Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5

Харуюки впервые за долгое время очутился в теле розового аватара-поросёнка. Как только его короткие копытца коснулись твёрдой поверхности, он испустил вздох облегчения. Харуюки морально готовился к тому, что в виртуальном мире, созданном девушкой, известной как «МБР» и «Стратосферная комета», может вообще не оказаться земли, но к счастью, Фуко не стала заходить так далеко.

Он поднял голову, осмотрелся и …

— А-а-а! — завопил Харуюки и упал на пятую точку.

Со всех сторон раздался хохот.

— Во-от! Я же говорила, он тоже не устоит! Проспорила, Белл! — воскликнула рыжеволосая девочка, одетая в наряд, приличествующий сказочному принцу.

Ещё позавчера она была вторым командиром Красного Легиона Проминенс, но теперь стала временным старшим офицером Третьего Нега Небьюласа. Её звали Красная Королева Скарлет Рейн или Кодзуки Юнико.

Рядом с ней стояла девушка в белом платье с кошачьими ушами и кошачьими рукавицами на упёртых в бока руках. Это была Лайм Белл или Курасима Тиюри — подруга детства Харуюки и «ребёнок» Такуму.

— Ну вот! Ты же постоянно летаешь в небесах, мог бы и не падать при виде такой высоты!

Удостоившись абсурдного упрёка, Харуюки прыжком вскочил на ноги — то есть, на копытца — и возразил:

— Ничего себе! «При виде такой высоты» любой бы испугался! Ладно бы мы были на вершине башни или на летающем острове, но ведь это же зверюга какая-то! — выпалил Харуюки, торопливо озираясь по сторонам.

Впрочем, картина была везде одинаковой — бескрайнее синее небо и белые облака. Серая поверхность под ногами переходила в плавные округлые склоны слева и справа, впереди виднелся небольшой холм, а сзади покачивался огромный, похожий на бумеранг плавник. В длину существо насчитывало метров сорок, и в ширину не менее семи.

Харуюки обратился к аватару в голубом платье, который стоял на холме… вернее, голове обтекаемого создания:

— Учитель, это что, небесный кит?

— Именно, Ворон-сан, — с улыбкой ответила Скай Рейкер, она же Курасаки Фуко, пока её длинные светлые волосы развевались на ветру. — Её зовут Таласса*, она любит кушать перистые и кучевые облака*. Ненавидит гром, так что внутри грозовых туч ведёт себя нервно, будьте осторожны.

— Ладно…

Конечно, Харуюки не мог не вспомнить, что они сейчас не в Ускоренном Мире, а в виртуальном пространстве внутри глобальной сети, и все грозовые облака здесь покорны воле Фуко, но благоразумно решил не задавать лишних вопросов и покорно закивал.

Ещё раз осмотревшись, он увидел, что на спине летающего кита собралось уже больше десяти аватаров. Несмотря на разнообразие форм и цветов, Харуюки мигом узнал Ардор Мейден (Синомию Утай) по одежде храмовой жрицы, Акву Карент (Хими Акиру) по облику речной выдры, Циан Пайла (Маюдзуми Такуму) по аватару в виде старомодного робота и Блад Леопард (Какей Михаю) по мотоциклетному костюму и голове как у леопарда.

Не стоило большого труда узнать и троицу Пети Паке — Шоколад Папетту (Наго Сихоко), Минт Миттен (Мито Сатоми) и Плам Флиппер (Юруки Юмэ) — потому что от обычной внешности реального мира их отличали только одинаковые платья с фартуками. А длинноволосая девушка в бледно-фиолетовом костюме медсестры и с большими ножницами на поясе наверняка была Мажентой Сизза (Одагири Руй).

На этом старые легионеры Нега Небьюласа закончились, и Харуюки перевёл взгляд на троицу незнакомых аватаров, которая стояла ближе к хвосту.

Два из них несколько напоминали Пард: парень с головой лося и огромными рогами в строгом тёмно-красном костюме и девушка с головой дикобраза и длинными иголками в платье точно такого же цвета. Скорее всего, это были бывшие Триплексы Проминенса: лось — Кассис Мус, и дикобраз — Тистл Поркюпайн.

Затем Харуюки посмотрел на третьего аватара… и так и застыл с отвисшей челюстью.

— Ого… — машинально прошептал он, потому что никогда ещё не видел настолько качественно сделанный образ.

В отличие от дуэльных аватаров, которые создаются усилиями самого Брейн Бёрста, внешность аватаров для пространств полного погружения полностью зависит от самих пользователей. Они могут использовать как уже готовые модели, так и настраивать их по своему вкусу и даже создавать с нуля при наличии соответствующих навыков.

Даже Харуюки в своё время сделал себе невероятно крутого аватара в виде чёрного рыцаря, чтобы пользоваться им в школьной сети — сейчас он, конечно, считал, что здорово переборщил с дизайном — которого, однако, всего через несколько дней у него отобрали школьные хулиганы. Вместо этого его заставили выбрать аватара в виде розового поросёнка из стандартного набора школьной сети, которым Харуюки пользовался и по сей день. Поскольку вожака этих хулиганов уже давно вышвырнули из школы, Харуюки мог в любой момент вернуть себе облик чёрного рыцаря, но продолжал пользоваться розовым поросёнком. Дело было не только в том, что он привык к нему, но и в словах Черноснежки о том, что этот аватар ей по душе.

Однако даже тот старый чёрный рыцарь, в которого Харуюки вложил всю душу, в подмётки не годился аватару, который стоял сейчас перед ним.

Наверное, правильнее всего было назвать его айдолом. Алое болеро и мини-юбка были украшены россыпью сложнейших световых спецэффектов и кружевами и ленточками, проработанными в мельчайших деталях. Но даже впечатляющее одеяние меркло на фоне его владелицы, которая казалась не по-виртуальному живой. Харуюки ещё не видел аватара, в которого вложили бы столько точности, вкуса и объёма данных.

Айдол подошла к Харуюки, на каждом шаге покачивая собранными в длинные хвосты волосами.

— Давно не виделись, Сильвер Кроу, — послышался соблазнительный голосок со слегка мальчишескими интонациями.

Сопоставив его с воспоминаниями, Харуюки вытаращил глаза.

— Э… это ты, Блейз Харт?

— Ага, — аватар кивнул.

— Э-э… — Харуюки покрутил головой. — Как ты поняла, что я Кроу?

Он всего раз сражался с ней в битве за территорию, когда она ещё состояла в Проминенсе, после чего видел лишь во время переговоров об объединении. Они никогда не встречались ни в реальном мире, ни в виртуальных пространствах. Казалось бы, она никак не могла связать розового поросёнка и Сильвер Кроу…

Однако длинноволосая красавица лишь разочарованно подняла глаза к небу и пояснила:

— Ещё бы я не поняла после того, как Лайм Белл сказала, что ты «постоянно летаешь в небесах»! Тем более, Скай Рейкер назвала тебя «Ворон-сан».

— А... А-а, понятно.

— Хотя я и до того подумала, что это наверняка ты. У тебя очень милый аватар, мне нравится.

— Э-э… Спасибо…

Конечно, Блейз Харт сделала комплимент всего лишь аватару, но сердце Харуюки всё равно забилось чаще.

За спиной внезапно прозвучали негромкие шаги и раздалось деликатное покашливание.

Перед ним появился аватар женского пола в длинном чёрном платье и с крыльями бабочки за спиной. Этот аватар, способный потягаться с аватаром Блейз Харт по уровню проработки, конечно же принадлежал Черноснежке, нынешнему командиру Нега Небьюласа.

Чёрная Королева осторожно стукнула кончиком своего зонтика-парасоля по китовой спине и смерила взглядом выпрямившуюся напротив неё Блейз Харт. Прямые чёрные волосы и красные хвосты неспешно покачивались на виртуальном ветру.

Во время битвы за территорию в конце прошлого месяца Блейз Харт сказала Харуюки, что смерть Первого Красного Короля Рэд Райдера от рук Чёрной Королевы Блэк Лотос — неоспоримый факт, и поэтому она никогда не сможет поладить с Нега Небьюласом.

Однако во время переговоров Блейз Харт отдала свой голос за безоговорочное слияние. Харуюки не знал, изменилось ли её мнение за прошедшее время, поэтому смотрел на аватаров, затаив дыхание…

— Я до сих пор не простила тебя за убийство Рэд Райдера, — сухо произнесла Блейз Харт, и эти слова заставили напрячься не только Харуюки, но и остальных старых легионеров Нега Небьюласа, и даже Триплексов.

Только Черноснежка кивнула, ничуть не изменившись в лице. Спустя ещё несколько секунд Блейз продолжила:

— Но это не отменяет того, что ты пожертвовала собой, чтобы защитить Рейн. Благодарю.

