Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 10

Четыре дня назад Харуюки сражался против огромного Энеми-самурая в стенах Имперского Замка.

Он бился не один, а плечом к плечу с Трилид Тетраоксидом, да и самурай по силе был близок скорее к Звериному Классу, но его огромный меч всё равно мог разрубить зазевавшегося Сильвер Кроу за один удар. На этот раз рядом с Харуюки была надёжная высокоуровневая союзница, но и Энеми, в отличие от самурая, относился к Легендарному Классу. Такие противники рассчитаны на отряды из десяти-двадцати человек.

Ещё до первой атаки Харуюки понимал, что их противник крайне опасен.

Но спустя пять секунд после начала битвы он понял, что это ещё мягко сказано.

— Вра-а! — раздался рёв, и шар на цепи пронёсся вплотную к левому плечу Харуюки.

Он ударился об пол и с оглушительным грохотом проделал в нём глубокую воронку.

— Кх!..

Атака заставила Харуюки потерять равновесие, но он сумел задействовать крылья, чтобы отскочить назад и увернуться от разлетающихся во все стороны осколков мрамора. Энеми пока не попал по нему ни одной чистой атакой, но трёх скользящих ударов хватило, чтобы лишить Сильвер Кроу десятой части шкалы. Что ещё важнее — сам Харуюки пока не сумел нанести врагу ни одного удара.

Не легче было и Миледи, которая с трудом уворачивалась от огромного клинка, зажатого во второй руке Эйнхерия. Как и Харуюки, она пока не пропустила ни одного удара, но не могла подойти для контратаки, чтобы не угодить в смертоносную зону поражения. Основным оружием Миледи были шипастые кнуты в обеих руках, и она, в отличие от Харуюки, могла атаковать издалека. Но хотя хлысты уже несколько раз попали в цель, они лишь добавили мощному доспеху элитного Энеми пару царапин, нисколько не сократив четырёхуровневую шкалу здоровья. Чтобы победить такого врага физическими атаками, требовалось попадать по швам доспеха.

— Вуо-о! — вновь взревел Эйнхерий, словно сердясь на вёртких врагов, и занёс одновременно и меч, и моргенштерн.

Харуюки и Миледи немедленно отскочили назад. Двойной удар по земле растрескал пол и пустил ударную волну такой силы, что она чуть не сбила Харуюки с ног и лишила его ещё пяти процентов здоровья.

— Мы так проиграем… — прошептала Миледи.

— Его можно остановить, если уничтожить венок, — тут же предложил Харуюки.

— Да, но секунд на пять-шесть — этого не хватит, чтобы срезать все четыре шкалы. К тому же я заметила, что этот Эйнхерий, как и предыдущий, движется немного медленнее, чем должен. Похоже, приручение Сиянием немного ослабляет Энеми.

— То есть… если сломать венок, он станет ещё сильнее?..

Элитный Эйнхерий медленно выпрямился и сверкнул синими глазами-огоньками, словно отвечая на вопрос Харуюки.

Если не считать четвёрку Энеми Ультра класса, охраняющих врата Имперского Замка, то Легендарные Энеми — сильнейшие создания на всём неограниченном поле. Даже Метатрон, Аматерасу и прочие Святые относятся к этому классу. Это и есть истинные владыки Ускоренного Мира, превратившие многих бёрст линкеров в безмолвные маркеры смерти.

“Я слишком много возомнил о себе. Пару раз прорвался через врата Судзаку, победил первую форму Метатрон и стал смотреть на Легендарных Энеми свысока. А ведь я ещё ни разу не побеждал их своими силами”.

Запоздало осознав собственную никчёмность, Харуюки уже было приуныл, но его тут же подстегнул звонкий голос Миледи:

— Кроу, я понимаю, что ты боишься, но бёрст линкер не должен сдаваться. Да, наш враг силён — сильнее, чем я думала. Но мы ещё можем победить.

— Можем?.. Но как?

