Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2

Полем битвы первой за долгое время кабельной дуэли стал уровень «Святая земля» с его парящими над землёй восьмигранными кристаллами. Харуюки очутился на крыше десятиэтажного дома, прищурил спрятанные за серебристым визором глаза и обвёл землю взглядом.

Среди многочисленных уровней Брейн Бёрста Святая земля считалась одним из самых красивых благодаря радужному блеску кристаллов в разрезающих тучи лучах солнца. Но сейчас парящие восьмигранники невольно напоминали Харуюки «Октаэдральную Изоляцию» — Инкарнационную технику Блэк Вайса из Общества Исследования Ускорения. Конечно, эта техника не могла сравниться с Икосаэдральной Блокадой, с помощью которой Вайс захватил в плен всех Королей, но зрелище всё равно не воодушевляло.

«Надеюсь, Черноснежка не сильно расстроилась, увидев кристаллы», — подумал Харуюки, водя глазами в поисках второго аватара. Игра должна была поместить их на некотором удалении друг от друга.

Район Сугинами делился на три боевых зоны: всё, что к северу от Центральной линии — первая, всё что южнее и при этом восточнее Восьмой кольцевой автомагистрали — вторая, а остальное — третья. Дом Черноснежки, как и средняя школа Умесато, относился ко второй зоне. В кабельных дуэлях, в отличие от обычных, аватары начинали бой в случайных точках, но Харуюки уже опознал местность: широкая трасса на юге — это наверняка улица Оумэ, а на севере виден мост через Центральную линию. Скорее всего, он оказался на крыше здания районной управы Сугинами. Зрителей, как и положено при кабельной битве, не было.

Здание управы, построенное в 1990-х, тянулось вширь, а не ввысь, но на фоне общей малоэтажности Сугинами всё равно казалось высоким. Если Черноснежка выйдет на Оумэ, Харуюки мигом её заметит. Направляющий курсор в середине поля зрения показывал прямо на юг, где виднелись здания, превращённые в какие-то экзотические храмы. Пока что именно они скрывали Чёрную Королеву от глаз Харуюки.

«Раз уж я сам вызвал её на бой, то должен не отсиживаться на крыше, а двигаться к ней», — решил Харуюки, расправил серебристые крылья и без малейших колебаний спрыгнул с десятиэтажного задния управы. Энергии для спецприёмов не было, поэтому он не мог летать, но это не помешало ему спуститься к земле по спирали и бесшумно приземлиться.

Курсор по-прежнему показывал на юг. Улица Оумэ шла с запада на восток и в своей южной части была застроена храмами настолько плотно, что даже изящный дуэльный аватар Черноснежки не смог бы протиснуться между ними. Чтобы напасть, Харуюки пришлось бы обойти стену зданий с востока или запада, но Черноснежка легко разгадала бы его замысел по движению курсора.

Харуюки глубоко вдохнул и негромко скомандовал:

— Экипировать — Люсид Блейд.

Собравшийся у левого бедра свет превратился в длинный тонкий меч. Харуюки машинально погладил рукоять левой рукой.

Он ещё никогда не сражался против Черноснежки этим клинком, который получил в качестве бонуса за шестой уровень. Чёрная Королева Блэк Лотос славилась тем, что создана для разрубания всего и вся четырьмя клинками, выступавшими в роли конечностей аватара. Разумеется, по этой же причине она входила в число искуснейших мечников Ускоренного Мира. В некотором смысле вызывать её на бой на клинках было форменным самоубийством, и всё же Харуюки хотел провести этот бой в компании своего нового напарника, тем более, что он выбрал его сам.

Разумеется, он с самого начала не рассчитывал победить, ведь проиграть Черноснежке — самый верный и оптимальный способ отдать ей последний сэндвич.

Тем не менее — а может, как раз поэтому — Харуюки собирался сражаться всерьёз, считая, что иначе не окажется достоин Черноснежки, которая так легко приняла полушутливый вызов.

Стрелка курсора по-прежнему не двигалась, зато шкала энергии Блэк Лотос в правом верхнем углу стремительно наполнялась. Кажется, Черноснежка уже начала охотиться на кристаллы. Харуюки решил не отставать, подбежал к одному из радужных восьмигранников, зависших над дорогой, и разбил его метким пинком сбоку. Кристалл дал намного меньше энергии, чем на неограниченном нейтральном поле, зато Харуюки мог не волноваться, что звон разбитого объекта привлечёт внимание Энеми.

Пять кристаллов заполнили шкалу до отказа.

— Отлично… — пробормотал Харуюки, снова расправляя крылья.

Он собирался перелететь через здания, чтобы добраться до Черноснежки, но вдруг…

По пятиэтажному дому, стоящему к югу от улицы, пробежало несколько искр. В следующий миг из стены вывалился перевёрнутый треугольник, и из дыры вылетел грозный аватар. Сверкнул клинок его правой руки, занесённый со скоростью, неподвластной глазу.

«Семпай… сломала здание… слишком быстро… не уйти…» — промелькнули в голове Харуюки не столько мысли, сколько импульсы. Правая рука рефлекторно выхватила Ясный Клинок.

Хотя клинки Блэк Лотос заменяли собой руки аватара, её атаки оказывались на удивление дальнобойными, поэтому Харуюки знал, что убегать вбок или назад уже бесполезно. Защищаться рукой тоже не вариант — у Черноснежки имелась способность «Терминальный Меч», которая с лёгкостью рассечёт даже металл наруча Сильвер Кроу.

