Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5. [Улыбка]

Сильви была прикована к одному из деревьев, что росли вокруг маленького кладбища на окраине территории замка. Не привязана — её сдерживала странная масса, немного напоминающая цемент, но в тусклом лунном свете она не могла разобрать даже её цвета.

— Зачем я тебе? — спросила Сильви. В её голосе было больше недоумения, чем тревоги.

Её собеседник, сидящий на могильном камне, со скукой ответил:

— Мне всего лишь нужны знания. Ваши знания бессмертных. Я думал извести того мальчишку, Чеса, чтобы он морально ослаб, и я смог его захватить… но всё вышло не так, как задумывалось. И теперь, признаться, я не знаю, как быть дальше.

Он повесил голову.

— Мне не хочется захватывать тебя. Я тебе благодарен, да и привыкать к женскому телу как-то поздновато.

— Не думаешь, что моё сознание победит твоё?

— Нет. Ты ведь своей цели уже достигла. Ты получила вечную красоту. А мне ещё есть к чему стремиться. Тебе меня не победить.

— Может, проверим? — провокационно спросила Сильви.

Недолго помолчав, её собеседник пробормотал:

— Не стоит.

Повисла пауза.

— Как думаешь, — заговорила вновь Сильви, — что будет делать ведьма после того, как станет самой прекрасной женщиной во всём мире? Учитывая, что ради этого она наверняка натворила много ужасного… Мне кажется, раз её мечта сбылась, она захочет помочь другим людям в исполнении их желаний. Не знаю, правда, искупит ли это её поступки, но всё равно, разве это не положительный момент? Разве это не может считаться новой целью?

Её собеседник задумался… и в конце концов с едва различимой тоской в голосе прошептал:

— Для меня уже слишком поздно.

* * *

— А вот и я! С фонариком!

— Что ж ты так долго… И от тебя воняет.

— Пришлось обыскать всю машину.

Добравшись до библиотеки замка, Элмер и Нил сразу обратили внимание на царящий здесь страшный бардак. Будто по комнате пронёсся ураган, повалив почти все шкафы.

— Фил!

В углу комнаты лежала одна из девочек. Стоило её приподнять, как она тут же пришла в себя и рассказала о том, что произошло.

— Вдруг непонятно откуда появилось чудовище… схватило госпожу Сильви… а меня отбросило в шкаф…

Два алхимика и гомункул, затаив дыхание, спустились в тайный ход и, освещая путь фонариком, пошли по коридору. Элмер и Нил настаивали, чтобы Фил осталась в замке, но она заявила, что одной опасно, и в итоге увязалась за ними.

В какой-то момент Нил заметил кое-что странное.

— Раньше середина этого прохода была земляной…

Сейчас же луч фонарика вылавливал лишь каменную кладку и ни крупицы краснозёма.

Нил одним рывком поднял могильную плиту и немедленно увидел прикованную к дереву Сильви.

— Это ты? Явился самый опасный, — раздался за его спиной молодой мужской голос.

Мысленно напрягшись, Нил обернулся… и не узнал говорившего.

Следующим из проёма выглянул Элмер.

— Погоди… А ты не… — нахмурился он, вспоминая.

Но его перебил вскрик Фил:

— Господин Фелт!

Потрясённая, она впилась совершенно круглыми глазами в юношу.

— Здравствуйте. Кажется, вас зовут Нил?.. Я Фелт Нибил, приятно познакомиться, — вежливо представился он. И сменив тон на презрительно-высокомерный, продолжил: — И я же Дез Нибил, давно не виделись, Дьявол в маске!

Какое-то время никто не шевелился.

Первым сообразил Элмер.

— Староста… Ты дал воду родному сыну?.. — прошептал он, озвучив свои страхи.

Но юноша помотал головой.

— К сожалению, нет. Мой сын… умер пятнадцать лет назад. Только появившись на свет.

