Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 9

— Надо же, Лунный свет...

Услышав голос, Харуюки открыл глаза и первым делом увидел огромную луну на фоне чёрного неба.

Здание больницы превратилось в храм из белоснежного мрамора. Все стены исчезли, превратившись в колонны, так что ему открылся вид на весь огромный этаж. Харуюки прокрутился на месте, но не увидел ни Мегуми, ни Черноснежки.

Освежив в памяти клятву, данную Черноснежке, он посмотрел на алого аватара, стоящего рядом с собой.

Эта необычная внешность предстала его глазам уже в третий раз, если учитывать встречу на высшем уровне. Фигурку с исключительно тонкими конечностями усеивали бесчисленные шипы, поблёскивающие остриями. Лучшего воплощения поговорки «у прекрасной розы есть шипы» просто трудно было придумать. Наверняка этот аватар прекрасно бы смотрелся в компании чем-то схожей Маженты Сизза, но едва ли они когда-нибудь встретятся.

Пока Харуюки застыл, погружённый в мысли, Роуз Миледи смерила его глазом-линзой — второй был закрыт чёлкой роскошных вьющихся волос.

— Сильвер Кроу, не стоит так засматриваться на аватаров женского пола.

— А, да, прости!..

Харуюки машинально вытянулся по стойке «смирно», но невольно задумался о том, что эту фразу произнесла та самая Цубоми Косика, маленькая и очаровательная… На губах непроизвольно возникла улыбка умиления, но не подал виду, зная, что сильно пожалеет, если скажет что-нибудь не то.

— Ну так что? — вместо этого он пробежал взглядом по панораме, во все стороны открытой конструкцией продуваемого всеми ветрами храма, и спросил: — Как ты собираешься выяснить, где находится Оракул?

— Я знаю два возможных способа.

— Что? Аж два?..

— Об одном из них ты и сам можешь догадаться.

Лишь тогда Харуюки вспомнил вчерашние слова Черноснежки на собрании Легиона. Конечно, они были сказаны по поводу поисков кузнеца, но подходили и к этой ситуации.

— Неужели ты имеешь в виду высший уровень?

— Да, — прекрасная леди кивнула и посмотрела на белоснежный городской пейзаж, раскинувшийся снаружи больницы. — Если мы перейдём на него, то увидим весь средний уровень как на ладони. Но отыскать огонёк Орхи среди бесчисленных звёздочек будет нелегко.

— И правда… Нам придётся каждый раз спускаться обратно и проверять возможные огоньки…

— Морально я готова этим заниматься, если потребуется. Мы договорились с Лотос на пять минут — здесь это три дня, одиннадцать часов и двадцать минут… но, если мы будем ходить туда-сюда, они пролетят в два счёта. Поэтому сначала предлагаю попробовать второй способ.

— И какой же?.. — спросил Харуюки у Миледи, которая до сих стояла вполоборота к нему.

— Гадание, — дала та неожиданный ответ.

— Г… гадание?!

— Сразу скажу, я не собираюсь раскладывать карты таро или жечь черепашьи панцири*, — предупредила Миледи. — Пошли на крышу.

С этими словами она направилась в центр храма. Харуюки догнал её и почти в тот же миг заметил спиральную лестницу — разумеется, мраморную — проходящую через всё здание. Поднявшись по ней на три этажа, они оказались на крыше.

Высоких зданий в округе не было, так что их глазам открылась прекрасная, подобно открыточной картинке, панорама Лунного света. У Харуюки даже дух перехватило от восхищения. Решающая битва с Даск Тейкером тоже произошла на этом уровне, и в памяти были свежи воспоминания о той мучительной схватке, но они нисколько не умаляли красоту бесконечных храмов, подсвеченных полной луной.

Миледи тем временем начала хладнокровно ломать колонны в центре крыши, словно намекая, что на любование красотой нет времени. Харуюки опомнился и присоединился к ней, набирая энергию для спецприёмов.

Колонны делились энергией неохотно, зато их было много, так что уже через три минуты оба аватара зарядились до отказа. Харуюки закончил чуть позже Миледи и подошёл к ней как раз в тот момент, когда она поднимала над головой правую руку в алых шипах. Благородная дама раскрыла ладонь, направила её в небо и объявила:

— Флауэр Дивинейшн*.

Из ладони вырвался фиолетово-розовый цвет, и Харуюки прищурил глаза, скрытые серебристым визором.

Свет пошёл на убыль, но не исчез, а превратился в крупный бутон на ладони. Через миг он распустился, обратившись красивой розой, а ещё через секунду облетел.

Дюжины опавших лепестков зависли в воздухе, но потом выстроились в ряд и улетели ровным строем, хотя ветра, казалось бы, и не было. Миледи проводила взглядом вереницу огоньков и прошептала:

— Востоко-юго-восток… Запомни тоже, в какую сторону улетели лепестки.

— К-конечно. То есть, Оракул находится именно там?

— Я не знаю, это ведь гадание. Этот спецприём показывает в сторону того, что мне больше всего сейчас нужно.

— Больше всего нужно?..

— В обычных дуэлях он указывает — в зависимости от выпавшего уровня — на всякие объекты, восполняющие энергию, оружие, транспорт… Поэтому не удивлюсь, если лепестки и сейчас полетели к чему-то такому. Собственно, вчера я уже пыталась гадать, и каждый раз так и получалось. Но сейчас я подключена к Орхи кабелем в реальном мире. Остаётся надеяться, что наша связь направит лепестки в нужную сторону.