Закончив свою речь, Блейз поклонилась.

— Нет, и я, и остальные Короли поступили так не потому, что хотели защитить её, — ответила Черноснежка. — Мы всего лишь пытались спасти от пламени Инти как можно больше людей, поэтому нам нужна была её мобильность.

Взгляд Харуюки скользнул влево. Нико со сложенными на груди руками молча стояла на правой стороне китовой спины рядом с Пард.

Вместо неё ответила Тистл Поркюпайн, обладательница аватара с головой дикобраза:

— Тем не менее, Лотос, ты оказалась в бесконечном истреблении. И кстати, я запомнил, что ты теперь наш командир, так что не отказывайся от благодарностей.

То, что эта девушка с приятным сладким голоском почему-то говорила о себе в мужском роде, немного сбивало с толку, но Черноснежка слабо улыбнулась и ответила:

— Вот как… Что же, раз так, давайте я выскажусь на правах вашего командира: мне не нужно никаких благодарностей за всё, что я ради вас делаю.

— Хм-м. Слухи не врали, она и правда фыркомандир, — вдруг пробормотал Кассис Мус, стоявший рядом с Тистл.

Харуюки не понял смысл слова и вопросительно поднял руку.

— А что такое «фыркомандир»?

— Это, парень, командир, который постоянно крутит носом и фыркает.

— В-вот оно что… А каким командиром была Рейн?

— Она постоянно кричит: «Всех урою!», так что это называется всехуркомандир.

— Понятно.

Стоило Харуюки кивнуть, как слева донёсся возмущённый возглас:

— Так, Касси, когда это я так кричала?! А ты его зачем поддерживаешь, Кроу?! Всех урою!!!

— Х-х-х, стой!.. Да вот поэтому тебя так и прозвали… — отозвался Харуюки, испуганно хрюкнув.

Нико хмыкнула, не найдя, что возразить, и хлопнула в ладоши:

— Так, ладно! Вроде бы все участники уже собрались. Тут нет ускорения как в ББ, и если не поторопимся, то так и проболтаем до полуночи!

— Я согласна с Рейн, — с улыбкой поддержала Фуко, мягко спрыгнула с китовой головы, прошла вперёд и остановилась в середине кольца аватаров. — Так что давайте перейдём к делу. Это собрание буду вести я. Возражения? — она быстро обвела всех взглядом. — Видимо, нет. Раз так, присаживайтесь.

Фуко подняла правую руку, щёлкнула пальцами, и из китовой спины выехали круглые табуретки, каждая под размер аватара. Харуюки присел на крошечную, которая возникла прямо за ним, и выпрямил спину.

Взгляды пятнадцати аватаров сошлись на Фуко, но она ничуть не смутилась и вновь щёлкнула пальцами. На этот раз выехала не табуретка, а белая маркерная доска. Виртуальное пространство вмиг превратилось в подобие классной комнаты.

«UI> Что-то Фу на учительницу похожа», — напечатала Утай в чате, и бывшие члены Проминенса мельком глянули на маленькую жрицу. Они не знали, что она страдает из-за эфферентной афазии и поэтому может говорить только в Ускоренном Мире, но явно что-то поняли и не стали требовать объяснений.

— О, правда? Тогда я, пожалуй, переоденусь, — с улыбкой ответила Фуко, забираясь куда-то в меню, и нежно-голубое платье вдруг превратилось в учительскую блузку и обтягивающую юбку-карандаш. Волосы собрались в пучок на затылке, а на носу появились очки без оправы.

Приняв подобающий вид, Фуко деликатно откашлялась и написала на доске чёрными буквами:

«План битвы с Богом Солнца Инти».

— Все, кто не участвовал в сегодняшней Конференции Семи Королей, должны были получить письма с описанием случившегося, — начала Фуко, развернувшись к аудитории.

Дождавшись, пока Такуму, Акира и некоторые другие аватары кивнут, Фуко продолжила мягким, но уверенным голосом:

— Однако на всякий случай я повторю самое важное. Благодаря карте повтора, которую записала Шоко-тян, нам удалось доказать, что Айвори Тауэр из Белого Легиона — на самом деле Блэк Вайс из Общества Исследования Ускорения, а за множеством трагедий Ускоренного Мира стоит Белая Королева Вайт Космос. Однако Вайс использовал Инкарнацию Вольфрам Цербера — точнее, Орхид Оракул — чтобы переключить поле на неограниченное нейтральное, где уронил на участников Конференции Энеми Легендарного Класса «Бог Солнца Инти», которого Белый Легион предварительно подчинил силой Артефакта «Сияние». Большей части бёрст линкеров удалось сбежать, однако все участвовавшие Короли, за исключением Рейн, оказались в бесконечном истреблении внутри Инти…

Харуюки слушал её, уныло повесив нос, поскольку эти слова вновь оживили в нём страх, ужас и чувство бессилия, которые он тогда пережил. Но в следующий момент звонкий щелчок заставил его вскинуть голову.

Оказалось, это щёлкнула раздвижная указка, которыми перестали пользоваться ещё со внедрения электронных досок. Ещё раз постучав по доске, Фуко приняла строгий вид и вернулась к объяснению:

— Именно поэтому наша новая миссия — победить Бога Солнца Инти, чтобы спасти нашего командира… и заодно всех остальных Королей. На этом собрании я бы хотела выслушать и обсудить все предложения по этому поводу.

— Можно я скажу? — подала голос Блейз Харт.

— Конечно, Блейз, — Фуко протянула к ней левую руку.

— Прежде, чем мы начнём, я хочу уточнить две вещи. Во-первых, если мы всерьёз собираемся обсуждать этот вопрос, то почему здесь нет ни Леони, ни Грево, один только Негабью? Во-вторых, зачем нам вообще побеждать Инти, если для спасения Королей достаточно всего лишь откатить его в сторону?

Блейз Харт задала правильные вопросы. Во время той битвы за территорию она показалась Харуюки упрямой и взбалмошной звёздочкой-айдолом, но сейчас всё выглядело так, словно вне поля боя у неё просыпается недюжинный интеллект.

Фуко ответила, слегка поджав губы:

— Что касается первого вопроса: мы не стали приглашать гостей из других Легионов в связи с тем, что собрание проводится в чат-пространстве. Аватары для виртуального общения зачастую основаны на реальной внешности пользователя, поэтому звать сюда человека со стороны слишком рискованно. Конечно, в таком случае возникает вопрос, почему мы собрались не в Ускоренном Мире… однако сейчас, когда началась полномасштабная война против Осциллатори, от них можно ожидать чего угодно. Мы говорим о врагах, которые умеют превращать обычные дуэльные поля в неограниченное нейтральное. Не исключено, что они смогут вмешаться, даже если мы соберёмся без посторонних. Если честно, я даже встречу здесь, в личном виртуальном пространстве, считаю не до конца безопасной.

— А-а, так вот это вот… — одетая принцем Нико показала на голову небесного кита, — ...для того, чтобы за нами никто не подсматривал?

— Ну да, на всякий случай. Сейчас Таласса настроена так, что начнёт выть, если на неё попадёт кто-то посторонний. Если они придумают, как обойти и эту защиту, то я даже не знаю.

Харуюки нервно посмотрел по сторонам. Вокруг парящего кита виднелись только мелкие облака. Но хоть он и не увидел никаких людей, в виртуальном мире, как и в реальном, кое-что может оказаться невидимым глазу. Однажды Харуюки уже забыл о бдительности и поплатился за это, угодив в ловушку Даск Тейкера.

Он снова посмотрел на Фуко. Та взглянула на него в ответ, обнадёживающе улыбнулась и вновь повернулась к Блейз Харт.

— Теперь насчёт второго вопроса… Побеждать веселее, чем катить.

«Неужели она согласится с таким ответом?!» — перепугался Харуюки, но Блейз только улыбнулась.

— Окей, я поняла. И в качестве извинений за своё вмешательство внесу первое предложение. Бог Солнца Инти — это огромный сгусток пламени, на который не действуют ни физические, ни энергетические атаки… поэтому его придётся заливать водой. Я слышала, некоторые бёрст линкеры уже пытались воплотить эту идею на практике. Здесь есть такие?

И Харуюки, и все старые легионеры Нега Небьюласа тут же посмотрели на Акиру.

Выдра в красных очках недовольно повела носом и вздохнула.

— В первую очередь я хочу напомнить, что участвовала в этом не по своей воле. Где-то четыре-пять лет назад мы с Графит Эджем пытались победить Инти. Моя жидкая броня кое-как помогала бороться с жаром, пока мы вели его за собой два с лишним километра, чтобы сбросить в пруд в императорских садах Акасаки.