Конечно, Инкарнация могла это изменить, но, хотя эта система и была непременным участником всех недавних битв, устав Легиона гласил, что Инкарнацию можно использовать лишь в ответ на Инкарнацию. Харуюки не собирался нарушать это правило, хоть на кону и стоял сэндвич — а вернее, задача принудить Черноснежку его съесть.

Именно поэтому Харуюки решил просто парировать мечом, пусть и без особой веры в свои силы. Раньше клинки Чёрной Королевы противостояли Броне Бедствия — точнее, сильнейшему «Звездовержцу», мечу Хром Дизастера — и неразрушимому артефактному щиту Зелёного Короля, известному как Конфликт. В свою очередь, меч Харуюки был всего лишь бонусом за уровень — к тому же у аватара, который до сих пор не имел никакого отношения к клинкам — и едва ли мог потягаться с таким легендарным Усиливающим Снаряжением.

И всё же Харуюки выхватил верный меч из ножен и выставил его на пути налетающего слева по дуге клинка Черноснежки.

Раздался оглушительный звон…

И чёрный кристаллический клинок остановился в миллиметрах от визора Харуюки.

Сказать, что он успешно защитился, не поворачивался язык — клинок Черноснежки всё-таки въелся в меч Харуюки. А значит, если они продолжат давить, рука Чёрной Королевы попросту перерубит Ясный Клинок.

— Ха!..

Беззвучно вдохнув, Харуюки пригнулся и повернул запястье. Меч Черноснежки заскользил по Ясному Клинку, высекая снопы искр. Смертоносное лезвие приближалось к правому плечу Харуюки, но он терпеливо ждал и лишь в последний момент довернул меч, чтобы отвести удар не за счёт силы, а за счёт правильно выбранного момента. Другими словами, он использовал Смягчение, но не кулаком, а мечом.

Блэк Лотос слегка качнулась, и Харуюки не упустил своего шанса. Он тут же взмахнул крыльями, создавая обратную тягу. Клинки расцепились, обронив напоследок ещё пару похожих на капли искр. Харуюки отскочил от противника на три с лишним метра и лишь тогда позволил себе выдохнуть.

Черноснежка мигом восстановила равновесие, но не стала бросаться вдогонку. Моргнули фиолетовые линзы под визором, закрывающим половину лица, и Харуюки услышал мягкий голос:

— Значит, это и есть твоё новое Усиливающее Снаряжение? Да, неплохой клинок.

— Н… ну, не знаю… — Харуюки опустил взгляд на меч.

Да, ему не показалось, в клинке была прорезь глубиной в полсантиметра. Мысленно попросив у меча прощения, он ответил:

— На самом деле я выбрал его по довольно глупой и эгоистичной причине. Можно было пойти по проторенному пути и взять очередное улучшение полёта, а ради расширения арсенала разумнее получить атакующий или защитный спецприём. Всё-таки Сильвер Кроу — аватар, созданный для единоборств, поэтому я не мог заранее знать, насколько уместным в его руках будет меч, тем более что я совершенно не разбираюсь в фехтовании…

— Хм. И что это была за эгоистичная причина?

— Ну-у…

У Харуюки плохо получалось объяснять другим свои мысли и чувства, но рот его дуэльного аватара всё же исполнял команды из мозга, в отличие от настоящего тела. Неосознанно положил левую руку на грудь, он продолжил:

— Раньше я развивал аватара, думая только о моём стремлении к полёту. Но в последнее время я задумался: правильно ли идти по этому пути до конца?.. Например, Синомия умеет помогать людям с помощью очищения, Фуко и Акира умеют защищать союзников с помощью Вуали Ветра и Мельстрома. И даже ты во время групповых сражений включаешь зелёный режим Перегрузки, хотя у тебя на редкость агрессивный аватар. Вот и мне захотелось помогать товарищам в битвах… Если я хорошо освою клинок, смогу сражаться даже против врагов, которых не берут дробящие атаки.

— Только учти, зелёный режим нужен мне для того, чтобы в одиночку сражаться с несколькими врагами, — насмешливо пояснила Черноснежка и вдруг наклонила голову. — Но я что-то не понимаю, почему ты считаешь эту причину «эгоистичной».

— А, нет, я ещё не всё рассказал… — Харуюки слегка вжал голову в плечи. — Да, я думал обо всём этом, когда выбирал бонус… вроде бы думал. Но уже потом, когда начал осваивать меч и сражаться им в настоящих битвах, я понял, что на самом деле причина была в другом. Я… пообещал Таку, что когда мы дойдём до седьмого уровня, то ещё раз сразимся по-настоящему.

— О? — несмотря на дурацкую привычку Харуюки прыгать с одной темы разговора на другую, Черноснежка кивнула, не потеряв нить. — А ведь и правда, ты уже в шаге от седьмого уровня… и звания высокогоуровневого линкера. Как твой «родитель», я безмерно счастлива, но пока не понимаю, какое отношение это обещание имеет к мечу.

— Мне кажется, я… хочу сразиться с ним на мечах. Вот что заставило меня выбрать Ясный Клинок. И это… эгоистичная причина, разве нет?

Харуюки ожидал, что Черноснежка встретит его признание смехом или негодованием. Но вместо этого аватар обсидианового цвета одобрительно кивнул.

