Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1

— Пожалуйста… переночуй сегодня со мной.

Харуюки понадобилось несколько секунд, чтобы переварить смысл слов, произнесённых шёпотом прямо возле его уха.

Обычно Харуюки в ответ на подобное подскакивал на месте, словно испуганный поросёнок, выдавал длинную цепочку нечленораздельных междометий и убегал, сверкая пятками. Однако сейчас его крепко держали бледные руки той, кто обняла его со спины, а главное — голос, дрожащий будто от слёз, пронзил сердце Харуюки так глубоко, что он забыл даже как дышать, не говоря уже о движениях.

«Всё-таки она… и правда лишь делала вид, что всё хорошо. А на самом деле…» — пронеслось в перегревшемся мозгу. Харуюки заставил себя выпустить застрявший в груди воздух, затем медленно вдохнул. Сердце колотилось как бешеное, руки-ноги онемели и ничего не чувствовали, и всё же он сумел ответить Черноснежке — своей королеве, командиру Легиона «Нега Небьюлас» и «родителю»:

— Да… Конечно, да. Я сделаю ради тебя все, что смогу…

Теперь настал черёд Черноснежки помолчать. Она ответила лишь через три секунды, уже более спокойным голосом:

— Спасибо… Но, знаешь, ты меня удивил. Я была уверена, что ты сбежишь со скоростью Сильвер Кроу.

— А… а-ха-ха… Я и сам удивился.

— Хе-хе. Да уж, ты тоже изменился со дня нашего знакомства, — прошептала Черноснежка.

Она разжала хватку, положив ладони на плечи Харуюки и развернув его к себе. Он увидел над собой блестящие, словно драгоценные камни, чёрные глаза. На длинных ресницах дрожали крохотные капельки, и всё же Черноснежка мягко улыбнулась ему.

— Ну, давай не будем откладывать и попробуем, что ты накупил. Я погрею суп, а ты пока разложи всё по тарелкам.

Если бы Харуюки был дома один, он бы не стал тратить время на сервировку готовой еды и слопал бы всё прямо из магазинных контейнеров, однако сейчас Черноснежка достала дорогие овальные тарелки, на которых даже принесённые из магазина блюда сразу начинали смотреться в полтора раза вкуснее.

Они расставили сервиз на небольшом обеденном столе и сели по разные стороны, напротив — прямо как месяц назад, когда Харуюки впервые посетил этот домик во время эпопеи с Бронёй Бедствия. Посмотрев друг другу в глаза, они оба невольно улыбнулись.

В тот раз Черноснежка предложила ему на выбор «японскую, западную, китайскую, итальянскую, испанскую, немецкую и французскую» кухни, открывая холодильник, доверху забитый дорогими готовыми обедами. Да, угощение было вкусным, но Харуюки до сих пор помнил, как сжалось его сердце при мысли о том, что Черноснежка, должно быть, питается такой магазинной едой каждый день.

С тех пор, заручившись поддержкой Тиюри и Такуму, Харуюки старался как можно чаще устраивать у себя дома совместные обеды Нега Небьюласа. Ему было приятно видеть, как Черноснежка весело болтает с Фуко, Утай и Акирой в зале квартиры семейства Арита, при этом с аппетитом уплетая то, что они вместе наготовили, но, быть может, всё это время Харуюки лишь выдавал желаемое за действительное, и не сумел по-настоящему помочь ей. Как бы он ни старался, до сих пор не распутанный сложный клубок семейных обстоятельств, из-за которых она продолжала жить в одиночестве в этом доме, продолжал тяготить Черноснежку.

Поборов боль в груди, Харуюки пожелал ей приятного аппетита одновременно с тем, как это сделала она, и первым делом взял в руки миску горячего супа. Отпив из неё как можно бесшумнее, он ощутил, как во рту разливается насыщенный аромат бульона.

— А… Потрясная вкуснотища, — не задумываясь, выпалил он.

Черноснежка опустила ресницы и усмехнулась.

— Ясно. Рада, что тебе понравилось… хотя я всего лишь перелила его из банки в кастрюлю и подогрела.

— А, э-э, я думаю, он такой вкусный как раз потому, что ты грела его в кастрюле, а не микроволновке.

— У меня индукционная печь, так что в любом случае работало электричество… Ох, да что это я? Надо было сказать, что разогрела суп Инкарнацией.