— Эйнхерии — души павших воинов. Эта душа прячется внутри нагрудника, и если её поразить, можно победить Энеми одним ударом. Я не говорила об этом потому, что обычно это требует мощного огнестрельного оружия… но я знаю, тебе под силу разрубить нагрудник. Дай мне возможность — и я вытащу из него душу.

— Я?.. — Харуюки замотал головой. — Ничего не выйдет. У меня даже по рукам-ногам попасть не выходит, а уж разрубить нагрудник…

— Я помогу. Придётся рискнуть и использовать Таинственный сад. Помни: должна расцвести красная, синяя или жёлтая роза. Если цвет будет другой — беги в портал не раздумывая!

— Э-э… а что будет, если расцветёт другая?

— Нет времени объяснять, он нападает!

Голос Миледи раздался одновременно с рыком Эйнхерия:

— Вра-а-а-а-а!

Подняв и меч, и моргенштерн, Энеми бросился вперёд. Харуюки невольно отступил на полшага, потрясённый яростью врага, но Миледи уверенно выставила вперёд правую ногу, подняла правую руку, и хлыст в ней исчез.

— Сикрет Гарден! — громогласно объявил алый аватар и вспыхнул багровым Оверреем.

Свечение распространилось по мраморному полу и вмиг покрыло его зелёными листьями.

Из-под ног несущегося на всех парах Эйнхерия выстрелили лозы, вцепившись в чёрные доспехи. Рыцарь пошатнулся и чуть не потерял равновесие, но его это не остановило. Он до сих пор рвался к дуэльным аватарам, продираясь сквозь лозы и листву. Всего пять шагов отделяли изготовившегося нанести сокрушительный удар Энеми от Миледи. Четыре, три, два…

Но в этот момент бутоны на уже обвивших даже шею лозах резко набухли и распустились, показывая лепестки…

Жёлтого цвета.

“Вперёд!” — мысленно крикнул Харуюки сам себе, отбросил страх и колебания и прыгнул изо всех своих сил, помогая аватару крыльями. Ещё в полёте он схватил Ясный Клинок обеими руками и занёс над головой. Осталось лишь нанести удар в нужную точку на нагруднике Эйнхерия.

Вот только…

Харуюки вытаращил глаза, столкнувшись с неожиданной сложностью.

Когда Харуюки сражался мечом раньше, он руководствовался принципом “приложить как можно больше силы к минимальной площади” — именно с его помощью он разрубил рог Глейсир Бегемота и шип Роуз Миледи. Если попасть лезвием меча по уязвимому месту, например, вершине, в точке соприкосновения возникнет огромная сила, позволяющая клинку разрубить цель, словно по маслу.

Вот только нагрудник Эйнхерия представлял собой выпуклую пластину без единой вершинки. А это значит, Харуюки и его пока что безымянный приём не смогут проявить себя.

Как быть? Рискнуть и просто ударить по центру нагрудника? Нет, доспех с лёгкостью отразит такой удар. Он должен найти его во что бы то ни стало — некий шов, в который можно вложить всю мощь без остатка.

Мышление ускорилось до предела, ход времени замедлился, воздух стал густым, словно сироп. Мир перед глазами сузился и залился синевой.

Где же, где же, где же где же где же где же где же где же…

Одним только поиском места для удара ты далеко не уедешь, Сильвер Кроу.

Харуюки почудился голос. Он опешил и попытался посмотреть по сторонам, но тело не слушалось. Перед глазами был лишь могучий Эйнхерий с занесённым мечом, больше ничего.

Ты пытаешься соединить бесконечно малое с бесконечно большим, и это правильно. Но знай, Кроу, что это всего лишь самое начало Омега-стиля, моего искусства.

“О…Омега-стиля? Кто… ты такой?” — обратился Харуюки к загадочному голосу, который уже не раз разговаривал с ним.

Кто я? Я Центореа Сентри*. Но я думаю, моё другое имя скажет тебе больше. Меня называют Третьим Хром Дизастером.

“Что?! — поразился Харуюки и недоверчиво уточнил: — Т-Третий?.. Тот самый, которого убил Синий Король Блу Найт?..”