Харуюки уже слышал эту историю, но теперь, когда он знал истинную мощь Инти, рассказ казался ему в полтора раза страшнее, и он сглотнул, внимательно слушая Акиру.

— Когда он упал в воду, его пламя действительно ослабло настолько, что мы увидели ядро в центре Энеми. Граф тут же бросился в бой, надеясь не упустить такой шанс. Однако Инти в мгновение ока испарил весь двухсотметровый пруд. Перегретый пар в секунду сварил горе-героя вкрутую, а я убежала.

Все ветераны Нега Небьюласа, включая Черноснежку, сдержанно усмехнулись едким словам Акиры, однако Руй, Сихоко с подругами и бывшие легионеры Проминенса замерли от изумления. Наконец, Кассис Мус опомнился и спросил у Акиры:

— Кхм… Я ведь не ослышался? Речь о мечнике с двумя клинками Графит Эдже по прозвищу «Аномалия», бывшем офицере Нега Небьюласа, а ныне пропавшем без вести?

— Да.

— До меня доходили рассказы о его былых подвигах… но этой легенды я ещё не слышал.

— Это не легенда, а анекдот.

— Пожалуй, воздержусь от комментариев… Итак, судя по этому рассказу, шансы на победу с помощью воды невелики. Что конкретно ты хотела предложить, Блейз?

Как только Кассис перевёл стрелки на Блейз Харт, она выставила палец и заявила:

— Двухсотметрового пруда недостаточно, чтобы погасить пламя Инти. По слухам, пока активны водные уровни, Инти куда-то исчезает с неограниченного поля. Но ведь сейчас он не может сдвинуться, верно? Раз так, мы можем просто дождаться, пока уровень сменится на Бурю или Океан, разве нет?

— А… и правда… — пробормотал Харуюки и посмотрел в виртуальное небо.

Предложение Блейз Харт было исключительно простым, но в то же время разумным. Буря и Океан появляются нечасто, но их нельзя сравнивать с по-настоящему редкими уровнями вроде Рая и Ада. Если погрузиться на неограниченное нейтральное поле часов на десять реального мира, то за это время в Ускоренном Мире пройдут год и два месяца — этого вполне достаточно, чтобы появился хотя бы один из водных уровней. Более того, после битвы прошло уже столько времени, что на неограниченном поле уже вполне могли включаться и тот, и другой, и даже оба.

— Если бы я остался там смотреть… — досадливо пробормотал Харуюки, но тут же почувствовал, как его постучали по спине.

— Почему ты так любишь забегать вперёд и расстраиваться?

— Но, семпай… Что, если я случайно упустил возможность спасти тебя?

— Ты правда думаешь, что идея Блейз не приходила мне в голову?

— Что? К-как это…

Харуюки не успел договорить — Фуко перебила его хлопком в ладоши, привлекая всеобщее внимание.

— Сейчас к собранию подключится ещё один участник, и очень вовремя.

«Что? Сюда придёт кто-то ещё? Но кто?..» — мысленно задавался вопросами Харуюки, глядя, как Фуко возится с меню. Через секунду раздался мелодичный звук, и на китовой голове появился ещё один аватар.

Человек в традиционной японской одежде — но не в банальных хаори и хакама*, а в носи*, словно дворянин эпохи Хэйан. Одежда была лазурно-синей, несколько темнее, чем небо на заднем фоне. Голову венчала чёрная эбоси*, а лицо закрывала маска, будто бы сделанная из керамики.

Аватар в японской одежде низко поклонился, а Харуюки вскочил на свою табуретку.

— Л… Лид?! — воскликнул он. — Почему ты здесь?!

Аватар выпрямился, подошёл к Харуюки и ответил ему голосом, похожим на дуновение освежающего ветра:

— Не слишком ли грубо спрашивать меня «почему», Кроу-сан? Я ведь тоже состою в Нега Небьюласе.

— Ну… это, конечно, так… — пролепетал Харуюки, испуганно размахивая передними копытцами, но тут заметил кое-что ещё.

Как и Блейз Харт, Лид — вернее, Трилид Тетраоксид — видел аватара-поросёнка впервые. Но Харуюки решил не выпытывать, как именно он догадался, и вместо этого извинился:

— Прости, я спросил не потому, что считаю тебя чужим! Просто мне всегда казалось, что ты не из тех, кто засиживается в виртуале допоздна…

За время общения с Трилидом у Харуюки сложилось о нём мнение как о благовоспитанном мальчике из хорошей семьи. Сейчас же он почувствовал, как лицо за маской натянуто улыбнулось.

— Ничего, сейчас у меня как раз свободное время. К тому же это крайне срочное дело, в которое втянут не только Легион, но и весь Ускоренный Мир. Ради него я готов досидеть до конца совещания, даже если придётся немного нарушить распорядок дня.

— Понятно… Спасибо, Лид, — Харуюки благодарно поклонился другу, а затем повернулся к остальным легионерам, продолжая стоять на табуретке. — Так вот, я думаю, здесь не все ещё знакомы с этим человеком. Это Трилид Тетраоксид, который со вчерашнего дня состоит в нашем Легионе. Я называю его Лидом. Он мастер клинка и ученик Графит Эджа.

— Ну что ты, какой я мастер... — поправил его Лид нервным шёпотом.

Выпрямившись, поклонившись и снова разогнувшись, он сам взял слово:

— Ещё раз представлюсь — я Трилид Тетраоксид, и мне выпала честь присоединиться к Нега Небьюласу. Вот только это имя придумал мой учитель, а на самом деле меня зовут иначе, — секунду поколебавшись, Лид уверенно продолжил: — Моё настоящее имя — Азур Эар. Однако я буду признателен, если вы все, как и Кроу-сан, будете называть меня Лидом.

— Как скажешь, Лид-кун! Буду называть тебя так! — мигом откликнулась похожая на кошкодевочку Тиюри.

Её Лид тоже видел впервые, но это не помешало ему ещё раз поклониться и ответить:

— Благодарю, Белл-сан.

На самом деле во время вчерашней битвы в Минато 3 они провели немало времени вместе — и в компании Харуюки и Метатрон. Более того, ближе к концу битвы Лид героически пробежал по утыканной шипами земле, чтобы на закорках доставить Тиюри на поле битвы. Пожалуй, они и правда пережили вместе достаточно, чтобы подружиться.

Но тут...

— Так это ты Трилид? — вдруг спросил Такуму, вставая с табуретки, и Харуюки мысленно ойкнул.

Хотя прошлой осенью Такуму перестал встречаться с Тиюри, он по-прежнему любил её. Более того, Харуюки всегда казалось, что Такуму усердно учится, ходит на кэндо и геройствует в Брейн Бёрсте в первую очередь для того, чтобы вновь стать человеком, достойным Тиюри. Что же он подумал, когда услышал этот разговор?..

Впрочем, страхи Харуюки оказались необоснованными. Такуму подошёл к Лиду и с неизменным дружелюбием протянул правую руку.

— Наконец-то мы встретились. Я Циан Пайл, тоже синий аватар… но увы, сражаюсь не мечом. В Нега Небьюласе так много девушек, что нам просто жизненно необходимы аватары-парни. Рад познакомиться.

— Как и я, Пайл-сан.

Харуюк с облегчением выдохнул, глядя, как Такуму и Лид пожимают друг другу руки. Ему показалось, что за их спинами будто бы проскочила искра, но Харуюки убедил себя, что ему почудилось.

На этом представление Лида закончилось, поэтому Харуюки обратился к Фуко:

— Учитель, ты сказала, что Лид присоединился «очень вовремя», но почему? И кстати, как ты вообще связалась с ним?

— Никак, — ответила Фуко, ещё сильнее озадачив Харуюки.

— Э-э, но как он тогда подключился к закрытой сети?.. Ах да… Это из-за его наставника, Графа?

— Именно. Я пригласила сюда Графа, однако наш герой-социофоб ответил, что его доклад передаст ученик.

Этого было достаточно, чтобы догадаться, в чём именно состоит суть доклада. Харуюки перевёл взгляд на юношу в маске и спросил:

— Лид, неужели Граф-сан следил за Инти на неограниченном поле?

— Именно так, — Лид кивнул, и его белая маска обвела взглядом всех присутствующих. — Как только мой учитель Графит Эдж получил от Рейкер-сан сообщение о происшествии на Конференции Семи Королей, он решил единолично понаблюдать за Богом Солнца Инти, который появился в парке Китаномару возле Имперского Замка. У него было две причины: во-первых, он собирался оповестить Блэк Лотос-сан, если Общество Исследования Ускорения попытается сдвинуть Инти; во-вторых, он хотел узнать, что случится с Инти, когда на неограниченном поле установится Буря или Океан.

