Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 5

— Лотос, — следившая за открытым меню Нико повернула голову. — Думаю, до воскрешения Пард и остальных осталось минут пять.

Она была не в курсе, сколько времени прожили легионеры Нега Небьюласа после перемещения на неограниченное поле, поэтому не могла точно определить время их воскрешения по таймеру погружения.

И все же Черноснежка кивнула в ответ. Она знала, что интуиции Нико можно доверять.

Ни один из маркеров внутри ледяной клетки так и не пропал.

А значит, сбежавший Сильвер Кроу не смог добраться до портала — скорее всего, Осциллатори как-то помешали ему. Возможно, он тоже умер где-то неподалеку.

У Черноснежки и мысли не было упрекать Кроу, ведь он наверняка сделал все возможное.

Обратив взор к багровой заре, она мысленно обратилась к своему «ребенку»:

«Не волнуйся, Харуюки-кун. Я обязательно выручу наших и отомщу твоему убийце. Тебе не придется долго ждать…»

Еще какое-то время она вслушивалась в шум сухого ветра. Наконец, ее взгляд вновь обратился к Сенгакудзи.

В центре площади стояла огромная ледяная клетка. Рядом с ней — Глейсир Бегемот и Сноу Фейри, два Гнома.

Вокруг клетки несло бдительную вахту кольцо из дюжины легионеров Осциллатори Юниверс. Разумеется, они следили не только за землей, но и за небом. Черноснежка и Нико не были пока обнаружены лишь потому, что спрятались на крыше неприступного здания.

— ...Когда все возродятся, Бегемот и Фейри включат Инкарнацию. Другого шанса не будет, — прошептала Черноснежка.

— Ага… — Нико коротко кивнула. — Мы должны уничтожить их за один удар, иначе никак. В принципе, их даже отсюда можно поразить в уязвимую точку, но… На призыв Непобедимого нужно время. Я не успею вызвать его после начала воскрешения, а если начну до — нас раскроют.

— А если зарядить Миротворец? — Черноснежка указала взглядом на кобуру на правом боку Нико.

Та на мгновение задумалась, но затем покачала головой.

— Если бы ты просила снять часовых — это одно, но Бегемот и Фейри вряд ли погибнут даже от заряженного выстрела. Я бы с радостью зарядила его еще и Инкарнацией… но умею пользоваться лишь Увеличением Дальнобойности и Увеличением Скорости Передвижения. Эх, знала бы…

«…Освоила бы второй уровень поразрушительнее», — собралась закончить Нико, когда Черноснежка утешающе похлопала ее клинком плашмя по спине..

— Ну-ка, не обращайся со мной как с ребенком!

— М-м?.. Я обращаюсь с тобой как с девочкой, а не как с ребенком.

— Да какая!.. — чуть не сорвалась на крик Красная Королева, но тут же зажала себе рот.

Черноснежка с трудом сдержала желание нанести завершающий удар, бросив: «И все-таки ты еще такой ребенок».

— Как бы там ни было, — вернулась она к теме, — хочешь сказать, твое Усиливающее Снаряжение сможет снять одного из них… Пристрелишь Сноу Фейри?

— Я уже поняла, что надо именно ее. Но ты же слышала…

— Не призывай его полностью. Сколько уйдет на кабину и главный калибр?

— Но я же не смогу двигаться… Хотя, у меня все равно нет ракетных движков. Думаю, две части — это пять, нет, четыре секунды.

— Хм… — Черноснежка вновь окинула взглядом площадь храма Сенгакудзи, игравшую теперь роль жуткого Лобного места, а затем прошептала, обращаясь словно к себе самой: — ...Ладно. Я ворвусь туда и выиграю тебе эти секунды.

— То есть, ты собираешься сражаться против Бегемота и Фейри… нет, против всех четырнадцати защитников одновременно? — не сдержала изумления Нико.

Однако Черноснежка уверенно кивнула.

— Да. Если я правильно помню, ни Бегемот, ни Фейри не блистают в контактном бою. Если я застану их врасплох, у меня может получиться.

— Сдается мне, «врасплох» будет трудновато… — возразила, было, Нико, но тут же замолчала, свесив голову. — ...Ладно, как знаешь. Будь уверена, я отплачу тем, что призову снаряжение и пристрелю Фейри точным попаданием.

— Отлично, тактику обсудили. Значит, ждем три минуты…

— Две сорок пять.

Черноснежка кисло улыбнулась поправившей ее Нико и перекрестила клинки рук перед лицом, все еще лежа на животе.

Чтобы прервать Инкарнационные техники Глейсир Бегемота и Сноу Фейри, ей придется спрыгнуть с запасом в несколько секунд. Черноснежка не сомневалась, что уж на четыре секунды вниманием противников завладеть сумеет — но только если застанет их врасплох.

Весь успех затеи зависел от того, будет ли кто-то из двенадцати часовых смотреть на здание в момент прыжка Черноснежки. Сейчас бы очень пригодился еще кто-нибудь, чтобы послать его отвлечь внимание врагов; но, раз помощников не имелось, пусть судьбу операции определит удача.

Даже Черноснежка, пережившая в Ускоренном Мире множество сложнейших битв, не могла припомнить, чтобы две минуты тянулись так долго.

Скорее всего, Нико бы с ней согласилась. Ее голос, отмечавший каждые пятнадцать секунд, переполняло напряжение.

Когда осталась минута, Черноснежка все-таки озвучила мысль, пришедшую ей в голову немного раньше.

