Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 9: На поверхность. Часть 1

1

Ночь пролетела, наступил день операции.

– Построиться в колонны лицом ко мне.

Все поселенцы собрались в лесу Рем. Пятнадцать шеренг по двадцать роботов – мужчин, женщин, стариков и детей. Последние, к слову, сегодня были особенно послушны.

– Ряд А, по порядку рассчитайсь! – приказал Гёц.

Послышались выкрики: «Первый!», «Второй!», «Третий!». С одной стороны похоже на армию, а с другой – на спортивный фестиваль в начальной школе, уж очень голоса ребятишек выделяются. Кто-то даже хихикнул.

Расчет показал, что в строю от ряда А до ряда О стояло триста жителей, еще шестеро – вне строя. Итого триста шесть. Налицо все, кроме старосты.

Мы пока умалчивали о его смерти. Совет решил подождать восхождения на поверхность. Тогда страсти улягутся, и можно будет объявить и о гибели, и о похоронах.

– Амариллис, расчет окончен.

– Благодарю, – кивнула я Гёцу. – Что у тебя, Вискария?

– Секунду.

Женщина сидела в кресле, наклонившись вперед, и считывала параметры с контрольной панели Белоснежки. Экраны отображали криокомплекс с различных ракурсов. «Веретено» вращалось в нормальном темпе.

– Колыбели в норме. Жизненные показатели в пределах допустимого. Э, и... ага, ага, ясненько... – бормотала она под нос, проверяя последние данные. – Так! – она закатала рукава. – Амариллис, я готова!

– Поняла!

«Пока все хорошо».

Я прижала руки к груди, удерживая решимость. Операция определит будущее людей и роботов. Мы переправим более трехсот хозяев наверх. Я ни на миг не расслаблюсь, пока они не проснутся.

«Покойтесь с миром, староста. Мы обязательно всего добьемся, – я вызвала в памяти лицо Камомиля и прикусила губу. – И ты, Гэппи, спи спокойно. Я непременно доставлю спасенную тобой колыбель на поверхность».

В голове прозвучало до боли знакомое «гэ-пи».

– Внимание всем! – прокричала я, обращаясь к выстроившимся поселенцам. – Мы начинаем операцию по извлечению колыбелей!

Мгновенно в воздухе повисло напряжение.

– Все пройдет в точности, как запланировано. Каждая команда будет транспортировать колыбели по установленным маршрутам. Выполняйте указания командиров и идите предельно осторожно. Итак... – я повысила голос. – Приступим!

2

Внешняя стена Белоснежки открылась, будто огромный распускающийся цветок, красивый и царственный.

Из белого хранилища выехали колыбели, напоминая отложенные яйца. Преодолев десяток метров, первое «яйцо» устроилось на спине Гёца, где крепился захват для перемещения капсул, точно синхронизированный с магнитами на них. Концы кабелей легли в гнезда на груди. Все, подготовка завершена.

– Первый отряд, выдвигаемся!

Неся колыбель, точно пушинку, первый силач поселения полез по прикрепленной к стене лестнице. Снизу он действительно выглядел длинным и узким яйцом.

За командиром принялся карабкаться второй поселенец, потом третий и так далее. Им предстояло преодолеть около двухсот метров по Путевому каналу, а затем углубиться в рабочий туннель.

«Все нормально, – я приложила руку к груди, наблюдая за ними. – У нас все получится».

На все про все двадцать часов. Провозимся чуть дольше, и погибнем вместе с колыбелями.

Наибольшие опасения вызывали землетрясения. Конечно, все получат сообщение о его приближении, каждого снабдили запасной батареей, но нельзя было с уверенностью заявлять о силе толчков и последствиях. Если рабочие туннели рухнут, мы пропали.

«Молю, будь спокоен», – взывала я к богу земли, коротая время. От осознания собственного бессилия на душе было неспокойно.

– Это Гёц. Прибыли на первую точку!

То есть ко входу в рабочие туннели.

– Отлично, молодцы! Слушай, у вас полно времени, будьте осторожны!

– Принято!

Спустя пятнадцать минут после начала операции в путь отправилось больше тридцати поселенцев. Гёц шел первым, Айсбан – последним. Мы же с Вискарией оставались около Белоснежки и давали указания.

– Как дела? – спросила я, глянув на соседний экран, отображающий карту подземного мира с линией движущихся маячков.