Договорив, Миледи тут же направилась обратно к лестнице, но Харуюки окликнул её:

— Но ведь лепестки уже скрылись из виду!..

— Они летят по прямой сквозь любые преграды, поэтому мы не можем просто идти вслед за ними. Придётся запомнить направление и иногда повторять гадание, чтобы не сбиться с курса. Давай пока спустимся на первый этаж и пойдём на восток по улице Сэтагая…

Звон раскрывающихся крыльев перебил Миледи.

— Раз так, я отнесу тебя куда надо! Может, мы ещё догоним лепестки, если я как следует разгонюсь! — торопливо предложил Харуюки, протягивая руки.

Однако Миледи почему-то попятилась назад и бросила на него подозрительный взгляд.

— Отнесёшь?.. Как именно?

— Э-э, ну… что значит «как»? На руках.

Тут Харуюки и сам обо всём догадался и вздохнул. Ещё недавно они были заклятыми врагами, так что предлагать Миледи полёт в обнимку и правда не стоило. Но когда он уже собирался уточнить, что она может просто прицепиться и повиснуть у него на ногах…

Шипы на теле Миледи вдруг мелодично звякнули, прячась под бронёй. Леди-аватар сделала шаг к опешившему Харуюки и подняла руки.

— Хорошо, давай на руках.

— А-а… ладно.

Харуюки кивнул и обхватил спину Миледи левой рукой. Она откинулась назад, на руку Сильвер Кроу, и он осторожно подхватил её под колени. Держа лёгкого аватара на весу, Харуюки дал команду, и крылья завибрировали вдвое слабее обычного, оторвав их от земли.

Когда они поднялись метров на двадцать, он посмотрел на востоко-юго-восток и увидел розовый отблеск, который наверняка бы остался незамеченным, если б не ночной уровень. В ту сторону Харуюки и устремился.

— Хмм… — протянула Миледи спустя секунд десять. — Так вот она какая — единственная способность Ускоренного Мира, позволяющая свободно летать…

— Н-на самом деле не такая уж и единственная. Платинум Кавалер из Семи Гномов ведь тоже летает, — возразил Харуюки, и Миледи громко фыркнула.

— Пегас возит Скромника только потому, что его приручила сила Мистических Поводьев. Это не собственная способность аватара.

— А-а… Этот предмет может приручить любого Энеми?

— Ещё чего. Как правило, только тех, кого ты бы мог победить один на один… так что Легендарные в него точно не попадают. И Бог Солнца Инти тоже.

— Ага, понятно… — Харуюки кивнул и снова повернул голову в поисках отблесков.

К счастью, лепестки двигались не слишком быстро, так что он постепенно догонял их даже в режиме экономичного полёта. Харуюки снова сосредоточился на задании, отбросив посторонние мысли.

— Лепестки уже далеко улетели, — бросил он Миледи. — Скорее всего, они движутся не к предмету. Тем более, на Лунном свете их почти и нет.

— Это точно… Вот только… — Миледи ненадолго прервалась и посмотрела направо. — Знаешь, у меня была догадка, где именно заперта Орхи. И мы сейчас летим немного не туда.

— М?.. А куда мы должны были лететь?

— Ты знаешь это место, потому что уже нападал на него. Женская школа Этерна в зоне Минато 3… Главная база Осциллатори Юниверс и моя школа.

— Что?! — воскликнул Харуюки.

От неожиданности его правая рука дёрнулась, а вместе с ней и тело Миледи.

— Ай! — очаровательным голоском воскликнула она и вцепилась в шею Харуюки правой рукой. — Т-ты чего?! Держи меня как следует! Даже я получу травму, если упаду с такой высоты!

«Ничего себе, даже не умрёшь?», — подумал он, кивая.

— П…прости, я не ожидал… То есть, твоё голубое платье в реале — школьная форма этер-девочек?

— Терна-леди.

— А?

— Тридцать лет проклятия ждут любого, кто посмеет назвать школьницу Этерны этер-девочкой, так что следи за языком.

— А… п-понятно… — Харуюки ещё раз кивнул и сменил тему: — И правда, если Оракул держат в плену, то почему бы не на базе Осциллатори… Но…

Он поднялся чуть выше и посмотрел на белоснежные улицы под ними.

— Если это Седьмая Кольцевая, а вон тот акведук через неё — сибуйская ветка Третьей Автомагистрали… то да, лепестки летят не туда. Похоже, они вообще движутся не в Минато 3, а в Сибую 1.

— Именно, — тихо отозвалась Миледи. — Либо ещё дальше Сибуи — в Аояму, Акасаку… или в Имперский Замок…

Харуюки снова опешил, но опомнился и покрепче перехватил свою ношу.

— Неужели… Оракул в Замке?! Но нам не хватит сил пробиться через Врата!

— Разумеется, я на это и не рассчитывала. Мне известно, что «Божественный Свет», способность Сияния, не действует на Богов.

— Это ведь… способность, которая приручила Инти?

— Да. И один из столпов плана Белой Королевы…

— Плана? — повторил Харуюки слово, которое почему-то задержалось у него в голове. — Какого именно плана?

Но вместо ответа Миледи указала правой рукой вперёд и сказала:

— Смотри, лепестки пролетели над станцией Сибуя. Интересно, докуда они долетят?..