— Слушай, Рейн… нет, Нико. Если засада провалится, и я погибну, включай ту Инкарнацию и выходи через ближайший портал.

— ...Да, я так и собиралась. Как вернусь в такси, немедленно выдерну твой неройлинкер.

— Нет. Останови такси, но не выводи меня из ускорения… И на неограниченное поле не возвращайся.

— ...Чего это ты? — повернув маску своего аватара к Черноснежке, Нико попыталась возразить, но та ответила уверенным шепотом:

— Если я потеряю все очки, новый Легион достанется тебе.

Казалось, Нико готова была наброситься на Черноснежку с кулаками, но та прижала свой лоб ко лбу ее аватара. Она чувствовала, что девочка под красной маской отчаянно ищет правильные слова, и мысленно просила прощения за эту эгоистичную просьбу.

— ...Еще тридцать секунд, — произнес, наконец, дрожащий голос.

— Как скажешь.

Черноснежка отвела голову назад и сосредоточила все внимание на развернувшемся перед ней поле брани.

Воскрешение аватаров сопровождается яркими спецэффектами, напоминающими об игровой природе явления. И наверняка эти эффекты сумеют отвлечь дюжину стражей на драгоценную секунду.

— Пятнадцать.

Черноснежка отползла от Нико, приблизившись к самому краю крыши. Напружинив правую ногу, она вонзила острие в одну из железных плит.

Спрыгнув, она в самую первую очередь собиралась выстрелить в Бегемота дальнобойной Инкарнационной техникой под названием «Стрижающий Удар». Едва ли ей удалось бы попасть в уязвимую точку аватара в падении, но задержать противника наверняка получится. Отдача от залпа поможет мягко приземлиться, после чего Черноснежка рассчитывала приблизиться к врагу вплотную и навязать рукопашный бой.

— Десять секунд.

Черноснежка напрягла все внимание, чтобы не пропустить перевоплощение маркеров.

Однако в этот миг…

…Один из часовых Осциллатори Юниверс вдруг указал пальцем куда-то в небо.

— А, чего это?!

У Черноснежки уже перехватило дух, но палец показывал не на здание, а на что-то… или кого-то еще выше.

Черноснежка и Нико молча повернули головы на север.

И увидели звезду. Нет… это был человек.

На фоне алых туч безмолвно левитировала фигура, окруженная чистейшим ореолом.

Белоснежное длинное платье. Развевающиеся на ветру серебристые волосы. Пара больших белых крыльев.

Они видели не дуэльного аватара и не живого человека, а Энеми по имени…

— Мета… трон?

И словно в ответ на шепот Черноснежки…

...Фигура чуть разомкнула веки, окинув землю взором золотистых глаз, и медленно вскинула правую руку.

Сомнений быть не могло. Впервые после битвы у Мидтаун Тауэра Черноснежка наблюдала истинное тело Архангела Метатрон, Энеми Легендарного Класса и одной из Четырех Святых.

Но Арита Харуюки говорил, что истинное тело Метатрон сильно пострадало в бою против Брони Бедствия 2 и вернулось восстанавливать силы в последний зал подземелья парка Сиба. С тех пор она являлась им исключительно в образе маленькой трехмерной иконки. Но раз так, что здесь делало истинное тело?

Разумеется, Архангел не ответила на вопросы, промелькнувшие в голове Черноснежки.

Вместо того ее нимб над головой вспыхнул, и она шепотом, который каким-то образом раскатился окрест, достигая самых глубин души слушателей, произнесла одно-единственное слово:

— Трисагион.

И явился свет.

Огромная колонна белоснежного сияния снизошла с небес, пронзив свинцовые тучи и осветив весь уровень.

Снизу раздался выкрик, принадлежавший Сноу Фейри:

— Грейт Гроулер*!

В следующую секунду столб пролился на площадь.

Сначала белый свет распространялся беззвучно. Но почти сразу же послышался утробный гул, земля содрогнулась, а вслед за ней неистово затряслось и здание, на котором засели Черноснежка и Нико.

Клетка в самом центре площади испарилась за мгновение, стальные плиты земли раскалялись на глазах. Столбы и маленькие часовни на храмовых дорогах либо плавились, либо рушились, либо сгорали дотла.

Черноснежка расслышала несколько воплей. Обжигающий свет поглотил не успевших бежать легионеров Осциллатори и мгновенно уничтожил их.

Двадцать дней назад, когда Черноснежка повела Нега Небьюлас на штурм Токио Мидтаун Тауэра, чтобы раз и навсегда разобраться с телом ISS комплекта, она на собственной шкуре ощутила силу лазера первой формы Метатрон. Трисагион истинной формы обладал похожими свойствами, но мощь и масштабы отличались на порядок. Чудовищной силы атака вполне заслуживала право называться «карой архангела»...

Лазер погас секунд через пять, но каждый миг казался Черноснежке вечностью.

Исчезнувший столб света оставил после себя раскаленные докрасна плиты в центре площади, полыхающие останки декораций и четыре новых маркера смерти испепеленных легионеров Осциллатори.

На месте растаявшей клетки все так же вращались пятнадцать других маркеров. Рядом с ними появился загадочный объект, похожий на трехметровый прозрачный куб голубого цвета.

В плену непонятно откуда взявшейся глыбы томились две фигуры.