– Уровень энергии в норме. Все путем.

– Ясно... Слава богу.

По колодцу поднимались красные огоньки. Контуры разума поселенцев содержали маршрут продвижения, но препятствия могли изменить его.

– Выгрузка колыбелей из блока А завершена! Открыть блок В!

– Поняла! Так держать!

Согласно моей команде раскрылся второй лепесток Белоснежки. Капсулы покинули ячейки и заняли места на спинах роботов.

«Да, все идет нормально».

Капсулы убывали в строгом порядке и направлялись к поверхности, конечной точке. Я уже настраивалась на успех.

Но...

Только отбыла семьдесят третья колыбель, как...

...Взвыла сирена.

3

– Зафиксированы толчки! – закричала Вискария. – Магнитуда большая!

Нотки отчаяния в ее голосе шибанули похлеще электрического разряда.

«Землетрясение в такой момент!»

– Общая команда! – закричала я по беспроводной связи. – Инициировать протокол С-1! Лечь на землю и занять защитную позу!..

Не успела я закончить, как обещанная угроза воплотилась в реальность.

!..

Нас мощно тряхнуло.

«Уа?!»

Я потеряла равновесие, упала на колени, а затем и на живот.

– В... Все... Всем!

Я пыталась отдать приказ на эвакуацию, но не могла и слова выдавить, лишь каталась, как лодчонка на высокой волне. С потолка ливнем сыпались обломки.

«А-а-а-а!»

А затем я краем глаза заметила, как за Вискарией и техническим персоналом сильно накренилась белая громада Белоснежки, на земле леса Рем трещины раскрыли черные пасти.

«А, а-а, не может быть! А-а, а, а-а-а-а-а-а!..»

Чудовищные клыки с треском вспарывали породу, трещины расширялись все быстрее. Белоснежка закачалась и с оглушительным грохотом опрокинулась, прихватив нескольких роботов.

Землетрясение не стихало. Земля ревела, воздух дрожал, мир трясся. Я отчаянно цеплялась за камни, пытаясь удержаться на месте, и раскачивалась, будто колокол. Никто не мог остановить колыбели, они гуськом скатились в расселину и исчезли под скалами.

Через несколько минут все стихло. Из трещин хлынул синий свет, бухнули мощные подземные взрывы. В Путевой канал ударили демонические алый столб пламени и клубы черного дыма.

Белоснежка прекратила свое существование.

4

«У-ух...»

Через три минуты контур разума перезапустился.

«У-у... у-у-у...»

Я напрягла руки, старательно выбираясь из-под завалов. Лес Рем был окутан дымом вперемешку с белым паром. Похоже, сработала система пожаротушения, приведя огнетушители в действие.

– Ох-х.

Столкнув со спины камни, я встала. Трещины разительно переменили рельеф местности, стены и потолок исказились. Поглотившая Белоснежку огромная пропасть уродливым шрамом разделила зал надвое.

А!

Я заметила под ногами знакомый щуп и раскидала обломки.

– Вискария!

Отбросив в сторону большой лист металла, я тряхнула подругу за плечо. Та застонала.

– Вискария, ты в порядке?!

– Вроде бы.

Глаза загорелись, и женщина неуверенно приподнялась. Немного погодя функциональность организма восстановилась, и она встала, опершись щупом на мое плечо. Похоже, «сестра» отделалась только парой царапин на белом лице.

– Как ситуация? – спросила она, надавив на шею и крутанув ею.

Какая уравновешенность. Надо бы тоже успокоиться.

– Белоснежка...

Я обернулась к чадящему дымом расколу, на дне которого полыхал пожар.

– Не торопись.

Мрачная Вискария потыкала в портативный терминал на поясе. Экран озарился звездной россыпью красных сигналов.

– Ну как? – спросила я, опасливо глядя на них.

– Бесполезно, – глухо ответила Вискария. – Белоснежка больше не выдает энергию.

– Это... полное уничтожение?

Женщина кивнула.

«С Белоснежкой покончено навсегда...»

Мы вытащили меньше сотни колыбелей. Около двух сотен нашли свою могилу в трещине.

– Кх...

Шок и растерянность кольнули сердце. Данные о колоссальном уроне не укладывались в голове.