Фелт присел на один из надгробных камней и завёл рассказ:

— Не знаю, чем он болел. Всё выглядело так, будто он заснул, и уже не проснулся. После женитьбы на дочери старосты его смерть перевернула всю мою дальнейшую жизнь верх дном.

Он собирался встать во главе своего маленького мира — деревни, — но потерял наследника. Желая скрыть это от жены, он солгал ей, что хочет показать заболевшего сына торговцу, а сам тайно проник в лабораторию и вылил свою воду-катализатор в резервуар с его будущим сменным телом. Шли годы, оно росло и развивалось, как самый обычный человек. Ни жена, скончавшаяся от болезни, ни вообще кто-либо не подозревал, что Дез и Фелт делили одно сознание на двоих.

Чтобы выставить Фелта в лучшем свете, Дез играл роль нетерпимого и жестокого самодура. Так продолжалось до прихода в деревню Элмера… что стало для гомункула переломным моментом.

Он задумался о внешнем мире. Жена умерла, и больше его ничто здесь не держало, так почему бы не отправиться туда?

А после разговора с Сильви это смутное желание превратилось в навязчивую идею.

— Я слушал её, — говорил он, с грустью в глазах смотря на звёздное небо, — и поражался, как такое возможно… И в какой-то момент подумал…

В его голосе зазвучала ненависть.

— Если бы эта деревня не была отрезана от всего остального мира… если бы я смог показать сына настоящим врачам… И жену!.. Может, они бы выжили!

Взбудораженный сверх меры, он вскочил и раскинул руки в стороны.

— Я всегда всё это ненавидел! И эту деревню, построенную ради какого-то эксперимента, и эту девчонку, и себя самого! Поэтому я уже очень давно решил, как только выберусь отсюда…

Глаза юноши, кажущиеся в лунном свете золотыми, безумно сверкали.

Он пригвоздил взглядом стоящую рядом с Элмером Фил и тихо договорил:

— Я всё это уничтожу.

Элмер молчал, погружённый в свои мысли. Фил в шоке застыла. Сильви тоже о чём-то задумалась. И один лишь Нил высокомерно хмыкнул и сказал:

— Я тебя понял. Тебя уже можно убивать?

— Какой ты нетерпеливый.

— Смею возразить: заткнись. Во внешнем мире миллиарды людей живут хуже, чем ты. Жалеть глупца, не понимающего своего счастья, я не намерен, — отрезал Нил и шагнул к Фелту.

— Нил, погоди немного, — спохватился Элмер.

Но мужчина в маске уже сам остановился, почувствовав, как что-то схватило его за ногу.

— Хм?

В следующий миг он взлетел в воздух вверх головой, после чего его с силой ударило об землю.

— Гха!

Нил растянулся на спине. Его прикрыла чья-то большая тень.

— Я же сказал, что вылил свою воду-катализатор в резервуар! Она захватила и ту массу, что питала моё сменное тело! И вот она перед вами! В этом состоянии я не старею и не умираю! Считайте, что такой я тоже бессмертен, как и вы!

Красно-чёрная глыба, будто из спрессованного сгнившего фарша, блестела и колыхалась, напоминая слизневых монстров из видеоигр. Размерами она была не меньше двух коров.

— Смотрите внимательно! Это я, который так и не стал мною! Жалейте меня, смейтесь надо мной, бойтесь меня… Ха-ха-ха, хха-ха-ха-ха, ха-ха-ха, хха-ха-ха-ха-ха-ха!

Слушая дикий хохот юноши-гомункула, Элмер прошептал:

— Не заставляй себя… смеяться…

Но холодный воздух поглотил его слова, и их никто не услышал.

* * *

Подоспевший Майза увидел невероятную картину. Нечто красное и бесформенное облепило Элмера и Нила и било ими по земле.

— Присоединишься? — с сарказмом спросил Фелт.