Черноснежка не сразу признала в одной из них Сноу Фейри, а в другой — свернувшегося как можно компактнее Глейсир Бегемота. Безусловно, она очень удивилась, что они умудрились пережить лазерный удар, однако то, что выходить из куба аватары не спешили, было еще удивительнее. Впрочем, было похоже на то, что они сами заковали себя в Инкарнационную глыбу, чтобы избежать смерти, но теперь не могли выбраться из нее самостоятельно. Скорее всего, именно этот вплетенный в технику недостаток помог довести крепость куба до запредельного уровня.

Чудовищный жар оплавил верхушку и ребра куба, но раскалываться без посторонней помощи тот явно не собирался. Иными словами, уцелели лишь те восемь врагов, которые все-таки сбежали с площади.

Одновременно с тем, как Черноснежка закончила оценивать обстановку, раздался голос потрясенной Нико:

— Ни фига себе… Кто это вообще такая?

Черноснежка вспомнила, что Нико и прочим легионерам бывшего Проминенса про Метатрон пока не рассказывали. Но стоило ей задуматься над тем, с чего начать, как произошло еще одно событие.

Пятнадцать маркеров, вращавшихся в центре площади, начали светиться разными цветами.

— Она тоже из Нега Небьюласа. Подробности потом. Сейчас важнее то, что Рейкер и остальные начали воскресать.

— Ага… Эх, так долго думали над тактикой — и все насмарку.

— Не ной. Главное, наших спасли.

Черноснежка похлопала Нико по спине и встала в полный рост.

Она посмотрела в небо и увидела, как Архангел Метатрон парит на месте, медленно взмахивая крыльями. Прекрасное лицо сомкнувшей веки девушки немного исказилось.

Быть может, она вновь потратила на Трисагион слишком много сил?

«Кстати, где Сильвер Кроу, с которым она связана?» — задавшись новым вопросом, Черноснежка огляделась по сторонам, но Кроу так и не нашла.

— Хватит башкой мотать, давай к остальным.

Услышав голос Нико, Черноснежка опустила взгляд на площадь и как раз застала миг, когда маркеры начали превращаться в дуэльных аватаров.

На территории Сенгакудзи все еще скрывались восемь противников, если не считать попавших в ледяной плен Фейри и Бегемота. Едва ли все члены Осциллатори могли сравниться по силе с Гномами, но Белый Легион наверняка привел на битву самых закаленных бойцов. Королевы должны были в первую очередь помочь воскресшим союзникам истребить врагов и отвести опасность.

— Хорошо, пошли, — согласилась она.

— Давай, залезай, — Нико повернулась спиной.

— ...А?

— Даже ты в лепешку разобьешься, если спрыгнешь отсюда. Моя Инкарнация поможет нам спуститься.

С одной стороны — Черноснежка сгорела бы от стыда, появившись перед товарищами в образе ребенка, которого приходится повсюду таскать на спине. С другой — ей не хотелось расходовать мощные Инкарнационные техники и спецприемы лишь для того, чтобы мягко приземлиться за счет отдачи.

— ...Только поторопись, — проговорила Черноснежка, переборов стыд, и двинулась к Нико.

Но забраться ей на спину так и не успела.

Подул ветер, и Черноснежке вдруг померещился странный запах. Сухая бумага и черный чай. Книга в твердом переплете и… заваренный гранулированный ассам, разбавленный теплым молоком.

— Мегуми?.. — хрипло прошептала Черноснежка, поворачивая голову.

К северу от Сенгакудзи торчало одинокое высотное здание. На самой вершине узкой башни появилась некая фигура.

Крупная шляпа и пышная бронированная юбка в точности сошлись с атрибутами аватара Вакамии Мегумии, отпечатавшегося в памяти Черноснежки. Хрупкое тело окутывал бледно-розовый ореол Оверрея.

Аватар поднял правую руку, сжимавшую посох, и печальным голосом провозгласил:

— Парадайм Революшн*.

Посох испустил луч радужного света, который прошел совсем рядом с зависшей в небе Метатрон и пронзил обагренные зарей тучи.

Мир вновь содрогнулся.

Во все стороны устремилось мерцающее радужное сияние. Едва Черноснежка встала в стойку, как оно прошло сквозь нее и продолжило путь. Тучи сменили цвет с кроваво-алого… на ядовито-фиолетовый.

Затем изменился и дизайн уровня. Угловатые, словно составленные из клинков здания Города Демонов вдруг начали искривляться и обрастать длинными острыми шипами. Крыша под ногами Черноснежки ожила и заходила ходуном. Отовсюду появлялись крючковатые узлы и похожие на гвозди шипы.

— Держись за меня, Рейн! — Черноснежка инстинктивно выбросила руку и подтянула аватар Нико к себе.

Королевы поменялись местами — теперь уже Красная повисла на груди Черной.

— Ч…что это?! — громко воскликнула Нико. — Что происходит?!..

— Принудительный Переход… на уровень «Ад»! — бросила Черноснежка в ответ и вновь устремила взгляд на стоявших на земле товарищей.

Ад, считавшийся высшим уровнем темного типа, отличался множеством неприятных особенностей, к числу которых относилось и превращение всех внешних поверхностей в опасные ловушки. Металл обрастал шипами, жидкости превращались в яд, кислоту и лаву. Если аватар находился снаружи здания, он непременно получал урон.

Обычные дуэли этот уровень заметно ускорял, а его необычайная редкость несказанно радовала зрителей. Но стоило Аду застать бёрст линкеров после Перехода на неограниченном поле, как смысл этого названия представал в истинном свете. Если аватар не мог укрыться в здании или каким-либо образом покинуть опасные зоны, путь к безопасности нередко обходился многочисленными смертями.