— Надеюсь, не до Имперского Замка… — уныло буркнул Харуюки и мельком взглянул на шкалу энергии.

Хотя четырежды усиленные крылья могли похвастаться впечатляющей эффективностью в плане расхода энергии, полёт из Сэтагаи с Миледи на руках уже съел почти две трети шкалы. Сейчас они летели над территорией, по которой разгуливало немало Энеми, и Харуюки очень не хотелось приземляться…

— Всё-таки это очень странная способность… — пробормотал он, обращаясь в первую очередь к самому себе. — Ищет то, что нужнее всего… Кто это определяет?

— Думаю, система Брейн Бёрста. Прямо сейчас мне не нужны ни предметы, ни оружие. Я просто хочу вернуть Орхи в целости и сохранности. Я даже готова лишиться ради этого всех очков…

Рука Миледи, обнимавшая шею Харуюки, немного напряглась.

Черноснежка считала Орхид Оракул, вернее, Вакамию Мегуми близкой подругой, но Роуз Миледи видела в ней практически сестру, ведь обе они — «дети» Шафран Блоссом. Только у Первопроходцев было право иметь по нескольку «детей»*, поэтому их связывали особые узы, незнакомые бёрст линкерам поколения Харуюки…

— В воспоминаниях Хром Фалькона… — заговорил Харуюки и почувствовал, что Миледи вздрогнула. — Шафран говорила, что потратит сколько угодно времени на то, чтобы воспитать «детей», основать Легион взаимопомощи и превратить Ускоренный Мир в место, где все могут улыбаться и наслаждаться игрой… Я думаю, Шафран видела в тебе и Оракул воплощение своей мечты. Поэтому… поэтому я…

Харуюки израсходовал весь запас красноречия и лишь неровно засопел, не зная, как выразить чувства, поднимающиеся в груди.

Хлоп. Хлоп-хлоп.

Миледи неуверенно похлопала Харуюки по шее.

— Я понимаю… И верно, я же бёрст линкер и не должна мириться с тем, что могу потерять все очки. Я спасу Орхи, и мы вместе вернёмся к Лотос. Поэтому мне нужна твоя сила, ведь меня-то ты победил.

— Н-нет, я… еле-еле, с помощью Лида и Белл… А!.. — воскликнул Харуюки, и Миледи резко повернула голову.

Впереди в паре сотне метров плавно снижалась вереница розовых лепестков. Прямо у них на пути высилось гигантское здание. Как и все остальные, оно выглядело подобно белоснежному храму, но Харуюки мигом опознал составленные из плит внешние стены.

— Это же… Мидтаун Тауэр…

— Да, судя по всему… Но почему именно он?..

Харуюки и Миледи молча смотрели на башню, подсвеченную луной.

Когда-то Общество Исследования Ускорения разместило в Токио Мидтаун Тауэре тело ISS комплекта, а затем с помощью Сияния приручило Архангела Метатрон и поставило охранять небоскрёб. Однако Нега Небьюлас объединил усилия и сумел победить Метатрон — вернее, только первую форму — после чего Черноснежка своей рукой уничтожила тело ISS комплекта. Харуюки полагал, что после этого Мидтаун Тауэр прекратил быть базой Общества, однако…

На глазах двух аватаров лепестки по спирали опустились на крышу башни, вспыхнули, словно фейерверк, и исчезли.

— Похоже, нам туда… — выдохнула Миледи.

— Почему-то у меня зловещее предчувствие, — ответил Харуюки, хотя на самом деле его сердце было полно решимости.

У него ещё оставалась примерно пятая часть шкалы, так что он мог позволить себе под конец разогнаться, а затем спланировать на небоскрёб.

— Полетели… — прошептал он, усиливая вибрацию крыльев.

Аватар ускорился, разрезая лунные лучи. Бело-голубая башня, сразу бросающаяся в глаза на фоне ночного неба, быстро приближалась. Разумеется, Харуюки собирался приземлиться на крышу, но тут…

— Остановись! — приглушённо воскликнула Миледи.

Харуюки резко затормозил.

— Ч…что такое?!

— На крыше Энеми.

— А?

Зависнув на месте, Харуюки присмотрелся к крыше, но увидел лишь небольшой шпиль посередине. Движения не было. Если на крыше кто-то и стоял, он прятался в тени этого шпиля…

— А… — Харуюки невольно прижал Миледи покрепче к себе, когда наконец-то увидел, о чём речь.

Фигура чернее тени стояла почти вплотную к шпилю. Очертания напоминали человеческие, но он не смог разобрать, кто это: Энеми или крупный бёрст линкер.

— Но… как ты узнала, что это Энеми?

— Посмотри на его голову.

Харуюки послушно сосредоточил внимание на голове фигуры. На миг в лунном свете сверкнуло серебристое кольцо.

— А… на нём какая-то корона… — его осенило, и он ахнул. — Неужели это… Сияние?..

— Однозначно. Сияние как Усиливающее Снаряжение состоит из двух частей — скипетра и диадемы. Диадема создает венцы, с помощью которых можно подчинять Энеми и даже управлять ими при помощи скипетра. Скипетр можно передавать другим бёрст линкерам, чтобы они повелевали Энеми, однако по-настоящему этим Артефактом владеет тот, у кого диадема… то есть, Белая Королева.

— Из двух частей… то есть, скипетр, который был в руках Блэк Вайса и Платинум Кавалера — это не настоящее Сияние?..