— Хм… Понятно. Но ведь Усиливающее Снаряжение Циан Пайла — сваебой, а не меч. Да, если вы не против Инкарнации, он сможет использовать Циановый Клинок, но я не думаю, что твой меч выстоит против такого оружия. Конечно, если только ты не придумаешь Инкарнацию, которая его укрепит.

— Да… Мы хотим сразиться без Инкарнации, так что Таку тоже нужен меч. Хорошо, если он попадётся в бонусах за седьмой уровень, но если нет, придётся надеяться на трофеи с Энеми или всё-таки идти в магазин…

— Но почему?

— А?.. Что значит «почему»?

— Почему тебе хочется сразиться с Такуму именно на мечах?

Черноснежка задала вполне очевидный вопрос, но Харуюки нашёлся с ответом не сразу. Он молча смотрел то на Ясный Клинок в правой руке, то на маску Чёрной Королевы. Поискав причину внутри себя, он не смог ничего найти, так что пришлось ограничиться оправданием:

— Просто Таку ведь лучше всего сражается мечом. Он каждый день ходит в секцию кэндо, и даже его Инкарнация — это меч… Потому я и подумал, что если мы собираемся сражаться в полную силу, то битва должна быть на мечах…

— Хм… Понятно.

Черноснежка медленно кивнула, но Харуюки нервно застыл, понимая, что не убедил её до конца. Однако затем Чёрная Королева кашлянула, словно прогоняя сомнения, и подплыла поближе к Сильвер Кроу.

Если бы Черноснежка была для Харуюки посторонним человеком, он бы решил, что она просто отыгрывает дружелюбие, чтобы затем нанести внезапный удар. Сейчас, однако, у него не возникло ни малейших подозрений, и он медленно опустил меч.

Остановившись в полуметре от Харуюки, Черноснежка посмотрела ему в лицо пронзительными глазами-линзами и прошептала:

— По-моему, ты что-то недоговариваешь. Может быть, потому, что уже понял? Признайся, в глубине души ты знаешь, что любая ваша битва в действительно полную силу, хоть с Инкарнацией, хоть без неё… — Черноснежка выдержала секундную паузу, — наверняка закончится твоей победой.

— Что?! — Харуюки чуть не подпрыгнул на месте и отчаянно замотал головой. — Нет-нет, я так вовсе не думаю! Конечно, я победил в нашей первой битве, но… с тех пор он много работал над собой и стал гораздо сильнее. Я не знаю, кто из нас победит… Честно!

— Я не собираюсь принижать твоё мнение или усердие Такуму, но… он наполовину живёт реальным миром — точнее, секцией кэндо. В свою очередь, ты живёшь в Ускоренном Мире… не целиком, конечно, но процентов на семьдесят.

— У… Ну-у, это, может, и так…

— К чему я клоню: сила бёрст линкера складывается из характеристик аватара, способностей его владельца, знаний и опыта. В последнее время ты часто сражаешься против действительно сильных бойцов. На моей памяти ты бился с Айрон Паундом из Грейт Волла, Кобальт и Манган из Леонидов, Глейсир Бегемотом и Роуз Миледи из Осциллатори, Шедоу Клоукером и Аргон Арей из Общества… и ненадолго схлестнулся даже с Зелёным Королём.

Харуюки задрожал, услышав эти имена, словно только сейчас осознал силу былых противников. Конечно, он действительно сражался против них, но ещё не было случая, чтобы он побеждал в сложной битве в одиночку. К тому же все те сражения были настолько сложными и изнурительными, что у Харуюки ни разу не возникало желания вызвать этих бёрст линкеров на новые дуэли. Безусловно, опыт тех битв закалил Харуюки и многое ему дал, но…

— Но ведь Таку тоже прошёл через множество передряг. Именно он сломал Октаэдральную Изоляцию Блэк Вайса, когда Общество похитило Нико, а в недавней битве против Энеми Дьявольского Класса изо всех сил защищал остальных…

— Вот и я про это.

— А?.. — опешил Харуюки.

Черноснежка подняла глаза, чтобы посмотреть на оставшееся время. Харуюки последовал её примеру. Счётчик показывал около 1300 секунд… или где-то 21 минуту.

— Давай присядем вон там.

С этими словами Черноснежка пересекла улицу Оумэ и направилась прямо к районной управе, с которой и спрыгнул Харуюки. Во дворе перед ней стояли две мощные колонны, но клинок правой руки прошёл сквозь них, как нож сквозь масло. Верхние части колонн упали, разбились и исчезли.

Черноснежка изящно присела на один из получившихся стульев; Харуюки робко занял противоположный, убрал Ясный Клинок в ножны и вздохнул.

— Тут так тихо… — прошептала Черноснежка и снова подняла глаза.

На этот раз она посмотрела в небо, а не на таймер. На Святой земле, как обычно, царила пасмурная погода, но дождя не было. Слоистые облака плыли с огромной скоростью, и между ними то и дело сверкал золотистый свет.

Харуюки засмотрелся на течение облаков и забыл обо всём на свете, но его вернул к действительности негромкий голос:

— Здорово иногда участвовать в кабельных дуэлях… Никаких зрителей и Энеми, весь мир принадлежит лишь дуэлянтам…

— Только приходится кабелем подключаться… — не подумав, ответил Харуюки, не отрывая глаз от неба.

— Разумеется, — Черноснежка хихикнула. — Поэтому они и называются кабельными.