Нашёл, о чём напомнить. К твоему сведению, Найт победил меня, потому что я ему позволил. И сейчас это неважно. Скажи, Сильвер Кроу, ты ведь хочешь разрубить этого гиганта?

“Да, хочу… но не могу найти шов.”

Вот я и говорю, что на этом ты далеко не уедешь. Пора бы тебе перейти на следующий уровень мастерства.

Ты ищешь бесконечно малое — то есть, точку. Иногда эта точка — вершина шипа или рога, и найти её проще простого… но подумай: когда имеешь дело с выпуклостью, хоть даже самой пологой, при ударе меч всегда касается лишь одной-единственной точки. Вот она и есть твоя бесконечно малая… Так что швов перед тобой сколько захочешь.

“Но что, если я буду бить по плоскости или вогнутой поверхности?..”

Вот когда это случится, я опять тебе помогу, а пока думай про этого врага. Да, у Эйнхериев крепкие, толстые доспехи… но они выпуклые, так что найти бесконечно малое нетрудно. Всё, что тебе нужно — вложить в меч абсолютную уверенность и ударить.

“Абсолютную уверенность? Но откуда она у меня?”

Поверь в себя. Ведь ты единственный во всём Ускоренном Мире наследник Универсального Омега-стиля, который многие называют самым сильным и при этом самым неправильным.

На этом таинственный голос исчез.

Харуюки хотел прокричать, что не просил о наследстве из сомнительного стиля, но было уже некогда — время начало ускоряться. Синева перед глазами уступала место настоящим оттенкам мира, а воздух разжижался и уже не напоминал жидкость…

— Вра-а-а-а-а!

Элитный Эйнхерий занёс клинок, разрывая лозы.

Жёлтые розы на теле Энеми облетели, выпустив ослепительные искры. Сеть электрических разрядов пробежала по доспеху, и рыцарь застыл как вкопанный. Благодарить за это следовало Таинственный Сад Роуз Миледи. Когда с ним столкнулся Харуюки, розы были красными и истязали дуэльного аватара острыми шипами. Жёлтые, судя по всему, били цель электричеством.

“И я не упущу эту возможность!”

— О-о-о! — коротко взревев, Харуюки обрушил Ясный Клинок вперёд.

Лезвие коснулось самой выпуклой части нагрудника. Он настолько сфокусировался на своих ощущениях, что смог вложить всю силу в точку соприкосновения клинка и доспеха.

Разрубить бесконечно малую точку бесконечно большой силой.

Сопротивление, которое ощутили руки Харуюки, всего за одно мгновение стало из ничтожного невероятным — и снова ничтожным. Раздался хруст, словно он рубил не металл, а бамбук, и Ясный Клинок вошёл в нагрудник сантиметров на пять, прежде чем соскользнуть вниз. Первая шкала здоровья Энеми вмиг потеряла десятую часть запаса.

Урон мог показаться пустяковым, ведь у Эйнхерия было четыре шкалы здоровья.

Однако как только Харуюки начал опускать левое плечо, прямо над ним из-за спины пролетел острый кончик хлыста Роуз Миледи. Он вонзился точно в крошечную, шириной всего в несколько миллиметров щель в нагруднике Эйнхерия и так же быстро выскочил наружу.

В следующий миг остатки роз осыпались, а искры погасли, но Энеми не опустил занесённый клинок. Харуюки приземлился, оторвал взгляд от огромного Эйнхерия и обернулся посмотреть на Миледи.

Кончик длинного хлыста в её левой руке обвился вокруг сгустка синего пламени. Несомненно, это и была душа Эйнхерия — его слабое место. Миледи не мешкая взмахнула левой рукой, ударив хлыстом о землю и разбив синее пламя в сноп искорок.

Харуюки опасливо повернул голову обратно, увидел, как все шкалы здоровья Энеми мгновенно опустели…

И элитный Эйнхерий, Энеми Легендарного Класса, упал на пол, обратившись распавшимся на части доспехом.

— Мы… победили?.. — пробормотал Харуюки.