— Верно. На моей памяти Космос никогда не отдавала диадему.

— Получается… этот чёрный Энеми здесь не один? В Мидтаун Тауэре есть легионер Осциллатори со скипетром?.. — прошептал Харуюки.

Миледи на пару секунд задумалась перед ответом.

— Это мог бы быть разве что Блэк Вайс, потому что он умеет замедлять время… но, насколько мне известно, он погиб вместе с Королями и до сих пор не воскрес. Чтобы ожить, ему пришлось бы на несколько минут откатить Инти, но, если бы Короли про это прознали и вышли из бесконечного истребления, все планы пошли бы прахом. Я ведь не зря думаю, что вы так или иначе присматриваете за Инти?

— Э-э… ну, вроде того…

На самом деле за Инти приглядывали не они, а Графит Эдж из Грейт Волла, но Харуюки решил не вдаваться в подробности. Миледи не стала ничего уточнять, а снова всмотрелась в Мидтаун Тауэр, до которого оставалось около сотни метров.

— Я не думаю, что Инти сдвинется с места, пока план Белой Королевы и Блэк Вайса не войдёт в финальную стадию. Так что, если хотите спасти Лотос и остальных Королей, готовьтесь к тому, что вам придётся уничтожить Инти.

Слово «план» вновь привлекло его внимание, но Харуюки уже понял, что спрашивать бесполезно.

— Ага… — поддакнул он. — Мы уже строим нашу стратегию, опираясь именно на это. И кстати… может, зря я надеюсь, но мне кажется, что спасение Оракул немного приблизит нас к победе над Инти…

— Да, ведь у Оракул есть Оборот Парадигмы. Ты думаешь, что если сменить текущий уровень на Океан, пламя Инти потухнет?

— Ну, да… Конечно, я не знал точного названия этого приёма, но слышал про него… Правда, ещё я слышал, что пламя Инти нельзя потушить водой, так что не уверен, сработает ли он…

— Ты прав, огонь Бога Солнца водой не залить. Но если ты уже знаешь об этом, то почему надеешься на Оракул? — спросила Миледи.

Харуюки пришлось как следует напрячься, чтобы соединить обрывки мыслей в связную речь.

— Э-э… мне просто кажется, что Инти всё равно не любит воду, хоть она и не вредит ему. Он ведь всё равно куда-то исчезал, когда на неограниченном поле устанавливались Буря и Океан, да? Возможно, в этом кроется ключ к победе над ним…

— Хмм… Понятно. На самом деле, я уже обсуждала с Аматерасу возможные способы борьбы с Инти, но с самого начала даже не рассматривала воду как оружие. Возможно, надо будет поговорить на эту тему с Рудрой*... — пробормотала Миледи сама себе, покачала головой и снова посмотрела на Мидтаун Тауэр. — Хотя, сейчас надо думать не про Инти, а про башню. Мы не можем сесть на крышу, но в стенах есть несколько открытых люков. Мы можем войти через них.

— А-а… почему бы нам просто не победить Энеми на крыше?

— Это, если я не ошибаюсь, Энеми Легендарного Класса «Эйнхерий», которого притащили сюда из подземелья под названием «Вальхалла». Вдвоём мы его… может, и победим, но это будет сложная и изнурительная битва. К тому же, я не хочу поднимать лишний шум, пока мы не найдём Оракул.

Имена, которые произнесла Миледи, пробудили в Харуюки огромный интерес к этому Энеми, но он кивнул, понимая, что сейчас не время расспрашивать.

— Я понял… но что-то мне подсказывает, что внутри башни есть и другие приручённые Энеми. Сияние позволяет управлять несколькими, но на крыше стоит лишь один. Скорее всего, на этот раз к зданию не хотели привлекать лишнего внимания… правда, с другой стороны, мы пока не знаем наверняка, что Оракул внутри.

— Конечно, ты прав, но я верю, что Цветочное Гадание вело нас именно к Орхи. Во всяком случае, раз на крыше Мидтаун Тауэра стоит сильный Энеми, внутри однозначно должно быть… нечто важное для планов Осциллатори.

Смысла спорить с Миледи не было. Харуюки уверенно кивнул и осмотрел белоснежную башню.

— Хорошо… Значит, мы войдём через стену. Чем выше, тем лучше.

— Да, но не слишком близко к крыше, иначе привлечём внимание Эйнхерия. Вроде бы высота этого небоскрёба примерно 250 метров… Опустись метров на шестьдесят — и можем искать вход.

— Как скажешь.

Харуюки глубоко вдохнул, выдохнул и расправил крылья. Тяга практически исчезла, и они беззвучно заскользили по воздуху в сторону Мидтаун Тауэра.

Как и говорила Миледи, в стене храма-небоскрёба виднелись открытые люки. На уровнях вроде Стали и Чистилища их пришлось бы долго и упорно искать, так что Харуюки мысленно поблагодарил Миледи за удачно попавшийся Лунный свет, пока неспешно облетал здание с запада на север.

Как только перед глазами показалась северная стена, он увидел небольшой люк как раз в одной четверти высоты от крыши здания. Харуюки молча указал на него, и Миледи молча кивнула. Он опустился ещё ниже, чтобы не привлекать внимание Энеми на крыше, влетел в люк как можно медленнее и приземлился, когда в шкале осталось около пяти процентов запаса.