— А, ну да... — Харуюки опустил взгляд, вжимая голову в плечи.

— Но я понимаю, о чём ты, — Черноснежка кивнула. — И знаешь, мы с тобой наверняка переоцениваем число существующих в мире бёрст линкеров, которые часто устраивают кабельные дуэли. Обычно только «родитель» и «ребёнок» знают личности друг друга, но часто одного из них уже нет в Ускоренном Мире, или жизнь сложилась так, что они рассорились и стали воевать друг с другом…

Да, Черноснежка и сама была непримиримым врагом своего «родителя», Белой Королевы Вайт Космос, а родитель Такуму, некогда состоявший в Леонидах, попал под шквал критики, когда вскрылась правда о троянских программах, и позже был казнён Синим Королём. Харуюки знал и других бёрст линкеров, которые потеряли «родителей»: Нико, Утай, Руй, Сатоми…

— Да, это точно… — еле слышно ответил он.

Полная потеря очков означает потерю Брейн Бёрста — это одно из основных правил игры. Именно из-за него бёрст линкеры так отчаянно сражаются друг с другом в дуэлях, и именно из-за него Ускоренный Мир становится не игрой, а чем-то большим. И всё же сейчас Харуюки в очередной раз содрогнулся при мысли о том, каким жестоким и бессердечным было это правило.

Растерявший очки бёрст линкер терял все воспоминания о Брейн Бёрсте. Считалось, что это правило не только помогает хранить Ускоренный Мир в секрете от публики, но и спасает от тоски потерявшего очки игрока… Но когда Харуюки представлял себе, как теряет всё, и внутри него появляется необъяснимая пустота, ему становилось жутко до мурашек.

И всё же…

Всё же Харуюки считал, что нельзя возвращать обнулившихся бёрст линкеров в Ускоренный Мир и заставлять их сражаться снова. Когда Номи Сейдзи — он же Даск Тейкер — вернулся на правах псевдоличности, он чуть не помешался от ненависти, которой в нём стало ещё больше, чем раньше. После этого на него обрушилась Инкарнационная энергия из тела ISS комплекта, и псевдоличность с чудовищными воплями исчезла. За воскрешением Номи, вероятнее всего, стояла Белая Королева, известная не только как «Транзиент Этернити», но и как «Некромант». Но что бы она ни задумала, она не права. Она не может быть права…

— Мне и в голову не приходило... — вдруг прошептала Черноснежка.

— Что… именно? — Харуюки посмотрел на неё.

— Что когда-нибудь у меня будет так много знакомых бёрст линкеров в реальной жизни… Из первого Нега Небьюласа я встречалась в реале только с Фуко и Утай. Но посмотри, что теперь? Сейчас я уже постоянно вижусь с дюжиной, если не больше…

— Фуко, Синомия, Акира, Тию, Таку, я, Шоко, Юме, Сатоми, Кусакабе, Нико, Пард… Да, ровно дюжина. Ах да, ещё… — помешкав пару секунд, Харуюки решился и добавил: — Есть ещё тринадцатая… Вакамия.

— А, ну да. Итого тринадцать, — ответила Черноснежка мягким голосом, хотя, сама того не осознавая, обхватила своё тело руками-клинками.

Харуюки вновь пришлось побороть сомнения, чтобы спросить:

— Ты так и не связалась с ней?..

Обсидиановый аватар молча покачал головой.

Вакамия Мегуми — секретарь школьного совета Умесато, лучшая подруга Черноснежки и бёрст линкер по имени Орхид Оракул. Вчера, в субботу, она неожиданно появилась во время битвы за территорию Белого Легиона и использовала «Слом Парадигмы» — невероятную Инкарнационную технику, которая превращает текущее поле в неограниченное нейтральное. Возрождённый Нега Небьюлас смог одержать победу в тяжёлой битве, и Мегуми осталась наедине с Черноснежкой. Однако она лишь попросила прощения у Чёрной Королевы, и исчезла, пронзив свою грудь клинком аватара своей подруги.

С тех пор они постоянно пытались выйти с Вакамией на связь, и сегодня она снова появилась перед ними — хоть и далеко не так, как они ожидали. И вообще, была ли это настоящая Вакамия Мегуми?..

Когда Вольфрам Цербер нарушил ход Конференции Семи Королей, его правое плечо, где раньше находилась копия Даск Тейкера, вдруг заговорило печальным голосом Мегуми, испустило розовый Оверрей и превратило поле в неограниченное нейтральное.

По логике вещей эта Мегуми должна быть такой же копией, как и Тейкер. Однако настоящая Вакамия Мегуми, в отличие от Номи Сейдзи, не потеряла память о том, как была бёрст линкером. Вернее, она однажды потеряла все очки, а вместе с ними и Брейн Бёрст, но воспоминания неожиданно вернулись к ней перед самой битвой за территорию.

Харуюки нашёл её на вершине маленькой башни посреди неограниченного нейтрального поля, и она рассказала, что Белая Королева не только вернула ей воспоминания и программу, но и сделала предложение: если Мегуми вмешается в битву и применит Слом Парадигмы, Королева воскресит дорогого ей человека. Мегуми не смогла отказаться.

Этим дорогим человеком была их с Роуз Миледи «родитель» — Шафран Блоссом. Судьба этой девушки из Первопроходцев была печальна — давным-давно именно Белая Королева лишила её всех очков.