Он до сих пор не верил в случившееся и лишь бездумно смотрел на растворяющиеся в воздухе доспехи.

— Нет времени стоять! — выкрикнула Миледи, метнувшись мимо него и указывая на правую колонну. — Кроу, спаси того аватара! Я — левого!

— А… да!

Харуюки кивнул и взял себя в руки. Они пришли сюда не ради победы над Эйнхерием. Им нужно как можно скорее спасти Орхид Оракул и провести её через портал.

Он бросился бежать, не выпуская из рук Ясный Клинок, заметив, что заросли на полу уже исчезли.

Даже стоя в метре от цепи, он не смог разобрать, кто находится в её плену — Оракул или всё же нет? Хотя, пока это было неважно. Харуюки занёс клинок, готовясь разрубить цепь. Миледи говорила, что она чудовищно прочная, но доспехи Эйнхерия наверняка были ещё прочнее.

— Фх!.. — выдохнул он, опуская Ясный Клинок, но тот лишь высек сноп искр, оставив на цепи еле заметную царапину.

— Ой…

Начиная нервничать, Харуюки ударил ещё пару раз, но с тем же успехом. Он почти услышал горестный вздох Третьего Хром Дизастера или Центореа Сентри и решил взять небольшую паузу.

Суть Омега-стиля состояла не в силе и даже не в скорости. Главное — выбрать правильную точку для удара. По идее, если найти шов, его можно разрубить, даже не замахиваясь…

Харуюки выдохнул, опуская плечи, и поставил остриё клинка на цепь. Он сосредоточился на точке соприкосновения, представил, как меч скользит внутрь…

И клинок действительно погрузился в металл, выйдя снизу.

Убрав Ясный Клинок в ножны, он взялся за разрубленные звенья и потянул. Сверхпрочная цепь пыталась сопротивляться, но скоро не выдержала и осыпалась отдельными звеньями.

Именно в этот момент за спиной послышался крик:

— Орхи!

Харуюки мигом обернулся и прищурился. Миледи сидела на полу у колонны, обнимая розового аватара. Сейчас на нём не было фирменной шляпы, но бант на груди и броня в виде платья не оставляли сомнений: это Орхид Оракул.

“Слава богу”, — подумал Харуюки, но тут же мысленно добавил: — “Тогда кто у меня?”

Повернув голову обратно, он присмотрелся и застыл с разинутым ртом.

Перед ним, больше не скованный цепями, прислонившись к стене стоял… робот с тускло-серебристым цилиндрическим телом, короткими руками и ногами.

Конечно, многие дуэльные аватары похожи на роботов. Даже дизайн Сильвер Кроу в каком-то смысле можно отнести к этой категории. Но всех дуэльных аватаров объединяет одна особенность — серое внутреннее тело, которое прячется под яркой броней. Даже Аква Карент, на первый взгляд сделанная из воды — не исключение из этого правила.

Однако робот целиком, до последнего сустава, состоял лишь из металлического корпуса и кабелей. Харуюки не увидел внутреннего тела, которое должно быть у всех дуэльных аватаров.

— Э-э… Кто вы? — спросил он, переводя взгляд на лицо робота, и вновь оторопел.

На голове, прикрытой имитацией капюшона, виднелся венец из серебристых шипов — уже опостылевший венец Сияния. Теперь стало понятно, почему робот никак не отреагировал на Харуюки. Неужели “Божественный Свет”, устрашающая способность Сияния, может подчинять не только Энеми, но и бёрст линкеров?..

— Что это такое? Дрон? — послышалось за спиной, и Харуюки вновь обернулся.

Роуз Миледи уже стояла в полный рост, бережно держа на руках Орхид Оракул — израненную и потрёпанную, но без венца на голове.

— А-а, с ней всё в порядке? — торопливо спросил Харуюки. — Она в сознании?

— К сожалению, нет… Орхи до сих пор подключена к квантовой цепи Цербера. Но когда она выйдет через портал, ускорение завершится как положено, и она сможет очнуться в реальном мире.