— Похоже, — тихо произнёс Майза, — нам самое время кое-что обсудить…

— Обсудить? — с ехидным выражением лица переспросил юноша. — И что же?

Ответ стал для него полной неожиданностью.

— Я собираюсь напоить кого-нибудь из нас твоей водой, — холодно ответил Майза. — И я практически уверен, что твоё сознание будет захвачено… Предлагаю тебе выбрать, кто это будет.

— Сколько еще? — шепнул Нил где-то после двадцатого удара об землю.

— А?

— Ты сказал мне немного подождать. Сколько ещё ждать?

Элмер вспомнил свою попытку остановить Нила.

— Смею предупредить, жду не дольше минуты. Иначе… я примусь за дело серьёзно. Разделаюсь не только с этой липкой штукой, но и с тем идиотом, и всеми в деревне. Если ты против, сделай что-нибудь.

Поразмыслив над этими словами секунды три, Элмер пробормотал:

— Это так круто прозвучало. Или ты только делаешь вид, будто у тебя всё схвачено, а на самом деле нет?

— Ты только что своим бездумным заявлением сократил срок моего терпения до тридцати секунд.

— Н-нет, погоди!.. Ладно, — смиренно вздохнул Элмер, вися вниз головой.

Он широко открыл рот, и содержимое его желудка выплеснулось на красно-чёрную массу под ним.

От Элмера уже какое-то время неприятно пахло, но теперь по воздуху разнеслась вонь невыносимее в десятки раз.

«Масло?! Нет… Что это?!» — вдохнув ужасный запах, Фелт торопливо обернулся.

— Фил! Беги! Майза! Не дай ему сбежать!

Но Майза, мгновенно распознавший источник вони, уже прыгнул к Фелту и обхватил его сзади за плечи. Юноше не хватило сил вырваться из крепких рук взрослого мужчины, и бессмертный заставил его повернуться к красно-чёрной массе.

— Слышал, Сильви рассказала тебе о внешнем мире… Но об опасности газолина она явно не упоминала.

Он со всей силы треснул горящим фонариком по надгробной плите.

Из разбитой лампочки вылетела искра…

И в ночное небо поднялся столб алого пламени.

* * *

— Ты же не думал, что я отправлюсь на бой с чудовищем с голыми руками.

— Но глотать газолин… — покачал головой Нил.

Элмер захохотал.

— Скажи, не ожидал? Так смейся!.. Ух… Мне всё ещё нехорошо… Газолин не для питья, не будь я бессмертным, мне бы точно крышка…

Взрыв вышел небольшим, всё-таки в человеческом желудке может поместиться весьма ограниченное количество жидкости, но его мощи хватило, чтобы разорвать красно-чёрную массу на кусочки. Те ещё какое-то время дергались в огне, пока не обратились в пепел. Разумеется, Нилу и Элмеру тоже досталось, но их тела полностью восстановились.

К вони от газолина примешался запах жареного мяса, усилив тошнотворный эффект.

— А-а… А… А-а-а-а… — подвывал Фелт, лежа на спине и мелко подёргиваясь.

Его глаза были пусты.

— Хм, как его ломает, — глядя на него, заметил Нил.

— Ещё бы, пережить сгорание собственного тела, — согласился Элмер. — А учитывая, что та штука по массе заметно превосходила человека…

— Ну, знаешь, сгореть заживо — это ужасно всегда, не только в первый раз, — возразил Майза.

Будучи бессмертным, он успел многое испытать на собственном опыте.

Элмер приподнял голову Фелта.

— Эй, — хотел остановить его Нил.

Но Элмер лишь улыбнулся.

— Я наш договор выполнил: управился меньше, чем за минуту. Так что теперь я им займусь.

— Займёшься? — не поверил своим ушам Майза. — Но Элмер!..

Вдруг из живота юноши, прорвав кожу, выскочило что-то красное.

— Что?!

— Элмер!