И тут я вспомнила слова старосты, невидимой рукой подтолкнувшие меня:

«Амариллис, ты занимаешь самый высокий пост в поселении, а потому переймешь мой титул старосты. Вверяю поселение тебе».

Глубоко вздохнув, я установила связь с отрядами.

– Всем-всем-всем! Доложить о ситуации!.. Повторяю, доложить о ситуации!

Искаженные мукой голоса ответили мне.

– Вз... Это... отряд... Не могу... шевельнуться!

– Обширные повреждения... вз-з-з... Мы ранены! Вз-з... Нужна немедленная... помощь!

– Туннель рухнул!.. Путь заблокирован... А-а-а-а!

Землетрясение обрушило проходы, похоронив многих заживо.

Я сжала кулаки и громко и четко приказала:

– Говорит Амариллис! Инициировать экстренный протокол D-3! Те, кто могут идти, помогайте раненым! Защищать колыбели!

5

– Туннель завален! Что делать?..

– Прежде всего воссоединиться с остальными! Вернитесь немного, там можно срезать!

– К-колыбель повреждена! У-у меня нет батареи!

– Без паники! Подсоединитесь к другой капсуле, делитесь батареями!.. Дальше следуйте указаниям Вискарии!

– Я застрял на хребте! Не шевельнуться!..

– Скажите, где вы! Ждите помощи!

В сети царил хаос из криков «SOS». Я говорила, что делать. Самое главное сейчас – перегруппироваться.

Собирать данные, уяснять ситуацию и давать немедленный ответ – вот наша задача. Полученная от поселенцев информация и карта энергетических вспышек Вискарии помогли мне хоть немного, но разобраться. По грубой оценке мы потеряли около ста пятидесяти роботов и двухсот колыбелей. Масштаб трагедии ошеломлял, однако печалиться не было времени.

– Помните: сохраняйте энергию батарей! Переключитесь на энергосберегающий режим и отключите системы, не отвечающие за жизнеобеспечение! Никаких сложностей, просто вспомните содержание инструкций! – кричала я, изо всех сил предотвращая панику.

Вскоре к нам начали подтягиваться тройки, пятерки выживших.

Я старательно изображала бодрость и воодушевляла их.

– Все нормально! У нас еще много батарей. Давайте успокоимся, а потом уже будем действовать!

Сердце, грозившее вырваться из груди, только-только принялось утихать. Я знала, что сделаю все возможное. Тщательно разбираться будем уже на поверхности.

– Перераспределим работу! Всем выжившим техникам подойти к Вискарии! Снимайте колыбели, проведем экстренную диагностику. И не забудьте помочь раненым! Дети, вы тоже сюда! Остальные помогают заваленным. Вперед!

«Да, Амариллис. Выполняй свои обязанности, новоиспеченная староста. Это твой долг», – подстегнула я себя.

Через несколько минут вокруг собралось не менее тридцати поселенцев. Они взяли на себя роль фельдшеров и отправились спасать ближайших товарищей и капсулы. Валились стены, я оглядывалась и замечала то тут, то там руки и ноги.

«Прошу, держитесь!..» – молила я, вытягивая их из-под обломков.

Благодаря прочности леса Рем мы находили выживших, выкапывали их и давали запасные батареи, после чего оттаскивали к ремонтникам под руководством Вискарии.

После двадцати спасенных…

– Амариллис, ты слышишь меня?!

Меня вызвали. И голос я узнала без труда.

– Айсбан?!

– Он са... мый!

– Как хорошо, что ты жив! Ты не ранен?

– Хватит уже! Давай сюда и остальных с собой захвати! Принесите батареи, сколько сможете!

– Что там у тебя?!

Парень был настолько серьезен, что я занервничала.

– Тут сейчас колыбели помрут!.. Много колыбелей! – прокричал он.

6

Я поспешила к месту действия.

– Сюда, Амариллис!

Высокий блондин махал оттуда, где сеть еще ловила. Он прокоптился, но, похоже, практически не пострадал.

– Погнали! – и он побежал.

– А, подожди!

Я поспешила следом. Из-за обвала лес Рем превратился в неровные крутые холмы.

– Это!..

Когда мы добрались до места, я невольно округлила глаза.

– Хранилище?

Из земли торчал объект, похожий на большой серебристый ноготь, загнутый в форме буквы «L». Как будто кто-то скрючился и схватился за живот от боли.