— П…понятно. Это хорошо… Ладно, Миледи, ты пока выводи её, а я помогу выйти этому непонятному человеку.

— Это не человек. Вернее, не бёрст линкер.

— Э-э… — опешив, Харуюки осторожно уточнил: — То есть… Энеми?

— Не совсем. Это дрон, другими словами, продавец в магазине. NPC неограниченного поля. Ты что, никогда не был в магазинах?

— А… нет, не был… Мне семпай запретила… — ответил Харуюки, разглядывая серебристого робота.

Не Энеми и не бёрст линкер, а NPC. В это верилось легко — робот выглядел на редкость безобидно. Но вопросов стало ещё больше. Для чего Осциллатори Юниверс приручил продавца и посадил его сюда?

— Э-э… продавцы ведь не опасные?

— Если ты сам на них не нападёшь. Нападать, кстати, незачем — они неуязвимы, и шкалы здоровья у них нет.

— А венец с него снять можно? — спросил Харуюки.

Миледи секунду подумала и кивнула.

— Думаю, можно.

— Тогда я…

Харуюки вновь выхватил Ясный Клинок и поддел остриём один из крючков венка. Он помнил, что венок должен быть намного крепче, чем кажется, поэтому вновь сфокусировался на бесконечно малой точке, разрубив объект по шву.

Раздался еле слышный звон, и разрубленный крючок упал на пол. За ним посыпались остальные, быстро исчезнув.

— Слушай, Сильвер Кроу, — вновь раздалось из-за спины.

Харуюки вернул клинок в ножны и обернулся.

— Да?

— Я уже задавалась этим вопросом, когда ты разрубил меня и когда разрезал нагрудник Эйнхерия… Скажи, ты сам освоил эту технику, или тебя научила Лотос?

— Что? К-конечно же, семпай многому научила меня, но…

Но на самом деле у него был ещё один учитель. Некий Центореа Сентри, мастер загадочного Омега-стиля.

Харуюки думал сказать об этом, но замешкался. Дело в том, что Сентри представился как Третий Хром Дизастер. Он боялся, что если Миледи узнает об их разговоре, то решит, что какие-то частицы Дизастера до сих пор остались внутри Харуюки.

— Кроу, неужели ты… — Миледи шагнула к нему, но в этот момент сзади донеслись странные звуки:

— †‡‡†‡?

Это заговорил робот — вернее, дрон — пробудившийся за спиной Харуюки. Его голос напоминал электронный шум, но было понятно, что он пытается сказать нечто осмысленное. Под капюшоном мигнули полукруглые линзы, и NPC продолжил:

— ‡†‡?

Разумеется, Харуюки не понял смысл вопроса и растерялся. Но тут…

— Он благодарит тебя за спасение.

— А?! — Харуюки посмотрел на Миледи. — Неужели ты понимаешь, о чём он говорит?

— Должна же я оправдывать звание ветерана. Советую ответить ему.

— Н-но я не говорю на его языке… — пробормотал Харуюки, повернулся к дрону и сказал на японском: — В общем, это я сломал кольцо на твоей голове.

— ‡‡‡†‡.

— Он сказал “спасибо”.

— Д-да пожалуйста. Но что ты здесь делаешь? Почему тебя связали?

Дрон в ответ развёл руками совсем как человек. Миледи перевела очередную порцию шумов:

— “Решил в кои-то веки навестить Токио и встретил белого аватара со шпилем на голове. Выполнил его заказ, а он надел мне на голову что-то странное, и я не мог пошевелиться”.

— Белый… со шпилем на голове. Похоже на Айвори Тауэра…

— Скорее всего. Но что он мог купить у дрона? И зачем запер его в башне?

Разумеется, Харуюки не знал ответов на вопросы Миледи, поэтому повернулся к дрону, немного подумал и спросил:

— Э-э, а у тебя, вообще, что за магазин? Чем торгуешь?

— ‡†‡‡†‡,†††‡.

Миледи вновь перевела шумы на японский:

— “Я Мистер Смит, странствующий кузнец”... Ой, так это кузнец?! Кузнец из легенд?! Он правда существует?!