Но было уже поздно: кусок массы, внутри которой блеснула маленькая бутылочка, влетел в открытый рот бессмертного.

— Мугху!..

Бутылочка скользнула в горло, и в следующий миг юноша, не обращая внимания на потоки крови, льющиеся из его живота, торжествующего захохотал.

— Ха-ха… Ха-ха-ха-ха-ха! Попался, чудовище… Думал, я не сохранил на всякий случай кусочек массы?.. А теперь внутри тебя моя вода!

— Ах ты!..

Нил схватил его за воротник и резко поднял. Фелт харкнул кровью.

— Стекло треснет… и наши сознания начнут бороться… это мой последний шанс… если не выйдет… я умру. Исчезну из этого мира… но этого не случится. Я увижу внешний мир! Моя сила воли равна… нет, превосходит твою!

Глаза Фелта пылали на смертельно бледном лице.

Майза и Нил похолодели… а Элмер привычно улыбнулся.

Оскорблённый, юноша бросил на него полный ненависти взгляд.

— Чему ты… улыбаешься?.. Не боишься… умереть?..

— Боюсь. Но в этой битве победа останется за мной. Без сомнений, — уверенно заявил он.

Пламя в глазах Фелта потускнело.

— Как ты… невозможно…

— Пока ты ещё не разбил бутылочку, предупреждаю в последний раз. Все твои усилия напрасны.

В следующий миг все затаили дыхание. Наверное, только Чес, будь он здесь, смог бы спокойно наблюдать за происходящим.

Элмер прижал правую руку Майзы к своей макушке. И всё. Но этого хватило, чтобы Майза перепугался до полусмерти.

— Если я проиграю, Майза немедленно меня поглотит. Тебе не выжить, — с улыбкой пояснил Элмер.

На лбу Фелта выступил пот, и на этот раз не от боли.

— Нет… ты не…

Но уже через мгновение выражение отчаяния сошло с его лица, и глаза юноши вновь вспыхнули ровным огнём.

— Идиот… это… ничего…

— Думал притвориться мною, воспользовавшись моими воспоминаниями?

Фелт судорожно вздохнул.

— Тогда вот как мы поступим. Майза, поглоти меня, как только бутылочка разобьётся.

— Договорились.

«Нет! Не может быть! Он этого не сделает!»

В панике Фелт посмотрел на Майзу.

Но сейчас глаза этого обычно приветливого мужчины были пусты и холодны, как у жестокого убийцы, способного без зазрения совести свернуть шею и младенцу.

— Он, вообще-то, мафиози, так что с ним в этом плане шутки плохи.

— Я не мафиози… я каморрист, — не меняясь в лице, поправил Майза.

«Он играет? Или серьёзно? Как понять…» — заколебался Фелт.

И эти несколько секунд решили его судьбу.

— Вот и всё, — вдруг сказал Майза, и мускулы на его лице расслабились.

В тот же миг Фелт ощутил, что с его куском массы что-то не так.

«Будто вокруг него что-то сжалось…»

Не успел он это подумать, как Майза протянул в его сторону левую руку.

И Фелт осознал своё поражение. Его сердце затопило отчаяние.

В руке Майзы был тот самый кусок массы, что должен был находиться в желудке Элмера, а в правой руке самого Элмера была зажата бутылочка с водой-катализатором.

— Не ожидал? — широко улыбнулся страшно довольный Элмер.

Майза, весь в холодном поту, не сдержал протяжного вздоха.

«Да уж, я и подумать не мог, что он его вскроет, пока тот будет со мной болтать…»

Когда Майза положил руку на макушку лежащего на спине Элмера, он прикрыл его собой от Фелта. Пока они разговаривали, Майза ножом разрезал ему живот, а полы длинного пальто спрятали разливающуюся вокруг него лужу крови. И ведь они даже ни о чём не договаривались!

— Зря мы, что ли, уже так долго живём, — заметил Элмер. — У тебя тоже ещё всё впереди.