Хотя большая часть этих опасностей ничем не угрожала левитирующему аватару Черноснежки, ее друзьям повезло меньше. Но когда она уже подлетела к краю крыши, намереваясь крикнуть товарищам, чтобы те искали укрытие…

…Голос Нико опередил ее.

— А!.. Что с тетей-ангелом?!

Черноснежка резко обернулась и увидела, как объятая светом Архангел Метатрон падает, теряя перья, словно подстреленный лебедь.

Одна из особенностей подземелья парка Сиба, крепости Метатрон, состояла в том, что хозяйку лабиринта можно было значительно ослабить, сменив тип уровня на Ад. Вероятно, уровень также влиял и на истинное тело Метатрон. Она настолько ослабла, применив Трисагион, что теперь даже один лишь воздух Ада лишал ее жизненной энергии.

Случайно такое произойти не могло.

Получается, Белый Легион и Вайт Космос предполагали, что Архангел Метатрон может вмешаться в битву.

И едва ли Космос ограничится тем, что просто запечатает Метатрон. Она непременно пойдет дальше и попытается уничтожить ее истинное тело.

Черноснежка не знала, куда бежать: к стоявшим на смертоносной поверхности товарищам или же к падающей Метатрон.

«Где ты, Сильвер Кроу... Где ты, Харуюки?!..» — мысленно воскликнула она, терзаемая сомнениями.

***

Наго Сихоко, она же Шоколад Папетта, погибла первой из четырнадцати. Поэтому и воскресла тоже на несколько секунд раньше остальных.

Именно эти секунды помогли ей отреагировать на череду совершенно невероятных событий.

Перед самым воскрешением с небес ударил столб света, который растопил клетку и вынудил Глейсир Бегемота и Сноу Фейри запечатать себя в глыбе льда. Но стоило Сихоко воскреснуть с мыслью о том, что опасность попасть в бесконечное убийство миновала, как поле накрыла еще одна вуаль, сменившая тип уровня.

Сихоко никогда в жизни не видела этот мрачный, уродливый уровень, пришедший на смену холодному металлу Города Демонов. Когда из земли полезли бесчисленные острые шипы, пребольно впившись в подошвы аватара, она осознала, что стоит в опасной зоне, которая может нанести много урона не только ей, но и остальным товарищам, которые вот-вот вернутся к жизни.

Обычные Переходы немедленно воскрешали всех павших аватаров, но этот никак не повлиял на маркеры. Сихоко поняла, что они имеют дело с необычайным явлением, за которым стоит чья-то воля.

В этот момент воскресли Сатоми и Юме, тут же оказавшись на шипах и сморщившись от боли. Броситься к зданиям за пределами площади мешало то, что там укрылись от лазера некоторые легионеры Осциллатори. Бежать к ним маленьким отрядом — все равно, что напрашиваться на смерть.

«Я воскресла первой и поэтому обязана сделать хоть что-то», — решила Сихоко, скользнув взглядом по шкале здоровья.

Каждую секунду шипы опустошали шкалу примерно на процент. Энергия для спецприемов постепенно копилась, но Сихоко не могла просто ждать, пока опустевшая в момент гибели шкала доберется до нужного уровня. Решившись, она прыгнула вперед и ничком упала на шипастую землю

— А-а!.. — воскликнула она от обжигающей боли, пронзившей все тело, но стиснула зубы и осталась лежать неподвижно.

— Чоко!..

— Что ты делаешь?!

Сатоми и Юме бросились, было, на помощь, но Сихоко уперлась в землю левой рукой и поднялась сама. Всего за несколько секунд она потеряла примерно половину здоровья, но накопила достаточно энергии.

— Какао Фаунтин! — выкрикнула она название техники, вытянув руки к земле.

Под шипами тут же появилась растущая на глазах шоколадная лужа. Как только в ее области оказались все маркеры смерти, Сихоко повернула голову к Минт Миттен.

— Минмин, морозь!

Впрочем, верная подруга Сихоко уже поняла ее замысел. Она тут же коснулась шоколадной лужи огромными варежками аватара и воскликнула:

— Вейпор Компрешн*!

Как правило, в бою Минт Миттен в первую очередь полагалась на свои навыки в единоборствах, облегчая себе задачу с помощью Ментоловых и Исилиновых Ударов, замедлявших движения противника. Оба спецприема только внушали чувство холода и не наносили урона. В принципе, ничто не мешало противнику разгадать секрет ее аватара и броситься в атаку в надежде пересилить эффект спецприемов.

Тут-то в дело и вступала «Термокомпрессия», третий спецприем Минт Миттен. Эта техника включала компрессоры в варежках аватара, которые через мгновение создавали клубы уже настоящего морозного воздуха, которые могли и заморозить суставы противника, и нанести ему настоящий урон. По силе этот спецприем, безусловно, уступал «Вздоху Коцита» Глейсир Бегемота, но сейчас хватило и этого.

Из плеч Минт вырвался пар, а из рук — белоснежные клубы, тут же расстелившиеся по шоколаду. Поглотившая шипы лужа мгновенно застыла, и урон прекратился.

Уже в следующую секунду воскресли Олив Граб и Буш Утан.

Вернувшись к жизни, они сразу вскинули кулаки и заорали:

— Как вы…

— ...Только посмели!