Когда Лид сделал паузу, руку подняла одетая медсестрой Руй:

— Можно спросить? Я поняла, что он наблюдал за Инти… однако с окончания Конференции до твоего появления прошло семь часов сорок минут… а на неограниченном поле — больше трёхсот дней. Мне кажется, наблюдать в течение такого времени может лишь обладатель нечеловеческой силы воли или умения замедлять время на манер Блэк Вайса.

— Однозначно первое, — не раздумывая, ответил Лид и пояснил ещё более серьёзным тоном: — Я полагаю, легионеры Первого Нега Небьюласа, которым довелось сражаться с моим учителем плечом к плечу, не хуже меня знают, что хотя обычно Графит Эдж ведёт себя так, будто ему на всё наплевать, в нужный момент в нём просыпается невероятная сила и концентрация. Похоже, он чувствует себя виноватым в том, что пять Королей, включая Лотос-сан, попали в бесконечное истребление, и поэтому взял на себя эту тяжелейшую работу. Однако…

Юноша в фарфоровой маске потупил взгляд.

— Сожалею, но доклад моего учителя едва ли оправдает ваши ожидания. Во-первых, до сих пор — вернее, до моего погружения в это пространство — Общество не предприняло никаких попыток сдвинуть Инти. А во-вторых — и в-главных… спустя четыре месяца после начала наблюдения на неограниченном поле установился уровень «Буря». Ливень обрушивался на Инти нескончаемым потоком всю неделю до следующего Перехода, однако пламя Энеми даже не ослабло и продолжало гореть как обычно.

— Но… но ведь!.. — воскликнул Харуюки, вспоминая, как Броня Бедствия 2 и архангел Метатрон уничтожили друг друга во время своей битвы. — У Энеми… то есть, у «существ» ограниченный запас энергии. Инти должен был расходовать его на испарение воды. Даже Судзаку, который относится к Ультра Классу и должен быть ещё сильнее Инти, потух, когда мы вытащили его в космос… Наверное, воды было слишком мало. Если дождь будет идти две недели или месяц, даже Инти в конце концов погаснет!!!

— Кроу, не кричи, — остановила его Черноснежка.

Харуюки опомнился. Трилид всего лишь зачитал им доклад Графит Эджа, так что такие возражения ставили его в неловкое положение.

— Прости, Лид… — повёл пятачком Харуюки.

— Ничего, Кроу-сан, — юный самурай покачал головой. — Я понимаю, что вам невыносимо терпеть эту ситуацию. Мне и самому неприятно, что я не принёс никаких полезных новостей.

— Ну, это как посмотреть… — вдруг послышался легкомысленный голос, заставив Харуюки посмотреть направо.

Он увидел поднятую руку аватара в очках, одетого в красное платье с пышными рукавами-буфами и белым фартучком. Это была Юруки Юме из Пети Паке.

— Я бы не назвала твой доклад бесполезным, — она встала с табуретки и тут же собрала на себе все взгляды. — Трилид-кун только что сказал, что Инти продолжал гореть даже посреди ливня. Но если хорошо подумать, здесь не всё так просто. Если залить дождём пламя, способное расплавить металл, вокруг на много метров будет сплошной белый туман, в котором ничего не видно.

— Действительно, это очень странно, — согласилась выдра-Акира. — Когда мы сбросили его в пруд в Акасаке, пара было столько, что он скрыл с глаз всё пламя. Я не помню, чтобы у Графа были какие-то прибавки к зрению, так что не совсем понятно, как именно он следил за Инти, пока шёл ливень.

— И правда… — пробормотала Черноснежка. — Вот бы притащить его сюда и допросить.

— Простите, — Трилид виновато повесил голову. — Я спрашивал учителя, не лучше ли ему будет доложить обо всём лично, но он заявил, что состоит в Грейт Волле, поэтому не имеет права участвовать в собрании Нега Небьюласа…

«UI> Он совершенно не отличается от Ло в том что касается выборочного упрямства.»

Фуко усмехнулась, прочитав слова Утай, а Черноснежка разочарованно всплеснула руками.

— Ну что ты, Мейден, у меня с нашим героем из общего только цвет брони. Но давайте вернёмся к дождю, от которого не было пара… Уровень «Буря» получил своё название не просто так, на нём помимо ливня есть штормовой ветер. Возможно, он постоянно сдувал клубы пара в сторону?

— Нет, Лотос, ветер Бури не постоянный, он часто меняет направление и силу, — возразила Фуко. — Иногда он вообще прекращается, и за это время пар бы успел окутать Инти со всех сторон. Очень странно, что Граф этого не упомянул.

— Хм, и правда… — Черноснежка кивнула, закидывая ногу на ногу. — Интересно, почему же?..

— Извините, пожалуйста, я не договорила, — вновь подала голос Юме.

— Раз так, Плам, может, ты выйдешь к доске и всё объяснишь? — Фуко поманила её рукой.

— Э-э, что-то мне как-то не хочется…

— Иди давай, учительница позвала к доске! Пошла, пошла!.. — Сатоми, одетая в голубое платье, подтолкнула подругу в спину.

Юме, спотыкаясь, вышла к доске. Харуюки бы на её месте после такого ещё секунд двадцать приходил в себя, но Юме оказалась на удивление отважной и почти сразу перешла к делу:

— Кхм, так вот, для начала небольшое вступление. Та-ак… Ворон-кун.

— Ой? — Харуюки подскочил на месте, услышав своё имя. — Кто, я?..

— Ворон-кун, ты знаешь, что такое пламя?

— Пламя? Ну… оно такое красное, горячее, извивающееся…

— В принципе, да! — показав ладонями круг*, Юме продолжила: — Если не вдаваться в слишком уж глубокие подробности, то горение — процесс окисления горючего вещества с выделением тепла и света. Ключевое слово здесь — окисление, то есть реакция с участием кислорода. Поначалу я считала, что пламя Инти работает по этому же принципу, однако теперь, после слов Лид-куна, мне кажется, что я ошибалась.

Как только Юме договорила, раздался растерянный голос Кассис Муса:

— В смысле, ошибалась?.. Разве может быть пламя без кислорода?

— Ещё как может. Подожжённая газовая смесь хлора и водорода горит сама по себе, а фтор и водород при встрече взрываются даже без поджигания. Конечно, это всё лабораторные примеры, но все вы каждый день видите пламя, которое получается без кислорода.

«Каждый день? Где?» — задумался Харуюки, а там временем Такуму и Лид наперебой воскликнули:

— Точно, Солнце!

— Речь про Солнце!

— Действительно, — чуть подумав, пробормотала Черноснежка. — На Солнце, как и на любой звезде, происходит термоядерный синтез атомов водорода с выделением пламени. Этой реакции не нужен кислород. То есть, Плам, ты полагаешь, что пламя Инти тоже…

— Нет-нет, давайте не забегать вперёд… — перебила Юме, подняв руки, и снова посмотрела на Харуюки. — Итак, Ворон-кун!

— А… Опять я?!

— Допустим, в космосе есть бесконечный источник воды… правда, скорее всего это будет не вода, а лёд, но не суть. Можно ли потушить Солнце, если заливать его этой водой?

— Заливать?.. — Харуюки повёл ушами и задумался. — Э-э, ну-у… может, пламя Солнца получается не от окисления, а от термоядерной реакции, но ведь запас топлива у него всё равно ограниченный. А поскольку запас воды бесконечный, то рано или поздно Солнце должно погаснуть… разве нет?

— А вот и нет! — Юме улыбнулась, показывая руками крест. — Разумеется, никто этого не проверял, но в теории произойдёт следующее: если на Солнце вылить воду, первым делом она, конечно, испарится и отнимёт у звезды часть энергии, но когда пар нагреется выше пяти тысяч градусов, то разделится на составляющие. В случае воды это водород и кислород…

— Водород и кислород… — повторил Харуюки и замотал копытцами. — Нет-нет, только не это! Если реакция на Солнце — это термоядерный синтез водорода, то, получается, горючего на нём станет ещё больше!

— Именно! — Юме вновь показала круг и продолжила: — Кстати, энергия высвободившегося кислорода тоже никуда не пропадёт, так как он станет частью так называемого CNO-цикла*. Подытоживая, если залить Солнце бесконечным количеством воды, оно не только не потухнет, но и разгорится ещё сильнее.

Юме деликатно кашлянула и обвела аватаров серьёзным взглядом глаз за линзами очков.