Он осмотрел живот Фелта и нахмурился.

— Мда-а… Что скажешь, Майза?

Тот внимательно изучил рану и со вздохом покачал головой.

— Не выкарабкается.

Впервые на лице Элмера появилось печальное выражение.

— А я так хотел его спасти…

— Хм… И не вышло… и поделом… тебе… — собрав последние силы, процедил Фелт.

Если ты умрёшь, я улыбнусь, — сказал Элмер и, не дав юноше отойти от изумления, продолжил: — Меня не волнуют мёртвые, понимаешь? Я могу улыбнуться человеку, готовому умереть за то, во что он верил, но… после твоей смерти ты перестанешь что-то для меня значить. Я и не поморщусь. Улыбнусь вместе со всеми: «Зло повержено! Ура!». И на этом всё.

— Как ты… — прошипел Фелт.

Но Элмер, улыбнувшись, не дал ему договорить.

— Ты сказал поделом мне. Ты хотел, чтобы я расстроился. У тебя получилось. Это твой хэппи-энд. Так улыбнись!

И Фелт понял. Его осенило.

Если всё в мире поделить на добро и зло… Этот мужчина, Элмер, был воплощением абсолютного зла. Самим Дьяволом.

Мало кто это замечает, потому что его цель — хэппи-энды — слишком специфична. Суть в том, что кроме них его ничего не волнует, и ради них он ни перед чем не остановится. Его сущность — это зло в самом ярком проявлении. Но при этом он никого вокруг себя не делает несчастным.

Скорее всего, Элмер и сам не понимает, что несёт в себе зло.

Угасающим сознанием Фелт на чём свет стоит корил себя за то, что связался с таким человеком.

Но Элмеру вряд ли было какое-то дело до его переживаний.

— Если тебя это не устраивает — не умирай, — с той же грустью на лице сказал он.

К ним подошла Фил.

— Всё кончено?

— Как бы мне ни хотелось признавать… Чёрт, если бы здесь был врач…

Внутри девочки всё пылало от беспощадного гнева.

* * *

Моё терпение кончилось.

Конечно, я была шокирована, что он меня обманул.

Но это как раз было не самое страшное.

Меня разозлило то, как легко Фелт был готов расстаться с жизнью.

Ещё совсем недавно я сама была такой. Неудивительно, что господин Нил рассердился. К гневу на Фелта прибавилось раздражение на саму себя, и всё внутри меня закипело.

Почему? Как он смел всё это время так со мной обращаться?

Сколько мне пришлось из-за него вынести, а теперь он собирается умереть, вот так просто, даже не дав мне высказать всё, что я по его поводу думаю?

Ну уж нет.

Я всё прощала. Но это… это я простить не могу.

Если он умрёт, кого мне прощать? Кого ненавидеть? На кого направить свою ярость?

Я не позволю ему умереть. Не позволю избежать возмездия. Ни за что.

Мне пришла в голову мысль.

Без малейших колебаний я протянула руку к бутылочке в ладони господина Элмера.

* * *

— Господин Элмер, всё хорошо… Поэтому, пожалуйста, улыбнитесь.

— Что? — растерялся Элмер.

А Фил…

Выхватила из его руки бутылочку, выдернула пробку и выпила содержимое.

В тот же миг тело Фелта обмякло, сообщая о его смерти.

— Фил!

— Ты что делаешь?!

Воцарилась тишина.

Залитый лунным светом, Элмер ждал следующих слов девочки.

Через несколько мгновений, что показались вечностью… она тихо сказала:

— Почему… она совсем не сопротивлялась?..

Сообразив, что Фелт теперь внутри тела Фил, Нил шагнул к нему, а Элмер и Майза отвлеклись на бегущую к ним фигуру.

Фелт-Фил стоял с потерянным видом. Нил занёс кулак… но его опередила другая Фил. Подскочив к Фелту, она с размаху ударила его по щеке.