Пара зеленых аватаров немедленно попыталась наброситься на огромный куб за спиной Сихоко.

— А!.. П-подожди, У-кун! — поспешила окликнуть их Сихоко.

Внутри трехметрового куба виднелся похожий на дракона Глейсир Бегемот, свернувшийся в клубок и прижимавший к груди Сноу Фейри. Именно Фейри создала эту глыбу, спасшую обоих аватаров от чудовищно мощного лазера.

Наверняка Утан и Граб надеялись окружить и добить противников, пока те не начали двигаться, но вряд ли вражеские аватары сидели во льду по собственной воле. Та же прочность, что помогла льду выстоять под натиском лазера, не давала сломать его изнутри. Другими словами, атаки извне могли ненароком помочь Фейри и Бегемоту.

Но Сихоко не знала, как донести эту мысль до ослепших от ярости Утана и Олива. Впрочем, рот открывать даже не понадобилось, поскольку Сатоми и Юме быстро перешли к силовым методам, скрутив незадачливый дуэт со спины.

— За шоколад не заступать!

— Тронете шипы — получите урон!

Только после строгих предупреждений Утан и Олив наконец-то обратили внимание, что вся земля за пределами шоколадной лужи покрыта зловещими шипами. Аватары недоуменно заморгали, затем посмотрели в фиолетовое небо и дружно вздрогнули.

— Н-неужели это…

— Тот самый уровень «Ад», о котором ходит столько слухов?..

Их слова вынудили напрячься и Сатоми с Юме.

— Что?.. Уровень «Ад»?..

— Никогда его не видела…

Разумеется, Сихоко тоже впервые в жизни оказалась на темном уровне высшего ранга — другими словами, на самом коварном и самом злобном уровне из всех существующих. Она пыталась вызвать в памяти особенности Ада, но сознание будто онемело, отказываясь связно мыслить.

«Случайность?.. Вряд ли. Кто-то намеренно превратил Город Демонов в Ад? Белый Легион? Как? Зачем?..»

Сихоко застыла на месте, глядя в причудливое фиолетовое небо ничего не понимающим взглядом…

И в этот момент раздались два звука.

Первый — странный резонирующий рев, похожий на скрежет рвущихся стальных пластин.

Второй — низкий женский голос:

— Берегись!

Кто-то набросился на Сихоко сзади и сбил с ног, а в следующее мгновение над головой пронесся плотный черный луч. Он прорезал всю площадь и попал в стену здания на севере. Сгусток тьмы вздулся и разорвался, выплеснув причудливое пламя.

Сихоко cпасла Мажента Сизза, она же Одагири Руй.

Она сразу вспомнила, как Мажента пыталась защитить ее и от Брайникла Сноу Фейри. Хоть та и ожила позже Сихоко, но раньше почуяла опасность и успела отреагировать. Скорее всего, она ни на секунду прекращала хладнокровно оценивать обстановку даже в ожидании воскрешения.

«Поначалу она казалась мне страшным врагом… но она потрясающий человек», — осознав это с особенной остротой, Сихоко решила, что должна поблагодарить Руй.

— Большое спасибо, Мажента-са…

— Разговоры потом. Все очень скверно, — быстро прошептала та в ответ.

Лишь тогда Сихоко задалась правильным вопросом: «Кто выпустил этот черный луч?» Неужели вернулись легионеры Осциллатори, укрывшиеся от лазерного обстрела?

Поднявшись с помощью Маженты на ноги, Сихоко увидела…

...Как со стороны южного входа на площадь к ним приближается невероятно огромная фигура гуманоидных очертаний.

Ее рост составлял не менее десяти метров — намного выше Глейсир Бегемота. Фигура медленно брела, свесив руки и склонив голову, увенчанную туго скрученными рогами.

Морду скрывала тень, но Сихоко все равно рассмотрела красные глаза, похожие на тлеющие угли. «Неужели... дуэльный аватар?» — задумалась Сихоко, напрягая глаза, но в этот момент над головой гиганта появились четыре зеленые шкалы.

Шкалы показывали здоровье, но на неограниченном поле система не показывала, сколько здоровья осталось у других аватаров. Выходило, к ним приближался Энеми. И, судя по четырем шкалам…

— ...Легендарного Класса?

На едва слышные слова Сихоко ответила недавно воскресшая Аква Карент:

— Нет. Он… Дьявольского Класса. Эти сверхмощные Энеми появляются только на уровне «Ад».

Даже в голосе вечно спокойной Карент слышалось напряжение. Таким же тревожным казался и Циан Пайл, вставший рядом с офицером своего легиона:

— Прямо ни секунды покоя…

— Из фрай пэна инту фаер… — проворчал Аш Роллер сбоку от него.

Огромный демон шаг за шагом приближался к аватарам, пожирая их взором пылающих глаз. Сихоко ощутила доселе незнакомый ужас; ее охватило желание немедленно броситься бежать, а удерживало лишь то, что не все друзья успели воскреснуть. Ожили уже девять аватаров, и скоро к ним должны были присоединиться оставшиеся пять, но секунды тянулись до невозможности долго.

— ܓܗܠܐܒܪܦܐ*! — разнеслись над площадью непонятные слова приближающегося Энеми.

По скрученным рогам пробежали черные искры.

— Опять оно! — крикнула Мажента, которая все еще поддерживала Сихоко. — В стороны!

Аватары тут же встали в боевые стойки, но задача им предстояла не из простых, ведь усилий Сихоко и Сатоми не хватило даже на лужу десятиметрового диаметра.

