляд и снова повернулась к огню. - Сначала я почувствовала вонь. Смрад, будто от помойки, вокруг роилась туча мух. Гастрею покрывали ужасные цветы, а на её хвосте мерцал свет. Она заметила нас и вздрогнула, будто от предвкушения. Я видела много разных Гастрей, но один её вид бросил меня в дрожь. Я запаниковала, подумала, что мне конец, и бросила гранату. Она погналась за нами, мы разделились с господином Согеном. После меня укусили. К счастью, поражение вирусом минимально и никак не повлияло на моё тело.

Подперев подбородок рукой, Рентаро внимательно слушал Кайо.

— Скорее всего, это Гастрея типа светлячок.

— Светлячок?

— Да. Как правило, они питаются пыльцой и нектаром, но это не значит, что среди них нет хищных особей. Они имитируют способ, которым другие светлячки испускают свет, и поедают приблизившихся жертв. Эта светящаяся Гастрея определённо создана для заманивания и уничтожения людей. И вы попались на это. А растения на ней – скорее всего рожь. Я слышал, что некоторые виды могут испускать резкий запах мочи и разлагающейся плоти, который привлекает насекомых, и их помощью распространять пыльцу… так что этот смрад, скорее всего, должен был привлекать людей. Нечасто увидишь Гастрею с генетическим кодом растения. Думаю, раз она разрослась до таких размеров, то это 3 ступень.

Кайо в изумлении распахнула глаза.

— Разве такое возможно?

— Именно так Гастреи ежедневно нас убивают. Человечество попросту не может проиграть глупым животным.

Кайо замолчала, но тут же успокоилась и спокойно вздохнула.

— Не ожидала, что вы так хорошо разбираетесь в типах Гастрей, которых никогда не видели, господин Сатоми. Вы наверняка задрот биологии.

— Эм… этого можно было и не говорить.

— Похоже, у вас было тяжелое детство, и когда вы находили муравейник, то тут же затапливали его водой и безумно радовались. «Теперь тоните! Это наводнение Ноя! Почувствуйте ярость Божью!», - вас, наверно, переполняли подобные радостные мысли, верно? Вот оно как.

— Да! Да! Я убивал! Довольна?! Мне очень жаль!

Впервые Кайо выглядела удовлетворённой. Она с прищуром вгляделась в огонь.

— Но мне всё же приятно. С таким Активатором, как вы, точно не заскучаешь. Я немного завидую госпоже Энджу.

Рентаро попытался спросить в непринуждённой манере:

— Тебе весело в паре с таким Активатором как Соген?

— Инициаторы – оружие убийства. Не больше и не меньше, — сказала Кайо, так и не ответив на вопрос Рентаро. – Думаю, госпоже Энджу не приходилось убивать. Это видно по её глазам.

— Да. А тебе?

— Хм. Я убила пару из Гражданской обороны по дороге.

Рентаро показалось, что он ослышался.

— Зачем ты это сделала?!..

— Приказ господина Согена. Если бы их привлёкло тем светом, то он бы затаился неподалёку и сам сделал это. Господин Соген сказал: «Мы никому не позволим забрать у нас награду за этого психа в маске».

Рентаро сжал кулаки.

— Ты что-нибудь чувствуешь по этому поводу?

— Было страшно, руки дрожали. Но это всё. Считая этот раз, это уже моё второе убийство. Я хочу привыкнуть.

Рентаро почувствовал, как в нём закипает ярость, и сам того не осознавая, он повалил Кайо на землю и навис над ней.

— Не шути так! Самое ужасное в убийстве – это привыкнуть! Когда кто-нибудь убивает другого, зная, что ему за это ничего не будет, этот человек тут же начнёт терять чувство вины!

— Вы говорите это, потому что уже убивали? У вас загадочные глаза, господин Сатоми. Они мягкие, но и пугающие. Видно, у вас сложное прошлое.