Харуюки засмеялся в голос — Черноснежка в кои-то веки пошутила по-настоящему. Отхлебнув ещё разок, он вдруг задумался.

— Конечно, ей нельзя поднять физическую температуру… но по-моему, она и правда существует.

— Ты сейчас про Инкарнацию?

— Да. Как-то раз тётя Момоэ… это мама Тиюри, сказала мне, что кушанье, даже приготовленное из тех же самых продуктов и по тому же самому рецепту, будет вкуснее, если готовить его с душой. В детстве я был скептиком… да и сейчас им остался, но тут всё равно задумался — а вдруг это правда…

Харуюки взял миску обеими руками и почувствовал, как тепло передаётся через стенки кружки его ладоням.

— Вкладывать душу, — продолжил он медленно преобразовывать мысли в слова, — это значит думать о том, кто будет есть твою еду, а не просто готовить её механически, как кухонный комбайн. Если так, ты, сам того не осознавая, начинаешь подбирать количество специй, температуру и так далее, разве нет? Конечно, это не Ускоренный Мир, тут от одного только мысленного образа ничего не происходит, но если чувства влияют на результат, по-моему, это тоже можно назвать Инкарнацией — в широком смысле слова.

— Хм… — протянула Черноснежка с лёгким удивлением на лице и опустила взгляд на свою кружку. — Если так подумать, я, может, и правда старалась не перегреть этот суп… чтобы беспечный Харуюки не обжёг себе рот.

— А, п-понятно. Спасибо, что подумала обо мне… — Харуюки втянул голову в шею.

Черноснежка подняла глаза и снова улыбнулась.

— Возможно, ты прав — над этим супом действительно могла самую малость поработать Инкарнация. Но я могу сказать то же самое и о еде, которую ты купил. Ты ведь выбирал её не наобум, правда?

— Что?.. — Харуюки опустил взгляд на стол, застигнутый врасплох этим вопросом.

На большой овальной тарелке лежала его порция салата Кобб, рогалики с жареной тыквой и паштета из лосося. Рядом на маленькой тарелке ждали тортилья-ролл и багетный сэндвич. Лимонный пирог, купленный на десерт, скрывался в холодильнике. Разумеется, все эти угощения он выбирал не наугад. Возможно, Харуюки и не знал вкусов Черноснежки досконально, но всё равно пытался найти то, что ей понравится. Правда, он пока не знал, угадал ли с выбором.

— Ну-у, да… Мне показалось, тебе нравится, когда побольше овощей, вот этим я и руководствовался.

— Спасибо, всё выглядит очень вкусно. И раз такое дело, можешь запомнить, что я, в принципе, ем любую еду. Немного недолюбливаю разве что спагетти с соусом из чернил кальмаров… Дело в том, что в детстве меня строго отчитывали, когда я привередничала. Наверное, как раз потому у меня и нет никаких особенных пристрастий.

— П-понятно…

«А ведь я купил столько разной еды в надежде, что хотя бы какое-то угощение попадёт в десятку…» — подумал Харуюки, и Черноснежка кисло улыбнулась, мигом прочитав его мысли.

— Я же объяснила, что ем всё… Ну хорошо. С сегодняшнего дня моей любимой едой будет вся, которую ты сегодня принёс.

— Что?!

— А теперь давай скорее есть. Ты ведь наверняка тоже проголодался, — сказала Черноснежка, взяла в руку вилку, пожелала Харуюки приятного аппетита и попробовала салат Кобб.

Глядя на неё, Харуюки услышал лёгкое урчание у себя в животе.

Да уж, сегодня и правда был напряжённый день. Двадцать первое июля, первый день летних каникул начался для Харуюки с огромного количества домашней работы, над которой он возился до обеда. Затем Фуко отвезла его в район Тиёда, где он участвовал в четвёртой Конференции Семи Королей. Как они и рассчитывали, им удалось вывести на чистую воду Айвори Тауэра, полномочного представителя Белой Королевы, и доказать, что за всеми злодеяниями стоит Осциллатори Юниверс… Но радость продлилась недолго, потому что притаившийся на арене Вольфрам Цербер затянул всех участников конференции на неограниченное нейтральное поле. Там Харуюки пришлось сражаться против Аргон Арей и Шедоу Клоукера из Общества Исследования Ускорения, после чего…

Харуюки зажмурился, прервав воспоминания. Открыв глаза, он схватил вилку, воткнул её в рогалик с жареной тыквой, отломил большой кусок и отправил его в рот. Похоже, для панировки использовали муку довольно грубого помола, так как тесто даже сейчас было довольно хрустящим, что приятно контрастировало с мягкостью тыквенного пюре. Харуюки мигом доел рогалик, поднял голову и наткнулся взглядом на улыбку Черноснежки.