Искры собрались прямо перед лбом демонического гиганта, испустив еще один черный лазерный луч.

Все девять аватаров, как могли, уклонились от грохочущего луча, огласившего окрестности ревом, достойным фантастического чудища.

К счастью, луч ни в кого не попал, однако перед тем, как просвистеть мимо и вновь вызвать оглушительный взрыв далеко на севере, все-таки задел ледяной куб.

— О нет, лед!.. — крикнул Циан Пайл.

Сихоко немедленно перевела глаза на голубую глыбу и увидела крупную трещину, оставленную лазером. Казалось, еще одного попадания куб не выдержит.

Как поступят Бегемот и Фейри, вырвавшись на свободу? Плюнут на демона и вновь попытаются уничтожить Нега Небьюлас комбинацией Инкарнационных техник? Отступят к выжившим товарищам по Легиону? Или же… заключат перемирие с Нега Небьюласом до победы над Энеми?

Насколько возможен третий вариант?

Сихоко нашла общий язык с Руй, и теперь та делала все возможное, чтобы защищать ее. Может быть, бойцы двух Легионов однажды тоже поймут друг друга?

Отведя взгляд от надвигающегося демона, Сихоко посмотрела на бёрст линкеров, заточенных внутри куба.

Однако ее надежды развеял строгий шепот Аквы Карент, вдруг оказавшейся совсем рядом:

— Нет. Они нам не помогут. На самом деле… — она вновь сосредоточенно всмотрелась в демона к югу от них. — Это Осциллатори изменили уровень на Ад, и они же управляют Энеми.

— У… управляют?.. — ошарашенно переспросила Сихоко.

Облеченная струящейся водой рука Карент указала на голову Энеми.

— Видишь серебристую корону на лбу?

— А… вижу… — отозвалась Сихоко, напрягая зрение.

Прямо под изогнутыми рогами действительно виднелся некий серебристый ободок. Это выглядело странно, ведь никаких других украшений чудище не носило.

— Этим предметом Осциллатори приручают Энеми. Демон не навредит ни Фейри, ни Бегемоту.

Сихоко крепко сжала коричневые кулачки.

Надежда подружиться с Белым Легионом оказалась наивнее мечты попробовать белый шоколад. Осциллатори Юниверс шли на все, чтобы изгнать Нега Небьюлас из Ускоренного Мира. Против такого заклятого врага можно было лишь воевать до полного уничтожения.

— ...Я поняла, — ответила Сихоко, и одновременно с ее словами воскресли еще три офицера.

В строй вернулись Кассис Мус и Тистл Поркюпайн из Триплексов Проминенса и Ардор Мейден из Элементов Нега Небьюласа. Все они уже понимали масштабы бедствия — появившись, Кассис немедленно замотал рогатой головой и громко объявил:

— Мы не выстоим против Дьявольского, если останемся здесь. Через тридцать секунд уходим на север!

— Но вокруг нас сплошная ловушка, Кассис-сан, — заметила Мейден.

— Шипами займется Порки! — без промедления ответил ей Кассис.

— Эх-х, что ж ты все на меня спихиваешь! — огрызнулась Тистл Поркюпайн, но уже в следующее мгновение повернулась в сторону Сихоко и остальных легионеров. — Я проложу путь, готовьтесь рвать когти!

Аватары дружно отозвались.

Спустя пару секунд последние маркеры окутались светом, и друг за другом воскресли командиры отряда — Скай Рейкер и Блад Леопард.

А еще через секунду Энеми Дьявольского Класса приготовился испустить черный луч в третий раз.

— Всем уворачиваться!.. — начал отдавать команду Кассис Мус, но Сихоко прервала его отчаянным воплем:

— Нет! Куб на линии огня!

Еще одно попадание — и льдина расколется, а Бегемот и Фейри вырвутся на свободу. Шансов выжить под перекрестным огнем одного Энеми Дьявольского Класса и двух Гномов практически не имелось.

— Гм... — протянул Кассис, но в этот момент раздался звучный голос Скай Рейкер:

— Все, у кого есть защитные Инкарнации — вперед! Остановим луч любой ценой!

Аква Карент и Кассис Мус тут же встали в один ряд с Рейкер.

Карент окутал голубой Оверрей, Кассиса фиолетовый, а саму Рейкер — зеленый.

Сихоко показалось, что Энеми злобно ухмыляется, взирая на них с десятиметровой высоты.

— ܚܫܐܕܡܐ*.

Черные искры мгновенно собрались в пучок.

— Мельстром!

— Дозер Блейд*!

— Винд Вейл!

…Выкрикнули названия своих техник Аква Карент, Кассис Мус и Скай Рейкер.

Закрутившийся вихрь воды образовал дискообразный щит. Воткнулась в землю железная плита, обросшая мощными шипами сверху и снизу. Зеленый ветер окутал аватаров куполом. Сильнейшие бёрст линкеры создали тройной Инкарнационный барьер. Казалось, что через него не пробьется никакая атака.

Увы… было одно «но».

И Сихоко, и все ее товарищи забыли про пятнадцатый маркер смерти, вращавшийся неподалеку от шоколадной лужи.

Незаметно воскресший аватар цвета слоновой кости медленно поднял правую руку. Вновь послышался сухой, бесстрастный голос:

— Имеджинери Тайм.

Сихоко показалось, будто через нее прошла бесшумная, бесцветная, неосязаемая оболочка стремительно раздувающегося пузыря.