— Послушай. Знаешь, почему Энджу иногда говорит так высокомерно? Она верит, что делает великую работу для спасения человечества; она может говорить всё, что только захочет, с высоко поднятой головой. Вроде просто, да? Однажды, она чуть не убила Активатора-преступника. На протяжении всей операции она была мрачнее тучи, но тут же просияла, как узнала, что человека удалось спасти, и даже навестила его. Думаю, этого достаточно.

— Господин Сатоми… это удивительный поступок, — послышались загадочные слова Кайо, которая смотрела на Рентаро снизу-вверх, а в её глазах плясали оранжевые огоньки костра.

Рентаро медленно поднялся и отвернулся от неё.

— Прости за то, что я сейчас сказал. Ох.

— Почему вы извиняетесь? – она потянула за край его униформы.

— А?

— За что вы извиняетесь? Вы правы, господин Сатоми. Будьте уверенней в своих словах. Сейчас я в замешательстве – я не до конца уверена в своих чувствах. Я могу привести кучу контраргументов, но мне не хочется отказываться от ваших слов… со мной такое впервые.

— Ты…

Невыразимое чувство сжало его грудь.

Он всё-таки не ошибся тогда. Она тут же вытерла глаза рукавом, и в этот момент вся слабость 10-летней девочки исчезла, будто её и не было.

— Хотите что-нибудь выпить? – с этими словами Кайо достала кипятильник и растворимый кофе и начала греть воду.

Рентаро смотрел в поток и слушал потрескивание костра. Через дыры в потолке бункера виднелись ночное небо и сияющий месяц. Он огляделся и заметил проржавевший ствол небольшого оружия; скорее всего этот бункер использовал Силы самообороны Японии во время войны.

Рентаро поднял патронную сумку, которая лежала около 9-миллиметрового автоматического пистолета, и положил рядом. Под оранжевым светом костра стала заметной выделяющаяся медную вставку среди ржавчины и пятен.

— Знаешь, что это? 9-миллиметровый Парабеллум. Парабеллум значит…

— Я знаю. С латыни это значит «готовься к войне». Верно?

Рентаро посмотрел на Кайо.

— Ну, думаю, это стоило ожидать от человека с IQ 210. Ты и правда всё знаешь? Верно, оно идёт от фразы «Si vis pacem, para bellum» - «Хочешь мира, готовься к войне».

Кайо налила кофе в бумажный стаканчик и передала его Рентаро. Он почувствовал, как руки обожгло, в то время как Кайо спокойно держала свой стаканчик обеими руками и дула на кофе.

— Так это и значит «готовься к войне»? Куча мин на неразведанной территории, не меньше ненайденных кассетных бомб, разбросанных повсюду. И что в итоге? Мы отбили себе лишь небольшой сад, который едва ли можно назвать мирным.

— То поколение не волновалось об этом. Хотя за последние 10 лет человечество успешно восстановилось.

— Правда ли восстановилось?

По какой-то причине, Рентаро опешил от её слов.

— Почему ты спрашиваешь?

— Я не понимаю «непорочное поколение», которое борется с Гастреей. С другой стороны я чувствую ненависть у людей из «потерянного поколения», которые стали свидетелями того, как пожирают их детей, как их любимые превращаются в уродливых созданий. Всё, что я теперь вижу, – силы человечества брошены на создание оружия массового поражения. Например, «Небесный трап».

Рентаро посмотрел, куда указала Кайо, и увидел высокий, пронзающий облака шест.

— И это только вершина айсберга. Господин Сатоми, думаю, вы слышали о «Новом этапе развития человека»? Говорят, эту программу тут же свернули, как только узнали о силе, которой мы, «проклятые дети», обладаем. Но эксперименты по созданию при помощью вараниума непобедимых солдат всё-таки проводились. Говорят, эти люди проходили полную модификацию тела. До войны Япония не могла и вообразить подобное.

Рентаро неподвижно слушал Кайо. Она ненадолго остановилась, чтобы отпить кофе.

— Я всегда думала, что это просто слухи, пока не встретила Кагетанэ Хируко.

— Те, кто используют эту силу, – конченные ублюдки.