– А содержимое?..

– В порядке! Но если не поторопимся и не спасем его, все рухнет!

– Чего?!

Я пригляделась. Хранилище постепенно проваливалось в трещину. Мягкая земля не держала большой вес.

– Срочное сообщение!.. – тотчас отреагировала я. – Хранилище в блоке С вот-вот уйдет под землю! Все, кто может ходить, прошу, соберитесь здесь! Помогите!

Поселенцы впряглись в погружающуюся громаду, но вес под сотню тонн был слишком велик. Да и земля сползала, лишая ноги опоры.

«Плохо дело. Мы ее не вытащим!»

Решение созрело молниеносно.

– Не вытягивайте! Оно все равно провалится! Вытащите изнутри колыбели! Исполняйте инструкцию Е-6! Готовсь!

Тридцать роботов ответили согласным криком, разбились на пары и встали на равных интервалах друг от друга.

– Айсбан!

– Ага!

Мы с ним принялись вытаскивать колыбели. Я вручную сняла запоры, мы вынули капсулу и осторожно передали паре позади, а те в свою очередь дальше по цепочке.

Утешало то, что колыбели не особо пострадали. А хранилище продолжало опускаться, не позволяя мешкать.

«Надо спешить!»

Я дергала рычаги и споро доставала капсулы. Счет спасенных дошел уже до десяти, двадцати, но погружение продолжалось. «Ноготь» утонул на треть и скользил вниз все быстрее.

«Мы так не успеем!»

Двадцать пятая оказалась последней. Трещина расширилась, и мы с Айсбаном отпрыгнули, чтобы покачнувшееся хранилище не раздавило нас.

– А-а-а-а!..

Серебристая громада почти исчезла. Я вспомнила последние мгновения Белоснежки и ощутила ком в горле. Поселенцы горестно вскрикнули, и эхо разнесло вопль по пещере.

И тут...

– Поберегись!

Неожиданно вспыхнувшее синее пламя располовинило хранилище. Накренившаяся часть осталась наверху, тогда как остальное кануло в лету.

Айсбан деактивировал Призрачный клинок и мрачно сказал:

– Я не настолько добр, чтобы отдавать ей все.

7

– С-36, С-39, С-41... и последняя С-49.

Мы уберегли тридцать восемь колыбелей, после чего перенесли их в лес Рем и исследовали. Несмотря на внешнюю целостность, они могли повредиться изнутри. Несколько хозяев уже умерли так.

Потом я навестила детей, возглавляемых Дейзи. Я обняла подбежавших ребят.

«Что нам теперь делать?..»

Восхождению препятствовали трещины и завалы. Конечно, мы, роботы, легко могли оттолкнуть или разбить камни на своем пути. Тем более, Гёц и Айсбан обладали поразительной разрушающей мощью.

Но проблема в другом.

Колыбели.

Капсулы жадно поедали электроэнергию, а встроенные батареи имели ресурс около двадцати часов. Если мы до того времени не доберемся до поверхности, люди просто замерзнут насмерть. Да и мы упадем, истощив запасы энергии.

И в поселение вернуться никак опять же из-за расселин и нагромождений.

Если бы мы проголосовали на собрании за казнь или помилование, то пережили бы куда большую трагедию.

Самый главный вопрос – что делать с заваленными товарищами. Учитывая оставшийся заряд, мы рискуем если не свалиться на подступах к цели, то успеть тютелька в тютельку. А отправимся на спасение, и сами погибнем, и хозяев погубим.

Гх...

Мне предстояло сделать трудное и, по правде говоря, ужаснейшее решение. Бросить заваленных друзей, чтобы выйти на поверхность.

Я горько опустила голову... и вдруг ощутила на плечах чьи-то руки.

Айсбана.

– Староста, – сказал он по беспроводной связи, чтобы никто не услышал. – Приказывай.

Я пришла в себя.

«Верно, ведь я...»

Староста.

Предупреждающие лампочки на колыбелях горели, как красные светлячки. Времени осталось «21:47:56».

Батареи еще полны энергии. Но в поселение не вернуться. И заваленных не спасти.

«У нас только одна дорога».

– Прошу вашего внимания! – громко крикнула я и, заглушая тревогу, придала словам силу.

– Слушай мой приказ!..

Комментарии