Когда Мегуми узнала об этом от Харуюки, она осознала, что Белая Королева всего лишь использует её, и тут же превратила неограниченное поле в обычное. Скорее всего, только это спасло Харуюки и его друзей от гибели в кольце Энеми Дьявольского Класса.

Иными словами, к концу битвы Мегуми уже решила восстать против Общества Исследования Ускорения и больше не подчинялась Белой Королеве. Тем не менее, она так и не вышла на связь с Черноснежкой, а затем «подселилась» к Вольфрам Церберу и использовала Инкарнационную технику. Что же произошло?..

— Если бы не летние каникулы… — вяло протянула Черноснежка, наконец-то опуская руки, — мы бы уже завтра увиделись в школе… И даже если бы она не пришла, я бы всё равно хоть что-то узнала. Но сейчас я могу лишь без толку названивать и слать сообщения…

— Разве?.. — робко переспросил Харуюки.

Черноснежка посмотрела на него линзами, спрятанными глубоко под визором.

— Хочешь сказать, с ней можно связаться иначе?

— Э-э… Почему не сходить в гости к ней домой?..

Харуюки считал своё предложение вполне здравым, но Черноснежка почему-то не торопилась реагировать. Наконец, она моргнула и вздохнула.

— Уж кто-кто, а я должна была… Хотя, наверное, нет ничего странного в том, что именно мне эта мысль так и не пришла в голову…

— А-а, то есть, ты ещё не ходила домой к Вакамии?

— Я ни разу не была у неё в гостях, как и она у меня. Да, после уроков мы часто гуляли по магазинам или вместе пили чай, но… насколько я поняла, отношения в семье Мегуми такие же запутанные, как в моей. Хотя, то же самое наверняка можно сказать про большинство бёрст линкеров…

Харуюки молча закивал. В большинстве своём именно семейные проблемы приводят к тому, что на новорождённых детей надевают нейролинкеры, тем самым выполняя одно из условий для установки Брейн Бёрста.

— То есть… ты не можешь просто прийти домой к Вакамии, да?..

— Почему сразу нет? Я же всё-таки зампредседателя школьного совета и имею удалённый доступ к базе данных всех школьников Умесато.

«Только сама по себе должность зампредседателя тут ни при чём — готов поспорить, ты использовала свои полномочия, чтобы как-то вмешаться в локальную сеть», — подумал, но не сказал Харуюки, подаваясь вперёд.

— Тогда почему бы и нет? Пойдём вместе!

— Да, конечно. Только… давай лучше завтра…

— Понимаю… — Харуюки снова кивнул.

В реальном мире было уже почти семь вечера. Сейчас, в июле, это время ещё можно с натяжкой назвать светлым, но двум школьникам уже не стоило выходить на улицу одним.

Харуюки вдруг вспомнил, что до сих пор ничего не сказал матери, но этот звонок мог подождать до конца дуэли. Сейчас его больше заботила не мать, а...

— Это самое… Если мы собираемся домой к Вакамии, нам лучше сначала поговорить с... вернее, выслушать одного человека… — предложил Харуюки.

— О? — Черноснежка наклонила голову. — И кого же?

— Э-э… Роуз Миледи из Белого Легиона.

— Что? — Черноснежка впервые за долгое время застыла в оцепенении. Наконец, она выдохнула. — То есть… Да, я помню, что ты познакомился с «Ворчуньей» во время вчерашней битвы. Как и Мегуми… то есть, Оракул, она «ребёнок» Шафран Блоссом, поэтому тоже желает вернуть «родителя»... Так что нам действительно стоит обменяться информацией.

Вдруг Черноснежка прервалась и посмотрела на Харуюки с неоднозначным намёком во взгляде.

— Раз ты такое предлагаешь, у тебя, выходит, есть с ней связь? Неужели она дала тебе свой номер во время битвы?

— Н-нет-нет-нет-нет! — Харуюки замахал и руками, и головой, изо всех сил стараясь исправить недоразумение. — Да, я знаю, как связаться с ней, но она не давала мне своего номера! Я думал достучаться до неё через высший уровень…

— Ха-ха, понятно.

Услышав смех Черноснежки, Харуюки понял, что она просто подшучивала над ним. И кстати, именно перед сегодняшней конференцией архангел Метатрон вдруг позвала Харуюки на высший уровень, где он снова встретился с Роуз Миледи. Черноснежка знала об этой встрече, ведь ей рассказала Фуко, ещё одна участница того разговора.

Лицо Харуюки под серебристым визором приняло жалкий вид.

— Ох, прости, — Черноснежка взмахнула правой рукой. — Я просто подумала, что ты опять подружился с аватаром женского пола, и не сдержалась.

— Что? Нет-нет-нет, ты чего? Мы не подружились. Она до сих пор считает меня мелкой сошкой из враждебного Легиона…

— Неужели ты не понимаешь? Дуалы Леони тоже начинали с того, что грозились порубить тебя на кусочки за неуважение, а сейчас…

— Они и сейчас грозятся!

Увернувшись от очередного выпада, Харуюки решил поскорее вернуться к теме… и озадаченно задумался. Вообще, они пересели сюда, чтобы поговорить про Такуму, но первой темой этой кабельной дуэли был вопрос о последнем сэндвиче.

Харуюки снова проверил таймер: 15 минут. Конечно, он понимал, что разговор про Мегуми очень важен, но ему хотелось узнать, что именно пыталась сказать Черноснежка.