— Господин Сатоми?..

Рентаро не знал, что сказать, поэтому сделал вид что ничего не было и глотнул кофе. От горького вкуса, который расплылся во рту, он невольно нахмурился.

В этот момент из чёрного ресивера послышался грубый мужской голос, они вздрогнули.

Похоже, это рация. Кайо кинулась к ней, повернула нечто похожее на переключатель, и звук стал чище. Вскоре они услышали человека, чей голос невозможно забыть.

Жива… Эй! Ответь, если ты ещё жива!

Кайо взглядом показала Рентаро, чтобы тот молчал. Он слегка кивнул, понимая, что будет неловко объяснять, почему они вместе.

— Я волновалась, что не могла связаться с вами, господин Соген. Хорошо, что вы живы.

Ты ещё спрашиваешь? У меня хорошие новости, Кайо!

Икума прервался, словно издеваясь. Казалось, будто сама его ухмылка, скрытая банданой, передалась по рации.

Мы нашли этого ублюдка в маске.

Рентаро и Кайо обменялись взглядами.

— Где?

Рентаро достал из кармана карту и разложил на земле. Они тут же определили местоположение Согена, которое он указал. Приморский город? Недалеко.

Сейчас все ближайшие члены компаний Гражданской обороны собрались здесь и готовятся напасть в любой момент. Я хотел пойти вперёд, но их ранг выше нашего, но самое важное – моего Инициатора со мной нет. Проблема с наградой наконец решена: эти трусы решили разделить всё поровну. Так что давай, поторапливайся сюда.

Соген тут же бросил рацию, не дождавшись ответа Кайо. На заднем плане можно было расслышать отрывистые фразы и хохот – похоже они и правда обсуждали план атаки.

Кайо тут же собрала свои вещи и потушила огонь.

— Ты всё-таки идёшь?

— Да. Каким бы он не был, он по-прежнему мой партнёр. Что на счёт вас, господин Сатоми?

Рентаро одолевали сомнения. Ему хотелось переложить всё на других членов Гражданской обороны, которые как раз собирались разрешить текущую проблему.

Да, перед Кисарой он вёл себя смело, но прошло чуть более суток с того инцидента, и он до сих пор не мог забыть ужаса, когда чуть не погиб от рук Кагетанэ.

Он покачал головой. Всё-таки ему надо идти.

Он отринул эмоции и спокойно проанализировал ситуацию.

Вопрос в количестве людей, находящихся с Согеном. Их ранг неизвестен, и, судя по гомону, их там довольно много, как минимум десять пар. Среди них Соген Икума – бог ближнего боя с ИА рангом 1584, который может сражаться и без своего Инициатора.

Кто бы ни победил, битва будет определённо жаркой.

— Как твоя рука?

Кайо медленно сняла повязку – рана полностью зажила.

Рентаро повернулся в сторону города. В конце концов, он должен стать свидетелем исхода этой битвы.

4 утра.

Рентаро позвал Энджу обратно, и трио покинуло бункер.

Энджу шла впереди — всё это время она провела снаружи, и её глаза привыкли к темноте. Чего нельзя сказать о Рентаро и Кайо, которые находились внутри, около костра.

Через некоторое время они сделали привал на краю леса. Впереди распологалась хорошо просматриваемая территория, и через пару километров по ней можно попасть в город. Однако Рентаро повёл всех в обход, в сторону небольшого холма, чтобы их случайно не заметили.

Чем дальше они шли, тем сильнее чувствовался запах воды. Где-то рядом океан.

По пути они нашли остатки лагеря. Он располагался на всгорке, окружённой дикой травой.

Следов готовки не видно, наверное, боялись выдать себя дымом. Но повсюду разбросаны упаковки от сухих пайков. Похоже, число участников больше, чем они ожидали.

Рентаро начал паниковать. Соген упомянул, что они собираются устроить неожиданную атаку: это подразумевает ночь или раннее утро. До рассвета осталось около двух часов, кроме того в лагере никого. Это значит только одно: операция началась.