— Не вздумай умирать… — от гнева с трудом подбирая слова, выпалила Фил. — После всего, что ты сделал мне, господину Чесу, госпоже Сильви, господину Элмеру… Думаешь, одной твоей смерти, одного твоего убийства, этих коротких страданий хватит, чтобы я тебя простила?! Да за кого ты меня держишь?!

Больше всего пощечине удивился даже не Фелт, а бессмертные. Не только потому что Фил впервые так ясно и эмоционально выразила свои мысли, но и потому что они не ожидали, что её сознание сохранится в другом теле.

— А-а… Ну правильно. Вода ведь захватывает тело. В общем, всё логично, — отмер Элмер.

— Смею заметить, я в этом логики не наблюдаю, — возразил Нил.

Фелт несколько раз обескуражено моргнул, а затем посмотрел на Фил.

— Вы не против… чтобы я жил? — пробормотал он.

— Ну… По законам этой страны, покушение на убийство и жестокое обращение — недостаточные обвинения для вынесения смертного приговора, — усмехнувшись, сказал Майза Элмеру.

Но тот, вопреки ожиданиям давнего товарища, в этот раз обошёлся без глупых шуток.

Подойдя к Фелту, он улыбнулся и похлопал его по девичьей голове.

— Я рад, что ты жив. Теперь ты сможешь искупить свою вину.

В ответ на его неприкрытую радость Фелт-Фил поморщился и самоуничижительным тоном произнёс:

— Предположим, я буду жить, искуплю свою вину… А дальше что? Ради чего стараться?

— Ты же сам сказал, что хочешь увидеть внешний мир.

Фелт открыл рот, но не издал ни звука. Элмер наклонился к ним и, посерьезнев, мягко коснулся ладонью его щеки. После чего тихо, будто стесняясь остальных, сказал:

— Отправляйся туда. Во внешний мир. И возьми с собой всех, кто живёт в деревне.

— Но…

Элмер перебил его не терпящим возражений тоном:

— Быть несчастным не есть преступление. Но не искать счастья — это преступление.

Он ласково улыбнулся, но Фелт отвёл глаза.

— Думаешь, таким как я и Фил полагается счастье?

Элмер посуровел лицом и прижал вторую ладонь к другой щеке Фелта-Фил.

— В этом мире полно людей, которые умирают, так и не узнав, что такое надежда. Одни сироты с рождения, другие погибают от жажды, не испив ни капли воды, третьи появляются на свет только ради того, чтобы их убили. Но вам известно, что такое надежда. Отказываясь от неё, ты оскорбляешь саму жизнь.

Не желая сдавать позиций, Фелт сердито посмотрел в глаза Элмера, и ему показалось, что он различил в их глубине гнев.

— Будто ты можешь знать, что мы чувствуем…

— Не могу. Даже если бы я пережил то же, что и вы, я бы всё равно не знал, что вы чувствуете. Потому что я уже видел внешний мир. Но теперь и вы сможете его увидеть.

Фелт изумлённо на него уставился, но Элмер не обратил внимания на его округлившиеся глаза и продолжил тем же тоном:

— Поэтому оставь эти грустные мысли. Хотя это только мне от них грустно, но всё равно. Чем думать об этом, лучше займитесь исполнением своих желаний, познайте радости… Я вам в этом помогу. Я научу вас, сколько бы лет на это ни ушло…

Элмер осторожно ущипнул Фелта за щёки и потянул.

— А потому — улыбнись уже наконец!

«Я знаю, что он зло, — подумал Фелт. — Я это знаю, но…»

Он решил поддаться искушению Дьявола.

С самого своего появления в деревне этот мужчина поработил мысли и сердце Фелта… и сбежать от него не представлялось возможным.

Элмер какое-то время смотрел на Фелта, после чего тяжело вздохнул и сконфуженно пробормотал:

— Плакать я тебя не просил.

Комментарии