— Разумеется, я не думаю, что Бог Солнца Инти работает в точности как Солнце. Но, по крайней мере, система могла наделить его пламя свойствами, которые характерны для термоядерной, а не окислительной реакции. В этом случае Инти не победить водой. Я полагаю, что даже сброшенный в пруд или подставленный под ливень, он мигом расщепляет воду на атомы и превращает её в своё топливо… Что касается пара из пруда, то это потому, что вода вскипела, когда до неё докатилось тепло. От дождя пара не было, поскольку капли разлагались на водород и кислород ещё до того, как успевали испариться…

Юме уже закончила, но ей ещё долго никто не отвечал.

Конечно, она всё время напоминала, что это всего лишь предположения, однако Харуюки уже пришлось на миг ощутить на себе жар Инти, и слова о том, что его пламя создано термоядерным синтезом, казались более чем правдоподобными.

— Но если так… — услышал Харуюки испуганный писк, вырвавшийся из его же собственного горла. — Если ты права, то пламя Инти не погаснет в космосе, как у Судзаку. Если он может гореть даже без кислорода… как же его потушить?

Но Юме в ответ лишь безмолвно покачала головой, поклонилась и вернулась на свою табуретку.

Гнетущая тишина продлилась ещё несколько секунд, пока её не нарушил звонкий голос:

— А его и не надо тушить, Кроу, — заявила Нико , вскочив на ноги. — И катить тоже не надо. Всё, что нам нужно — сломать ядро этого мячика! Синтез синтезом, но он Энеми, и у него должна быть шкала здоровья. Её можно обнулить, и Инти умрёт — вот принцип, который никогда не меняется! — воскликнула она, сжимая кулак.

Харуюки невольно похлопал её выступлению. К нему присоединилась Черноснежка, а затем и остальные участники собрания. Шум аплодисментов раскатился по спине небесного кита.

Нико надулась, пряча своё смущение. Когда аплодисменты стихли, встала Черноснежка.

— Рейн права. Возможно, не мне, как пленнице, говорить об этом, но для успеха вы должны быть как минимум готовы к немыслимому — к первой в истории Ускоренного Мира победе над Инти. Конечно, это будет нелегко… но всё же возможно. Лично я считаю, что ключ к успеху кроется в решении двух сложнейших загадок.

— Что?.. Двух загадок? — переспросил Харуюки.

— Именно, — Черноснежка медленно кивнула ему. — Общество Исследования Ускорения использовало Сияние, чтобы приручить Инти, спрятать его в облаках и уронить на Икосаэдральную Блокаду Блэк Вайса. Их план сработал безупречно, однако он оставил после себя два нерешённых вопроса. Первый: каким образом они подняли в воздух Инти, который только и умеет, что кататься по земле? Второй: каким образом корона шипов, которую Сияние надевает на цель, не расплавилась от жара Энеми?

— А… и правда… — Харуюки закивал, затем продолжил чуть громче: — Во время битвы у Токио Мидтаун Тауэра, когда мы сражались против прирученной первой формы Метатрон, я сломал корону Сияния с помощью обычных атак. Сразу после этого подчинение развеялось, и Метатрон больше не атаковала нас… Это значит, корона вполне себе разрушаемая и должна была давно расплавиться от жара.

— Так, секунду… — вдруг снова заговорила так и не севшая на своё место Нико. — А если мы сломаем эту корону, то нам ведь даже побеждать его не придётся. Инти просто укатится, и Лотос с остальными смогут воскреснуть, разве нет?

— Может быть, но… — ответил её Харуюки. — Боюсь, если корону не сломало даже пламя Инти, то мы и подавно не сможем. А значит, остаётся только победить самого Инти…

Слова Харуюки нисколько не повлияли на кислое выражение Нико. Она посмотрела на Черноснежку и развела руки в перчатках:

— Тогда поясни, Лотос, каким боком корона Сияния может быть ключом к победе над Инти?

Красавица в чёрном платье подняла свой парасоль, словно меч, и ответила:

— Всё очень просто. Если мы найдём оружие из настолько же устойчивого к жару Инти материала, то сможем бить по ядру даже сквозь термоядерный огонь… надеюсь.

— Без «надеюсь» нельзя было, да?.. — Нико хмыкнула, но затем кивнула. Хвостики на её голове подпрыгнули. — Так-то ты, конечно, дело говоришь. Гмм… но почему корона, которую Кроу двадцать дней назад сломал голой ладонью, сейчас выдерживает жар в пять тысяч градусов? У неё уязвимость к физическим атакам, но стойкость к огню?

— Обычная стихийная защита не сработает против пламени Инти. Внутри Икосаэдральной Блокады был в том числе и Айрон Паунд. Он известен своей стойкостью к огню, но его шкала убывала с той же скоростью, что и у остальных. Это пламя растопило бы даже поверхность уровня, не будь у неё системной неуязвимости.

— Ясненько… Короче говоря, это само Сияние как-то изменилось за последние двадцать дней? Думаешь, они… всё-таки нашли его?.. — пробормотала Нико.

Черноснежка молча кивнула. Харуюки озадаченно посмотрел на их мрачные лица и спросил:

— Рейн… ты сейчас о чём?

— Ну, я об этом, как бы сказать… В общем, есть одна городская, точнее, ускорочная легенда…

Харуюки закивал, почти сразу догадавшись, что «ускорочная» означает легенду Ускоренного Мира. Нико бросила быстрый взгляд на нетерпеливого Харуюки и продолжила, теребя пышное жабо на шее своего аватара:

— Ни я, ни Лотос, ни наши офицеры не видели его вживую, но… уже давным-давно ходят слухи о том, что на неограниченном нейтральном поле есть кузнец.

— К… кузнец? — переспросил Такуму.

Сидящая рядом с ним Тиюри тоже недоумённо наклонила голову с кошачьими ушами.

— Он, случайно, не связан с бывшим командиром Рейн-тян… то есть, с Рэд Райдером? Тот ведь тоже умел создавать Усиливающее Снаряжение.

— Нет, я не думаю, что они связаны. Всё-таки кузнец — это не игрок, а как бы бродячий магазин, странствующий по неограниченному полю. По слухам, если его найти, то там можно сделать Усиливающее Снаряжение по своему вкусу или улучшить своё… заплатив бёрст поинтами, конечно.

— Улучшение Усиливающего Снаряжения… — пробормотала Тиюри, и её слова растворились в мягком ветре.

Таласса безмятежно плыла по синему небу, не обращая никакого внимания на собрание, устроенное у неё на спине. Иногда она пролетала сквозь облака, похожие издалека на сладкую вату, и тогда по коже аватаров пробегал холодок.

— То есть… — пробормотал Харуюки, который до сих пор он никогда не бывал даже в обычных магазинах Ускоренного Мира, и которому теперь пришлось напрячь все силы своего воображения, — ...Белая Королева отыскала повозку этого кузнеца и улучшила у него Сияние? Поэтому теперь Артефакт выдерживает пламя Инти?

— Это всего лишь догадка на пустом месте, просто ничего другого в голову не лезет. Но если это правда, то у нас ещё есть надежда на победу над Инти, — заявила Нико и выхватила тонкую саблю, висевшую на её левом бедре.

Разумеется, это оружие не могло наносить урон — да и какой урон, если у аватаров виртуального мира нет шкалы здоровья — но это не помешало ей указать остриём на пятачок Харуюки и ухмыльнуться.

— Мы можем улучшить сильнейшее Снаряжение нашего Легиона у кузнеца и с его помощью пробиться сквозь пламя Инти. Раз это получилось у Осциллатори, получится и у нас. Поэтому вопрос: у кого сейчас в Негабью самое сильное Усиливающее Снаряжение?

Нико начала было обводить остальных аватаров взглядом, но Харуюки тут же выпалил:

— У тебя, Рейн, какие тут могут быть варианты! Во всём Ускоренном Мире почти не найти Снаряжения уровня Непобедимого!

— Эй, ты… — Нико вздохнула как можно театральнее и пару раз ткнула остриём сабли в пятачок Харуюки. — В плане силы я с тобой, может, и соглашусь, но Непобедимый — это оружие дальнего боя. Даже если его улучшить, он будет лишь усиливать пламя Инти.

— А, да, конечно. Если мы хотим пойти по пути Сияния, то должны улучшать оружие ближнего боя… Хотя, погодите-ка, — Харуюки поймал передними копытцами приставленный к пятачку клинок и торопливо продолжил: — Усиливающее Снаряжение ближнего боя — это всякие мечи, копья, молоты и так далее. Даже если кузнец сделает их огнеупорными, когда владелец оружия подойдёт вплотную к Инти, он сгорит, не успев нанести удар.

— Это не совсем так, — ответила молчавшая с самого начала собрания Блад Леопард.