Продолжая путь по намеченному плану, они добрались до холма, с которого открывался широкий вид на город, простирающийся внизу. Среди зданий витала гнетущая тишина. В порту стояло бесчисленное количество рыбацких лодок и небольших суден.

До Великой войны это был небольшой городок, проживало тут, скорей всего, немного людей. Он увидел электрический свет на крыше белого здания, похожего на церковь, и подумал, что никаких ламп здесь быть не должно. Он там.

От неожиданных выстрелов Рентаро ахнул. За шумом оружия последовал звон мечей. Началось.

— Рентаро! – вырвалось у Энджу.

— Да. Выдвигаемся.

— Я остаюсь.

В изумлении Рентаро обернулся и увидел, что Кайо стоит к нему спиной.

— Почему?

Как только он закончил вопрос, из леса, откуда они только что пришли, выскочила четырёхногая тварь.

Кайо столкнулась с ней головами и, применив все свои силы, остановила врага.

Рентаро удивился. Выскочивший враг был Гастреей тип-олень, у которой вся верхняя часть тела покрыта рогами.

Некоторые из них зацепили Кайо, но та с силой засунула ствол оружия в рот Гастреи и нажала на курок.

С жутким воем Гастрея подлетела в воздух и мёртвым грузом рухнула на землю.

На животе Кайо зияла рана, но девочка развернулась с видом, будто ничего не произошло.

— Нас преследовали. Вы не слышали их, господин Рентаро? Если никто их не остановит, нас сметут, кто бы не победил.

Рентаро огляделся. Из леса, из которого они не так давно вышли, доносилось жужжание и шипение. Выстрелы в городе разбудили Гастрей, и теперь они по-своему обменивались информацией.

Со спокойным видом Кайо упёрла винтовку в землю, сняла сумку и достала запасные обоймы. Она готовилась к битве на истощение, а в это время раны на её руках и в животе потихоньку заживали.

— Ты тоже…

Кайо упёрла винтовки приклад в плечо и выстрелила в небо. Похоже, этот выстрел подбил не одного врага, в лесу с криком рухнуло несколько огромных теней.

— Не глупите, господин Рентаро. Вам надо пересечь Рубикон. Я разберусь здесь и отправлюсь к вам на помощь. Дальше полагаюсь на вас.

Рентаро закрыл глаза и глубоко вздохнул. Выдающиеся командиры способны принимать важные решения за пять секунд, дабы отвечать на постоянно изменяющуюся обстановку на поле боя.

— Оставляю их на тебя. Останови Гастрей, но только не переусердствуй.

— Вам не нужно беспокоиться. Как только я окажусь в невыгодном положении, я убегу. Оставляю господина Согена на вас.

— Ясно. Идём, Энджу.

— Хорошо, — ответила Энджу, и они побежали в сторону города.

Рентаро оглядел город впереди и заметил, что дома сохранили свой вид, значит, жители покинули его ещё до атаки Гастрей и укрылись в Токио.

Ну, не сказать, что форма сохранилась полностью. Как правило, стены домов, которые больше не отапливаются, начинают постепенно осыпаться из-за перепадов температуры и давления. В этом же городе немаловажным фактором является близость к океану и постоянные солёные бризы.

Рентаро с горечью подметил, насколько ненадёжно человеческое окружение.

Добравшись до города, Рентаро начал петлять в тени зданий. Бесчисленное множество пришвартованных в заливе рыбацких лодок прогнили насквозь, а прочие судна своим видом напоминали корабли-призраки, которые жутко скрипели при каждом порыве ветра.

Пара осторожно приближалась источнику недавних выстрелов; сердце Рентаро начало биться как бешеное, а кожа словно радар улавливала каждое дуновение ветра.

Как обстоят дела? Звуки выстрелов и звон мечей прекратились. Если они победили, то где крики радости? Почему так тихо?

Будь настороже, Рентаро Сатоми!