— А-а, семпай… прежде, чем мы поговорим с Миледи, может, закончим разговор про Таку? Он пережил много сложнейших битв, но ты так говоришь, будто это плохо…

— Ах да, мы же не договорили, — Черноснежка кивнула и выпрямила спину. — Конечно же, само по себе это очень хорошо, что у Такуму богатый опыт сложных битв. Я тоже согласна с тем, что он становится сильнее, но… как лучший друг Такуму, ты должен был заметить, что у него чрезмерная страсть к самобичеванию.

— То есть, он… стремится обвинять и наказывать себя?

— Именно.

Харуюки поджал губы и уткнулся взглядом в плиточный пол у подножия колонны.

К его глубокому сожалению, оспорить слова Черноснежки было не так-то просто.

Действительно, Такуму очень много раз во всеуслышание взваливал на себя вину и пытался принести себя в жертву, чтобы защитить товарищей. Харуюки без конца напоминал, что тот больше ни в чём не виноват, но, скорее всего, Такуму до сих пор не мог простить себя за то, что установил троянскую программу на нейролинкер Тиюри и пытался убить Чёрную Королеву. Кроме того, он сильно разочаровался в себе в тот момент, когда согласился взять ISS комплект, и до сих пор винил себя за тот случай.

Когда-то Харуюки казалось, что у Такуму есть всё, что нужно для счастья, но теперь он знал, что в глубине души они почти не отличаются. Будучи совсем маленьким, Харуюки постепенно наполнялся завистью к высокому, красивому, умному и спортивному Такуму. В итоге он не выдержал и решил держаться подальше от него и от Тиюри. Однако и Такуму искал нечто, что было у Харуюки, но чего не было у него самого. И хотя Харуюки до сих пор не знал, что именно нужно Такуму, он понимал, что именно эта жажда заставила того пойти на поводу у соблазна и установить троянскую программу.

После решающей битвы в больнице, куда доставили Черноснежку, и после ещё одного сражения во время расследования дела об ISS комплектах, Харуюки и Такуму открыли друг другу душу и схлестнулись в настоящей битве. Но кое-что всё же осталось невысказанным, поэтому они договорились сразиться на седьмом уровне, чтобы уж тогда уладить все вопросы раз и навсегда. Такуму никогда не простит Харуюки, если тот будет сражаться спустя рукава, но и обратное тоже верно. Тем не менее, Черноснежка считала, что Харуюки безоговорочно победит.

— Я не думаю, что сила Таку в самоотверженности… — возразил Харуюки, поднимая голову.

— В обычных, заурядных дуэлях — конечно, нет, — Черноснежка кивнула. — Такуму хладнокровен, наблюдателен и смекалист. Благодаря этому его стратегическое мышление уже на уровне сильнейших бёрст линкеров. Но как я уже сказала, изрядная часть, пожалуй, примерно треть силы бёрст линкера — его закалка в боях. Я ни в коем случае не спорю с тем, что он пережил многочисленные битвы, однако в любой критической ситуации он пытается пожертвовать собой, чтобы спасти друзей.

Черноснежка взяла паузу, чтобы перевести дух. Линзы её аватара сверкнули холодным светом.

— Но ты не такой, Харуюки. Ты никогда не сдаёшься и в любой ситуации пытаешься спасти и себя, и друзей. Вернее, это лишь следствие твоих действий… Когда настаёт момент истины, ты думаешь лишь о том, как победить врага перед собой. Я вся дрожала, когда Фуко рассказывала о твоей Инкарнационной битве против Аргон Арей…

— Д-да ладно, в одиночку я бы не победил… Если бы Учитель не оттащила меня от края, лазер пробил бы мне голову, как только бы я бросился в атаку.

— Ха-ха, как я и говорила, твоя торопливость неисправима. Тем не менее, после этого ты прорвался сквозь «Бесконечный Массив», не так ли? Ты сражался против эксперта, у которой Инкарнация включается так же быстро, как и обычные спецприёмы. Тем не менее, ты смог опередить её за счёт своей скорости и можешь по праву гордиться собой.

Услышав от Черноснежки непривычно выразительную похвалу, Харуюки покачал головой, втягивая её в плечи.

— Даже моя скорость — заслуга Крыльев Метатрон… Семпай, ты перечислила многих моих противников, но я ни одного из них не победил в одиночку…

— Зато все эти битвы сделали тебя сильнее. Ты научился без страха бросать вызов сильнейшим противникам и выгрызать победу… К сожалению, у Такуму пока нет такой же силы. Поэтому я повторю — мне кажется, в глубине души ты понимаешь, что если в вашей битве не будет ограничений, то победа однозначно будет за тобой.

— Нет… это неправда! — вновь попытался возразить Харуюки. — Это не ограничение!.. Я просто хочу сразиться с Таку на мечах!

— Тогда вот тебе вопрос, — раздался в ответ спокойный, но твёрдый как сталь голос. — Если ты хочешь сразиться с Такуму на мечах, то запретишь себе летать во время боя, правильно? Но ведь весь смысл твоего аватара заключён именно в крыльях. Как думаешь, согласится ли Такуму на такую битву?

Харуюки шумно вдохнул и понял, что воздух в виртуальных лёгких отказывается превращаться в слова. Он так и сидел с полной грудью воздуха, мысленно переваривая слова Черноснежки.