Первым делом Харуюки осмотрелся по сторонам, но не заметил никакого движения. Выдохнув, он уже собирался встать в полный рост, когда…

— Можешь уже отпустить меня, — раздался шёпот возле уха, и Харуюки вспомнил, что по-прежнему держит Миледи на руках.

Прежний Харуюки переполошился бы настолько, что уронил бы благородную даму на пол, но теперь ему хватило сил, чтобы избежать подобной трагедии, наклониться и помочь Миледи встать на ноги.

— Спасибо, Кроу.

Выпрямившись, Миледи немного отошла и сложила руки в крест перед собой. Мелодично звякнули выдвигающиеся шипы, и аватар вновь принял прежний облик.

Харуюки вдруг задумался: что, если управление шипами даётся Миледи так же тяжело, как Черноснежке — превращение клинка в руку?

Осмотревшись, он увидел, что они стоят посередине коридора, идущего вдоль внешней стены. Стены в нём, как и снаружи, были из белого мрамора, и Харуюки не сомневался, что при желании они с Миледи легко пробились бы сквозь них, но на шум могли прибежать новые Энеми. А значит, остаётся идти по уже имеющимся проходам.

— Давай начнём с верхних этажей, — предложила Миледи. — Я думаю, лепестки упали на крышу, потому что Оракул где-то наверху.

— Хорошо… Тем более, когда Черноснежка и остальные искали тело ISS комплекта, они нашли его в одном месте с порталом на сорок пятом этаже. Наверное, стоит начать именно оттуда.

— Ладно. Я пойду первой, ты прикрывай тыл.

Кивнув друг другу, они побежали по коридору на юг.

Токио Мидтаун Тауэр насчитывал пятьдесят этажей, и, поскольку Харуюки с Миледи приземлились в начале верхней четверти, прямо сейчас они находились в районе сорокового. Достаточно отыскать лестницу — и они вмиг окажутся на сорок пятом.

Если там отыщется Орхид Оракул, её будет проще простого вывести наружу через портал на том же этаже… молясь всем богам Ускоренного Мира о том, чтобы поскорее найти её, Харуюки бежал вслед за Миледи.

Метров через двадцать широкий коридор завернул влево. Миледи остановилась рядом с углом, прижалась спиной к стене и заглянула за поворот. Повернувшись обратно, она напряжённо прошептала:

— Через двадцать пять метров просторный зал, в нём Энеми — ещё один Эйнхерий. Лестница, скорее всего, тоже там, но мы не проберемся незамеченными.

— Слушай… А этот Эйнхерий, случайно, не тот же самый Энеми, который патрулирует школу этер… в смысле, терна-леди? Просто я уже сражался с тамошними рыцарями…

— Школу охраняют Варяги — это Энеми Звериного Класса. Они тоже сильны, но Эйнхерии опаснее раза в три. Впрочем, выбора всё равно нет. К счастью для нас, у этих Эйнхериев есть одно дополнительное слабое место.

— А?..

Харуюки так перепугался от тройной силы Эйнхериев, что чуть было не переспросил насчёт слабого места, но успел догадаться сам.

— Ах да, точно, венец Сияния! Если его сломать, Энеми застынет в ступоре…

— Правильно. Но даже это не так-то просто, тем более, что Энеми не должен поднять тревогу. Один из нас должен отвлечь, второй сломать венец одним ударом. Причём без Инкарнации, чтобы не сбежались остальные Эйнхерии.

— Без Инкарнации и одним ударом?..

Харуюки прижался спиной к стене возле Миледи и освежил в памяти образ Эйнхерия, которого видел на крыше. Энеми был не слишком крупный, ростом метра два, но по словам Миледи выходило, что этот противник втрое сильнее рыцаря, с которым он бился в стенах школы Этерна. Увы, Харуюки при всём желании не смог бы обездвижить такого врага даже на секунду. Зато…

— Возможно, я смогу сломать венец… — пробормотал он.

Миледи посмотрела на него с лёгким недоверием.

— Уверен? Он только кажется хрупким, а на деле это часть Артефакта. У венца огромный запас очков прочности.

— Да, я понимаю…

Когда Харуюки ломал венец на первой форме Метатрон, ему пришлось усилить ладони Инкарнацией и бить по венцу десятки раз. Но сейчас за его плечами стояла сила Святой — существа не менее… а то и более сильного, чем Энеми Легендарного Класса.

— Но я смогу. Вот увидишь, — заверил он, сжимая кулаки.

— Хорошо, — Миледи медленно кивнула. — В таком случае, уничтожение венца на тебе. Я задержу Энеми… но без Инкарнации меня хватит самое большее секунды на три.

— Мне хватит, — отрезал Харуюки и тихо скомандовал: — Экипировать, Метатрон Вингс.

Ослепительный свет пронзил потолок коридора, ударил в спину Сильвер Кроу и превратился в новые крылья, острые, словно клинки. Миледи ахнула и вытаращила глаза-линзы.

— Это ведь… крылья архангела Метатрон, правда? Не знала, что у тебя есть такие козыри.

— Обычно я призываю их только в случае крайней необходимости. Сейчас, по-моему, как раз такой случай…

Пару секунд помолчав, Роуз Миледи прошептала:

— Беру свои слова назад.

— К-какие?

— В палате Орхи я сказала, что обойдусь без тебя. Но я рада, что ты со мной… Без тебя я бы не…

Харуюки поднял руку и перебил Миледи:

— Поговорим об этом, когда спасём Оракул… А пока — идём.