Инкарнационного пузыря, гасящего Инкарнацию.

«Нет, только не это!»

Этот эффект мог не только развеять Инкарнационный барьер офицеров, но и уничтожить куб, сдерживавший Фейри и Бегемота.

— Опять он!..

— Вот черт!..

Похоже, вместе с ней к тому же выводу пришли Мажента Сизза и Циан Пайл. Первая сорвала с пояса клинки, второй вскинул Сваебой, но они бы уже ни за что не…

— Ворпал Страйк!

Сихоко решила, что новый возглас померещился ей. Скорее всего, то был даже не голос, а мысленный посыл, эхом отозвавшийся в ее душе – ведь голос, во-первых, ни за что бы не успел так быстро произнести название техники, а во-вторых, принадлежал человеку, который просто не мог тут оказаться.

И тем не менее…

Из-за спины Сихоко с вибрирующим металлическим гулом вытянулся луч алого света; он попал в точно правый бок белого дуэльного аватара и впился в похожую на мантию броню.

Бесцветный пузырь, готовый поглотить Инкарнационный барьер, беззвучно лопнул и развеялся.

А в следующее мгновение демон испустил черный луч.

Сначала тот столкнулся со щитом Аквы Карент, который продержался около двух секунд. Плита Кассис Муса выдержала три, но лазер прошел и сквозь нее.

Наконец, черный свет столкнулся с ветряным барьером Скай Рейкер и остановился. Зеленая стена сыпала искрами во все стороны, но вытерпела и четыре секунды, и пять… Наконец, луч стал ослабевать, потом замерцал и в конечном счете угас.

— Гига ку-у-у-у-ул!.. Учитель Рейкер рули-ит! — прокричал Аш Роллер, но Буш Утан постучал его по спине.

— Но что это была за атака, братан?!

Оба аватара обернулись одновременно с Сихоко.

С северо-востока к ним на огромной скорости приближалась фигура с раскинутыми в стороны руками. Она парила, низко склонившись над землей и будто бы не получала никакого урона от утыкавших мостовую шипов.

Даже в тусклом свете Ада полупрозрачная обсидиановая броня искрилась бесчисленными бликами. На месте конечностей виднелись острые клинки. В глубине маски горели фиолетовые линзы.

Черная Королева Блэк Лотос по прозвищу «Конец Света».

— Ло… почему?! — выразила всеобщее удивление Ардор Мейден, и Черная Королева молча кивнула в ответ.

Черноснежка, вне всяких сомнений, сошла с автобуса в западном Синдзюку. Вернее, она не успела бы доехать до Минато 3 к началу боя, даже если вскочила бы в следующий автобус, но главное — зачем вообще она погналась за легионерами? На тот момент она не знала и знать не могла о грандиозной ловушке, которую подстроил Белый Легион.

На глазах пораженной Сихоко Черная Королева влетела в безопасную зону и остановилась, обернувшись к дуэльному аватару цвета слоновой кости.

— Вот уж не думала, что увижу здесь тебя, Айвори Тауэр.

Долговязый, действительно похожий на башню аватар ответил Черной Королеве не сразу. Первым делом он окинул взглядом дыру в правом боку. На неограниченном поле подобные ранения вызывали страшную боль, к тому же аватар уже долго стоял на острых шипах, однако сохранял невероятную невозмутимость.

Сихоко видела имя «Айвори Тауэр» в списке, который рассылала Черноснежка. В перечне Гномов он числился четвертым и был подписан как «загадочный бёрст линкер, занимающий должность полномочного представителя Белой Королевы».

Айвори вновь посмотрел вперед и заговорил сдержанным, ровным голосом, в котором не слышалось даже намека на боль:

— Вы говорите моими словами, Блэк Лотос. Что побудило вас прийти сюда?

— Будто неясно, я пришла растоптать планы Осциллатори… нет, Общества Исследования Ускорения.

— Понятно, простите мой глупый вопрос. Мне следовало выразиться иначе и спросить, почему вы все-таки пришли… Мы не отводили вам роли в истинном светопреставлении, что сейчас начнется, — проговорив слова, смысл которых остался для Сихоко загадкой, Айвори Тауэр вынул из-за спины правую руку.

— Это же… не может быть! — закричала Скай Рейкер, увидев белый скипетр в руке аватара.

На первый взгляд, в этом Усиливающем Снаряжении не было ничего, что могло вызвать столь бурную реакцию ветерана уровня Рейкер. Предельно простой скипетр длиной сантиметров 80 не имел украшений, за исключением серебристого шарика, игравшего роль навершия.

Но на попытку поднять скипетр Блэк Лотос отреагировала поистине молниеносно.

— Ворпал Страйк!

Правый клинок сверкнул в воздухе, испустив алое копье с поразительной по меркам Инкарнации скоростью.

Однако смертоносному залпу, направленному в правое плечо Айвор Тауэра, вдруг помешала огромная ладонь, опустившаяся с небес.

Аватара защитил Энеми Дьявольского Класса, неизвестно когда успевший подобраться практически вплотную. Алое копье впилось в мощную ладонь, но не пробило ее насквозь. Серьезного урона демон не получил.

Затем гигантская рука подобрала Айвори Тауэра, подняв в воздух и усадив на левое плечо. Сихоко заметила, что и навершие посоха Айвори, и корона на голове монстра испускают одно и то же серебристое сияние.