На самом деле, он и без неё уже начал задумываться о том, что до сих пор не научился сочетать Ясный Клинок и способность аватара к полёту.

Конечно, он мог встроить атаки мечом в Аэрокомбо — технику, которая соединяет атаки ближнего боя в непрерывный шквал с помощью тяги крыльев. Но, как ни крути, настоящий смысл крыльев — в скорости, мобильности и высоте свободного полёта в небесах. Однако при резком пикировании удар ногой гораздо сильнее взмаха клинком. За примером далеко ходить не надо — во время недавней битвы с Аргон Арей Харуюки решил ударить именно правой ногой, а не мечом. Если точнее, в тот момент он даже не вспомнил про Ясный Клинок.

Харуюки медленно выдохнул застрявший в груди воздух и пробормотал:

— Да, действительно… Если мы будем сражаться на мечах, мне придётся запечатать крылья до конца боя. Но ведь и Таку придётся запечатать сваебой, чтобы использовать меч, так что мы будем на равных… да?

— Увы, я не думаю, что Такуму с тобой согласится.

Черноснежка покачала головой и подняла правую руку. Клинок сверкнул в лучах, стрельнувших в щель между облаками.

— Для Такуму меч — самое родное и привычное оружие. Возможно, он обращается с ним даже лучше, чем со сваебоем… Но о тебе этого не скажешь. Да, ты только что замечательно защитился от моей атаки с помощью Смягчения, но я уверена, что голыми руками у тебя получилось бы ещё лучше. Пока что для тебя меч — лишь способ сделать атаки дальнобойнее; тебе далеко до полноценного слияния с мечом.

— Слияния… с мечом?

— Да. В этот раз ты перенапрягся, отражая удар. Ты повредил клинок, пытаясь силой отбить мой взмах.

Несмотря на абстрактность слов Черноснежки, концовка её фразы мигом нашла отклик в душе Харуюки.

В ушах будто бы снова послышался голос:

«Против силы нельзя сражаться силой. Мечнику в Ускоренном Мире не нужно напрягаться».

Харуюки услышал эти слова, когда сражался против Глейсир Бегемота, седьмого Гнома Белого Легиона. Но он до сих пор не знал, кому принадлежал этот голос. Тон отдалённо напоминал Аматерасу — Святую, с которой он говорил на высшем уровне — но сам голос был совсем другим.

— Что-то не так, Харуюки? — вдруг услышал он и осознал, что уныло повесил голову.

— А, нет, ничего, — Харуюки мотнул головой. — В общем… я более-менее понял, что ты пытаешься сказать. Когда бьёшь кулаками, всё решают скорость и сила, но у меча немного не так. Поскольку здесь не реальный мир, а Ускоренный, мечи здесь э-э… ну, острые. Ой, то есть, это и так понятно и очевидно, но… э-э… э-э… Короче говоря, они не просто острые, а воплощают само понятие рубящей силы…

Изо всех сил выдавливая из себя слова, Харуюки и сам отчасти перестал понимать, что именно пытается сказать.

— О-о, — Черноснежка моргнула. — Оказывается, ты понимаешь больше, чем я думала. Разумеется, то, о чём ты говоришь, не касается очень тяжёлых мечей, которые поражают врагов за счёт своего веса, но мои конечности и твой Ясный Клинок созданы именно для рассечения врагов. Ими можно рубить даже сталь, если научиться правильно пользоваться, но к мастерству придётся идти очень и очень долго. Такуму с раннего детства ходит в кружки и секции кэндо, и мне кажется, это слегка наивно — надеяться, что ты можешь тягаться с ним в фехтовании.

— Да… — Харуюки кивнул в расстроенных чувствах и снова обратился к своей Королеве, надеясь на её совет: — Но что мне делать, раз ты полагаешь, что в настоящей битве преимущество будет на моей стороне? На самом деле мне кажется, что Таку ничуть не слабее, а может, даже сильнее меня, но всё портят Крылья Метатрон. Эта сила, которую я одолжил у Метатрон, нарушает правило «один уровень — один потенциал». Но, с другой стороны, мы не можем запретить всё Усиливающее Снаряжение, а Таку вряд ли согласится, если я предложу запретить только Крылья.

— Хмм… На самом деле, мне кажется, дело вовсе не в Крыльях. Такуму и правда наверняка захочет, чтобы ты сражался в полную силу. Это значит, что у тебя два варианта.

— Какие?..

— Первый — сразиться с Такуму вообще без ограничений: с Крыльями Метатрон, Инкарнацией и так далее. Как я уже сказала, мне кажется, что ты победишь в этой битве за счёт опыта сражений с сильными противниками, но даже я не могу быть уверена на все сто.

— А второй вариант?..

— Сделать так, как ты предлагаешь — запретить твоему аватару летать, запечатать Крылья Метатрон и сваебой и сразиться на мечах… но перед этим стать настолько сильным мечником, чтобы этот вариант убедил Такуму. Если ты станешь настоящим мастером, вы сможете устроить ту битву на пределе возможностей, о которой мечтаете.

— М… мастером?.. — ошарашенно прошептал Харуюки, невольно поглаживая рукоять Ясного Клинка. — Но я только-только получил этот меч в качестве бонуса за шестой уровень… Чтобы стать мастером, уйдёт несколько дней… нет, недель тренировок…

— Наивный, — Черноснежка усмехнулась и поправила: — Тут впору говорить о месяцах или даже годах. Я правильно помню, что Такуму начал заниматься кэндо в третьем классе начальной школы? Это значит, он оттачивает мастерство уже пять или шесть лет. Тебе придётся здорово постараться, чтобы догнать его.