— Хорошо.

Они кивнули друг другу и глубоко вдохнули. Затем Миледи вскочила и прыгнула за поворот.

Уже через миг вдалеке раздался лязг металла, и за ним донёсся тяжёлый топот. Харуюки выскочил из укрытия и всмотрелся в проход.

Эйнхерий, Энеми Легендарного Класса, напоминал жуткого призрака в чёрных доспехах. Во тьме под шлемом виднелись лишь синие огни на месте глаз. В левой руке Энеми держал видавший виды миндалевидный щит, в правой — длинный выщербленный меч. Но, несмотря на состояние оружия, Харуюки интуитивно понял, что этот клинок может с лёгкостью отрубить даже конечности металлического Сильвер Кроу.

Рыцарь смерти мчался прямо на них, но Роуз Миледи уверенно стояла прямо у него на пути. Она подняла правую руку и приглушённо объявила:

— Орнейт Скверинг*!

Из-под ног Миледи выстрелил алый свет, мгновенно достиг Эйнхерия и ударил его в грудь, огласив проход звоном.

Лозы всех цветов радуги вдруг вырвались из пола и оплели рыцаря. Когда они достигли головы, раздался металлический лязг — это лозы вдруг обросли шипами, вонзившимся в доспехи Энеми.

— Давай! — крикнула Миледи, но Харуюки уже успел занести левую руку.

— Ектения! — объявил он, взмахнув рукой.

Левое крыло Метатрон испустило луч света. Он устремился точно в серебристый венец на шлеме Эйнхерия…

— Гуррраааа! — вдруг взревел рыцарь, едва увидев луч.

Его правая рука дёрнулась с душераздирающим скрежетом. Шипы на лозах сдирали куски брони, в воздухе мелькали алые спецэффекты урона, но Энеми словно не замечал боли. Он поднял клинок и отразил им луч Ектении.

— Я… не закончил!

Харуюки взмахнул правой рукой, стреляя из второго крыла Метатрон. На этот раз луч не полетел по прямой, а описал дугу слева от Эйнхерия. У самой стены свет резко повернул и на сей раз вонзился точно в голову.

Раздался громоподобный удар, и венец разбился, осыпаясь на пол бесчисленными крючками, из которых он состоял.

Зловещие огни внутри шлема Эйнхерия вмиг погасли, и Энеми повесил голову, словно у него отключили питание. Лозы тоже исчезли, и Эйнхерий упал на колени.

— Бежим! — крикнула Миледи, и Харуюки оттолкнулся от пола.

Пока что Эйнхерий не двигался, но он нутром чуял, что Энеми уже скоро оживёт, освободившись от власти Сияния, и вновь нападёт на них с Миледи. Возможно, если бы Харуюки призвал Метатрон, та утихомирила бы Эйнхерия, как рыцаря из Этерны, но он не хотел тревожить сон богини, дремлющей в Аэрохижине.

— Врр… — прорычал Энеми как раз, когда аватары пробегали сбоку от него.

У Харуюки душа ушла в пятки, но он мигом совладал со страхом и напряг крылья, придавая себе ещё больше скорости. Из-за этого он чуть не пролетел мимо Миледи, но успел машинально вытянуть правую руку и схватить её за тонкое запястье. Аватары в два счёта добрались до зала и увидели справа от себя широкую лестницу. Они взбежали по ней, не раздумывая.

Разворачиваясь на лестничной площадке, Харуюки не увидел внизу преследующего Эйнхерия, но желания затормозить не возникло. Он продолжал мчаться вверх, прыгая через две ступени. К счастью, на следующем этаже Энеми не оказалось, так что Харуюки снова развернулся и бросился ещё выше. Сорок второй, сорок третий...

— Х… хватит уже, остановись! — воскликнула за спиной Миледи, когда они миновали сорок четвёртый этаж.

— А… да, конечно…

Харуюки сбавил скорость и остановился на следующей площадке. Усталость навалилась на него с такой силой, что ноги чуть не подкосились. Но в последний миг кто-то дёрнул его за руку и помог устоять на ногах.

Харуюки поднял голову и увидел лицо Роуз Миледи. Её маска смотрела на него с удрученным выражением, к которому примешивалось ещё какое-то непонятное чувство.

— Странный ты человек, Сильвер Кроу. То даёшь товарищу разрубить себя, чтобы добраться до меня, то в самый нужный момент бесстрашно бьёшь по слабому месту врага с хирургической точностью, то трусишь и убегаешь, сверкая пятками, то чуть не падаешь от усталости…

— Ну-у, я… Прости…

— Не извиняйся, атака была великолепной. Я недостаточно хорошо обездвижила Энеми, и он отразил первый луч, но ты к моему удивлению выстрелил вторым.

— Т-ты не подумай, я среагировал не потому что не доверял тебе. Я вообще ни о чём не думал, оно само вышло…

— Я тебя ни в чём не упрекала, — Миледи бросила на Харуюки ещё один удручённый взгляд, затем посмотрела на лестницу. — Ладно, прямо над нами пресловутый сорок пятый этаж. Возможно, там есть ещё один Эйнхерий… и в таком случае, нам придётся его победить.

— Да уж… — пробормотал Харуюки, изо всех сил стараясь придумать, как вообще можно выстоять против рыцаря смерти.

Вдруг на ум пришла техника, которой только что пользовалась Миледи.