Стройный аватар в чёрном кожаном мотокостюме и с головой леопарда хладнокровно пояснил, покачивая хвостом:

— Во время бегства из зоны поражения падающего Инти мы с Сантан Шейфер замыкали строй. Мы были готовы умереть, спасая других, но выжили благодаря Зову Цитрона Лайм Белл. Что ни говори, это действительно невероятная сила… лично я поставила бы её в один ряд с мощнейшими способностями Ускоренного Мира — Трисагионом Метатрон, Сломом Парадигмы Орхид Оракул и так далее.

— Мощнейшими способностями?.. — повторил Харуюки, нервно сглотнув.

Он и сам догадывался об этом, но слова высокоуровневого бёрст линкера имели куда больший вес, чем мысли Харуюки. Он робко скосил взгляд, не зная, как сама Тиюри воспримет такое заявление…

Кошкодевочка в белом платье почесала затылок мягкой рукавицей и непринуждённо хихикнула:

— Хи-хи-хи, ну не надо, не такая уж я сильная!..

Харуюки чуть не упал со своей табуретки, но всё же удержал равновесие и повернулся к Пард.

— Меня, конечно, Зов Цитрона тоже не раз спасал… но ведь он тратит огромное количество энергии. Я не думаю, что одно полное восстановление поможет аватару прожить достаточно долго в зоне тепловой смерти.

— Слушай, Кроу, вот так о способности может отзываться только её владелец! — мигом вставила Тиюри, оттягивая правую щеку поросёнка.

Харуюки не растерялся и дёрнул кошкодевочку за хвост.

— А нечего было хихихикать!

— Что мне, нельзя уже пококетничать в ответ на комплименты?! А тебе, наоборот, не помешало бы иногда не скромничать, а гордо соглашаться: «О да, я гений!»

— Я в жизни такого не скажу! Неужели ты бы после этих слов подумала, что я крутой?!

— Разумеется, я бы подумала, что ты тупой!

— Тогда зачем предлагаешь?!

На этом месте спор прервал дружный смех троицы Пети Паке. Через секунду не удержалась и тоже прыснула Одагири Руй. Волна заливистого хохота быстро заразила всех аватаров, и даже у Черноснежки за спиной Харуюки задрожали плечи, хоть она и прикрывала губы парасолем.

Смех слегка успокоил Харуюки. Когда он снова повернулся к Пард, та кашлянула, стараясь подавить собственный смешок.

— Прости, — коротко извинилась она перед тем, как продолжить: — Конечно, расход энергии — очень серьёзная преграда, но бёрст линкеры много лет неустанно ищут способы быстро восполнять её через комбинации приёмов разных аватаров. И это не говоря уже о том, что изредка попадаются бёрст линкеры, которые умеют восстанавливать энергию сами по себе. Поскольку в бесконечном истреблении оказалась не только Лотос, но и другие Короли, мы легко сможем заручиться поддержкой других Легионов и впервые в истории объединить усилия бёрст линкеров пяти Легионов.

— А… и правда… — пробормотал Харуюки.

В первую очередь ему вспомнилась Фиолетовая Королева Пёрпл Торн со своим спецприёмом «Элементарный Заряд», который восстанавливал энергию дуэльному аватару, которого Королева касалась скипетром. Причём объект получал в 1,60217662 больше энергии, чем расходовала Пёрпл Торн. Харуюки долго пытался понять, откуда взялось это странное число, пока после выхода из неограниченного поля не покопался в словаре и не выяснил, что «элементарный заряд» — реально существующая физическая постоянная, а загадочный коэффициент передачи основан на её величине.

Но хотя эта способность и могла сыграть роль мощнейшего усилителя, если построить систему, в которой Тиюри передавалась бы энергия множества аватаров, увы, прямо сейчас Пёрпл Торн находилась в бесконечном истреблении вместе с Черноснежкой. Впрочем, Леопард намекнула, что в Ускоренном Мире могут быть и другие аватары с похожими способностями.

— То есть, мы можем создать генератор энергии с помощью способностей различных аватаров и с его помощью восполнять шкалу Белл, — проговорил Харуюки, постепенно загораясь идеей. — Да, действительно, с такой поддержкой можно сколько угодно бить Инти в ближнем бою!

Пард уверенно кивнула, но тут же уточнила:

— Однако этот план строится на трёх условиях: нам нужно настолько сильное оружие, чтобы оно могло нанести урон Инти; нужно, чтобы слухи о кузнеце на неограниченном поле оказались правдой; нужно, чтобы он мог придать Снаряжению стойкость к пламени в пять тысяч градусов. Если честно, у нас пока нет ничего, кроме оптимизма.

— Нет… — секунду подумав, Харуюки замотал головой. — Я бы сказал, мы уже выполнили первое условие. У одного из легионеров Нега Небьюласа есть сильнейший меч во всём Ускоренном Мире… не так ли, Лид?

Харуюки посмотрел на аватара, чьё имя произнёс. Юноша в маске, стоявший возле доски, слегка втянул голову в плечи, но кивнул.

— Да… Не могу гордиться тем, как именно добыл этот меч, но… он действительно силён. Бесконечность, «Алиот» Семи Артефактов, наверняка нанесёт огромный урон даже Богу Солнца Инти, если выстоит против его пламени.

Когда Лид произнёс название своего Артефакта, бывшие члены Проминенса нагнулись друг к другу и начали о чём-то шептаться.

Своих владельцев пока что нашли шесть Артефактов Ускоренного Мира. Однако Сияние находилось у Белой Королевы, Судьбу запечатал Харуюки, а Импульс, Конфликт и Буря принадлежали попавшим в истребление Королям — Синему, Зелёному и Фиолетовому. Поэтому в этой операции мог принять участие только шестой из Артефактов — Бесконечность, которой владел Трилид.

— Трилид… — обратилась к юному воину Черноснежка, вставая с табуретки. — Если Бесконечность станет основой нашей стратегии, то ты будешь нашим единственным нападающим. Любая ошибка может означать, что ты тоже окажешься в бесконечном истреблении, и мне больно взваливать такой груз на плечи человека, который присоединился к моему Легиону только вчера. Поэтому я спрошу: ты точно уверен?

— Разумеется, — не раздумывая, ясным голосом отчеканил Лид. — Долгое время я не знал, что находится за стенами Имперского Замка, но Кроу-сан и Рейкер-сан помогли мне вырваться на свободу, хотя рисковали оказаться в бесконечном истреблении на алтаре Судзаку. Я не думаю, что Графит Эдж посоветовал мне покинуть Имперский Замок потому, что предвидел именно эту битву… но я уверен, что выбрался из Замка ради того, чтобы сыграть свою роль в грядущих сражениях.

— Ясно. Что же, раз ты так считаешь, то и я не буду колебаться. Рассчитываю на тебя, Трилид, — Черноснежка поклонилась, Лид ответил ей тем же.

— Я не подведу, командир.

«У нас теперь что, два легионера, которые называют Черноснежку командиром?!» — содрогнулся Харуюки, но не стал озвучивать пришедшую мысль и вместо этого воскликнул:

— Раз так, первая часть плана выполнена! Осталось найти кузнеца!

— Здесь-то и начинается вся сложность… — усмехнулась Черноснежка, а затем вдруг обвела Харуюки и Фуко таким взглядом, словно что-то вспомнила. — Кстати… с высшего уровня ведь можно увидеть всё неограниченное поле? Разве нельзя отыскать магазин кузнеца оттуда?

— А… — Харуюки застыл с открытым ртом. Он обдумал мысль, которая почему-то не пришла в голову раньше, но ему всё же пришлось расстроить Королеву: — Нет, это почти нереально. Да, с высшего уровня можно увидеть средний… но рельеф, Энеми и бёрст линкеры выглядят как крошечные точки. Всё равно придётся спускаться, чтобы разобраться, что есть что…

— А-а, понятно… но этого уже достаточно, чтобы строить догадки. По слухам, кузнец путешествует в фургоне, поэтому нужно искать не магазины на торговых улицах, а одинокие огоньки посреди пустошей. Конечно, его будет непросто отличить от Энеми, но это всё равно лучше, чем бродить по неограниченному полю вслепую.

— Да, разумеется, — согласился Харуюки, хотя мысли его были совсем о другом.

Харуюки пока не научился добираться до высшего уровня своими силами. Ему приходилось сначала ускоряться, затем связываться с Метатрон и просить о том, чтобы она вознесла его сознание на следующий уровень. Однако прямо сейчас Метатрон восстанавливала своё информационное тело, отдыхая в Аэрохижине. Для этого ей нужно десять лет ускоренного времени или три дня реального. Сама Метатрон говорила, что три дня — это сущий пустяк, но сейчас они казались вечностью.