— Это действительно оно… В его руках «Сияние», один из Артефактов, — выговорила Фуко.

— Серьезно?!.. — всполошилась Тистл Поркюпайн. — А чего он тогда похож на игрушку?!

— Артефакты способны менять внешность и подстраиваться под владельца. И это же означает, что сейчас с точки зрения системы им владеет именно Айвори Тауэр…

Для Нега Небьюлас уже не было секретом, что артефакт «Сияние», он же THE LUMINARY или «Дельта», находился в руках Общества Исследования Ускорения и, как следствие, Белого Легиона. Наверняка его настоящей хозяйкой была Белая Королева Вайт Космос, но она отдала уникальное Снаряжение офицеру, чтобы применить в сегодняшней операции.

Они не шутили. Они действовали предельно серьезно. Они пытались уничтожить Нега Небьюлас, пользуясь всем, что только у них есть.

Вознесшийся на недосягаемую высоту Айвори Тауэр вновь поднял скипетр, оправдывая опасения Сихоко. Серебристая сфера ослепительно вспыхнула, корона демона сверкнула в ответ…

…И ноги Сихоко содрогнулись от нового землетрясения.

Толчки докатились не только от южных ворот. Огромные фигуры приближались и со стороны восточного, и западного, и северного входов.

Похожие на людей. Похожие на драконов. На быков, на волков, на спрутов…

Их было их не менее десятка. Все, как на подбор, невероятно огромные и невероятно уродливые. Каждый — со сверкающей серебристой короной на голове.

— Так много… и все Дьявольские… — простонал Циан Пайл.

Даже шумный Аш Роллер только и смог, что выдавить: «Тера сак…». Сихоко и ее подружки прижались друг к другу, не в силах издать ни звука.

— Брайникл Сноу Фейри служил лишь выражением уважения и милосердия, которое мы собирались проявить по отношению к вам, — проговорил с плеча демона Айвори Тауэр немного сочувствующим, но таким же бездушным голосом. — Вы умирали бы за одно мгновение, безболезненно, словно проваливаясь в сон. Фейри и Бегемоту пришлось бы фокусировать сознание десятки и сотни часов, а я умирал бы вместе с вами, но мы все равно выбрали милосердие. Однако вы отвергли его, и теперь...

Демоны приближались шаг за шагом, словно их манило свечение скипетра. В воздухе заклубились черные тучи, прорезаемые грозовыми всполохами.

— Теперь вы будете умирать от шипов Ада и ярости демонов. Мучения будут продолжаться, пока последние из вас не растеряют очки. Но вы сами выбрали эту судьбу…

Десяток Энеми Легендарного Класса обступил Сихоко и ее товарищей со всех сторон.

— ܡܘܬܐ, ܡܘܬܐ*, — раз за разом издавали они один и тот же непонятный клич.

С длинных клыков капала слюна, нетерпеливо извивались бесчисленные щупальца.

— «Мы сами выбрали»?.. Да, таких слов я от тебя и ждала, — уверенно изрекла Черная Королева, все еще скрестив клинки-руки перед собой. — Может быть, Броню Бедствия и ISS комплекты тоже выбирали те, на ком они паразитировали? Ты лжешь. Вы манипулируете бёрст линкерами, загоняете их в угол и не оставляете им иного выхода. Но не думай, что так будет продолжаться вечно. Сегодня ваш план провалится, вы сломаете зубы о Нега Небьюлас!

Айвори Тауэр прищурил линзы глаз.

— Невежественный выбор как он есть… — кратко охарактеризовал он решительную речь.

Демоны пододвигались все ближе, словно предвкушая начало побоища. Воздух начал подрагивать от скопившегося напряжения.

Внезапно Сихоко услышала голос Маженты Сизза, загородившей ее собой:

— Чоко… нет, Шоко. Обещаю, я сделаю все, чтобы проложить вам путь к спасению.

Ее аватар постепенно окутывал алый свет. Бёрст линкер, не использующий спецприем, мог светиться лишь по одной причине, и имя ей — Оверрей Инкарнации.

Сихоко моргнула, затем положила руку на спину Маженты и ответила своим обычным, не наигранным игровым голосом:

— Зовите меня «Чоко», Мажента-сан. Спасибо, но… я пока еще не сдаюсь.

Мажента изумленно обернулась, взглянув в лицо Сихоко сокрытыми под лентами глазами.

— Наверняка еще не все потеряно. Я верю… что из любой, даже самой отчаянной ситуации, всегда есть выход.

— ...Ты сильная, Чоко.

Мажента улыбнулась, и в следующее мгновение все пятнадцать аватаров, включая Черную Королеву, встали в боевые стойки.

Расположившийся на плече Энеми Айвори Тауэр поднял Сияние еще выше.

— Что же… Прощайте, Черный Легион.

Он опустил скипетр, и десять демонов взревели хором.

Примечания

  1. Great Growler, Великая Льдина. У этой техники есть кандзи, которые обозначают «Синий обрыв/утес». Термин growler обозначает крупную глыбу льда, но недостаточно крупную, чтобы называться айсбергом (от 1 до 5 метров).
  2. Paradigm Revolution, Оборот Парадигмы.
  3. Vapor Compression, Термокомпрессия.
  4. старосирийск. «Адская молния». Опять же, камни за точность сирийского кидать Кавахаре.
  5. старосирийск. «Кровавое буйство».
  6. Dozer Blade, Бульдозерный Отвал.
  7. старосирийск. «Умрите, умрите».

Комментарии