— Кстати, твоя… Красочная Обточка напомнила мне Инкарнацию, в которую я попался во время битвы за территорию… Как там её, Таинственный Сад?

— Да, ты правильно запомнил. И ты совершенно прав, Таинственный Сад — усиленная версия моего спецприёма.

— Эти лозы сдавили меня со страшной силой, я и пальцем пошевелить не мог. Я помню, что Инкарнация привлекает внимание Энеми, но… на сорок пятом этаже должен быть портал. И раз так, почему бы не использовать Инкарнацию, если увидим Оракул? Остановим Эйнхерия, схватим Оракул, прыгнем вместе в портал — и всё.

— Да… возможно… — Миледи медленно кивнула и перевела взгляд на Харуюки. — Придётся действовать по обстоятельствам. Если сдерживания и правда хватит, я применю Таинственный Сад, как ты и сказал. Но…

— Но что?

— Нет, ничего. Пошли.

— Ага…

Харуюки показалось, он заметил на лице Миледи смутное беспокойство, но оно быстро исчезло, уступив место решимости. Она осторожно пошла наверх, по-прежнему держа его за правую руку. Три недели назад тщательно спланированная битва против архангела Метатрон переросла для Харуюки в операцию по спасению Нико от рук Блэк Вайса. Ради этого ему пришлось штурмовать женскую школу Этерна, поэтому он пропустил битву Черноснежки, Фуко, Акиры и Утай против тела ISS комплекта внутри Мидтаун Тауэра. Конечно, он слышал подробный рассказ о том сражении, но до сих пор не видел «портальный» сорок пятый этаж своими глазами.

Разумеется, сейчас действовал совсем другой уровень — в тот раз битва проходила на фоне вечного багрянца уровня «Закат» — а значит, Мидтаун Тауэр даже изнутри мог выглядеть совсем иначе. Тем не менее, архитектура башни не должна была измениться. Сорок пятый этаж по-прежнему должен быть большим залом, где находился портал. Даже если этот зал сторожит ещё один Эйнхерий, Миледи сможет задержать его на пять-десять секунд, и этого более чем хватит для бегства в портал. Поэтому весь успех вылазки теперь зависит только от того, сумеют ли они найти Орхид Оракул прежде, чем их найдут Энеми…

Размышления натолкнули Харуюки на новую мысль, и он шёпотом обратился к идущей впереди девушке:

— Слушай, Миледи…

— Чего?

— Как насчёт ещё раз включить Цветочное Гадание прежде, чем врываться на этаж? Если мы хотя бы примерно разберёмся, где находится Оракул, спасти её будет легче.

— И правда, — согласилась было Миледи, опережавшая Харуюки на две ступени, но тут же покачала головой. — Но, увы, я не смогу. Я уже потратила накопленную в больнице энергию на Обточку. Можно зарядиться, сломав стену, но не хочется шуметь.

— А… Понятно…

У Харуюки и самого было чуть меньше одной пятой от полного запаса энергии. Уничтожение венца Эйнхерия восстановило часть шкалы, но запасы всё равно не обнадёживали. В обычных дуэлях всё проще — пока бьёшь и получаешь сдачи, энергия накапливается сама по себе, но на неограниченном поле без постоянного восполнения или доли везения легко попасть в очень неприятное положение.

Впрочем, жаловаться на нехватку энергии уже поздно. Воевать придётся тем, что есть — это можно назвать одним из основных правил Брейн Бёрста, которое работало и в обычных дуэлях, и в битвах за территорию, и на неограниченном поле.

— Как я уже сказала, нам остаётся только принять бой. Мы можем обсудить лишь приоритеты, но остальное — дело экспромта. Кроу, ты победил меня в бою, поэтому я знаю, что ты справишься.

— К-как я уже сказал, я вовсе не считаю, что победил тебя… И кстати, что такое «экспромт»?

Миледи едва не споткнулась от этого вопроса.

— Импровизация, придумывание на ходу, — со вздохом пояснила она. — У тебя ведь это хорошо получается, правда?

— Не сказал бы, что хорошо, но… я сделаю всё возможное. Когда мы ворвёмся на сорок пятый этаж, я отыщу Оракул, схвачу её и прыгну в портал. Энеми стараемся избегать или обездвиживать, сражаемся только в крайнем случае… Всё верно?

— Да. Добавлю только одну вещь: Орхи важнее меня. Если я прикажу уходить, немедленно уводи Орхи через портал.

— Н-но…

Харуюки собирался ответить, что не сможет так поступить, однако глаза Роуз Миледи сверкнули даже ярче, чем во время битвы за территорию, и он не смог возразить.

Пришлось лишь повторить:

— Сделаю всё возможное.

— Не сомневаюсь. Что ж… Пошли, — прошептала Роуз Миледи, повернулась вперёд и на полной скорости взбежала по оставшейся паре дюжин ступеней.

Долгожданный сорок пятый этаж не отличался от предыдущих оформлением пола и коридора, но в воздухе висел зловещий холодок, заставивший Харуюки содрогнуться.

В проходе, ведущем от лестницы в зал, Энеми не было. Коридор заканчивался двустворчатой дверью, несомненно, ведущей в портальный зал. И там же, скорее всего, сидела в плену Орхид Оракул.

Харуюки и Миледи молча кивнули друг другу и подошли к дверям. Он прижался металлическим шлемом к холодной мраморной створке, но так ничего и не услышал.