Харуюки был готов потратить месяцы и годы субъективного времени на высшем уровне в поисках кузнеца, но ему не хотелось вновь нарушать сон Метатрон. Он не знал, как донести эту мысль до остальных…

— Не переживай так, Кроу, — мягко сказала Черноснежка, уловив беспокойство Харуюки. — Я и сама не собираюсь отвлекать Метатрон и подключать её к этому плану. Во время битвы за территорию Осциллатори она уже сражалась на правах легионера Нега Небьюласа и вытащила нас из смертельной опасности, сама чуть не погибнув от уровня «Ад». Я не потревожу её сон, пока её раны не заживут… пусть даже потом она на меня за это обидится.

— А… ясно… Но я не доберусь до высшего уровня в одиночку.

— Метатрон — не единственная Святая, не так ли? — вдруг спросила Черноснежка.

Харуюки даже не кивнул, а лишь моргнул в ответ. Но Черноснежка не стала распространяться на эту тему, похлопала его по макушке, а затем повернулась к остальным аватарам и вновь заговорила властным голосом:

— Как я понимаю, мы уже нащупали стержень нашей стратегии. Наша конечная цель — уничтожение Бога Солнца Инти, а для этого мы должны с помощью кузнеца улучшить Бесконечность Трилид Тетраоксида и организовать взаимодействие множества аватаров, чтобы снабжать Лайм Белл энергией для спецприёмов. И то, и другое потребует действовать оперативно и добиться помощи остальных Легионов. Ни у кого не появились вопросы?

В воздух поднялась рука Тистл Поркюпайн — аватара с головой дикобраза:

— У меня только один: что насчёт совместной атаки на Белый Легион, о которой мы договорились до того, как Конференция пошла под откос? Поскольку это дело уже решённое, мы должны параллельно выделить людей для атаки на Минато.

— Хм, я поняла, — Черноснежка кивнула и задумалась, положив руку на подбородок.

Вместо неё заговорила Фуко:

— Как совершенно правильно напомнила Порки-тян, перед самым переносом Конференции на неограниченное поле Пёрпл Торт и Блу Найт заявили о том, что сразу после окончания встречи Синий, Зелёный, Фиолетовый, Жёлтый и Чёрный Легионы начнут массированное наступление на боевые зоны Минато 1, 2 и 3. Если конкретнее, атакующие должны нападать на всех членов Осциллатори, которых увидят в списке противников, пока у врагов не иссякнут бёрст поинты. Кроме того, в следующую субботу мы должны отбить у Белого Легиона контроль над зонами Минато 1 и 2… Однако операция ещё не началась. Скорее всего, остальные Легионы, как и наш, до сих думают, как быть с тем, что Короли оказались в бесконечном истреблении…

— То есть, мы откладываем атаку на неопределённый срок?

— Вроде как бы да, но мне это не нравится… — вмешалась Нико и фыркнула. — Простите, конечно, что говорю об этом после того, как удачно сбежала от смерти, но мне кажется, что Осциллатори такого не ожидали. Если бы Шоколад не показала карту с записью превращения, Айвори так бы и отыгрывал невинность до конца Конференции. Поэтому они, скорее всего, пока ещё не готовы к нападению Легионов. Неприятно, да и жалко упускать такой шанс…

Нико сцепила ладони за затылком и надула губы, словно капризный ребёнок. Черноснежка кисло улыбнулась при виде этой картины и сказала:

— Если честно, мне и самой кажется, что нападение на Осциллатори важнее, а меня можно спасти и потом. Тем более, что плен на неограниченном поле не мешает мне участвовать в обычных дуэлях и битвах за территорию. Однако мы пока не знаем, что решили остальные Легионы, поэтому должны провести как минимум встречу офицеров, чтобы договориться о совместной атаке. Но созвать её будет нелегко.

— Тем более, что и на эту встречу может проникнуть Вайс и всё испоганить… — протянула Нико.

— Этого как раз можно избежать, — возразила было Черноснежка, но вдруг покачала головой и тихо бросила: — Хотя, нет, глупо об этом говорить.

— Ну чего ты, Лотос? — Нико вытянула голову. — Раз начала, то…

Но Нико не успела закончить свою фразу. Луч белого света, вдруг ударивший с неба позади стоящей на китовой спине доски, сгустился и превратился в ещё одного аватара.

Хрупкий аватар женского пола с короткими мягкими волосами был одет в странно выглядящую на нем кожаную куртку с серебристыми заклёпками и рваные джинсы. Нежная девушка в панковском одеянии обвела аватаров круглыми глазами. Едва заметив Харуюки, она бросилась прямо к нему и, ничего не стесняясь, подхватила поросёнка на руки.

— Ар… Кроу-сан! — воскликнула она, чуть было не сказав «Арита-сан», и так крепко прижала Харуюки к себе, что тот задёргал всеми копытцами.

— Р… Аш! — Харуюки тоже чуть не произнёс настоящее имя девушки, но Кусакабе Рин (Аш Роллер) ничуть не смутилась.

— Кроу-сан!.. Я так рада, что ты в порядке!

— Аш, что ты здесь делаешь?..

— Но ведь… я сейчас тоже в Нега Небьюласе… — со слезами в голосе ответила девушка.

Харуюки вспомнил, что Аш Роллер вместе с Буш Утаном и Олив Грабом действительно получили разрешение Зелёного Короля Грин Гранде и перешли из Грейт Волла в Нега Небьюлас «до окончания битвы с Обществом Исследования Ускорения».

— Прости, если заставил беспокоиться, Аш. Со мной всё хорошо… Инти меня почти не подпалил, — успокаивающе произнёс Харуюки, хлопая Рин по плечам.

Наконец, она ослабила хватку, и Харуюки выдохнул с облегчением, но уже в следующий миг заметил пристальные взгляды Черноснежки, Тиюри и Нико. Глаза Харуюки забегали по сторонам, и ему очень захотелось вернуться на табуретку, но Рин держала его, прижав к груди, и не собиралась отпускать. Покосившись по сторонам, он увидел изумление на лицах Кассис Муса, Тистл Поркюпайн и Блейз Харт.

— Ч…что это значит? Эта милейшая девочка-панк и есть тот байкер, который так оглушительно ржёт? — спросила Блейз.

Харуюки замешкался, не зная, как ответить. До сих пор совещание велось с использованием имён аватаров, поскольку бывшая троица Проминенса не знала настоящих личностей легионеров Нега Небьюласа. По этой же причине они не знали о сложных взаимоотношениях между Кусакабе Рин и Аш Роллером. Но, хотя внешность аватара закономерно их озадачила, Харуюки казалось, что он не вправе ничего рассказать.

— Э-э-э-э… — без конца тянул он, пока Рин не кивнула троице и не сказала:

— Да, я действительно Аш Роллер… но, если говорить совсем точно, в Ускоренном Мире сражаюсь не я.

— Что? Как это? — переспросила Блейз Харт с ещё большим недоумением на лице.

— Для простоты можете считать, что у меня раздвоение личности, — лаконично ответила Рин. — Когда-нибудь объясню подробнее.

— Ясно, пусть будет так, — на удивление легко согласилась Блейз.

Кассис и Тистл тоже кивнули. Харуюки вспомнил, что среди бёрст линкеров немало людей, которые разительно отличаются от своих аватаров, поэтому они наверняка решили, что и у Рин похожий случай.

Бывшие легионеры Проминенса по очереди представились, Рин в ответ поприветствовала всех и повернулась к Фуко, своему «родителю».

— Учитель... Простите, что я так задержалась…

— Ничего, Аш. Ну что, как там дела у Грейт Волла?

— Со мной только что связался Декурион-сан… Грево решил поставить на первое место спасение Зелёного Короля… поэтому он хочет как можно скорее обсудить этот вопрос с Нега Небьюласом.

— Понятно… Выходит, Грево тоже решил пока что отложить нападение на Осциллатори. Думаю, можно ожидать, что Синий и Фиолетовый Легионы поступят точно так же… Насчёт Жёлтого не уверена. Не думаю, что Радио был таким уж популярным командиром, — хладнокровно уколов Жёлтого Короля, Фуко посмотрела на Черноснежку и кивнула.

Похоже, этого хватило, чтобы они поняли друг друга, потому что Фуко вновь обвела всех взглядом и громко объявила:

— Итак, давайте я ещё раз напомню, о чём мы договорились. У нас три задачи: первая — найти кузнеца; вторая — придумать и выстроить механизм восстановления энергии; третья — договориться с остальными Легионами. Поскольку первая задача связана с неограниченным нейтральным полем, я ожидаю от всех вас предельной осторожности. Чуть позже мы выберем поисковую команду, а пока что я надеюсь, что кто-нибудь передаст бывшим легионерам Проминенса, что ни в коем случае нельзя бросаться на поиски кузнеца самостоятельно.