— Да уж, это… точно, — согласился Харуюки, вспоминая, как Такуму усердно машет синаем на занятиях и как уверенно стоит с Инкарнационным «Циановым Клинком» в руках.

На самом деле, Харуюки и правда мог тренироваться долгие годы, ведь за десять часов в реальном мире на неограниченном нейтральном поле проходит больше четырёхсот дней. Однако до сих пор Харуюки ни разу не проводил в Ускоренном Мире так много времени за один раз. Впервые рассказывая Харуюки о неограниченном поле, Черноснежка сразу предупредила, что от слишком долгих погружений реальность размывается… и даже начинает забываться.

Вчера после окончания битвы за территорию и возвращения домой Харуюки по приказу Метатрон зашёл на неограниченное нейтральное поле и целых два месяца тренировался, чтобы укрепить связь между собой и архангелом. Пока что это было самое длительное погружение за всю его жизнь.

Однако сейчас Черноснежка сама предложила ему тренироваться несколько лет. Видимо, это единственный способ стать настоящим мастером меча… и сразиться с Такуму на равных.

— Да, я готов, — сказал Харуюки, подтянув живот и крепко сжав рукоять Ясного Клинка. — Ради битвы с Таку я готов тренироваться сколько угодно лет. Не потому, что уверен в своей победе в битве без правил… Просто я очень хочу сразиться с Таку именно этим клинком. Мне кажется, такая битва поможет и мне, и ему шагнуть на следующую ступень.

— Хорошо, я тебя поняла, — ответила Чёрная Королева, глядя на него фиолетовыми линзами. — Прости, что так много придиралась к твоим словам. Но теперь, когда ты решился, я сделаю всё, чтобы тебе помочь. В конце концов, я ведь и сама сносно владею клинком, так что для меня будет делом чести сделать из тебя…

Поток обнадёживающих слов вдруг прервался, и Харуюки моргнул, не понимая, что случилось.

Однако уже через миг он вспомнил: Черноснежка не сможет присоединиться к его тренировкам на неограниченном нейтральном поле.

Дело в том, что если она попытается войти на него, аватар Блэк Лотос в одно мгновение сгорит в невыносимом пламени Бога Солнца Инти. Возможно, сначала придётся подождать, пока завершится прерванный отсчёт времени до воскрешения, но суть от этого не меняется. Пока они не придумают, как вызволить Черноснежку из ловушки Блэк Вайса, из-за которой она оказалась в бесконечном истреблении, она не сможет войти на неограниченное поле.

— Семпай… — проникновенно заговорил Харуюки, наклоняясь вперёд. — Я обязательно вытащу тебя из огненного плена Инти. Сегодня вечером на совещании мы обсудим, как тебя спасти. Обещаю… я обязательно…

— Да, я знаю, — Черноснежка улыбнулась, выходя из оцепенения. — И я верю в тебя… и в Нега Небьюлас. Мы наконец-то вывели Белый Легион на чистую воду, и нам нельзя останавливаться. Я должна поскорее свалить из огненного шара и объявить войну Космос!

— Да! — Харуюки решительно кивнул, поднял голову и быстро проверил оставшееся время. Таймер отсчитывал последние пять минут.

— А… Дуэль уже заканчивается. Я предложу ничью…

— Что за неуместная мягкость? — с неподдельным разочарованием в голосе спросила Черноснежка, вставая с обрубленной колонны. — Пяти минут нам вполне хватит. Закончим этот бой как положено, Харуюки.

— Ой?! А, да!..

После пары жалобных возгласов Харуюки тоже поднялся. Он уже собирался вновь расчехлить Ясный Клинок, но вдруг вспомнил, что ему надо сделать ещё кое-что.

— А, п-подожди немного.

— Что такое? Испугался?

— Нет-нет, что ты… То есть, да, но давай ещё чуть-чуть повременим с дуэлью.

— Хм? Как скажешь, но у нас осталось всего четыре с половиной минуты.

— Ничего, нам и полминуты хватит, — уверенно заявил Харуюки и протянул обе ладони. — Семпай, возьми меня за руки.

— Ладно… — немного смутившись, Черноснежка подняла руки-клинки и зажгла их концы слабым Оверреем.

Острия клинков звякнули и разъехались, превращаясь в удивительно тонкие пальцы.

Взяв аватара за руки, Харуюки мысленно попросил:

«Метатрон, прости, что отрываю от отдыха, но не отправишь ли нас на высший уровень?»

Ответ пришёл быстро, но это был не голос, а приятный звон. Он нарастал и резонировал, обволакивая аватаров, перерастая в приятное тепло, а затем в поток света, кружащий в кольце из рук аватаров.

«Семпай, ощути этот поток», — мысленно обратился он к Черноснежке.

«Хорошо», — раздался в ответ немного неуверенный голос. — «Вот так?»

«Да, а теперь сосредоточься… Пора!»

Воскликнув, Харуюки синхронизировал свой разум с ускоряющимся потоком света. Фоновый шум «Святой земли» стих, мир перед глазами залила белизна…

И их разум вознёсся ещё выше под звук повторного ускорения.

Комментарии