— Вкусно?

— Ага!

Харуюки кивнул и вновь почувствовал, как из груди поднимаются чувства. Он схватил миску и сделал большой глоток супа, но…

— Ай, горячо!.. — невольно воскликнул он, чувствуя в горле обжигающий шар.

Мигом переменившись в лице, Черноснежка схватила стакан и протянула ему. Харуюки остудил рот холодной водой и выдохнул.

— Ну ты даёшь… Как бы я ни старалась, ты точно обожжёшься, если будешь хлебать так быстро. Всё-таки ты неисправимый торопыга.

— Ха-ха… — смущенно усмехнулся Харуюки и решил на этот раз попробовать паштет из лосося.

Он слышал, что обычно паштет намазывают на хлеб или печенье, но сейчас купил упаковку, в которой паштет оказался уже намазан на небольшие листья цикория, которые можно есть как обычный салат. В сочетании с насыщенным вкусом лосося горечь сырого цикория совсем не ощущалась.

— Да, паштет тоже вкусный. Вижу, ты знаешь, где покупать еду, Харуюки, — прокомментировала Черноснежка, попробовав паштет одновременно с ним.

— Нет, я сам в первый раз зашёл в тот магазин … — ответил Харуюки, втягивая голову в плечи. — Я обычно покупаю фаст-фуд, настоящую брал впервые в жизни.

— Ха-ха, понятно.

— Но в последнее время тоже хочу научиться готовить, так что начал покупать в супермаркете продукты. Правда, пока получаются только самые простые вещи…

— О-о… — улыбка вдруг пропала с лица Черноснежки. — Это какие же?

— А? Э-э… Из недавнего я жарил себе овощи, делал тяхан* и спагетти с томатным соусом… хотел ещё попробовать сделать карри*, но оказалось, что у чистки картошки очень высокий уровень сложности.

— Хо-хо… — Черноснежка кивнула, так и не улыбнувшись, почему-то скосила взгляд на свою правую руку и задала ещё вопрос: — И с чего в тебе вдруг проснулся интерес к готовке? Ты учишься с какой-то определённой целью?

— Э-э… Определённой цели у меня нет, просто я подумал, что как-то вредно постоянно питаться разогретой пиццей… — ответил Харуюки, хотя кое-какая цель у него всё-таки была.

Правда, он не мог раскрыть её Черноснежке. По крайней мере, пока его усилия не дадут плоды.

— Понятно… Да, конечно, еда, приготовленная своими руками, всяко здоровее магазинной, — отозвалась Черноснежка, ничуть не усомнившись в словах Харуюки, затем деликатно кашлянула. — Вообще, Харуюки, в последнее время я и сама…

— Ты и сама что?

— М-м... а-а, хотя нет, ничего.

— Э-э…

— В общем, не бери в голову. Хм, этот буррито тоже хорош.

Ужин так и продолжался под аккомпанемент разговоров о всякой всячине. Харуюки думал, что накупил провизии с запасом, но и глазом моргнуть не успел, как большая тарелка почти опустела, суп куда-то испарился, и только на одной из маленьких тарелочек остался один-единственный сэндвич.

— Можешь забирать, Харуюки.

— Что? Нет, семпай, это твой.

— Да какой я тебе семпай? Всего на год старше.

Они спорили, пока в голову Харуюки не пришла мысль.

— А, точно, тогда давай так. Сыграем дуэль по кабелю, и сэндвич достанется победителю.

Харуюки знал, что Черноснежка в силу своего характера не будет поддаваться, и решил, что это верный способ поднять ей настроение… Но когда его рука уже начала доставать XSB-кабель из кармана школьной формы, в голову стукнула другая мысль.

Прямо сейчас Черноснежка не могла быть готова к беззаботным дуэлям. Всего три-четыре часа назад её аватар, Блэк Лотос, попал в ловушку, организованную Белым Легионом.