— Как скажешь. Я лично им всё объясню, — вызвался Кассис Мус.

Фуко кивнула и продолжила:

— Со второй задачей всё ровно наоборот — я хочу, чтобы каждый из вас подумал над механизмом восстановления энергии. Если вы слышали о предметах или спецприёмах, пусть даже совсем пустяковых, которые восстанавливают энергию — говорите мне. Я соберу всю известную информацию в файл и разошлю остальным. В идеале мне хотелось бы составить два… нет, даже три варианта возможных систем.

— Кстати, насчёт этого… — Харуюки, всё ещё прижатый к груди Рин, поднял правое переднее копытце.

— Да, Ворон-сан? — одетая учительницей Фуко поправила очки и улыбнулась.

— Э-э… Ну, я думаю, непосвящённых тут нет, поэтому спрошу прямо: может ли в механизме восстановления энергии участвовать Инкарнация?

Хоть они и находились в виртуальном пространстве, в воздухе мигом повисло напряжение, и Харуюки невольно втянул голову в плечи, слегка сожалея о своих словах.

Первой ответила Утай, сидевшая на своём месте в костюме жрицы:

«UI> Я думаю, мы должны использовать все наши возможности. Конечно, принципы Нега Небьюласа гласят, что Инкарнацией можно лишь отвечать на Инкарнацию, однако Слом Парадигмы Орхид Оракул, который перенёс Конференцию на неограниченное поле, равно как и Икосаэдральная Блокада Блэк Вайса, которой он поймал Ло в плен, относятся к Инкарнационным техникам. Поэтому я считаю, что мы вправе отвечать на них Инкарнацией».

У Утай ушло меньше трёх секунд, чтобы напечатать этот длиннющий текст. Закончив, она посмотрела сначала на Харуюки, затем на Фуко и, наконец, на Черноснежку.

— Пожалуй, ты права… — тихо проговорила Черноснежка, сняла правую руку с ручки парасоля и вытянула её вперёд. — Инкарнация принесла в Ускоренный Мир множество трагедий… и я не вправе делать вид, что не имею к этому отношения. Два года и одиннадцать месяцев назад именно я использовала Инкарнацию, чтобы коварно прикончить Красного Короля Рэд Райдера…

Кассис Мус, Тистл Поркюпайн и Блейз Харт вздрогнули, услышав эту исповедь. В воздухе повисло такое напряжение, что Харуюки затаил дыхание, но Черноснежка продолжала держать правую руку перед собой и тихо говорить:

— В тот раз я неосознанно усилила спецприём Инкарнацией. Иногда я думала, что без неё тот удар мог бы и не стать смертельным, и эта бесполезная мысль вкупе с досадой оттолкнула меня от Инкарнации… Именно поэтому я не смогла научить ей Сильвер Кроу, моего собственного «ребёнка». Однако… — Черноснежка сжала ладонь и продолжила сильным голосом, в котором всё же ощущались нотки боли: — В последнее время я начала задумываться: если Инкарнация — всего лишь системная ошибка, то администратор Брейн Бёрста должен был починить её ещё давным-давно… но если нет, то в чём смысл существования этой силы в Ускоренном Мире? Скорее всего, я… уже достигла предела моей Инкарнации, но я не хочу, чтобы новое поколение бёрст линкеров шло по моим стопам. Если дорога Инкарнации может вести не только в пучины тьмы, но и к свету, я хочу, чтобы они выбрали именно этот путь…

Черноснежка медленно опустила руку. На китовой спине воцарилось молчание.

Харуюки чувствовал, что должен как-то ответить, но сумел лишь скрипнуть зубами. Чувства переполняли его грудь, но он был не в силах выдавить ни единого слова.

Словно почувствовав терзания Харуюки, Рин крепко обняла его и сказала на редкость уверенным голосом:

— Мой брат… Аш Роллер упрямо отказывался изучать Систему Инкарнации несмотря на все советы Рейкер, его учителя. Он всегда следовал тому принципу, что дуэли существуют только для веселья, и в его мире не было места для силы, которая напрямую связана с тьмой в душе. Однако после вчерашней битвы за территорию его мнение немного изменилось.

— Потому что он ужаснулся, ощутив мощь Инкарнации Осциллатори? — уточнила Черноснежка, но Рин замотала головой.

— Нет, вовсе не поэтому… У меня очень смутные воспоминания о битвах брата — они будто кусочки из сна. Но кое-что я запомнила очень хорошо: Стремительный Звездопад Лотос-сан, который и определил исход битвы. Хотя это тоже разрушительная Инкарнация, она была настолько прекрасна, что мой брат проникся до глубины души.

— Эй! — перебила Нико. — Я, если что, тоже использовала сильнейшую Инкарнацию! Что твой брат говорил про Излучающий Порыв?!

— Э-э… вроде бы ничего…

— Проклятый черепоголовый, он у меня ещё попляшет… — проворчала Нико.

На губах Черноснежки промелькнула улыбка.

— Если моя Инкарнация показалась ему красивой, — обратилась она к Рин, — и если она станет для него поводом самому освоить эту систему, то и мне пора перестать бояться Инкарнации. Кроу.

Харуюки мигом выпрямил спину, услышав своё имя.

— А... да?

— Отвечая на твой вопрос — пока что я не исключаю, что Система Инкарнации может нам понадобиться. Но ты должен помнить, что в Инкарнации свет и тьма всегда находятся рядом, и что эти техники привлекают внимание Энеми. Будь крайне осторожен.

— Ага! — Харуюки кивнул.

Улыбка вдруг сошла с лица Черноснежки, и она слегка надулась:

— Кстати… долго ты ещё так будешь?

— Так — это как?.. — Харуюки недоумённо моргнул и лишь затем вспомнил, что Рин до сих пор прижимает его к себе. — А, нет, это…

Харуюки сорвался на фальцет и задергал всеми конечностями, но Рин продолжала тискать его, как мягкую игрушку и отпускать явно не собиралась.

— Ты не так поняла! — воскликнул Харуюки, отчаянно дёргая ушами, не в силах вырваться на свободу…

— Пфф… ха-ха-ха-ха! — вдруг раздался справа от него жизнерадостный смех.

Харуюки повернул голову и увидел юного самурая в белой маске. Аватар заметил, что всё внимание приковано к нему, закрыл маску правой ладонью и отвернулся от всех, не в силах подавить смех.

«Что смешного нашёл Лид в этом разговоре?» — вдруг задумался Харуюки…

А уже в следующий миг по спине кита прокатилась волна хохота, на фоне которой померкла даже та, которую вызвали они с Тиюри. Харуюки ощутил, как его поросячье тельце запрыгало вверх-вниз, поднял голову и увидел, что даже Рин смеется в полный голос. Такуму, Тиюри, Фуко, Черноснежка, Нико, Пард, Акира, Утай, Руй, Сихоко, Кассис и все остальные хохотали, надрывая животы.

— А-ха-ха… — смущённо поддержал Харуюки своих друзей, и в то же время его посетила мысль.

А ведь и в Осциллатори Юнивёрсе, который пытается втянуть Ускоренный Мир в чудовищную войну, тоже наверняка бывают такие моменты. Наверняка там тоже раздаётся задорный смех верных друзей. Но если так… то почему они…

К глазам вдруг подступили слёзы, и Харуюки изо всех сил заморгал, пытаясь их удержать. Невыразимые словами чувства переполнили его, и он лишь смотрел на лица своих друзей, не в силах ничего сказать.

Примечания

  1. Греческая богиня моря.
  2. Непереводимый японский юмор: в число терминов для перисто-кучевых облаков в японском входят «саба-гумо» и «иваси-гумо», буквально «облака-макрели» и «облака-сардины».
  3. Накидка хаори плюс широкие штаны (или юбка) хакама — самая распространённая из традиционной мужской японской одежды нашего времени; её можно считать наиболее стереотипной. Вбейте в гугл 羽織袴, посмотрите картинки.
  4. А этот наряд вам может быть знаком, если вы читали всякую мангу про гадателей-оммёдзи, историческую мангу, или смотрели костюмированную японскую историческую драму дзидайгэки. Опять же, погуглите 直衣, посмотрите на картинки.
  5. Если вы ещё не закрыли гугл после поиска носи, то вот эти высокие шапки как раз и есть эбоси. Ну, а если закрыли, погуглите 烏帽子.
  6. Для японцев это знак, означающий «правильный ответ».
  7. Цикл термоядерных реакций. Кислород участвует в нём на правах катализатора.

Комментарии