Миледи слева от него сделала то же самое, но потом покачала головой и молча показала пальцем на дверь. «Ничего не слышу, придётся просто открыть», — явно хотела сказать она. Харуюки кивнул и положил правую руку на свою створку. Миледи выставила три пальца, загнула один, второй и, наконец, третий.

Именно тогда он резко толкнул дверь.

Мраморная створка вздрогнула и начала со скрипом открываться вглубь. «Да тише ты!» — мысленно крикнул Харуюки, но бездушный материал не внял. Миледи, толкавшая вторую створку, бросила на него нервный взгляд. Если этот шум приманит Энеми со стороны лестницы, воевать придётся на два фронта, чего Харуюки крайне не хотелось.

Несколько напряжённых секунд — и двери, наконец, раскрылись достаточно широко. Харуюки мигом юркнул внутрь, закрыл створку, нажав на неё спиной, и осмотрелся.

Зал был огромным, и занимал, кажется, весь этаж целиком. В ширину он растянулся метров на тридцать, в длину — на все пятьдесят. В стенах виднелись бесчисленные вертикальные щели, через которые луна рисовала на полу яркие полосы. Прямо напротив Харуюки пульсировал голубой овал. Портал. Мгновенный выход из башни, кишащей призрачными рыцарями.

Но прямо перед порталом высилась чёрная фигура, преграждая путь. Чёрная броня, серебристый венец — снова приручённый Эйнхерий. Но у этого, в отличие от Энеми сорокового этажа, за спиной виднелся рваный плащ, и в левой руке он держал не щит, а цепь с шипастым шаром на конце — то есть, моргенштерн. Да и меч был заметно крупнее.

— Элитный!.. — хрипло воскликнула Миледи.

Харуюки пробежал взглядом по залу, надеясь отыскать Оракул. Наконец, он заметил…

Что кто-то сидит у основания мощной колонны, тянущейся до самого потолка посередине правой стены.

Некто миниатюрный, ещё меньше, чем Сильвер Кроу… но ничего другого Харуюки разглядеть не смог. Дело в том, что фигура была с ног до головы примотана цепями к колонне. Между ними еле-еле виднелись руки и ноги, но Харуюки не удалось даже разглядеть бликов лунного света на броне.

Мигом придя к выводу, что с учётом всех обстоятельств это может быть только Орхид Оракул, он повернулся к стоявшей слева Миледи.

— Нашёл! — приглушённо воскликнул он.

— Нашла! — крикнула она в ответ…

Но показала не на правую, а на левую стену. Мигом переведя взгляд, Харуюки увидел, что и там у основания такой же колонны кто-то сидит. Некто практически такого же размера.

— Что?! — изумлённо обронил Харуюки одновременно с тем, как и Миледи заметила пленника у правой стены.

— Что это значит?! — выдохнула она.

— Нам придётся спасти обоих! — откликнулся Харуюки, машинально хватая её за правую руку. — Я разрублю цепи правого аватара. Миледи, ты левого…

— Нет, ничего не выйдет, — ответила она нервным, измученным голосом. — У этих цепей невероятный уровень приоритета. Их даже Инкарнацией так просто не разрубить… Тем более, пока будем возиться, Энеми уже нападёт.

Харуюки стиснул зубы, спрятанные за зеркальным визором, и посмотрел на элитного Эйнхерия, караулившего возле портала. Пока что дуэльные аватары стояли за границей области его внимания, но ещё несколько шагов в сторону пленников — и Энеми несомненно бросится в бой.

— И… что нам делать?

В ответ Миледи сама сжала его левую руку.

— Сражаться, другого выбора нет.

— Что?..

— Мы победим Эйнхерия и разрубим цепи. Другого способа спасти Орхи нет… правда, мы ещё не знаем, кто из них Орхи.

— Да… ты права.

Другого выбора действительно не было.

Вернее, они могли выйти из башни через портал, собрать в реальном мире больше бойцов и напасть снова, но Осциллатори уже могли знать о том, что Харуюки сломал венец Эйнхерия на сороковом этаже. В следующий раз их могла встретить уже опустевшая башня, или того хуже — засада Гномов. Лучше считать, что это их единственная возможность спасти Орхид Оракул.

— Хорошо, будем сражаться. Инкарнация?

— Только в самом крайнем случае. Терпи до последнего.

— Понял.

Быстро договорившись с Миледи, Харуюки отпустил её руку, поднёс освободившуюся ладонь к левому бедру и скомандовал:

— Экипировать, Люсид Блейд.

В ладони зажёгся свет, собрался в пучок и вытянулся, превращаясь в тонкий клинок.

Миледи посмотрела на него и улыбнулась.

— Тот самый меч, которым ты меня победил, да? Надеюсь, он не утратил прежней остроты.

Вместо ответа Харуюки медленно извлёк клинок из ножен.

Они молча кивнули друг другу…

И одновременно оттолкнулись от пола.

Примечания

  1. Древний японский метод (завезённый из Китая, но кому это интересно?): берём черепаший панцирь, жжём, пока не потрескается, читаем судьбу по трещинам.
  2. Flower Divination, Цветочное Гадание.
  3. Напомню, что это не так — это была особенность раннего Брейн Бёрста, а не Первопроходцев, но Кавахара плохо знает свои произведения.
  4. Бог грозы и бури в индуизме.
  5. Ornate Squaring, «Красочная Обточка».

Комментарии