Слова Миледи потрясли Харуюки втрое сильнее, чем даже её саму.

Кузнец, странствующий по неограниченному нейтральному полю — один из важнейших элементов победы над Инти. Тот самый магазин, на поиски которого брошены все силы Нега Небьюласа — да что там, всех Великих Легионов! — прямо сейчас находился перед Харуюки.

Нетрудно догадаться, о чём именно попросил кузнеца дуэльный аватар, похожий на Айвори Тауэра. Он попросил сделать Сияние неуязвимым для жара и, следовательно, для огня Инти. Затем он немедленно поработил кузнеца силой улучшенного Сияния и заточил в Мидтаун Тауэре рядом с Оракул, чтобы никто другой не смог сделать того же самого.

— Э-э… э-э… — Харуюки ловил ртом воздух, не зная, что сказать.

— ††‡‡? — снова заговорил дрон, представившийся как Мистер Смит. — †‡†‡‡†.

— “Заказывать будете? Если нет, я пойду путешествовать дальше”...

— Заказывать?.. — пробормотал Харуюки, а затем как можно быстрее замотал головой. — Б-будем! Будем-будем-будем! Я хочу усилить оружие!

Но тут он вспомнил.

Во время вчерашнего собрания они уже решили усилить у кузнеца Артефакт “Бесконечность”, оружие Трилид Тетраоксида, но прямо сейчас Лида с ними не было. В теории Харуюки мог выйти через портал в реальный мир, связаться с Лидом, вернуться на неограниченное поле и встретиться с ним… но пока Лид ответит, на поле наверняка пройдёт не меньше суток. Согласится ли кузнец подождать столько времени?..

Конечно, за спрос денег не берут, и Харуюки собирался всё равно попросить кузнеца об одолжении, хоть и не особенно верил в успех…

Но тут Миледи, продолжая держать Оракул на руках, резко повернула голову в сторону дверей.

— Чёрт… — напряжённо выругалась она. — Энеми бегут по лестнице. Трое… нет, ещё больше. Они почуяли мою Инкарнацию. Кроу, если хочешь о чём-то попросить кузнеца — торопись, времени у нас нет!

— У… у-у…

Секунду помычав в раздумьях, Харуюки решился. Возможно, они больше никогда не смогут отыскать кузнеца. А значит, нельзя терять драгоценный шанс, пусть он и не совсем сходится с планами Легиона.

— Прошу, улучши этот меч! — выкрикнул он, протягивая Ясный Клинок в правой руке.

— †††‡‡†‡, — издал дрон очередную порцию механических шумов, и перед Харуюки появилось фиолетовое окошко.

К счастью, меню усиления оружия было на японском. Почти в самом низу, после “Увеличения физического урона”, “Повышения прочности”, “Урона огнём”, “Стойкости к ржавчине” и многих других пунктов Харуюки нашёл именно то, что хотел.

— Да, вот это!.. Мне нужна “Невосприимчивость к жару”!

— ₡₴₭¥.

Поверх меню усиления появилось ещё одно окошко. Харуюки чуть не нажал на кнопку “ОК”, даже не посмотрев на сумму в бёрст поинтах, но остановился в последний момент.

— Э-э…

Он быстро заморгал, затем провёл пальцем по числу, считая нули.

Ему не хватало. Безнадёжно не хватало.

Будучи бёрст линкером шестого уровня, Харуюки уже скопил внушительный запас бёрст поинтов в надежде добраться до заветного седьмого уровня и влиться в ряды высокоуровневых игроков. Он был готов потратить сейчас всё без остатка, чтобы помочь Легиону победить Инти, пусть это и означало бы отсрочку дуэли с Такуму… но кузнец потребовал чуть ли не втрое больше бёрст поинтов, чем у него было.

“Да это обдираловка!” — невольно возмутился он, но потом подумал, что ведь и сделать оружие неуязвимым к огню — тоже не рядовая задача. Возможно, после трезвого подсчёта цена покажется весьма разумной, но это не меняло того факта, что Харуюки не мог столько заплатить.