С точки зрения системы она по-прежнему имела возможность сражаться в обычных и кабельных дуэлях и участвовать в битвах за территорию. Ничто не мешало ей управлять своим Легионом, как раньше.

И всё же Черноснежка сама говорила, что ядро и сердце Брейн Бёрста 2039 — именно неограниченное нейтральное поле. Только его можно считать настоящим Ускоренным Миром… но если Черноснежка произнесёт команду «анлимитёд бёрст», Блэк Лотос появится внутри Энеми Легендарного Класса по имени «Бог солнца Инти» и немедленно погибнет, поскольку пламя этого создания способно расплавить даже железо. Она угодила в такую страшную разновидность неограниченного истребления, что рядом с ним меркло даже заточение Ардор Мейден и Аквы Карент на алтарях Четырёх Богов.

На самом деле, Харуюки пришёл к ней в гости, чтобы проверить, не слишком ли Черноснежка расстроилась из-за того, что её аватара так запечатало. Он быстро понял, что она и правда сама не своя — когда Черноснежка открывала дверь, её глаза оказались слегка красными, а, узнав о цели неожиданного визита, она и вовсе чуть не расплакалась. Однако за трапезой она снова стала прежней, и Харуюки машинально предложил ей дуэль. Разве не очевидно, что Черноснежке сейчас не до битвы, пусть даже система и разрешит им сразиться?

— Ой, п-прости, я… — пробормотал Харуюки, опуская голову.

Он уже собирался засунуть XSB-кабель обратно в карман, но тут к нему протянулась бледная рука.

— Хорошо, я принимаю твой вызов.

— Что?..

Харуюки вскинул голову и увидел напротив себя мягкую… и немного игривую улыбку Черноснежки. Он тщательно всмотрелся в её чёрные глаза, пытаясь понять, не говорит ли она через силу, но уже через три секунды не выдержал ответного взгляда и снова свесил голову.

Он бы извинился и забрал слова о дуэли обратно, но ему мешала протянутая над столом рука Черноснежки. «Теперь даже непонятно, кто кого подбадривает», — подумал Харуюки, доставая кабель. Подключив один конец к своему нейролинкеру, он вложил второй в её ладонь.

Черноснежка вставила штекер в порт своего чёрного лакированного нейролинкера. Перед глазами зажглось и исчезло предупреждение о кабельном подключении. Система подстройки зрения тут же подправила гамму, выделяя цветом партнёра по подключению.

— Когда мы так делаем, мне всегда вспоминается тот день… — послышался в голове мысленный шёпот.

— Да… — Харуюки кивнул. — Ещё и года не прошло, но кажется, будто это было давным-давно.

Разумеется, Черноснежка имела в виду двадцать четвёртое октября прошлого года — тот самый день, когда Харуюки стал бёрст линкером. Она появилась на корте для виртуального сквоша в образе аватара с крыльями чёрной бабочки и пригласила Харуюки в комнату отдыха школьной столовой. Когда он пришёл туда, то чуть не упал в обморок от пристального внимания окружающих, но соединился с Чёрноснежкой кабелем… и получил от неё исполняемый файл «BB2039.exe».

Он до сих пор не знал, почему у того файла было расширение, использовавшееся в древних настольных компьютерах, и почему это не помешало ему запуститься на нейролинкере. Он просто нажал на иконку, забыв обо всём на свете, и вспыхнувшее перед глазами пламя превратило его в бёрст линкера.

— Для нас, ускоренных, год — это очень долгий срок… Но почему бы двадцать четвёртого октября нам не отметить первый день рождения Сильвер Кроу? По такому поводу я сама приготов… то есть, нет, забудь.

Черноснежка кашлянула — по-настоящему, а не мысленно — и выпрямила спину.

— Ну что, кто на кого нападёт?

— А, разумеется, я сам вызову тебя на бой! — выпалил Харуюки мысленным голосом, глубоко вдохнул и, понизив голос, воскликнул вслух: — Бёрст линк!

Примечания

  1. Рис, пожаренный с чем-нибудь (ингредиенты могут быть любыми). Рецепт: сварить рис, вывалить в смазанный маслом вок (или просто в глубокую сковороду), добавить любые ингредиенты и специи по вкусу, жарить до готовности.
  2. Хочу напомнить, что для японца карри — это, как правило, картофель, политый соусом на основе приправы карри.

Комментарии