Рентаро снял мешавшийся глушитель, сам пистолет взял в правую руку, а фонарик в левую. Скрестив руки, он поднял их в защитную позу, и начал двигаться вперёд. Он шёл с выключенным фонариком, поскольку, мог привлечь чьё-либо внимание и тот бы открыл по нему огонь. Эта техника ближнего боя использовалась профессионалом по имени Харрис.

Вскоре, он наткнулся на что-то ногой. Энджу нащупала и подняла предмет, но тут же с криком откинула его.

Это оказалась недавно отрубленная рука, с которой ещё капала кровь. Она до сих пор сжимала пистолет. Казалось, будь на улице немного прохладнее, от руки бы шёл пар.

Со стороны одноэтажного дома послышался шум, на который Рентаро чуть не открыл огонь.

— Меч… мой меч… где он?

— Ты… Соген… Икума?

Мужчина в бандане на лице с изображением черепа неуверенно сидел на стуле возле стойки. Услышав их, он начал приближаться. Казалось, будто он не видел ничего перед собой.

— Прости, ты… не знаешь… где мой меч? Я ещё могу драться, где же он…

Рентаро с открытым ртом смотрел на полуторный меч, который торчал из спины Согена. Икума прошёл мимо него, упал на колени, отхаркнул лужу крови и упал.

Больше он не двигался.

Ситуация вышла за рамки ожиданий Рентаро, - это сбило его с толку.

Соген мёртв? Активатор 1584 ранга?

Мысленно извинившись перед Кайо, он сжал рукоятку своего XD.

На талии Согена Рентаро нашёл оружие и быстро осмотрел его – это был автоматический пистолет производство компании «Смит и Вессон», модель Сигма. Убедившись, что он заряжен пулями из Вараниума 40 калибра, Рентаро убрал пистолет за пояс, после чего встал и опёрся об угол.

— Энджу, сейчас мы выйдем на дорогу. Чего бы ты ни увидела – не кричи, хорошо?

— Рентаро, есть что-то страшнее этого?

Он не ответил. В ветре, который дул им в лицо, явно ощущался плотный, гнилостный запах крови.

Рентаро выскочил на дорогу с оружием наготове. Энджу ахнула.

— Рентаро… что это… такое?

В нескольких метрах от них валялось нечто.

Это была голова Инициатора, на его лице застыл шок и ужас.

Трупы Инициаторов и Активаторов, среди которых он узнавал некоторых из Министерства обороны, были свалены в кучу - они умерли быстрой смертью от пуль. Дорога перед ними превратилось в озеро крови.

Дальше, в ста метрах, стояла церковь с распахнутыми настежь воротами.

Свечи, расположенные на алтарях вдоль стен освещали область, а крест Господень, расположенный на крыше церкви равнодушно смотрел на эту бесчеловечную сцену.

— Папа, невероятно. Они и правда живы.

С эстакады донёсся знакомый голос, и они тут же обернулись.

Перед ними лицом к морю стояла пара.

Одна из них была в чёрном цельном платье, с закреплёнными на талии парой мечей. Второй выглядел загадочно: фрак, маска и цилиндр.

Рентаро скептически относился к увиденному – стоявшая перед ними пара уничтожила огромное количество профессионалов, которые и оцарапать их не смогли.

Сильнейшее чувство сожаления пронзило Рентаро, и он сделал шаг назад.

Почему он решил не дожидаться поддержки от других членов Гражданской обороны? Серьёзно, после стольких битв с ними, он окончательно убедился, что у них нечеловеческие способности. Но и без этого можно было определить победителя, просто взглянув на то, как был убит Соген Икума. Он мог бы ещё тогда убежать, поджав хвост. Он упустил обе возможности, и теперь был вовлечён худший из всех вариантов развития событий. Обратного пути уже нет.

— Кагетанэ… где кейс?!..

— Я знал, что ты придёшь.

Теплый ветер ласкал кожу. Кагетанэ Хируко, стоявший на фоне луны с двумя пистолетами в руках, медленно развернулся и хладнокровно развел руки в стороны.

— Занавес поднят, малыш Сатоми. Решим всё раз и навсегда.

Комментарии