Он был готов схватиться за последнюю соломинку и попросить кузнеца о рассрочке, но тут на окно посмотрела Миледи.

— Ого, ну и сумма… Невосприимчивость к жару? Да, она не может быть дешёвой. Но зачем тебе… — она прервалась буквально на долю секунды. — Хотя, это ведь очевидно, что ради победы над Инти… И разумеется, я не могу это так оставить.

— А?..

Прямо перед изумлёнными глазами Харуюки Миледи перехватила Оракул левой рукой, а правой потянулась к окну.

— Я заплачу, — коротко бросила она и без малейших колебаний нажала на кнопку.

Раздался звук, как у кассового аппарата, и окошко исчезло.

— А! Н-н-н-н-но ведь это была огромная сумма!..

— Потом поговорим. Скорее отдай меч кузнецу! Уже через минуту здесь будут новые Эйнхерии! — хлёстко бросила она, и Харуюки пришлось послушаться.

Он вновь протянул Ясный Клинок, кузнец невозмутимо забрал его левой рукой и почему-то уселся на пол.

В следующий миг нижняя половина робота начала раскладываться со впечатляющим механическим лязгом, превращаясь в квадратную подставку… точнее, наковальню.

Затем изменилась правая рука робота. Внешние металлические панели раскрылись, закрутились и сложились во внушительный молот двадцатисантиметрового диаметра.

— †‡‡‡, — предварил электронный шум удар молота по Ясному Клинку.

Кузнец бил так сильно, словно нисколько не ценил оружие заказчика. Грохотал металл, сверкали снопы искр, скачущих по полу и медленно гаснущих. С волнением следя за процессом, Харуюки раздумывал, может ли переделка закончиться неудачей — или даже фатальным провалом в виде поломки оружия.

Десятый удар высек особенно яркие искры… и алое сияние окутало Ясный Клинок. Оно так слепило глаза, что Харуюки хотелось зажмуриться и отвести взгляд, но он упрямо продолжал смотреть. Постепенно сияние померкло и угасло.

— †‡†‡†, — поблагодарил кузнец за ожидание и протянул оружие обратно.

Рука Харуюки робко обхватила рукоять верного меча. Внешне он почти не изменился, но на свету казался чуточку краснее, чем раньше. Харуюки не очень верил, что теперь тот сможет выдержать невероятный жар Инти, но сейчас проверить возможности клинка было негде.

Тем временем кузнец снова принял прежний облик с тем же рокочущим лязгом. По очереди посмотрев на аватаров, он попрощался очередной последовательностью шумов. Затем из подошв робота вдруг вырвались струи пламени. Разогнавшись как реактивный самолёт, кузнец пролетел через весь зал, пробил в стене новое отверстие и быстро исчез в далёком ночном небе.

— Э-э… Огромное спасибо! — крикнул Харуюки вдогонку, повернулся к Миледи и низко поклонился. — И тебе спасибо, Миледи. Однажды я обязательно с тобой расплачусь — правда, боюсь…

“Что нескоро”, — собирался, закончить он, но его перебил её звонкий голос:

— Они идут!

Уже через секунду двери зала с оглушительным грохотом распахнулись. Во тьме появились силуэты четырёх или пяти Эйнхериев.

— Бежим! — крикнула Миледи, со всех ног бросаясь к порталу в глубине зала.

Харуюки впопыхах бросился следом. За спиной раздавалась неумолимая поступь рыцарей смерти. У него не было времени даже обернуться, но ледяная кровожадность Энеми ощущалась, словно тянущиеся щупальца, норовя сбить с ног. Харуюки пришлось собрать в кулак все остатки храбрости, чтобы догнать Миледи и подхватить её вместе с Оракул. В тот же миг он взмахнул Крыльями Метатрон.

Металлическое тело захрустело от перегрузки. Голубой портал вмиг оказался перед самым носом.

Он влетел в него — и ослепительная белизна поглотила весь мир.

Примечания

  1. Centaurea Sentry; Васильковый Страж, если хотите.

Комментарии