Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8

Третья за день поездка на такси продлилась двадцать минут — или шесть километров.

Как только машина доехала до Государственного исследовательского центра детских болезней и развития, Черноснежка и Цубоми тут же выскочили наружу и бросились к дверям чуть ли не бегом. У Харуюки с трудом получалось не отстать от них.

Учреждение недаром носило гордое звание одной из крупнейших специализированных клиник страны — размеры комплекса, состоящего из зданий бежевого цвета, действительно впечатляли. Они прошли через гигантское фойе первого этажа и, не теряя времени, обратились в регистратуру стационара. Мать Мегуми уже одобрила электронной подписью заявку на посещение, так что всем троим выдали электронные пропуска. Они зашли в нужный лифт, поднялись на десятый этаж, отметились на сестринском посту и дружно поспешили по коридору.

“Кстати, в этой же больнице лежит Авокадо Авойдер, близкий друг Маженты”, — вдруг вспомнил Харуюки, но, разумеется, не стал ускоряться и вызывать того на бой. Вообще они сейчас должны были отображаться в списке противников боевой зоны Сэтагая 5, но на них до сих пор никто не напал. Либо эта зона тоже заброшенная, либо Черноснежка уже связалась с Грейт Воллом, который владеет этой территорией.

Харуюки шёл и раздумывал, пока зелёная навигационная линия вдруг не исчезла возле одной из дверей. Автоматический замок щёлкнул, небольшой мотор загудел и открыл дверь. Повеяло дезинфекцией и чем-то сладким.

Черноснежка застыла в напряжении, и Цубоми слегка толкнула её в спину. Девушки на ватных ногах вошли в палату, Харуюки проследовал за ними.

В довольно тесной палате царил полумрак, и лишь приглушённое занавесками солнце мягко подсвечивало койку. На столике возле неё стояла небольшая ваза с бледно-розовыми цветами. Судя по форме, это был какой-то подвид орхидей, но Харуюки не знал точного названия.

Под присмотром этих цветов лежала с закрытыми глазами девушка. На её тонкой шеё под мягкими волосами виднелся нейролинкер того же цвета, что и орхидеи.

— Мегуми… — протянула Черноснежка, подойдя к кровати, но так и застыла, не в силах протянуть руку.

Цубоми встала с противоположной стороны и тоже замерла. Её лицо чуть скривилось, губы дрогнули, но Харуюки не расслышал, что она сказала.

Он снова посмотрел на кровать. На лице Вакамии Мегуми не было даже намёка на боль. Казалось, она просто спит. Но её мать сказала, что Мегуми не просыпалась с вечера субботы. Разумеется, утром воскресенья они что-то заподозрили и вызвали скорую. В больнице девушку осмотрели, но не нашли ни кровоизлияний в мозг, ни других скрытых травм, однако заметили подозрительно замедленную мозговую активность и положили в палату.

Харуюки не давало покоя равнодушие, с которым мать Мегуми рассказывала о состоянии дочери, но возможно, она и сама была в такой растерянности, что не знала, как вести себя. Ему было больно хранить молчание, зная настоящую причину летаргии Мегуми, но он не мог рассказать о ней матери девушки — да и вряд ли бы та поверила.

Таким образом, Вакамия Мегуми с окончания субботней битвы за территорию — то есть, с начала пятого часа дня — и до сегодняшнего дня находилась под постоянным ускорением. За эти 42 часа в Ускоренном Мире прошло уже примерно 1750 дней… или 4 года и 290 дней. Харуюки никогда не приходилось проводить в Ускоренном Мире столько времени за раз.

— Мы должны… должны поскорее вытащить её, — снова заговорила Черноснежка, видимо, подумав о том же самом. — Косика, ты ведь наверняка что-то придумала, прежде чем идти сюда. Как нам разбудить Мегуми?

Цубоми молча засунула руку в карман платья и вытащила XSB-кабель. Один конец она тут же воткнула в нейролинкер Мегуми, второй показала Черноснежке.

— Сознание Орхи сейчас в плену одной из трёх квантовых цепей Вольфрам Цербера. Но в то же время её дуэльный аватар находится где-то на неограниченном нейтральном поле. Я должна найти его и вывести через портал. Это единственный способ.

— Найти? Но как? Поле ведь не зря называется неограниченным.

— Для этого мне нужно подключиться к ней кабелем. Потом я всё подробно объясню, но суть в том, что если я соединюсь с ней, то, может быть, смогу отыскать. Снимите мой нейролинкер, если не вернусь через пять минут.

С этими словами Цубоми уселась на пол возле больничной койки. Поняв, что она вот-вот отдаст команду на ускорение, Харуюки торопливо воскликнул:

— Нет, подожди! Я пойду с тобой!

Он мигом вытащил из кармана свой XSB-кабель и протянул штекер. Цубоми посмотрела на него сквозь чёлку.

— Вообще я обошлась бы и без тебя, и без кабельного соединения с собой… но не откажу, если ты так хочешь.

С этими словами она взяла штекер и подключила к нейролинкеру. Харуюки вставил второй штекер в свой нейролинкер и посмотрел на Черноснежку.

Наверняка ей тоже очень хотелось помочь Мегуми. Но, увы, она не могла. Стоило ей попытаться войти на неограниченное поле, и она оказалась бы не в больнице, а внутри Бога Солнца Инти и мгновенно сгорела бы в термоядерном огне.

— Семпай, мы обязательно… — поклялся Харуюки, глядя в чёрные глаза: — ...мы обязательно спасём Вакамию и вернёмся. Верь в нас и жди.

— Да, я верю, — Черноснежка кивнула, похлопала Харуюки по руке и посмотрела на устроившуюся на полу Цубоми.

— Косика… нет, Цубоми. Защити Харуюки и Мегуми.

— Орхи для меня важнее, но сделаю что смогу. Поспешим, Кроу.

Услышав имя своего аватара, Харуюки тут же плюхнулся возле Цубоми.

— Три, два, один… — тут же начала отсчёт она.

Харуюки глубоко вдохнул и выкрикнул одновременно с ней:

— Анлимитед бёрст!

Комментарии